18+

Статьи — Журнал — Конфликтная зона

Семь друзей доктора

Алексей Кащеев о вменяемых и не очень родственниках пациентов

Больной, врачи, сестры и санитарки, другие пациенты, и навещающие друзья, и даже лифтер больницы, охранник поликлиники, тетенька в регистратуре, уборщица — все они так или иначе задействованы в лечении пациента и могут повлиять на него коренным образом. Что же говорить о родственниках — самых близких людях, от действий которых подчас зависит не меньше, чем от действий доктора. Психологическая поддержка близких ценнее любого другого внимания. Пациенту может потребоваться долгий, пожизненный уход — и это тоже задача родного человека. Пациенту нужно организовывать госпитализацию, реабилитацию, наблюдение, обследования, консультации, ему надо покупать лекарства. Наконец, за все это кто‑то должен платить. И никто, кроме близких, не сможет этого сделать. Родные бывают разные. Одни отличаются своей адекватностью и информированностью. Другие — пожизненной благодарностью. Третьи — хамством и ­безразличием.
 
Лично моей жизни угрожали всего один раз. Пациентка лежала в реанимации после тяжелой операции. «Дэлайте всё возможное», — с сильным кавказским акцентом сказал брат больной, внушительного роста бандит. «Дэлайте всё возможное, — повторил он с акцентом на "всё". — Сдэлаете — будэм благодарны. Не сдэлаете — сам понимаете…» — и, подобно советскому фарцовщику, показал мне внутренний карман кожаной куртки. Там красовался пистолет. Больная долго боролась со смертью и выжила. Я тоже жив. Happy end состоялся. Врачи быстро привыкают к ­такому.
 
Я выделил основные типы родственников, суммировав свой опыт общения с ­ними.
 
Благодарный адекват
 
Кто это:
Большое счастье для пациента и врача, настоящий союзник в борьбе с болезнью. Как правило, имеет высшее образование. Спокойно выслушивает доктора, без истерик воспринимает любые новости, даже самые сложные, а после этого задает любимый вопрос врача: «Что мне нужно сделать?». Иногда в заботе о ближнем проявляет настоящий героизм. При выписке своего исцеленного родственника оставляет ощутимую благодарность доктору. Правда, встречается такое чудо ­редко.
 
Как общаться:
Вам повезло — как вам удобно, так и общайтесь. Спокойно говорите правду и расставляйте все точки над i, подробно и честно отвечайте на любые вопросы. Благодарному адеквату нужно уделять достаточно много времени — ваши слова для него являются руководством к ­действию.
 
Чего опасаться:
Рутинные для вас сведения о неблагоприятном исходе болезни или неэффективности лечения звучат даже для благодарного адеквата настоящим приговором. И даже у очень разумных людей может кончиться терпение, когда речь идет об уходе и организации лечения сложного пациента, поэтому психологическая поддержка доктора нужна и таким ­родственникам.
 

— Алексей Алексеевич, Вы сказали, что моей маме нужна ­операция.
— Да, ­именно.
— Но вот ряд авторитетных американских авторов (передает распечатку с иностранного портала) считает, что можно обойтись консервативной ­терапией.
— Да, мне знакома эта статья, но в ней речь идет о патологии пояснично-крестцового отдела позвоночника, а у Вашей мамы проблема в ­шее.
— Понятно. А как называется металлоконструкция, которую Вы собираетесь ей ­поставить?
— Это *** производства ***.
— Вот такая? (передает распечатку с сайта производителя)
— Да, ­именно.
— А почему у нее винты ­кривые?
— Они не кривые, просто картинка так повернута в ­фотошопе.
— Ну хорошо, а какие гарантии Вы даете моей маме после ­операции?
— Никаких. Гарантии в автомастерской выдают, а у нас медицинское ­учреждение.
— А Вы можете написать на листочке: «Гарантий не выдаем» и ­подписать?
 
И так далее, и так далее, и тому ­подобное.

Информированный сутяга
 
Кто это: 
родственники, которые не столько хотят с вами что‑то обсудить, сколько на чем‑то вас подловить; обожают ссылаться на букву закона и диктовать специалисту, что он должен делать, а что нет. Зачем им это нужно, одному богу известно: то ли они так тешат самолюбие, то ли питаются вашей энергией. Интересно, что чаще всего это люди с хорошим образованием и достаточно высокой позицией в обществе. Подробно поговорив с вами про своего близкого и намекнув на массу дефектов в его лечении, посетовав на стоимость лекарств и несправедливость системы здравоохранения, информированные сутяги часто выходят из клиники, садятся в скромные внедорожники, отделанные красным деревом, и уезжают домой, иногда даже в направлении Рублево-Успенского шоссе. Весь их интерес к процессу лечения и взгляд на врача «сверху вниз» немедленно улетучиваются, когда больному нужно, например, купить противопролежневый матрас или вынести «утку». Удивительно, но такие люди после выписки могут и вовсе оставить пациента на произвол судьбы, а потом обвинить во всем ­доктора.
 
Как общаться: 
Спокойно и жестко. Кратко и емко отвечайте на все вопросы, имеющие смысл; встретившись с вопросом бессмысленным или провокационным, отметьте его неуместность. Никогда не вступайте в полемику и не пытайтесь переубедить такого человека — это дефекты воспитания, вы их не поправите. Дайте понять, что вы знаете, что делать, и повлиять на вас не получится. Такие люди часто понимают только конкретную информацию — следовательно, говорите с ними языком статистики: эта болезнь лечится таким‑то лекарством, стоимостью столько‑то рублей, с такой‑то частотой побочных эффектов. Иногда хамоватого родственника можно «осадить» при помощи внезапной резкой ­реплики.
 
Чего опасаться:
Хотя информированные сутяги больше угрожают, чем делают, иногда они все же могут досаждать: писать жалобы в администрацию лечебного учреждения или даже возбуждать судебные дела. Поэтому вам следует тщательно документировать все свои действия, а также обязательно отмечать негативный настрой родственника в истории болезни. Я бы советовал никогда не принимать подарки от таких людей: вручив врачу бутылку самого дешевого коньяка, они уже считают его навеки им обязанным и могут на основании этого звонить в любое время и надоедать долгими и бессмысленными ­разговорами.
 
Дядя-доктор
 
Кто это:
ваш коллега, который имеет примерно такие же знания о медицине вообще и, скорее всего, намного большие по своей ­специальности.
 
Как общаться:
Иметь дело с родственником-врачом и приятно, и хлопотно. Понятно, что с доктором разговор должен быть особым: Вы можете свободно пользоваться терминологией, в чем‑то даже советоваться с коллегой. В то же время следует сразу понять, насколько специалист компетентен в вашей области, и не позволять ему «переходить границу» — впрочем, корректный врач и не будет этого делать. Родственники-врачи нуждаются порой в еще большей психологической поддержке: когда они объективно отдают себе отчет в тяжести и плохом прогнозе заболевания, то могут опустить руки еще быстрее, чем ­непрофессионалы.
 
Чего опасаться:
Ваш коллега не должен обладать слишком большой властью над пациентом — в противном случае он может проявлять чрезмерную самостоятельность, игнорировать ваши предписания и вообще вести себя ­деструктивно.
 
Паникер
 
Кто это:
человек с широко открытыми глазами, дрожащими руками и быстрыми, дергаными движениям. Паникер будет периодически забегать в кабинет и кричать: «Что делать?! У мамы давление 130/80, а утром было 120/80, оно так и будет расти?!», «Ой, может, нам купить какое‑нибудь иностранное лекарство? Вот это? А оно точно поможет? А вдруг хуже будет?!». В уходе за больным паникер ведет себя парадоксальным образом — может часами сидеть у постели больного, когда это не нужно, или вдруг уйти домой и выключить мобильный, когда пациент на него действительно рассчитывает. Ничего не поделать, такова природа его тревожной ­неусидчивости.
 
Как общаться:
В такого родственника нужно всегда вселять уверенность. Говорить лучше кратко, спокойным, авторитетным тоном, не оставляя никаких возможностей для сомнения (даже если сами в чем‑то сомневаетесь, что для врача вполне естественно). Любая двусмысленная фраза вселяет в этого человека панику, поэтому, даже сообщая плохие новости, лучше говорить однозначно и максимально ясно. По моему опыту, большое значение имеет кинестетическое взаимодействие — иногда, чтобы остановить поток тревоги, достаточно просто положить паникеру руку на плечо и сказать: «Помолчите. И тогда я все ­объясню».
 
Чего опасаться:
Разумеется, паника очень деструктивна: родственник может заразить ей и больного. Иногда в приступе сомнений паникер может сообщить больному такие вещи, от которых сразу захочется полезть в петлю. Кроме того, паникеры склонны по непонятным причинам отменять назначения врача или, напротив, доводить их до абсурда — скажем, увеличивать дозу лекарства в 3–4 раза, чтобы «прошло побыстрее». В общем, с такими родственниками-паникерами нужно быть ­начеку.
 
 
Любитель нетрадиционной медицины
 
Кто это:
Перед вами главный поставщик трагедий и комедий в отечественной медицинской практике. Он сходу расскажет, что больше доверяет заклинателям змей, гадалкам, знахарям, предпочитает прикладывать к больному месту образ Матроны Московской или заговоренный корень женьшеня, пить заряженную на фотографии целителя воду, и лишь тогда, когда дела идут совсем плохо, нехотя обращается к врачу. Как правило, в нетрадиционную медицину верят люди недалекие, без высшего образования — хотя попадаются и исключения, когда внешне адекватный человек, помогая близкому, пускается в дебри ­мракобесия.
 
Как общаться:
Изредка, при сохранной критике, родственника удается переубедить и открыть глаза на собственные заблуждения. Гораздо чаще приходится слышать настолько невероятный бред, что всякое рациональное теряет смысл. В этом случае смело говорите, что нетрадиционная медицина, которую родственник навязывает пациенту, — чушь, лишенная научного и здравого смысла, способная навредить или даже убить, но точно не ­помочь.
 
Чего опасаться:
К сожалению, чаще всего вас не будут слушать, поэтому больного от влияния «нетрадиционщиков» нужно по возможности ограждать. Мне случалось даже отказывать дочери в возможности навещать свою маму, хотя это и нарушает ее права, — отмечу только, что дочка по совету целителя приносила пациентке грецкие орехи, вымоченные в керосине (дескать, разрушают они раковые клетки). И не забывайте фиксировать неадекватность родственника в истории болезни, ведь вы не сможете оградить пациента от нетрадиционных методов лечения после выписки. Словом, эта проблема очень серьезна и имеет большое социальное значение, но как именно бороться с ней в условиях общего недоверия к официальной медицине, пока не вполне ­ясно.
 
Агрессор
 
Кто это: 
Имеет характерный наглый вид, бандитские замашки, нередко — татуировки. Речь с блатными оборотами, иногда перемежающаяся нецензурной бранью. Часто приходится слышать угрозы, скрытые и прямые. Кстати, люди, особо приближенные к воровскому миру, могут общаться достаточно сдержанно, интеллигентно, но в случае неблагоприятного исхода столь же немногословно вынуть из кармана ­ствол.
 
Как общаться: 
Конечно, общаться с этими милыми людьми хочется как можно меньше — но все равно придется, учитывая то, какой процент населения страны имеет тот или иной криминальный опыт. Не показывайте страха, даже если вы его чувствуете. Не обманывайте. Старайтесь держаться с агрессором так, как будто это обычный родственник. В конечном счете, даже таким людям не чужда тревога за близких и забота о ­них.
 
Чего опасаться: 
Только одного: за свое здоровье и жизнь. К сожалению, нападения на врачей в России не редкость, поэтому, слыша угрозы, имеет смысл сразу, не дожидаясь их реализации, обратиться в правоохранительные органы. Мой опыт лечения родственников влиятельных бандитов показывает, что эти люди зачастую имеют очень четкие представления о справедливости — правда, не всегда совпадающие с нормами, принятыми в правовом государстве. Однако проблемы с такими родственниками — это не повод относиться к больному ­хуже.
 
Хронический пофигист
 
Кто это: 
чаще всего ярко выраженный флегматик, который с большим трудом воспринимает любые перемены в жизни, в том числе и болезнь близкого. Он обожает переносить встречи и беседы с доктором на неопределенные сроки. Стандартный их ответ на любые реплики врача: «Ну да… Или скорее нет… Как Вы скажете…». Беседа при этом напоминает передвижение по ­болоту.
 
Как общаться: 
Пофигиста нужно заставлять выполнять ваши рекомендации — в противном случае сотрудничество не сложится. Самый простой способ вывести его из обычного ступора — жесткие, хлесткие выражения. «Если Вы не будете меня слушать, через 3 месяца Вашего сына не станет». «Если ухода не будет, Ваша мама в течение года навсегда сядет в инвалидную коляску». В этом случае испуг приведет к выполнению ваших рекомендаций, а у людей такого психотипа рутина легко входит в привычку: через месяц ухода пофигист будет делать это более спокойно и кропотливо, чем кто‑либо.
 
Чего опасаться: 
Самый большой недостаток хронических пофигистов — невнимательность и игнорирование проблем пациента. Они могут не заметить, как близкий человек скинул за месяц 20 кг, пожелтел или побелел, стал больше спать или перестал узнавать знакомых. И это не от плохого отношения к родственнику — просто таково отношение пофигиста ко всему на свете. Поэтому динамику состояния пациента вам всегда придется контролировать ­лично.
Пациентов не выбирают, а их родственников — тем более, так что желаю вам как можно чаще работать с адекватными и благодарными ­семьями.

 

0 0 лайков 329 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

«Тяжёлый ­понедельник»: когда правда ранит во благо

Глеб Поспелов о психологичном медицинском сериале

1 комментарий 0 лайков 296 просмотров

Врач и пациент: делим ответственность

Александр Чернов о том, как меняется моральная ответственность врача в зависимости от модели взаимоотношений с пациентом

0 комментариев 0 лайков 409 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку