18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Андрей и Игорь Завгородние о сложностях и радостях семейного бизнеса

Руководители компании «Фитофарм» рассказали о своем бизнес-пути от производства лекарственных трав до создания гипераптек

фото_Завгородний-Андрей.png""

Досье КС

Завгородний Андрей Андреевич

Родился 15 августа 1952 г. в г. Славянск-на-Кубани Краснодарского края.

В 1974 г. окончил Таганрогский государственный радиотехнический университет по специальности «вычислительная техника».

В 1993 г. организовал производственно-коммерческую фирму «Фитофарм» (ООО).

На сегодняшний момент является генеральным директором холдинга компаний, в который входит фармацевтическое предприятие по производству лекарственных средств, аптечная сеть «Фитофарм» и предприятие «Кубань-Биофикс» по производству лекарственного сырья и фармацевтических субстанций.

Женат. Имеет четверых детей и семь внуков.

До 1991 года Андрей Андреевич Завгородний работал инженером Вычислительного центра системы Минводхоза, и это была интересная и неплохо оплачиваемая работа, которой он лишился по итогам реструктуризации. Вспоминает, что потом было разное — и в строительстве себя пробовал, и сахар оптом продавал. Крутой поворот в жизни Андрея Андреевича произошел в тот момент, когда он подхватил дело своего отца — ученого-биолога, занимающегося выращиванием лекарственных трав, — и превратил его в бизнес, в котором оказалась задействована большая часть его семьи. Теперь, помимо производственного предприятия, в структуру компании входит аптечная сеть, половину которой составляют аптеки нового для Краснодарского края формата — гипераптеки. Мы поговорили с Андреем Андреевичем и его сыном Игорем Андреевичем Завгородними о том, каково это — быть вовлеченным в семейный бизнес и как сохранить теплые семейные отношения, будучи коллегами.

КС: Андрей Андреевич, расскажите немного о том, как вы пришли в аптечную сферу. Насколько я понимаю, у вас было производство лекарственных трав — когда вы поняли, что вам нужна своя аптечная сеть?

Андрей: Началось всё с того, что в 1993 году мы образовали производственно-коммерческую фирму «Фитофарм» и в течение пяти лет напряженной работы получили регистрационное удостоверение на 117 наименований лекарственных средств и на выпуск 46 наименований лекарственных субстанций. В то время наша работа строилась таким образом: мы продавали готовую субстанцию российским производителям лекарственных форм (среди которых были практически все российские фармфабрики) и для взаимовыгодного сотрудничества покупали их препараты. Чтобы реализовывать их, нужна была аптечная сеть, и она была создана.

КС: Что представляет собой аптечная сеть сейчас?

Андрей: В тот момент, когда аптечным направлением занялся мой сын Игорь, у нас было три аптеки. Сегодня аптек 20, и 12 из них работают в формате гипераптек, и в этом заслуга именно Игоря — в момент его учебы в Плехановской академии народного хозяйства, которую он окончил по специальности «менеджер управления», это был его дипломный проект, и после окончания академии он взял работу по организации аптечных гипермаркетов на себя.

фото_Завгородний-Игорь.png""

Досье КС

Завгородний Игорь Андреевич

Родился 3 ноября 1986 г. в г. Славянск-на-Кубани Краснодарского края.

В 2008 г. окончил Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова.

В настоящее время является директором аптечной сети «Фитофарм».

Женат. Имеет двоих детей.

КС: Игорь, расскажите, пожалуйста, о том, что такое гипераптеки и как получилось, что вы ими занялись?

Игорь: В Анапе на улице Парковая у нас была свободная площадь порядка 1500 кв. м, которую никто не брал в аренду. Для обычной аптеки места было многовато, так что мы решили разместить на этой площади гипераптеку, включившую в себя собственно аптеку (350 кв. м), отдел медицинской техники (порядка 300 кв. м), отдел отпуска психотропных и наркотических препаратов и беби-центр с товарами для мам и детей до года, под который был отдан весь второй этаж. На тот момент (впрочем, как и сейчас) в Анапе мы были единственными, кто реализовал такой формат. Мы сразу подумали, что одним из преимуществ нашей аптеки должно стать ее удобное расположение на шоссе и удобная стоянка, плюс мы взяли на себя миссию отпуска региональной льготы и сделали наценку ниже средней по городу, направив к нам поток клиентов. Так что, когда в город пришли аптеки-дискаунтеры, мы были к этому готовы и сейчас конкурируем именно за счет удобного для людей формата.

КС: Присутствие дискаунтеров в городе ощущается?

Андрей: Да, конкурентная борьба обострилась, и если ранее можно было говорить о том, что производство и сеть в равной степени прибыльны, сейчас вложенный рубль на производстве дает в пять раз больше, чем рубль, вложенный в аптечный бизнес. И в данный момент именно производство дает нам возможность покупать и строить аптеки, а аптечная сеть, в свою очередь, помогает производству, принося прибыль. В связи с агрессией дискаунтеров на рынке мы понимаем, что если не будем работать на расширение сети, нам будет тяжело. Мы хотим увеличить объемы продаж, но не на проценты, а в разы. Сегодня в Анапе четыре гипераптеки площадью 1500 кв. м (а всего — 8), есть они и в Славянске-на-Кубани, и в настоящее время мы выходим на Краснодар и Новороссийск. В планах открыть до конца года семь гипераптек в Краснодаре, две из них в настоящее время лицензируются.

КС: Сказывается ли на развитии вашего бизнеса присущая краю сезонность?

Андрей: Да, говоря об аптечном бизнесе в Анапе, надо учитывать, что в Анапу летом приезжает 7 миллионов отдыхающих, нагрузка на аптеки в этот период колоссальная — работаем с 9 утра до часу ночи. Тот случай, когда «день год кормит». Что касается производства, тут сезонность нам отчасти помогает: для Анапы редкость, когда работа есть круглый год, и это дает нам возможность минимизировать текучку кадров.

КС: Андрей Андреевич, можно, пока мы далеко не ушли, расспросить вас о деле вашего отца: что вы изменили, взяв производство в свои руки? И какое участие в этом принял ваш отец?

Андрей: В 1993 году, когда я подхватил его дело, он был пенсионер — ему было за 73. Он был очень сведущ в своей области и, конечно, делился с нами и знаниями, и опытом. Мой отец был советским ученым, коммерции не понимал, более того — не принимал идейно. Однако осознав, что бизнес нужен ради выживания семьи, принял необходимость этого.

КС: То есть у вас такой небольшой конфликт отцов и детей получился?

Андрей: Прослеживая мои отношения с отцом и мои сегодняшние отношения с детьми, я отмечаю, что ни у меня с отцом, ни у детей со мной конфликтов не было. Я думаю, это оттого, что мы жили в напряженном, тяжелом времени, в котором было необходимо работать сообща и понимать друг друга. Ведь наш бизнес стал семейным в силу обстоятельств. Представьте: в моей семье четверо детей, супруга в декретном отпуске, у меня нет постоянной работы — были дни, когда мы покупали только хлеб и молоко. Понятно, что от мала до велика — и старшие, и младшие (Игорю вот на тот момент 10 лет было) — выезжали, занимались сбором лекарственных трав, их сушкой, переработкой. И в настоящее время я и большая часть моих детей, а также члены их семей, работаем вместе.

КС: Андрей Андреевич, если говорить о преимуществах и недостатках семейного бизнеса — какие они?

Андрей: Намного тяжелее организовать бизнес семейный, чем просто бизнес, в том плане, что если наемного рабочего ты можешь выбрать в соответствии с его компетенциями, то члена семьи тебе приходится принять, как есть. Вот и сейчас внучка подрастает, получает образование — как ее не принять? Я знаю, что у каждого из моих детей свой характер, и мне важно, чтобы они понимали, что есть цель, чтобы они увидели ее. Но когда все замотивированы работать на пользу общего дела, когда семейный бизнес создан, когда он развивается — чувствуешь себя на вершине. В этом смысле эффективность семейного бизнеса несравнима с просто бизнесом: получаешь удовлетворение не столько, когда смотришь, сколько на счете денег.

КС: Игорь, а что вы скажете о преимуществах и недостатках?

Игорь: Трудно сказать. С одной стороны, мы крепкая команда — работаешь и знаешь, что никто не подставит, не подведет, всегда можно найти поддержку и понимание. С другой — все наши встречи всегда связаны с работой, это уже норма нашего общения: если мы о чем‑либо говорим, то с большой вероятностью это разговор о работе.

КС: А вы отличаете, когда отец общается с вами как с коллегой, а когда — как с сыном?

Игорь: Нет, потому что отец всегда общается со мной как с сыном. Понятно, что есть вертикаль, ее никто не отменял, но в целом отношения у нас и на работе родственные.

КС: Андрей Андреевич, в свое время вы с отцом по‑разному смотрели на ваше дело. А ваши с сыном подходы к жизни, к ведению бизнеса различаются?

Андрей: По мере того как дети взрослеют, они становятся смелее — внедряют новое, экспериментируют. Я это понимаю и стараюсь не тормозить их, даже когда я знаю, что есть иное решение. К примеру, я предпочел бы сушить сырье под навесом, а дети предлагают проводить сушку при помощи вентилятора. Я говорю — ребята, вентилятор — это деньги, это электричество, а навес — это бесплатно. А они — ну и что, зато скорость будет выше. Вот в таких вопросах я говорю — хорошо, будь по‑вашему, но вы несете ответственность за жизнеобеспечение фирмы, за ее материальное благосостояние. И они задумываются и после этого принимают решение. Бывает, что и ошибаются — набивают шишки.

КС: А ошибки по итогам — это ошибки детей или ваши общие?

Андрей: Общие, конечно. Дети мне в таких случаях говорят «а вот ты же тоже работал, тоже ошибался?». Конечно, тоже.

КС: Некоторые главы семейных бизнесов строже относятся к своим детям, чем к наемным сотрудникам. Мотивируют это тем, что дети должны учиться и развиваться, конкурировать на равных, не иметь преимуществ «по рождению» и отвечать за свои ошибки.

Андрей: А я в таких случаях вспоминаю свое детство, юность — и отца, как он воспитывал. Я всегда ощущал заботу со стороны родителей, чувствовал, что они меня берегли и жалели. И сейчас отношусь так же к своим детям: если откровенно говорить, к сотрудникам я более требователен. Мои дети очень много работают, они стараются сделать свою работу хорошо и, делая ошибки, приобретают опыт.

КС: Игорь, вам не кажется, что отец вас балует?

Игорь: Мы это ощущали начиная с момента нашего рождения. Отец никогда не был тираном — он очень умный психолог. Мы никогда не чувствовали никакого давления с его стороны, и я благодарен отцу, что он направляет нас, не мешая нам принимать решения самостоятельно.

КС: Игорь, у вас двое детей. Готовите ли вы их морально к продолжению династии?

Игорь: У меня две дочки, пяти и трех лет. Для начала, я считаю, нужно приучить ребенка быть трудолюбивым, чтобы он понимал, что деньги даются трудом. Но при этом следить, чтобы деньги и процесс их зарабатывания не стали самоцелью.

КС: А если представить, что девочки уже выросли и работают под вашим началом, — сможете ли вы относиться к ним так же, как и ко всем сотрудникам?

Игорь: Непростой вопрос. Все равно ребенок есть ребенок, снисходительность будет, тем более что у меня не сыновья, а дочки. Но, думаю, я буду строгим отцом-руководителем: я за то, чтобы было понимание серьезности процесса, уважение к старшим.

КС: Андрей Андреевич, вы, по словам Игоря, в семье много времени говорите о работе. А какие у вас с детьми увлечения, помимо работы? Что вы в свободное время вместе делаете?

Андрей: Наше увлечение — спорт. Я в студенческие годы профессионально занимался альпинизмом и горными лыжами, в результате поставил на лыжи всех, кого мог, и детей в том числе. И они сейчас гоняют на лыжах всей семьей. Еще в последние годы дети занимаются парусным спортом, выезжают на соревнования в другие страны. Я выезжаю с ними, но только как болельщик.

КС: А если говорить о ваших личных увлечениях?

Андрей: Меня, наверное, земля к себе тянет — зимой я выращиваю рассаду редких растений. В этом году у меня посадки барвинка — он входит в тридцать процентов онкологических препаратов, которые производятся в Швейцарии. Эту траву я постараюсь запустить в производство. Летом выезжаем на поля, цветы сажаем, деревья — это приносит удовлетворение. У нас шесть гектаров сада и десять гектаров виноградников, я много ими занимаюсь и почти всё свободное время там нахожусь.

КС: Игорь, а вы как? Тоже на земле работаете?

Игорь: Нет. Отец ушел в виноградники, это его хобби, и, как по мне, оно отвлекает от бизнеса. Но в душе я с этим смирился.

Андрей: Я понял, что такое счастье по‑настоящему. Это как в известном кинофильме, когда дали сочинение на тему «что такое счастье», и один из героев написал — «счастье, когда тебя понимают». В моем случае, счастье — когда тебя понимают дети, внуки, сотрудники.

1 0 лайков 259 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

«В кризис выигрывает тот, кто лучше готов к росту спроса»

Директор компании «ФЭСТ» Владимир Михайлов — о новых аптечках, 4-часовом сне и секретах успеха в кризис

0 комментариев 0 лайков 333 просмотра

Анна Варади

о том, чем кулинария похожа на бизнес и каков рецепт успеха деловой женщины

0 комментариев 0 лайков 285 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку