18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Анфиса Чехова

о тайских таблетках, стиле на века и настоящей любви к себе

Беседовал: Анатолий Руденко
Фото: Евгений Новиков
 
Досье КС

Анфиса Александровна Чехова 

(родилась 21 декабря 1977 года в Москве) — российская телеведущая, певица и ­актриса.
Анфиса с детства мечтала об артистической карьере, поэтому в 1994 году после окончания школы эстетического воспитания с театральным уклоном поступила в ГИТИС, а также стала участницей группы «Безумные Светлячки». Через два года Анфиса была отчислена из вуза за участие в эстрадном конкурсе в составе ­группы.
 
В 1996 году Анфиса стала телеведущей на канале ТВ-6 (передачи «Диск-канал» и «Дрема»). После были такие проекты, как «Культиватор» на ТВЦ, «На ночь глядя» на МУЗ-ТВ, «Шоу-бизнес» на СТС и другие. С 2004 по 2009 год Анфиса Чехова вела авторскую программу «Секс с Анфисой Чеховой» на ТНТ. Параллельно получала образование в Институте журналистики и литературного творчества, а в 2008 году стала дипломированным телевизионным ­журналистом.
 
В 2009 году Анфиса дебютировала на театральной сцене в постановке Андрея Носкова «Однажды знойной ночью». Также она участвовала в съемках сериала «Театральная академия» (2002 год) и нескольких фильмов («Я люблю тебя», «Гитлер капут!», «Калейдоскоп», «Ржевский против Наполеона» и др.).
Анфису можно услышать и на радиоволнах: с 2010 года она вместе с Артемом Королевым ведет передачу «Анфиса и Король» на радио «Мегаполис ­FM».
В мае 2012 года Анфиса родила сына Соломона от актера Гурама ­Баблишвили.
 
Жизнь кинозвезды или топ-модели кажется нам заманчивой. Можно легко позавидовать шикарной внешности, роскошным нарядам, гигантским гонорарам звездных красавиц, но чаще всего мы даже не понимаем, каких усилий и жертв все это стоит. Вообразите, что вы ни шагу не можете ступить без консультации стилиста, ежедневно изнуряете себя тренировками под руководством личного тренера, а диетолог тщательно следит за тем, не позволили ли вы себе съесть что‑то из списка «запрещенных продуктов». И при этом вам приходится помнить, что любой срыв может обернуться чуть ли не крахом карьеры, потому что таблоиды не упустят случая поддеть звезду и упрекнуть ее парой лишних килограмм. Все это может привести к штрафным санкциям от рекламных компаний и расторжению контрактов — из‑за невыполненных обязательств перед режиссерами, продюсерами, фотографами, дизайнерами и многими другими. Разве стоит мечтать о такой ­жизни?
 
Соответствие стандартам возведено в культ. И это даже пугает. Что же все‑таки важнее — быть совершенной или быть собой? Наступит ли конец этой тирании эталонов? С этими вопросами мы обратились к телеведущей и актрисе Анфисе ­Чеховой.
 
КС: Анфиса, добрый день, спасибо, что согласились побеседовать с нами на столь приятную, летнюю тему — «Красота требует!». Самое популярное продолжение этой фразы: «Красота требует жертв». Как Вы считаете, насколько требовательна красота к современной женщине, насколько «кровавы» ее ­требования?
Анфиса Чехова: Глянцевые журналы, на мой взгляд, требуют от женщины практически невозможного. А модные показы действуют с ними заодно. Но если посмотреть, кто стоит во главе всего этого, то окажется, что это, как правило, мужчины нетрадиционной ориентации. Они и требуют от женщины невозможного, потому что на женщин им по большому счету плевать. Что касается наших дорогих и любимых мужчин, то они требуют от нас гораздо меньшего совершенства. Они требуют заботы о себе в первую очередь… И заботы о себе во вторую очередь! Поэтому исходя из того, кому же мы хотим угодить — журналам, обществу, своему мужчине, себе самой, — мы и должны выбирать, под какие требования ­подстраиваться.
 
КС: А на какие жертвы в вопросах красоты можно пойти ради любимого ­мужчины?
Анфиса Чехова: Жертва — это ужасное слово. Получается, что я взошла на Голгофу, бросила все во имя кого‑то, но потом через какое‑то время я стану выдвигать определенные требования: «Я ради тебя… А что ты?». На подлинно бескорыстную жертву способен только Христос, а все мы хотим получить какую‑то отдачу: любовь до гроба или ответную жертву. Но если оказывается, что человек не готов в ответ чем‑то пожертвовать — возникает конфликт, люди из‑за этого расходятся. Поэтому я считаю, что «жертвы» стоит совершать только ради самой себя. Например, если успех напрямую зависит от твоего соответствия определенным стандартам, а у тебя нет силы воли и характера, чтобы эти стандарты сместить, заставить других равняться на тебя, а самой оставаться такой, какая ты есть. Когда идешь к своей цели, стоит над собой немного ­потрудиться.
 
КС: Получается, что красота не является самодостаточной ­целью?
Анфиса Чехова: Красота — это всегда приложение к чему‑то: к красивой душе, к красивым поступкам. Я думаю, что красота должна быть в первую очередь внутренней: красота мыслей, образа жизни… А внешняя красота — лишь ее ­проявление.
 
КС: Красота внутренняя и внешняя — всегда ли они ­взаимосвязаны?
Анфиса Чехова: Я думаю, что да. Но совсем не беспокоиться о том, как ты выглядишь — дело опасное, вредное. В таком случае получится, что ты себя недолюбливаешь… Люди себя недолюбливают, потому что они недостаточно красивы. И именно потому, что они недостаточно красивы, они себя и недолюбливают. Возникает замкнутый ­круг.
Родители, общество, друзья, недруги насаждают в нашем сознании целую кучу комплексов. И когда мы приходим к сознательному возрасту и решаем, что наша судьба в наших руках, мы понимаем, что нужно с этими комплексами бороться. Как? Начинать себя любить. А для этого нужно подходить к зеркалу и на протяжении какого‑то времени (может быть, полгода, а может, год) говорить себе, какой ты красивый. Параллельно надо помогать себе действительно быть красивым. Только не надо приносить чудовищные жертвы, лучше действовать мягко, потому что хорошо одетый, причесанный, умытый и физически активный человек в любом случае будет ­красивым.
Я недавно открыла фотоальбом, который был сделан 10–12 лет назад. Посмотрела на себя и была в шоке. Тогда я была невероятно худой. При этом я попыталась вспомнить, как ощущала себя в ту пору. И оказалось, что я относилась к себе ровно так же, как сейчас, хотя сейчас я вешу на 15–20 килограмм больше. С детства мне внушали, что я полная и с этим надо бороться. И даже когда я была очень худая, я все равно себя недолюбливала, считала, что все равно мне надо ­худеть.
Очень многим людям, которые занимаются улучшением своей внешности, на самом деле нужно поработать со своей головой. Полюбить себя такими, какие они есть, а потом начинать себя видоизменять. И тогда, возможно, те результаты, которые они получат, действительно их ­порадуют.
 
КС: Приходилось ли Анфисе Чеховой идти на жертвы ради красоты? Можете ли Вы вспомнить свое самое «кровавое» ­приношение?
Анфиса Чехова: Конечно, мне приходилось жертвовать. И то, что произошло в моей жизни, я бы даже назвала не «кровавой жертвой», а «кровавой глупостью». Это случилось в ту пору, когда я повзрослела. В 16 лет мой вес был ровно таким же, как сейчас. Я была очень крупной девочкой. Когда поступала в театральный институт, мне неоднократно говорили, что нужно похудеть, потому что лицо у меня одного типажа, а фигура — другого: «Мы не знаем, какие роли Вам давать. Вроде как по лицу Вам Джульетту можно играть, а по фигуре Вы на нее никак не тянете». Я подумала: «Надо что‑то с этим делать!». Тогда в моде были «тайские таблетки». Узнав от подруг о волшебных результатах, приобрела их, и за два месяца я похудела на 25 килограмм. Это был очень яркий результат. И казалось, что моя жизнь тоже должна была измениться в лучшую сторону. Но этого не произошло. Оглядываясь назад, я понимаю, что все, чего я добилась в карьере, было достигнуто мною в обычном для меня немаленьком весе. А в ту пору я ходила с синими кругами под глазами, и меня периодически останавливали милиционеры и проверяли вены. Потом оказалось, что эти таблетки содержали какие‑то препараты, чуть ли не группы ЛСД, от которых человека начинает «плющить и колбасить». Организм начинает быстрее работать, и от этого уходит вес. Мужчина, с которым я тогда встречалась, молился, чтобы я начала нормально питаться и бросила таблетки, потому что я стала просто типичной стервой, мой добросердечный нрав ушел вместе с ­килограммами.
Я год сидела на жесточайших диетах, чтобы сохранить этот результат, но вес продолжал расти. Я занималась спортом, использовала все возможные средства и способы. В какой‑то момент я сорвалась, начала есть все без разбора и набрала 30 килограмм за месяц. С тех пор ни «тайские таблетки», ни какие другие средства меня не берут, потому что мой организм адаптировался и сопротивляется любым ­вмешательствам.
В итоге я «посадила» себе сосуды головного мозга, заработала вегетососудистую дистонию, обмороки. Я до сих пор от этого страдаю, прохожу обследования и курсы лечения. Если бы в 19 лет у меня был мой сегодняшний опыт, я бы не стала этого делать. Теперь, если я и худею, то только с использованием проверенных медицинских ­методов.
 
КС: Современная жизнь быстра и динамична, это касается и эталонов красоты. Кто, на Ваш взгляд, сегодня является символом эпохи, или, как принято говорить, секс-­символом?
Анфиса Чехова: Представьте, вы приедете куда‑то в провинцию и спросите у бабушки о том, кто такие Анджелина Джоли и Бред Питт, и вам, наверное, ответят. А если вы спросите о том, кто такая Мила Кунис или Дженнифер Лоуренс, то вряд ли получите ответ. Каждый год появляются новые имена и новые идеалы, но признанные величины остаются, и такой величиной, по моему мнению, в настоящий момент является Анджелина ­Джоли.
 
КС: Эталоны красоты меняются еще и из века в век. Но есть ли в красоте что‑то «вечное», не подверженное ­времени?
Анфиса Чехова: Во все времена будет, прежде всего, цениться мужчина, который выглядит как мужчина. И женщина, которая выглядит как женщина. Когда это перевернется с ног на голову, то тогда, наверное, мужчины должны будут научиться рожать, а женщины — убивать мамонта и поднимать тяжести. Пока этого не случилось, я полагаю, что вопреки моде и всему прочему женщина должна быть женщиной, а мужчина — мужчиной, вот и ­все.
 
КС: Настоящая женщина — какая ­она?
Анфиса Чехова: Женщина, любящая себя. Немного кокетливая, нежная, заботливая, иногда слабая. Всё же женщина, как это ни банально, это в том числе и мать. Поэтому ей присущи свойственные матери чувства нежности, заботы, прощения, любви, чистоты, добра. Этот набор качеств может расширяться. Например, независимость кажется нам не совсем женской чертой. Но в наше время зависеть от мужчины очень тяжело. Уклад жизни изменился. Сейчас женщина, даже выйдя замуж, может ничего не получить и быть незащищенной. Поэтому женщина должна научиться заботиться о себе сама, но при этом не утратить своей женственности, не стать «мужиком в ­юбке».
 
КС: Анфиса, давайте пофантазируем. Планета Земля, 2113 год — как думаете, как будут выглядеть секс-символы в далеком ­будущем?
Анфиса Чехова: Мне очень хочется надеяться, что в будущем не будет других секс-символов, кроме того человека, которого ты любишь. Что все люди будут разными. Мне очень нравится приезжать в Лондон, садиться на площади и смотреть на людей. В отличие от нашей страны, там люди более раскованные. И можно увидеть на одной площади совершенно разные типажи: люди с фиолетовыми волосами, чернокожие, кто‑то носит арабскую одежду и хиджабы, полные женщины прогуливаются в мини-юбках, не стесняясь показывать свои толстенькие ножки… Ты наблюдаешь все это многообразие и чувствуешь настоящее счастье оттого, что люди не боятся быть такими, какие они есть. Я очень надеюсь, что однажды люди перестанут равняться на стандарты, перестанут ходить строем и толпой, следовать за законодателями моды. Да, они, наконец, будут предоставлены самим себе и научатся быть независимыми от мнения других ­людей.
 
КС: Перед подготовкой к интервью я пролистал у своей жены многолетнюю подшивку журнала VOGUE. Теперь я точно могу сказать, что красота требует жертв, и в наше время она особенно настойчива. Есть мода, которую мы называем «высокой», а есть мода «народная». Сейчас все крупные города буквально пестрят рекламными объявлениями о наращивании ресниц, ногтей, волос, пластической хирургии и прочих опциях «тюнинга». Стремление что‑то менять, быть даже немного вульгарными — это дурная примета нашего ­времени?
Анфиса Чехова: Наращивать ногти тоже можно по‑разному. Можно наращивать огромные когти, а можно делать это ­аккуратно…
 
КС: Мне иногда кажется, что девушки стремятся «нарастить» именно ­когти…
Анфиса Чехова: Не знаю, я не проводила опрос на эту тему. Думаю, это зависит от чувства меры и вкуса. Когда я родила ребенка, то поняла, что моде хорошо следовать, только если ты ничем другим не занимаешься. Раньше я, не задумываясь, могла купить дорогое платье, которое потом надевала один раз. Теперь мне кажется, что лучше не тратить деньги на тряпки. Лучше пойти и помочь какому‑то ребенку, дать деньги на его лечение. И ты получишь гораздо больше, потому что вещь износится, а жизнь ребенка ­бесценна.
Звезды Голливуда в повседневной жизни ходят в майках и шортах за пять долларов. Они тратят деньги на дома, путешествия, вкладывают в бизнес, участвуют в благотворительности, но никто из них не купит себе платье за 30 тысяч долларов, а у нас это сплошь и рядом. Причем это борцы за справедливость, за народ! Мне это кажется странным… Если ты с народом — живи, как народ. Или не кричи, что ты с ­народом.
 
КС: «Красота требует!» — сегодня это девиз целой индустрии: мода, косметика, фитнес, кино, телевидение и шоу-бизнес. На Ваш взгляд, каковы правила этой ­индустрии?
Анфиса Чехова: Эта индустрия играет без правил. Она бьет ниже пояса. Телевидение и журналы внушают девушке, что ее жизнь не будет хороша без идеальной фигуры, идеального лица, идеального мужа, идеального дома, идеальной машины, идеальных детей… Это стремление к идеалу, которого не существует, доведено до абсурда. Что касается пластической хирургии, то все мы видели передачи о том, какие жуткие лица приобретают себе женщины, стремясь стать красивее. Во что превращается их жизнь? А эта борьба с лишним весом? Одна моя приятельница довела себя до анорексии: она почти ничего не ест, ежедневно по два часа занимается спортом. И, если верить журналам, это круто! А у нее, простите за подробности, нарушился менструальный цикл, врачи прописали ей гормональные таблетки, но она отказывается от лечения, потому что боится набрать ­вес.
Пока женщины наносят себе вред, те люди, которые сидят в редакциях модных журналов, в клиниках пластической хирургии и косметических салонах, потирают ручки, потому что к ним текут денежки. Они строят себе дома, покупают машины, богатеют, а девочки лишают себя потомства, уродуют себя, даже умирают. Для чего? Счастливыми женами становятся и с неидеальной внешностью. Надо понимать, что люди любят нас не за что‑то, а вопреки чему‑то. Вопреки тому, что мы далеки от ­совершенства.
 
КС: Как не перегнуть палку в стремлении быть красивой? Когда заканчивается элегантность и начинается ­вульгарность?
Анфиса Чехова: Провести границу очень сложно. Некоторые наши модницы в журналах одеты чудовищно. Но поскольку авторитетный журнал заявляет, что это модно, то все думают: «Да, это модно». И начинают этому следовать. На самом деле быть модным — это быть смелым и уверенным. Если ты такой, то завтра все будут следовать за тобой, что бы ты ни ­надел.
Модный человек не обязательно бывает стильным. Он постоянно меняет свою внешность. Иногда он в модном образе ужасен, потому что это ему не идет. Иногда прекрасен, потому что мода совпала с его типом. Но для меня такой человек является рабом моды и кажется мне ­безликим.
Для меня погоня за модой — это погоня за собственной тенью. Сегодня ты что‑то купил, а завтра это уже немодно. А стильному человеку хочется подражать, потому что стиль — вне ­времени.
 
КС: Вера Холодная, Элизабет Тейлор, Мэрилин Монро, Бриджит Бардо — кто для Вас является вдохновением и эталоном ­красоты?
Анфиса Чехова: Мне очень нравятся женщины 40‑х, 50‑х и даже 60‑х годов. Я могу бесконечно листать журналы, газеты, книги, фотоальбомы тех времен. Мне нравятся женщины, которые выглядят женственно, у которых есть свой стиль. Например, Рената Литвинова. Мне нравится образ Диты фон Тиз. Не могу не упомянуть в числе ярких фигур певицу Эми Уайнхаус, хотя ее образ мне не близок. Ее стиль кажется мне очень печальным и даже трагическим, но ­незабываемым.
 
КС: Анфиса, что бы Вы могли пожелать читателям журнала «Катрен-­Стиль»?
Анфиса Чехова: Желаю следовать за велениями своего сердца, а не за модой. Любить себя, прежде всего. Если вы умеете любить себя, вы умеете любить и ближнего своего. Никогда не идите в толпе. Тем, кто идут в ногу со всеми и приходят к цели всей толпой, — ничего эксклюзивного не достается. Выбирайте свой собственный путь, не бойтесь быть нелепыми, непризнанными. Недаром есть такая мудрость, что сначала вас игнорируют, потом над вами смеются, потом с вами борются, а потом вы побеждаете.

0 0 лайков 153 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Весь день на ногах

Владимир Давыденко дает 9 рекомендаций, как уберечь ноги от варикоза при стоячей работе

0 комментариев 0 лайков 932 просмотра

Быстрее золушки

Лидия Ратникова о том, как собраться на свидание за 30 минут

0 комментариев 0 лайков 213 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку