18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

«Окончательное мнение будет за профессией»

Елена Неволина о Всероссийском съезде фармработников и саморегулировании профессии

«Если звезды зажигают, значит, это кому‑нибудь нужно», — вдохновленно декламировал замечательный романтик поэт Владимир Маяковский. По какой необходимости «зажглась» идея созыва Всероссийского съезда фармацевтических работников и каковы его итоги — на эти темы мы беседуем с Еленой Неволиной, исполнительным директором «Аптечной гильдии», одной из ведущих профессиональных ассоциаций лекарственной отрасли.

Досье КС

Елена Неволина

канд. фарм. наук, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия» — профессиональной организации, представляющей интересы 40 сетевых и единичных участников российского аптечного сообщества.

КС: Елена Викторовна, основная цель созыва Всероссийского форума фармспециалистов, похоже, заключалась в следующем: отрасль необходимо вывести на новый уровень самоорганизации — я имею в виду создание общеотраслевого профессионального объединения — и тем самым сформировать благоприятную почву как для саморегулирования, так и для взаимодействия с Минздравом, другими государственными органами, которые, в свою очередь, нуждаются в обратной связи с профессионалами.

Елена Неволина: Совершенно правильно. Изучая историю фармацевтического дела и сообществ других стран — где не было государственной монополии и рыночные отношения присутствовали изначально — мы не раз убеждались, что государство в любом случае применяло различные регуляторные рычаги, в том числе и для того, чтобы аптечная практика была самоокупаемой, приносила прибыль. Начиная с XVIII века в таких странах зародились объединения, куда входили люди, представляющие нашу профессию.

Как правило, это были собственники, аптекари. Они подсказывали регулирующим органам механизмы выживания и процветания фармацевтического дела, в частности, нормативы открытия аптек. Во Франции, Италии, Германии норматив первоначально предполагал одну аптеку на 5000 жителей. Уже в XIX веке во многих странах, крупных городах появляются также нормативы расстояний между аптечными объектами (они, безусловно, снижались со временем, по мере увеличения количества, плотности населения, урбанизации).

Регуляторы, в свою очередь, сдерживали и контролировали цены. Таким образом, формировался баланс, как сейчас принято говорить, государственно-частного партнерства, благодаря которому аптекари полностью обеспечивали потребности жителей в лекарственной помощи, а государство, в свою очередь, гарантировало определенные льготы своим гражданам, важнейшей из которых как раз и является ценовая доступность лекарств. Такое взаимодействие не только помогало предпринимателям вести фармацевтическое дело, но и открывало возможности для социальной помощи жителям без содействия со стороны государства.

Стольких лет, сколько формировалось фармацевтическое сообщество развитых зарубежных стран, у нас, к сожалению, в запасе нет. Уже более двух десятилетий российская лекарственная отрасль функционирует в условиях рыночной экономики. При всех достижениях накопились и проблемы, перекосы, говорящие о том, что надо что‑то решать и делать. Разумеется, эти задачи в первую очередь касаются самих участников отрасли, профессионалов...

КС: ...но прежде, чем их решать, необходимо консолидироваться и самоорганизоваться.

Елена Неволина: Конечно. Потому что, как показывает реальность, вмешательство регулирующих органов, к сожалению, не всегда бывает в должной мере компетентным. Вследствие этого оно может иметь негативные, подчас непоправимые последствия.

КС: Несмотря на то что такие мероприятия, как прошедший съезд, обычно долго готовятся и проходят отнюдь не в случайной канве, не могу не задать и вопрос общего плана. Каково Ваше впечатление от прошедшего форума? Оправдались ли Ваши ожидания?

Елена Неволина: Скорее, да. И об этом можно судить хотя бы по изменению отношения наших коллег к теме саморегулирования профессии. Дело в том, что мы ее тестируем не в первый раз. Около двух-трех лет назад, по результатам одного из опросов коллег, эту идею поддержали всего около 58%. И то, что сегодня 97% присутствующих на съезде проголосовали за учреждение общеотраслевой профессиональной организации, основанной на принципе саморегулирования, говорит о том, что наше сообщество стало зрелым.

КС: Ваше выступление на съезде как раз было посвящено теме саморегулирования аптечного сообщества. Скажите, пожалуйста, в какой мере законодательство РФ способствует этому процессу, в какой препятствует? Какие законодательные изменения в этом направлении Вы бы приветствовали?

Елена Неволина: Откровенно говоря, приходится признать сам Федеральный закон «О саморегулируемых организациях» (№ 315‑ФЗ от 01.12.2007 г.) в действующей редакции достаточно слабым. Представители тех отраслей, которые перешли от лицензирования к саморегулированию, констатируют, что самые важные моменты и трудности, которые беспокоят участников саморегулируемых сообществ, в законе никак не прописаны, не отражены. Из-за этого необходимые и полезные инициативы пробуксовывают. Накопленный опыт саморегулируемых сообществ выявил многочисленные слабые моменты данного закона, в связи с чем сейчас вносятся предложения по его изменению.

Что касается лекарственного законодательства, то здесь пока трудно сказать, что мешает, потому что Минздрав, может быть, и готов поделиться какими‑то полномочиями, но получается, что на сегодняшний день передать их некому.

КС: Потому что нет пока общеотраслевой организации?

Елена Неволина: Да, пока что нет. И когда мы всё‑таки ее создадим, проявим себя, проведем экспертизу всех существующих документов, внесем в Минздрав предложения о том, что необходимо менять в срочном порядке, наверно, тогда уже начнется конструктивная работа. Мы очень надеемся на то, что Минздрав будет готов к этому диалогу и не станет проявлять неоправданное упорство в «защите» нормативных актов, принятых без учета мнения профессионального сообщества.

КС: Продолжая тему... Принявший участие в работе съезда заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян отметил, что «саморегулируемая организация [фармработников]... будет заниматься решением отраслевых вопросов и контролировать исполнение задач в области лекарственного обеспечения». Можно ли эти слова интерпретировать как адресованный фармацевтическому сообществу призыв не только к саморегулированию своей профессии, но и сорегулированию, то есть к соуправлению отраслью во взаимодействии с Минздравом и другими регуляторами? Не исключено ли в перспективе законодательное наделение объединенной фармацевтической организации какими‑либо полномочиями по регулированию отдельных вопросов лекарственной сферы — например, лицензирования фармдеятельности, фармобразования (от среднего до последипломного) и т. д?

Елена Неволина: Я думаю, что это действительно осознанная мысль Игоря Николаевича, потому что — рада отметить — за последние два года мы видим реальную открытость министерства и большой прогресс в продуктивном сотрудничестве — в интересах нашего населения, потребителей лекарственных средств. Мы настолько продвинулись во взаимодействии, что получаем иногда проекты нормативных актов от Минздрава до их вынесения на общественное обсуждение. Министерство хочет оценить их не только с точки зрения регулирующего воздействия, а в целом: насколько готовящийся документ необходим профессиональному сообществу, и как бы оно сформулировало те цели, которые преследует этот документ.

Когда, я надеюсь, в рамках новой организации, мы привлечем к работе наше научно-педагогическое сообщество, все нормативные тексты будут проходить всестороннюю оценку профессионалов. Главный критерий оценки: законодательство не должно ставить препоны тому, что работает (или должно работать) в интересах потребителя. Что касается вопроса «Готовы ли мы к тому, чтобы передать процедуру лицензирования профессиональному сообществу?»... Думаю, пока что нет.

КС: Минздрав активно поддержал идею создания общеотраслевой фармацевтической организации. Может быть, дело в том, что нашему непосредственному регулятору удобнее иметь дело с одной объединенной структурой, чем с несколькими? Не потеряется ли «в общем хоре» голос и интересы отдельных сегментов лекарственной отрасли, в частности, тех, которых представляет «Аптечная гильдия». У Вас нет таких опасений?

Елена Неволина: Нет. Я думаю, что на первых порах нужно представлять интересы как профессионального, так и предпринимательского сообщества. Отдельный вопрос, всегда ли они совпадают... то, что нужно профессии, и то, что нужно бизнесу. В большинстве случаев, да. Но есть нюансы. Иногда что‑то интересно профессио-нальному сообществу, но работодателю это абсолютно не важно. Но, естественно, бывает и наоборот: то, что необходимо предпринимателю — например, упрощение процедур — воспринимается профессиональным сообществом подчас относительно равнодушно.

Поэтому мы считаем, что возможно существование двух видов ассоциаций, представляющих профессиональные и предпринимательские интересы. При этом в большинстве случаев, конечно, мы будем наблюдать совпадение, слияние обоюдных интересов; в остальных же их следует согласовывать. Замечу также, что учредителями нашей новой общеотраслевой организации выступят, по всей видимости, ассоциации, которые созданы для защиты предпринимательских интересов.

КС: Есть ли на сегодняшний день ясность, как она будет организована? Какое предполагается членство, коллективное или индивидуальное? Если ясности нет, хотелось бы услышать Ваше мнение на этот счет.

Елена Неволина: Пока непосредственно к данному вопросу мы не приступали. В проекте резолюции записано, что созданием общеотраслевого объединения должны заняться организаторы съезда. Предварительная договоренность такова, что в качестве учредителей новой организации, как я уже говорила, выступит несколько наших отраслевых ассоциаций. Тем не менее членство в ней планируется по принципу профессии. То есть это будет профессиональная организация физических лиц, провизоров и фармацевтов.

КС: Гостем Всероссийского форума фармработников был Люк Безансон, генеральный секретарь и исполнительный директор Международной фармацевтической федерации (МФФ), с докладом на тему европейского опыта деятельности профессиональных организаций. Что из международной практики саморегулирования нашей профессии применимо в наших условиях?

Елена Неволина: Самое главное, что мы вынесли из опыта МФФ, — это именно членство физических лиц, самих представителей профессии. Даже те юридические лица, которые входят в МФФ, — это тоже в основном профессиональные ассоциации, которые, соответственно, состоят из физических лиц.

Надо сказать, что законодательство европейских стран по саморегулированию немного отличается от российского. В РФ установлено следующее минимальное количество субъектов саморегулируемой организации: 25 юридических лиц и (или) индивидуальных предпринимателей либо 100 физических лиц, представителей профессии (п. 3.1 ст. 3 Закона № 315‑ФЗ); смешанное членство у нас не предусмотрено. Даже если в качестве юридического лица выступает, скажем, какая‑нибудь региональная ассоциация, объединяющая физических лиц, всё равно она не может составить саморегулируемую организацию вместе с другими физическими лицами, специалистами отрасли. Исходя из этого и учитывая международный опыт, мы выбрали всё‑таки «физическое присутствие» профессионалов в объединенной ассоциации. Таким образом, окончательное мнение по тем или иным отраслевым вопросам будет за профессией.

КС: Одной из главных задач саморегулируемой организации является регламентация профессиональной деятельности ее участников, в частности, посредством стандартов надлежащей практики. Но те аптеки и специалисты, которые не входят ни в одну из фармацевтических ассоциаций, остаются как бы «вне регламента», что, вероятно, снижает эффект от саморегулирующих усилий. Может быть, нужно сделать членство в одной из профессиональных ассоциаций обязательным для каждого фармацевта и провизора? По аналогии, например, с адвокатами, доступ к практике для которых требует членства в одной из адвокатских коллегий.

Елена Неволина: Кстати, и бухгалтеры в свое время также развивали принцип «если ты не член профессио-нальной организации, то не имеешь права работать в этой профессии». У них, к сожалению, это не прижилось. В некоторых странах данный принцип утвержден на законодательном уровне. Думаю, мы к этому так или иначе придем, потому что одна из задач, которую мы сегодня ставим, — это проблема непрерывного образования и переход от сертификации специалиста к аккредитации.

Здесь также планируется перенять международный опыт — балльную систему. Я своей презентацией на съезде как раз пыталась донести следующее: нужно сделать так, чтобы каждому представителю профессии было выгодно становиться членом профессио-нальной ассоциации, выгодно поддерживать высокие стандарты практики.

Посещая европейские страны, я часто вижу, как на просьбу продать рецептурный препарат фармацевт отвечает отказом. При этом я понимаю, что рецепт в аптеке не остается — фармацевт его смотрит и возвращает назад. И когда я для интереса задаю вопрос: «Ну, а зачем Вам в таком случае рецепт?», фармацевт отвечает: «Вы понимаете, если я нарушу стандарт обслуживания, у меня снимут баллы и я пострадаю как специалист, потому что тогда я могу не получить новую аккредитацию на право работы». То есть просто нужно хорошо отработать механизмы, чтобы специалист понимал: если он не аккредитован, если он не член профессиональной организации, то у него будет очень ограниченный выбор места работы, должности и т. д.

КС: Одним из главных позитивных «эффектов» съезда явилось то, что фармспециалисты всей страны собрались, почувствовали плечо друг друга, испытали — надеюсь, не на один день — ощущение профессиональной общности. Однако, съезд — событие редкое. В остальное время задача поддерживать эту консолидацию профессионалов из разных организаций, регионов будет лежать на общеотраслевой структуре — надеемся, живой и энергичной. Но не получится ли так: делегаты разъехались... и единственным итогом их форума останется создание очередной вывески, формально представляющей их интересы?

Елена Неволина: Хороший вопрос. Мы, конечно, очень рассчитываем на позитивную послесъездовскую перспективу. И то, что Всероссийский форум фармработников собрал такое большое количество делегатов; и то, что такой большой интерес был в интернет-сообществе... А сейчас, после съезда, мы получаем множество откликов с мест.

Это говорит о том, что, наверно, мы действительно созрели для решения тех проблем, которые обсуждались на форуме. Их накопление может в итоге привести к коллапсу профессиональной деятельности, к коллапсу фармобразования, и профессия как таковая будет вымываться. Очень хорошо, что само сообщество показало свою заинтересованность, свое желание участвовать в процессе консолидации и самоорганизации. Учитывая то, что нам удалось провести съезд — надо заметить, члены оргкомитета проявили уникальную работоспособность и организаторские качества — я надеюсь, что у нас всё получится.

0 0 лайков 147 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Полный цикл

Самвел Григорян о производственном буме в фармацевтической отрасли

0 комментариев 0 лайков 218 просмотров

Выйти из штопора - как выжить аптекам в кризис

Владимир Давыденко о том, как аптекам преодолеть кризис и удержать клиентов

0 комментариев 0 лайков 324 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку