18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Ольга Авдошина

Ольга Авдошина о том, как быстро переключаться с отдыха на работу и всегда быть в гармонии с собой

Текст и фото: Ирина Цыпленкова
 
Досье КС

Ольга Авдошина

Город: Москва
Должность: генеральный директор
ООО «Мерц Фарма»
Увлечения: работа, семья, пилатес, чтение деловой литературы
Семейное положение: замужем, есть дочь (9 лет)
 
КС:Добрый день, Ольга. Сегодня мы с нашими героями говорим об отдыхе. Вы успешная бизнес-леди, генеральный директор крупной корпорации… Но работа — это только часть жизни, верно? Расскажите, пожалуйста, что кроме работы занимает Ваше время и ­мысли?
Ольга: Во-первых, спасибо за комплимент (смеется). Как для любой женщины, для меня очень важная часть жизни — это моя семья, муж, дочка. Но в то же время я люблю и свою работу, это действительно работа моей мечты. Считаю, что гармония должна быть во всем, и для женщины очень важно состояться не только на профессиональном уровне, но и как жене и маме. Поэтому, собственно, я стараюсь как можно больше времени уделять своей ­семье.
 
КС: Но бывает же так, что работы навалится столько, что и пообедать‑то некогда, не то что полноценно отдох-
нуть. Случается ли такое с Вами, и если да, то какими способами Вы справляетесь с такими ­периодами?
Ольга: Конечно, хочется рассказать вам о тайм-менеджменте, о том, как правильно составлять расписание, следовать ему… Это действительно важные вещи, но, на мой взгляд, абсолютно универсальных советов, как правильно распределять свое время, быть не может. Приведу пример — недавно я прочитала статью, в которой анализировали отношения к вопросам тайм-менеджмента порядка пятисот топ-менеджеров крупных корпораций. В процессе исследования выяснилось, что мало кто из них придерживается какого‑то конкретного способа организации ­времени.
Бесспорно, что менеджер должен быть мобильным. А это требует гибкости (в том числе и при формировании своего рабочего расписания), эмоциональной стабильности, максимальной собранности и стрессоустойчивости. Поскольку ситуация диктует постоянное переключение с одной задачи на другую, нужно уметь фокусироваться на том, что важно «здесь и сейчас». Как говорила Шер: «То, что не имеет значения через 5 лет, — вообще не имеет значения». Мне очень нравятся эти слова. Поэтому вместо того, чтобы рефлексировать на какую‑то тему, лучше изучать, пробовать, составлять свой личный арсенал бизнес-техник. Они позволят не доводить ситуацию до крайности, избегать стрессового принятия ­решений.
 
КС: Как лично Вы организуете свое ­время?
Ольга: У меня, конечно, есть срочные и важные дела, ради выполнения которых я могу закрыть дверь и сказать всем, чтобы меня не отвлекали. Однако в основном у меня гибкий график, ведь моя работа основана на общении. В последнее время в бизнесе произошло много изменений, и те вещи, которые были безусловными аксиомами в прошлом, сейчас уже не актуальны. Успешность напрямую зависит от быстроты действий. В классическом тайм-менеджменте задачи подразделяются на срочные важные, срочные неважные, несрочные важные и так далее. Сейчас сложно придерживаться такого распределения, так как гораздо эффективней максимально быстро выполнять те задачи, которые актуальны на данный момент. Именно гибкость реагирования дает большое конкурентное преимущество. Причем это касается не только моей работы, но и работы компании в ­целом.
 
КС: Если исходить из выражения «отдых — это смена деятельности», можете ли Вы сказать, что, приходя на работу, Вы отдыхаете от своих семейных обязанностей, других ­дел?
Ольга: Насчет отдыха на работе, это, конечно, большой вопрос. Но я, пожалуй, согласна с этим утверждением. Люди бывают разные, и существуют такие, которые воспринимают возможность понежиться в постели как отдых. Но я сама по себе человек активный, и если даже я и мечтаю о пассивном отдыхе, то умом понимаю, что меня хватит на день, ну на два, максимум — три! А потом я не смогу просто лежать на пляже, потому что даже если буду это делать, у меня в голове все равно возникнет масса мыслей, преимущественно о работе. Соответственно, чтобы отдыхать, мне нужно заниматься каким‑то другим ­делом.
 
КС: Часто Вам удается выбраться в отпуск? Куда любите ­ездить?
Ольга: Согласно трудовому законодательству РФ: 28 календарных дней плюс длинные праздники — майские, новогодние каникулы. Правда, на майские я обычно никуда не езжу. В нашей компании финансовый год заканчивается в июне, поэтому весна — это время активного обсуждения бюджета. Обычно получается взять отпуск два раза в год, летом и зимой. Я много где побывала и в конце концов пришла к выводу, что главное — не где отдыхать, а с кем, в какой компании. В последнее время летом я чаще всего езжу в Америку: там живет моя сестра, а дочь проводит летние каникулы. Обычно беру отпуск в августе, и мы путешествуем. Америка — такая же большая страна, как Россия, поэтому там есть что посмотреть. Этой зимой мы ездили с семьей и друзьями в Европу, катались на лыжах, путешествовали по разным ­городам.
 
КС: Во время поездок случались какие‑нибудь 
курьезные, смешные ­истории?
Ольга: У меня была поучительная история, и, возможно, она будет кому‑то полезна. Я приобрела билеты авиакомпании BMI с пересадкой в Лондоне до Вашингтона: из России до Лондона авиакомпанией BMI, а уже из Англии — авиакомпанией United. Отпуск мой подошел к концу, настало время улетать. Приезжаю я в аэропорт, а мне говорят: «Простите, мы не можем зарегистрировать Ваш багаж до Москвы». Я в замешательстве, прошу объяснить мне причину и слышу: «Билеты у Вас от компании BMI. До Лондона Вы долетите на самолете компании United. Однако рейс BMI Лондон — Москва отменен. Вместо него будет рейс «Трансаэро». Мы с этой авиакомпанией не сотрудничаем, поэтому в Лондоне Вам нужно будет получить свой багаж и снова его зарегистрировать, но уже до Москвы. Правда, для этого Вам придется пересечь границу Англии, а у Вас нет английской визы». У меня с собой большой чемодан и сумка, и я стою в аэропорту и не знаю, что делать. Из-за разницы во времени я не могла позвонить в Лондон, чтобы проконсультироваться. В конце концов надо мной сжалились, попросили убрать из багажа все жидкости (шампунь, духи, кремы) и пропустили меня на борт. Вместе с багажом. Очень довольная я полетела в Лондон. А в Англии на досмотре перед самолетом мне говорят: «Ну и куда Вы с таким чемоданом?!». Я им, конечно, всю историю рассказываю, они разводят руками: «Допустимый размер ручной клади — 30×60». BMI — это английская компания, я иду к их стойке, объясняю ситуацию, а они усиленно делают вид, что ничего не понимают: «На нашем сайте написано, что чемодан, который вы берете в качестве ручной клади должен быть не больше 30×60». В итоге мне предложили купить сумки поменьше и расформировать свой чемодан на несколько пакетов. Кое-как я купила холщовые сумки, начала перекладывать вещи и тут начальник поста сжалился: «Ладно, идите, но только быстро!» И я снова бегу, счастливая и окрыленная, на борт самолета. Но пока мы пытались договориться, все пассажиры уже заняли свои места. А мое место — В, между А и С. Пассажиры провожали меня в обнимку с моим чемоданом презрительным шепотом. И все бы ничего, но чемодан никуда не помещался: ни на полку, ни под сиденье впереди стоящего кресла. Так я и летела 4 часа с чемоданом на ­коленях…
КС: А в Москве есть у Вас любимые места для приятного ничегонеделания, где можно просто отдохнуть и ­расслабиться?
 
Ольга: В основном это места, куда я могу прийти вместе с ребенком: как правило, какие‑то маленькие кафешки, о которых я узнаю от своих знакомых. Либо это места вроде Парка Горького, где все красиво, убрано, есть возможность и повеселиться, и покататься на велосипедах, например. К тому же у нашего дома очень красивый двор, и если я приезжаю после работы в районе половины восьмого, то я сижу с ребенком во дворе, дышу свежим воздухом, смотрю на других детей и… думаю про ­работу (смеется).
 
КС: Из Ваших слов понятно, что Вы очень много думаете о работе. Ольга, Вы себя считаете ­трудоголиком?
Ольга: Мне кажется, сейчас люди волей или неволей находятся на работе постоянно. Те девайсы, которые появились в последнее время: айфоны, айпэды, компьютеры, беспроводной Интернет этому, безусловно, способствуют. Тридцать лет назад работник мог закрыть учетную книгу, убрать счеты в шкаф и прийти домой. А сейчас ты постоянно вовлечен в процесс. Раньше бизнесмены тоже много думали о работе в свободное время, сейчас же у них появилась возможность еще и активно участвовать в процессе. Это прекрасно, когда у активных, творческих и амбициозных людей есть возможность решать рабочие вопросы, находясь в любой точке ­мира.
 
КС: Ольга, а бывают ли ситуации, когда Вы все‑таки отключаете телефон и полностью отвлекаетесь от ­работы?
Ольга: Такое бывает, но очень, очень редко. Дело в том, что меня такое положение дел совершенно не тяготит. Просто самое важное — это умение переключаться. Естественно, если ты смотришь фильм, а параллельно думаешь о работе, то ничего дельного не придумаешь и фильм пройдет мимо. Но если ты гуляешь с ребенком, при этом ребенок бегает на детской площадке, а ты сидишь на лавочке, то почему бы не подумать о работе? Если тебе хочется, ­конечно.
 
КС: А на что Вы любите переключаться? Есть ли у Вас ­хобби?
Ольга: Я занимаюсь пилатесом. Наверное, это можно отнести к хобби, потому что я им занимаюсь с завидной настойчивостью и регулярностью, и мне это очень ­нравится.
 
КС: Давно ­занимаетесь?
Ольга: Я пришла к пилатесу два года назад, причем совершенно случайно, но сейчас я оцениваю его как одно из моих важных открытий в жизни. Дело в том, что гибкость тела очень тесно связана с гибкостью мысли, гибкостью восприятия. В нашем мире важен самоконтроль, эмоциональная устойчивость, умение быстро переключаться с каких‑то негативных моментов на позитивные. Пилатес мне в этом помогает. Не говоря уже о его целительном действии — ведь я в основном веду сидячий образ жизни, много времени провожу перед ­компьютером.
 
КС: У пилатеса есть что‑то общее с йогой? И как Вы относитесь к восточным способам физического и духовного ­самосовершенствования?
Ольга: Как в анекдоте: «Никак не отношусь». Я согласна с утверждением, что пилатес и йога чем‑то похожи. Но мне кажется, что в йоге гораздо больше выражена духовная составляющая. Это не просто гимнастика, это в большей степени философия. Пилатес же был разработан спортивным специалистом Йозефом Пилатесом и его женой как программа реабилитации после травм. Если сравнить пилатес и йогу с точки зрения физической активности, то пилатес мне нравится тем, что позволяет разработать все, даже мелкие группы мышц, которые не работают в обычной ­жизни.
 
КС: Чем еще ­увлекаетесь?
Ольга: В детстве все карманные деньги тратила на марки по искусству. У меня лежат целые альбомы, а сейчас это уже очень старые марки. Кажется, самые ранние — это 78–79‑й год, можете себе представить! Теперь с нетерпением жду того момента, когда смогу всё это продать за безумные деньги ­(смеется).
 
КС: Можно дочке в приданое ­оставить.
Ольга: Да она, наверное, даже не догадывается о существовании марок. Нынешние дети много сидят за компьютером, переписываются в Интернете. Впрочем, у них и мозг уже несколько иначе функционирует, нежели у нас. Например, наши мамы говорили нам, что читать книжки — это хорошо, но неизвестно, справедливо ли это для подрастающего ­поколения.
 
КС: А Вы сами любите читать? Часто ли получается выделить на это ­время?
Ольга: Да, я люблю читать, и получается часто. И, кстати, для меня это тоже один из способов переключения. Я часто читаю литературу по бизнесу и обычно параллельно три книги. Выбираю разные деловые сферы — нужно всегда переключаться с одного на другое… Чтобы то, что вы уже прочитали, успевало отложиться, отлежаться и переработаться. Последняя книга, которую я читала, — «Драйв. Что на самом деле нас мотивирует» Дэниела Пинка — освещает новые исследования в области мотивации. Они, конечно, относительно новые, так как исследования в этой области начались еще в пятидесятых годах прошлого века. В этой книге описаны интересные эксперименты. Например, такой: обезьянок посадили в клетку и дали такую нехитрую штуку, вроде шпингалета. Обезьянки достаточно быстро научились ее открывать и постоянно забавлялись этим. За то, что обезьянки открывали и закрывали шпингалет, им не давали никакой еды, никак их не мотивировали, а они тем не менее продолжали это делать. Исследования в области мотивации продолжились позже, но уже с участием людей. И они показали, что формула «плати за хорошее и ругай за плохое» — глубокий пережиток. Сейчас активных, способных и амбициозных людей мотивируют другие вещи — свобода творчества, поощрение лидерства, интерес к работе… Мы уже вышли из представления, которое сформировалось в отношении мотивации в начале прошлого века. Очень интересная книга, и читается ­легко.
 
КС: А художественную литературу ­читаете?
Ольга: Нет, не получается. Правда, сейчас очень много экранизаций классики, художественной литературы, и, благодаря Интернету, я могу посмотреть фильм или сериал сразу. Иногда засиживаюсь до утра, не могу оторваться. А вот чтобы смотреть каждый день по одной серии — это не для меня. Правда, «до утра» случается редко, потому что сон — залог красоты. А у нас, вы сами понимаете, компания, деятельность которой направлена на сохранение красоты и молодости. Это обязывает! (улыбается)
 
КС: И сколько нужно спать, чтобы быть красивым, бодрым и ­здоровым?
Ольга: Я, можно сказать, очень счастливый человек: у меня нет особой зависимости от сна. Вернее, она раньше была, но сейчас, когда у меня появляется возможность спать до обеда, мне не спится. Я высыпаюсь, встаю рано. Ложиться стараюсь до 12‑ти — в 6 утра мне надо встать. При этом всю свою студенческую жизнь я однозначно была «совой», и мне было очень тяжело просыпаться рано утром. Но сейчас без всяких моих усилий произошла метаморфоза, перерождение, и я совершенно спокойно встаю по утрам. Мне кажется, что «совиный» ритм — это для молодых, а потом все уже ­привыкают.
 
КС: Многие женщины считают своим хобби шопинг, посещение салонов красоты и так далее. Отдыхаете ли Вы, когда наводите марафет, или для Вас это скорее ­обязанность?
Ольга: Как раз об этом недавно прочитала в интервью с Сарой Джессикой Паркер. Когда ее спрашивают, как долго она делает макияж перед тем, как выйти на улицу, она отвечает: «Быстро! Я же мама». Нам, мамам, это и правда свойственно. Конечно, когда речь не идет о каких‑то очень серьезных событиях, я не трачу много времени на походы в салоны. Хожу иногда на массаж… Но это, скорее, ради позитивных эмоций, а не эстетического ­удовольствия.
 
КС: Ольга, скажите, как нашим читателям всегда быть бодрыми и ­счастливыми?
Ольга: Любите себя. Прислушивайтесь к себе. В юности я прочитала книгу одного психолога, достаточно известного в то время. Там было написано: «Любите себя!», и на тот момент (а мне было двадцать с чем‑то лет) мне показалось, что это очень эгоистичный совет. Как же можно в первую очередь думать о себе, когда есть родители, близкие, друзья и дорогие сердцу люди? Но с возрастом я поняла, что если ты любишь себя, то все люди, которые тебе дороги, тоже счастливы. Счастлив ты — счастливы твои дети, твои родители… И не потому, что ты жертвуешь собой ради них, нет! Счастье приходит от гармонии, которая сама собой складывается ­вокруг.
 
 

0 0 лайков 128 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Андрей и Игорь Завгородние о сложностях и радостях семейного бизнеса

Руководители компании «Фитофарм» рассказали о своем бизнес-пути от производства лекарственных трав до создания гипераптек

1 комментарий 0 лайков 264 просмотра

«В кризис выигрывает тот, кто лучше готов к росту спроса»

Директор компании «ФЭСТ» Владимир Михайлов — о новых аптечках, 4-часовом сне и секретах успеха в кризис

0 комментариев 0 лайков 338 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку