18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Павел Челебаев

    Павел Челебаев о том, почему побеждает тот, кто позже тормозит, и как оставить от машины одно название

Фото: Ольга Вилисова

КС: Павел, расскажите о своем хобби?

Павел: Хобби называется ралли, я в нем с 2005 года. Быть в автоспорте мне хотелось с момента получения водительских прав: наверное, значительную роль сыграл юношеский максимализм и желание ездить быстрее, чем все остальные. Но в итоге стало очевидно, что на дорогах в обычной жизни это как минимум небезопасно, и если есть желание гонять, это надо делать в специально отведенных местах. Однажды ко мне пришел друг и рассказал, что очень хотел бы попробовать себя в ралли, и наконец-то у него появилась такая возможность, но ему нужен штурман. Я согласился, но предупредил, что я не знаю, что и как должен делать штурман. Он, как новичок, тоже не знал, вот и решили разобраться на месте. Пара пробных выездов показала, что это очень сложное дело, и «на месте» не разберешься. Но так как в процесс оба уже втянулись – нашли себе тренера, начали с ним работать, и уже тогда поняли, что, как и почему. Дальше оставалось как можно больше участвовать в соревнованиях и получать накат, то есть опыт.

 

Досье КС:

Павел Челебаев

Город: Красногорск, Московская область.

Должность: директор аптечной сети «Первый Мед».

Увлечения: автомобильный спорт, ралли.

Семейное положение: не женат.

КС: Любовь к автомобилям распространяется только на участие в ралли?

Павел: Я пробовал разные виды автомобильных дисциплин, не только ралли: были ралли-рейды – то же самое, только на внедорожниках, участвовал в автопробегах, автомобильных квестах, где на авто нужно искать дорогу и идти к обозначенной цели, но все это не увлекло меня так, как ралли. Просто «не мое». А ралли – это дисциплина, которая максимально приближена к обыкновенной езде. В отличие от всех остальных вариантов, ралли проводится по дорогам общего пользования, которые на момент проведения соревнований перекрываются для остального автотранспорта.

 

КС: Есть ли какие-то отличительные особенности для машины-участницы ралли против обычного автомобиля?

Павел: Фактически, участвовать может любой подготовленный для этих целей автомобиль, то есть для участия можно оборудовать любую машину. Главное отличие автомобиля-участника ралли – это наличие каркаса безопасности, то есть вваренной внутрь салона клетки из металлических труб, которая должна защищать пилота и штурмана от крупных аварий, опрокидывания на крышу и подобных неприятностей. Также в целях безопасности устанавливаются специальные сиденья, ремни. Цель всех этих манипуляций – максимальная безопасность. Как только она достигнута, автомобиль проходит техническую инспекцию и допускается к участию в гонках. Все иные изменения автомобиля, как то форсирование мотора, модифицирование каких-то узлов и агрегатов, остаются на усмотрение участника ралли. Кратко говоря – для участия необходимо изменить автомобиль в соответствии со всеми требованиями безопасности; для победы необходимо изменить машину так, чтобы от нее осталось только название.

 

КС: Вы сами занимаетесь переоборудованием машины или привлекаете профессионалов?

Павел: Конечно, не сам. Есть специалисты, они занимаются исключительно автоспортом, это их работа, они ездят с экипажем на выезды, обслуживают машину на гонках, между гонками ремонтируют, форсируют и улучшают автомобиль.

 

КС: Павел, а как Вы сами вышли на уровень профессионального участника ралли?

Павел: В ралли нельзя кататься «просто так»: для успешных выступлений необходимы механики, штурман, хороший водитель и руководитель всей этой команды, человек, который берет на себя все организационно-бумажные вопросы. Пока все было молодо-зелено и я катался не ради результата, а ради удовольствия, это были друзья, которые просто развлекались, участвуя в подобных мероприятиях и помогая в подготовке автомобиля. Когда захотелось не просто ездить в свое удовольствие, а показывать серьезные результаты, стало понятно, что необходимо собирать профессиональную команду. Поэтому был проведен анализ отношения к делу, профессионализма, территориальной удаленности от места проведения соревнований, и по результатам была выбрана команда, за которую я выступаю и на базе которой обслуживаюсь. Это не бесплатное удовольствие, однако качество обслуживания автомобиля в данном случае определяющий показатель: к техническому состоянию авто перед гонкой нареканий у меня нет.

 

КС: Ваша роль в экипаже не изменилась? Вы, как и было в самом начале, штурман?

Павел: Да, я сижу справа и говорю, куда поворачивать или не поворачивать. По сути, штурман – это руководящая должность. Пилот – это водитель, у него есть руль, педали, он должен быстро и аккуратно куда-то ехать. А вот куда – решает штурман. Штурман должен быть нацелен на победу, прикладывать все усилия, чтобы показать хороший результат, и при этом быть хладнокровным: ралли – это тот вид спора, в котором каждую минуту может что-то принципиально поменяться. И именно на штурмане лежит ответственность за принятие ключевых решений. Задача пилота – настроиться на дорогу, езду, и ничем не отвлекать свою голову от процесса. Все остальные вопросы – что, где, когда и куда ехать – решает штурман. Его задача снять с пилота все обязанности, чтобы ничто его не отвлекало.

 

КС: Существует ли некий стандарт – всероссийский либо международный – по техническому состоянию автомобиля или у каждого из организаторов ралли он индивидуален?

Павел: Все авто, которые участвуют в гонках, делятся на машины, подготовленные по международным требованиям и по национальным. Это два разных класса. Есть Международная федерация автоспорта (FIA), которая проводит чемпионаты мира – и она составляет регламент по подготовке авто к международному участию. Как правило, эти требования сложны и финансово затратны для выполнения. Поэтому тем, кто хочет избежать сложностей, можно придерживаться требований национальной федерации автоспорта, в нашей стране это Российская автомобильная федерация (РАФ). В каждой стране есть своя федерация, которая пишет технические требования для машин национального класса (тех, которые участвуют в ралли только в своей стране) и выдает лицензии на участие. Принципиальное отличие в том, что машина, подготовленная, к примеру, в стандарте национального класса России, может выступать только в России. Машина же, подготовленная по требованиям международным, может выступать в любой другой стране.

 

КС: А как к месту проведения гонок доставляется машина?

Павел: С учетом того, что ресурс езды на любом гоночном авто в силу определенной специфики сильно ограничен, его перемещение вне гонки крайне нежелательно. Есть определенные технические моменты, связанные с износом коробки переключения передач, мотора и прочего, плюс расход топлива в них – больше 70 литров на 100 км, при этом машина «кушает» специальный бензин, который не купишь на обычной заправке, это дорогое спортивное топливо. Поэтому ездить на подобной машине «просто так» – кощунство и расточительство. И перед каждым выездом механики помещают машину, а также все необходимые запчасти в специальный грузовик, и таким образом техника доставляется на место проведения гонки. Я, конечно, могу около двух суток ехать с ними, но лично мне проще лететь самолетом.

 

КС: На сколько гонок хватает одного автомобиля?

Павел: Если его сильно не ломать, то может хватить надолго (смеется). Проблема в том, что у каждого узла и агрегата есть свой ресурс. Положа руку на сердце, на авто без серьезных починок и замен, аккуратно обращаясь, можно проехать сезон – с января по октябрь. А сезон – это в среднем 7–8 гонок.

 

КС: Павел, в каких ралли Вы принимали участие, сколько километров проезжали?

Павел: 6-го октября я участвовал в финале Кубка России по ралли в Краснодаре. Само понятие Кубок России подразумевает множество городов-участников. Таким образом, чтобы мероприятие оправдало свое название, его этапы должны проводиться по всей стране. Но страна у нас настолько огромна, и ездить по ней настолько сложно, что фактически выезды проводятся от Москвы до Урала, дальше никто не забирается. Как правило, все места повторяются из года в год: в Центральном регионе России это Тверская область, район Селигера; Северо-Запад – Выборг, Петербург, Карелия, там сложные трассы и самые интересные гонки; на юге – Краснодар: Туапсе, Новороссийск; на Урале – Екатеринбург. Длина трассы напрямую зависит от соревнования, в котором она проводится. Если это Кубок России, то минимальная протяженность участка не менее 80 км, а в Чемпионате России уже не менее 120 км – это прописано в регламенте гонок. Максимум, который мне приходилось проходить – это 140–150 километров.

 

КС: Важна ли в ралли скорость, есть ли какой-то рекордный максимум?

Павел: В ралли скорость не главное. Она, конечно, есть, но максимум раллийной машины – это 200–220 км/ч. В ралли несколько другая специфика: как у нас говорят, «побеждает не тот, кто быстро разгоняется, а тот, кто позже тормозит». Особенность трассы диктует свои условия, прямой дороги нет – это бесконечные повороты, например, горные серпантины Краснодарского края – одно из любимейших мест проведения ралли: узкие гравийные дорожки, справа скала, слева обрыв, далеко внизу Черное море, в случае чего лететь долго. В таких условиях у машины нет физической возможности разогнаться до своего максимума. В процессе самой гонки перед экипажем стоит задача – как можно быстрее проехать каждый поворот. Один экипаж проходит его на скорости 60 км/ч, а другой 65 км/ч и выигрывает на этом полсекунды у первого. Из этих мгновений и складывается конечный результат. Но между поворотами мы, как правило, не успеваем разогнаться: едва начнешь, уже надо опять тормозить. Поэтому в ралли никто особо не беспокоится именно о максимальной скорости автомобиля.

 

КС: Участники ралли – мужчины или есть и женщины?

Павел: В основном, конечно, мужчины. Женщин совсем небольшой процент, но это абсолютные фанатики автоспорта, живущие только машинами, скоростью и адреналином. Интересно, что 99% женщин в автоспорте – это штурманы, и многие пилоты хотели бы ездить именно со штурманом-женщиной, вероятно потому, что женщина – более тонкий психолог: у нее лучше получается правильно скоординировать, успокоить и настроить пилота перед гонкой. Плюс, как показывает практика, женский голос лучше воспринимается пилотом во время прохождения трассы.

 

КС: Есть ли у Вас награды?

Павел: Их огромное количество, даже сложно что-то вспомнить навскидку. За любую победу или подиумное место в ралли экипаж награждается почетным кубком, которые я коллекционирую, их накопилось уже внушительное количество, около 50 штук. Все они расставлены в моем рабочем кабинете, какие-то из них для меня лично более значимы, какие-то менее, но все, безусловно, хранят память о том или ином приключении. Например, о ралли, в которых доехать до финиша было большой удачей, а уж занять какие-то место – об этом команда и мечтать не могла! Так, в городе Выборге на предстартовых тестах накануне гонки наша Mitsubishi на скорости вылетела с трассы и проложила новую просеку в лесу, снеся 3 небольших деревца и упав в канаву. Казалось, о старте в предстоящей гонке не может быть и речи! У механиков с собой был минимум самых необходимых запчастей, но это меньше половины того, что предстояло поменять. Тем не менее команда приняла решение сделать все возможное, чтобы участвовать. Что-то из запчастей удалось найти, но наши механики на то и спортивные механики – порой кажется, что они умеют творить чудеса. Наутро, перед стартом, на них было жалко смотреть – усталые, грязные, замерзшие, не спавшие всю ночь, зато рядом стоял местами мятый, местами покореженный, но абсолютно готовый к старту автомобиль, у которого все работает! После такого подвига мы не имели права их подвести. Гонка выдалась тяжелой. Уставшие механики обслуживали нас еще и весь день гонки, но мы их не подвели и заняли первое место. Механики встречали нас аплодисментами и благодарили за то, что их тяжелый труд был не зря.

 

КС: Опасное у Вас увлечение…

Павел: Я склоняюсь к мнению, что любой активный спорт, так или иначе, опасен для здоровья. У меня была травма в 2007 году, когда автомобиль вылетел с трассы и «встретил» на полной скорости сосну. Машина загорелась, меня успели спасти, но «на память» мне осталась титановая пластина в руке. Полтора года у меня ушло на восстановление после аварии, но я опять вернулся в ралли.

 

КС: А как Ваши близкие относятся к Вашему хобби?

Павел: Конечно, на фоне всего произошедшего они, мягко скажем, не поддерживают мое увлечение. Но ралли – это зависимость, попробовав раз, остановиться уже невозможно. И родные, видя, что без автоспорта я начинаю буквально погибать, пытаются мириться, но просят постоянно отзваниваться, что со мной все в порядке.

 

КС: Своих будущих детей, если они решат последовать Вашему примеру, будете отговаривать от такого опасного вида спорта?

Павел: Ни в коем случае! У меня перед глазами несколько примеров подрастающего поколения, отцы которого в советские времена были чемпионами в ралли, и вот эти сыновья за рулем с 5 лет, а с 17, при поддержке отцов, уже участвуют в ралли.

 

КС: Отражается ли увлечение ралли, скоростью на вашей работе? Есть ли свои секреты планирования времени?

Павел: Мой личный секрет – это четкое планирование. Планируя с вечера завтрашний день по минутам, можно все успеть даже с учетом пробок, погодных условий и прочих форс-мажоров. Главное – грамотно все распланировать, а если что-то не вмещается в плотный график, необходимо выбрать из этого то, что можно сделать уже сегодня. Аптечный бизнес требует постоянного контроля, но если механизм работы отлажен хорошо, то за те 3–4 дня, что меня нет, все вполне справляются, и никаких эксцессов не происходит. Главное – обучить своих подчиненных и разделить между ними свои обязанности, чтобы в случае моего отсутствия я точно знал, что при возникновении тех или иных вопросов у меня есть человек, который сможет на них ответить.

 

КС: Что бы Вы посоветовали тем, кто мечтает стать участником ралли?

Павел: Наверное, как бы строго это ни звучало, в первую очередь стоит оценить свои материальные ресурсы. У меня есть футболка, подаренная другом, в ней я часто выступаю на ралли – на спине надпись: «Внимание! Автоспорт опасен, он может разорить!». Это действительно так, и надо отдавать себе отчет, что если профессионально заниматься ралли, то это недешево. Но чтобы им заняться, надо в этот мир зайти. Это не так сложно, как кажется: основное умение, которым должен обладать пилот, – это контраварийная подготовка, ей можно обучиться на курсах повышения водительского мастерства. Как правило, инструкторы, которые там преподают, – это сами спортсмены-автогонщики. Поэтому для того, чтобы прикоснуться к ралли, необходимо просто записаться на курсы антиаварийного вождения, где вас, во-первых, научат безопасно ездить, а во-вторых, через инструкторов можно будет все узнать, и вам с удовольствием помогут, потому что они сами являются регулярными участниками этих соревнований. Я могу сказать совершенно точно – такой «адреналиновый» вид спорта, конечно, не может не отражаться на рабочей или личной жизни. В первую очередь он помогает ничего не бояться и чувствовать себя уверенно в любой ситуации. А вот на скорость принятия решения он никак не влияет: я убежден, что все решения – даже самые простые – должны быть взвешенны и хорошо обдуманны.

0 0 лайков 103 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Андрей и Игорь Завгородние о сложностях и радостях семейного бизнеса

Руководители компании «Фитофарм» рассказали о своем бизнес-пути от производства лекарственных трав до создания гипераптек

1 комментарий 0 лайков 262 просмотра

Медицинское расследование

Глеб Поспелов о детективно-эпидемиологическом медсериале

0 комментариев 0 лайков 200 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку