18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Роза Ягудина

Роза Ягудина о том, почему не слышен голос аптечных работников

Текст: Ирина Дроздова-Куривчак
Фото: Юлия Скоробогатова
 
Досье КС

Роза Исмаиловна Ягудина, доктор фармацевтических наук, профессор, зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики, зав. лабораторией фармакоэкономических исследований Первого МГМУ им. И. М. Сеченова (Москва), главный редактор журналов «Фармакоэкономика» и «Современная организация лекарственного ­обеспечения».

 
КС: Роза Исмаиловна, на Ваш взгляд, всегда ли мнение аптечных работников как профессионального сообщества доходит до сведения властей, общественности? Бывает ли им сложно донести свою точку зрения до ­общества?
Роза Исмаиловна: Здесь есть немного другая проблема. К сожалению, мнение аптечных работников как профессионального сообщества не формулируется. Да, мнение аптечных работников не слышат. Но почему? Потому что они и не высказывают свое мнение. Сегодня представители аптечных организаций активно выступают только по поводу бизнес-вопросов — ставка налога, ассортимент препаратов, льготы для аптеки как организации, выполняющей социальную функцию. Причем происходит это зачастую таким образом: как только грянет гром в виде изменения законодательства — аптечные организации занимают оборонительную позицию и отстаивают свои интересы. Но если все время только обороняться, то можно вообще потерять сам статус аптечной деятельности. Нужно смотреть вперед и заранее выбирать те направления развития аптечной деятельности, которые востребованы системой здравоохранения, населением. Сейчас везде в мире акцент перенесен в сторону консультирования в аптеке, а у нас это направление не развивается. Нет ни одной аптечной ассоциации, которая бы разрабатывала новую модель работы аптеки. Есть только бизнес-ассоциации, которые представляют интересы аптечных сетей или индивидуальных аптек как бизнеса. Их деятельность тоже нужна, и хорошо, что хотя бы они что‑то предпринимают. Но нужна также ассоциация, которая представляла бы интересы профессии. Такая организация никак не может включать юридические лица, представителей бизнеса. Она должна включать индивидуальных представителей профессии, имеющих фармацевтическое ­образование.
 
КС: В каких странах есть подобные аптечные ­ассоциации?
Роза Исмаиловна: В Австралии, в Германии, в Великобритании. Например, в Великобритании специалист не может работать в аптеке, если он не является членом Королевского фармацевтического общества. За счет взносов, которые платят фармспециалисты, эта ассоциация существует и разрабатывает всю идеологию развития фармации как специальности. Аналогичная ситуация в США: чтобы работать в аптеке — необходимо получить разрешение от аптечной ассоциации штата. При переезде в другой штат — снова необходимо получить разрешение. Если специалист себя как‑то скомпрометировал, то ему могут и не разрешить работать, а грамотному сотруднику, наоборот, дадут хорошие ­рекомендации.
 
КС: Можете ли привести примеры того, какие проблемы решают эти ­ассоциации?
Роза Исмаиловна: Например, немецкая аптечная палата разрабатывает все стандарты и операционные процедуры, касающиеся того, как аптечный работник должен консультировать пациента. Королевское фармобщество в Великобритании проводит большую образовательную программу для фармацевтов и обучает их консультированию. Оно застраховало всех своих членов и несет ответственность за ошибки, которые они могут допустить, когда выписывают лекарства по рецепту, а в Великобритании специалисты аптеки могут выписывать лекарства. Я видела, как работает одна из программ по пропаганде здорового образа жизни — помощь в лечении табачной зависимости. Я зашла в аптеку и спросила, могу ли поучаствовать в этой программе. Специалисты сказали: «Да, конечно, если вы живете рядом с аптекой и вы гражданин страны». В этом случае можно сделать бесплатные анализы и получить бесплатно препарат, помогающий избавиться от зависимости. Есть программы, с помощью которых можно мониторировать показатели своего здоровья, программы консультирования при диабете, при гипертонии. Сотрудник аптеки работает вместе с врачом, он должен не просто отпустить препарат, но и проконсультировать по поводу того, на что нужно обратить внимание, рассказать, какую еще помощь пациент может получить в ­аптеке.
 
КС: В связи с чем в России необходимо создание ассоциации аптечных ­работников?
Роза Исмаиловна: Основная проблема — сейчас аптеки воспринимают как торговые организации, им пытаются показать, что у них нет никакой социальной функции. Например, сейчас часть препаратов хотят передать для реализации в магазинах. «Фармацевты должны играть важную роль в общественном здравоохранении — гораздо более важную, чем роль продавцов лекарств», — сказал доктор Ханс Хогерзейл, директор ВОЗ в 2006 году. Но в России престиж профессии фармацевта очень низкий. У нас нет даже Дня фармацевтического работника, который отмечается практически во всех странах. Например, на Украине он отмечается в третью субботу сентября. Я лично была на первом съезде фармацевтов Украины в 1999 году в Харькове. И туда доставили телеграмму от президента Украины, в которой говорилось, что отныне в Украине будет отмечаться День фармработника. В этот день руководство страны поздравляет работников отрасли, а отличившиеся фармацевты награждаются почетными званиями и премиями. Международная ассоциация фармацевтов уже на протяжении 5 лет также отмечает Международный день фармацевтов (World Pharmacy Day) 25 сентября. А в России нет ни праздника, ни отношения к фармации как к важной профессии. Нужно повышать престиж специальности. У нас есть общероссийские конкурсы врачей, но нет конкурса аптечных работников, только региональные мероприятия. Также необходимо развивать фармацию как научную специальность. В академии медицинских наук, которая является центральной структурой, развивающей медицинскую науку, вообще нет специальности «фармация», есть «организация здравоохранения и медицинское законодательство», «общественное здоровье и управление здравоохранением», «медицина труда», «офтальмология», «терапия» и пр., а фармации как таковой нет. В России сегодня нет ни одного академика наук фармацевта. Был ныне покойный академик Александр Павлович Арзамасцев. А сейчас есть члены-корреспонденты академии наук, но академиков ­нет.
 
КС: Какие проблемы могла бы решать ассоциация аптечных работников как физических лиц в ­России?
Роза Исмаиловна: Есть множество проблем. Например, несоответствие номенклатуры специальностей, разработанных еще в 80‑е годы, сегодняшним требованиям. У нас есть номенклатура специальности «провизор-технолог». Но сегодня нужен провизор-технолог по отпуску препаратов с совершенно другой должностной инструкцией. Очень большая проблема — это то, что нет современных законов, регулирующих работу производственных аптек. Еще одна проблема заключается в том, что прибыль аптеки формируется только за счет надбавки к стоимости препаратов. В таких условиях трудно развивать программы, связанные с консультированием. В ряде стран, например в США, аптечный работник получает доход за счет тарифа за обслуживание, консультирование. Поэтому за рубежом развиваются различные дополнительные программы, связанные с консультированием, например, программы по снижению лишнего веса, избавлению от табачной зависимости. Еще одна сложность — сегодня в аптеке нельзя оказывать никакие медицинские услуги — измерить давление, уровень холестерина, триглицеридов, как это делается за рубежом. Если аптека в России захочет это делать — нужно получить лицензию на ведение медицинской деятельности. В Великобритании аптечные работники не только оказывают некоторые медицинские услуги, но даже после прохождения специального обучения выписывают пациентам рецепты, например, для лечения легких заболеваний. Все это — новые стороны развития профессии фармацевта. И профессиональная ассоциация аптечных работников как раз могла бы заниматься развитием фармации как специальности, как медицинской ­деятельности.
 
КС: В такую ассоциацию должны войти аптечные работники, но есть ли время у перегруженных работой аптечных специалистов участвовать в деятельности профессиональной ­ассоциации?
Роза Исмаиловна: Каждый работник и не может участвовать в этом. Обычный сотрудник аптеки может просто быть членом ассоциации. А основную работу должны вести научные работники, эксперты, которые будут создавать рабочие группы с участием медицинских и фармацевтических специалистов и разрабатывать рекомендации для аптечных работников, обучать их. Именно таким образом уже сегодня работает врачебное сообщество в России. Например, Минздрав не разрабатывает стандарты лечения. Их созданием занимаются ассоциации врачей, профильные главные внештатные специалисты, а Минздрав только координирует эту работу и утверждает ­стандарты.
 
КС: То есть для обычного фармацевтического работника членство в ассоциации означало бы получение дополнительной информации, дополнительное ­обучение?
Роза Исмаиловна: Да, это обучение, а также возможность защиты его интересов профессиональным сообществом в спорных ситуациях, например, при конфликте с руководством. Кроме того, это давало бы аптечному работнику другой статус — он не продавец, а работник системы здравоохранения и его уровень знаний будет постоянно повышаться. Разработка рекомендаций от ассоциации давала бы подстраховку для каждого отдельного работника аптеки. Опираясь на рекомендации, он знал бы, что консультирует пациента правильно и это не только его личная ответственность, но и рекомендации экспертов, которым он ­следует.
 
КС: Есть ли в России профессиональные ассоциации аптечных работников хотя бы на региональном ­уровне?
Роза Исмаиловна: Да, есть Самарская областная фармацевтическая ассоциация под руководством Ларисы Ивановны Янкиной. В Санкт-Петербурге есть ассоциация, которую возглавляет Татьяна Васильевна Зайченко. Есть активная ассоциация на Дальнем Востоке. Они ведут подобную работу, но, работая только на региональном уровне, они не могут одни добиваться каких‑то серьезных результатов для профессии в целом. Мы с коллегами также зарегистрировали в Москве Московское фармобщество, но пока только начинаем что‑то делать. Нужно, чтобы специалисты из разных регионов объединились, кроме того, нужна государственная поддержка, как, например, в Великобритании. Там в палате лордов есть сильное аптечное лобби, есть государственные программы, способствующие развитию фармации как профессии, например «Choosing health through pharmacy» («Выбирай здоровье с помощью ­аптеки»).
 
КС: Почему Вы считаете, что необходима именно всероссийская аптечная ­ассоциация?
Роза Исмаиловна: Она может быть союзом региональных организаций, но должна представлять всю страну. Разве федеральный орган исполнительной власти Минздрав или Госдума будут работать отдельно с Самарской или с какой‑то другой региональной организацией? Все вместе региональные организации будут иметь больший вес. Хотя на уровне региона, с местными органами власти, конечно, можно работать в рамках региональной ­ассоциации.
 
КС: В связи с чем за рубежом есть ассоциации аптечных работников, а в России ­нет?
Роза Исмаиловна: Я тоже задумывалась над этим вопросом. В России благодатная почва для работы такой ассоциации, развития профессии. Но так вышло, что бурное развитие фармотрасли в России было больше связано с бизнес-процессами. Аптечный бизнес возглавили люди не из отрасли: бизнесмены, бывшие математики, программисты и представители других профессий. У них нет специфической ментальности аптечного работника. Вероятно, поэтому развитие фармации как профессии ушло на второй план. Но при желании развивать фармацию в рамках профессиональной ассоциации можно и сейчас. Я представляю, как это сделать, но у меня нет возможности этим заняться, поскольку и так очень занята — заведую кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики Первого МГМУ, провожу научные исследования и руковожу множеством проектов. В какой‑то степени мы сейчас начали заниматься проблемами развития профессиональных объединений фармацевтических работников, но недостаточно человеческих и временных ресурсов, чтобы в полной мере уделить этому ­внимание.
 
КС: На Ваш взгляд, при каких условиях и когда возможно появление общероссийской ассоциации аптечных ­работников?
Роза Исмаиловна: Я думаю, чем больше мы будем говорить о важности такой организации, чем больше об этом будут знать аптечные работники, а среди них на самом деле много неравнодушных людей, которых я часто встречаю на конференциях, на круглых столах, — тем быстрее это случится. Конечно, для этого в первую очередь нужен человек, который займется решением этой задачи, и поддержка из регионов. Но пока, к сожалению, интерес со стороны аптечных работников низкий. Например, мы совместно с Еленой Неволиной, исполнительным директором некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия», и другими специалистами проводили на сайте «Фармвестника» обсуждение на тему «Нужна ли нам профессиональная аптечная организация?». Я ожидала каких‑то предложений, идей, а вместо этого мы в основном получили вопросы такого характера: «А чем эта организация будет заниматься?» Все ждут готового решения, думают, что кто‑то все сделает и предложит вариант, а они решат, использовать его или нет. Вот эта пассивная позиция и мешает ­развитию.
 
КС: Кроме самих аптечных работников, есть ли еще какие‑то стороны, которые заинтересованы в появлении ­ассоциации.
Роза Исмаиловна: Да, это научное сообщество, преподаватели вузов. Я думаю, должны быть заинтересованы и пациентские сообщества, и население страны в целом, потому что деятельность ассоциации способствовала бы тому, чтобы пациентам лучше оказывалась помощь, их более грамотно консультировали в ­аптеках.
 
КС: Заинтересовано ли государство в появлении такой ­организации?
Роза Исмаиловна: Если бы был принят какой‑то федеральный нормативный акт, обязывающий всех работников быть членами ассоциации, то это бы обеспечило ее создание, но вряд ли такое решение будет принято. Процесс создания такой ассоциации может быть только постепенным и идти изнутри. Государство не может создать профессиональную организацию. Это же общественная структура, ее должны создавать сами люди по своей инициативе, чтобы отстаивать свои ­интересы.
 
КС: Вы говорите, что в отрасли есть неравнодушные люди. Если сейчас Ваше интервью читает такой человек, что ему стоит ­предпринять?
Роза Исмаиловна: Если есть желание организовать региональную общественную организацию, это не очень сложно. Достаточно изучить Федеральный закон «Об общественных объединениях». Нужно не менее трех учредителей, имеющих диплом по специальности и проживающих в данном регионе, и можно зарегистрировать общественную ­организацию.
 
КС: Каким Вы видите будущее, придем ли мы к появлению общероссийской ассоциации или ­нет?
Роза Исмаиловна: Я не знаю. Мне хотелось бы сказать, что, например, через пять лет у нас будет такая ассоциация, но я не уверена в этом. Например, врачи смогли создать множество ассоциаций, они участвуют в обсуждении стандартов, законов, которые имеют к ним отношение. Посмотрите, как активно работает Леонид Рошаль, как активно Национальная медицинская палата участвовала в обсуждении закона «Об основах охраны здоровья граждан». И фармацевтическое сообщество может вести подобную деятельность. Нельзя сказать, что это невозможно. Мы решали и более сложные задачи. Я думаю, когда что‑то начинают постоянно обсуждать, то это происходит. Возможно, появится и общероссийская ассоциация аптечных ­работников.

0 0 лайков 183 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Полный цикл

Самвел Григорян о производственном буме в фармацевтической отрасли

0 комментариев 0 лайков 218 просмотров

Выйти из штопора - как выжить аптекам в кризис

Владимир Давыденко о том, как аптекам преодолеть кризис и удержать клиентов

0 комментариев 0 лайков 324 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку