18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Роза Ягудина

Роза Ягудина о том, соответствует ли фармацевтическое образование потребностям отрасли

Текст: Ирина Дроздова-Куривчак
Фото: Юлия Скоробогатова
 
Досье КС
Роза Исмаиловна Ягудина, доктор фармацевтических наук, профессор, зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики, зав. лабораторией фармакоэкономических исследований Первого МГМУ им. И. М. Сеченова (Москва), главный редактор журналов «Фармакоэкономика» и «Современная организация лекарственного ­обеспечения».

КС:Каковы сегодня самые актуальные проблемы, связанные с ­фармобразованием?
Роза: В первую очередь профессиональное сообщество волнуют два вопроса. Это качество фармацевтического образования и его соответствие потребностям общества. Что касается качества, важно отметить: количество вузов и факультетов, которые занимаются фармацевтическим образованием, существенно увеличилось. Однако организовать качественную подготовку студентов в сфере фармации очень сложно. Даже в Москве трудно найти специалистов, чтобы обеспечить адекватный преподавательский состав, что говорить о регионах, где это сделать еще сложнее. В итоге на некоторых факультетах обучением будущих провизоров занимаются совершенно непрофильные специалисты. Безусловно, это сказывается на качестве. Кроме того, широко представлена сфера коммерческого образования. Здесь тоже важно качество, платное образование не должно подразумевать снижение уровня знаний. Если человек заплатил деньги, это не значит, что он гарантированно окончит вуз, он должен учиться. Что радует, так это то, что потребность в фармобразовании растет и увеличивается конкурс на эту специальность. Если раньше считалось, что фармацевтический факультет — это «обочина» медицинского вуза, что лидирует лечебный факультет, то сейчас конкурсы на фармфакультет и лечебный факультет практически ­сравнялись.
 
КС: А в чем заключается вторая проблема, которую Вы упомянули, — несоответствие фармацевтического образования потребностям ­общества?
Роза: Сегодня образование не соответствует потребностям во всех ключевых отраслях фармации. Во-первых, в аптеке. Если вы посмотрите программу обучения провизоров, то увидите, что основной акцент делается на фармакогнозию, контроль качества, фармхимию и технологию изготовления лекарственных средств. Безусловно, это нужные дисциплины для понимания основ фармации, для понимания того, что такое лекарство, из чего оно делается, как контролируется его качество. Но особенно важны эти дисциплины были 20–30 лет назад, когда почти каждая аптека занималась изготовлением лекарств. Тогда, при советской власти, в качестве ориентира развития отрасли, цели, которой должна была достигнуть аптечная служба, звучало увеличение объема готовых лекарственных средств. Тогда был очень большой объем аптечного изготовления лекарств и, соответственно, совершенно правильно в образовании акцент был сделан на подготовку специалистов, которые занимаются изготовлением. Сегодня аптека выглядит совершенно иначе, в разы сократилось изготовление, остались лишь отдельные производственные аптеки. Соответственно, основной вектор сдвинулся в сторону отпуска готовых лекарственных средств, и очевидно, что нужно готовить провизоров по отпуску лекарственных средств, которые хорошо знают все вопросы, связанные с консультированием, имеют хорошую фармакологическую подготовку. Но кто у нас провизоры, выпускаемые сегодня? Это провизор-технолог, провизор-аналитик. Как говорится, без ­комментариев.
 
КС: Возможно, эти специалисты востребованы не в аптеках, а в других ­сферах?
Роза: В других сферах также требования к подготовке специалистов отличаются от тех, которые есть в образовательной сфере. Например, в сфере промышленного производства лекарств постоянно говорится о том, что не хватает специалистов, подготовленных именно для работы на промышленных предприятиях. Наше государство сейчас прилагает колоссальные усилия для того, чтобы восстановить фармацевтическую промышленность. Даже разработана специальная программа «Фарма 2020», идет восстановление российских заводов, поставлена задача добиться превалирования отечественных продуктов в списке жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов, утвержден список стратегически важных лекарственных средств. Конечно же, когда есть такая востребованность, нужны специалисты, нужно сделать акцент на подготовке сотрудников для производства, но у нас до сих пор нет специальности «промышленная фармация». Третья сфера — это фармацевтические специалисты для лечебно-профилактических учреждений, здесь также нужна отдельная подготовка в области больничной фармации. Сегодняшняя номенклатура специальности не соответствует проблемам отрасли. Конечно, этот вопрос не получится решить очень быстро, нужно внести изменения в целый ряд законодательных документов, по номенклатурам специальностей, должностей, по подготовке специалистов. Это необходимо сделать, иначе устаревшие требования будут тормозом для развития. Фармация, фармпроизводство активно развиваются, аптеки меняют свое лицо, и, конечно, больницы сегодня уже не те, что были раньше, а самое главное, ассортимент препаратов совсем другой. Прогресс в фармакологии привел к тому, что тот ассортимент лекарств, который был 30 лет назад, совершенно несопоставим с современным. Всем этим изменениям должна соответствовать и подготовка ­кадров.
 
КС: Как обстоят дела с фармацевтическим образованием на Западе, соответствует ли оно в большей степени требованиям ­современности?
Роза: Да, в Европе, в США есть подготовка в сфере больничной фармации, промышленной фармации. Например, там специально готовят больничных фармацевтов, потому что в больнице работа совершенно отличается от работы провизора в розничной аптеке. Это другой спектр задач, ведь в больничной аптеке идет планирование потребности в лекарственных средствах, оценка рациональности назначения, распределение лекарств внутри больницы. Но если говорить о качестве образования, то я бы хотела сказать, что уровень подготовки фармацевтических специалистов раньше, при Советском Союзе, был одним из лучших в мире. И сейчас он остается высоким. Когда я бываю за рубежом, всегда захожу в аптеку и разговариваю с аптечными работниками. Я бы не сказала, что уровень подготовки провизора по знанию препаратов, например, во Франции, выше, чем у нас сейчас. Но это если говорить об обычной розничной аптеке, возможно, в больничной аптеке ситуация немного ­другая.
 
КС: Если говорить об уже работающих специалистах, насколько важно сегодня дополнительное обучение во время работы? Устаревают ли знания, полученные в ­вузе?
Роза: Конечно, устаревают. Ежегодно регистрируется огромное количество новых препаратов, постоянно меняется нормативно-правовая база, принимаются новые законы. Сейчас даже основной закон изменился. Был Закон о лекарственных средствах, а сейчас Закон об обращении лекарственных средств. Невозможно обучиться чему‑то и остановиться, обучение должно быть ­постоянным.
 
КС: Необходима ли в России система непрерывного образования фармацевта и ­провизора?
Роза: Да, обязательно нужна непрерывная система повышения квалификации. Сейчас специалисты повышают квалификацию раз в пять лет, но невозможно учить специалиста таким образом, особенно учитывая, как быстро сейчас обновляется информация. Нелогично и неправильно отвлекать сотрудника на один или два месяца для того, чтобы он сидел и повторял вузовскую программу по полному спектру курсов, которые он когда‑то учил. Он должен актуализировать свои знания в той области, в которой он работает или планирует работать. И это надо делать на постоянной основе. Я сторонник системы кредитных (зачетных) единиц, как в некоторых других странах. При этой системе специалист может часть программы проходить в течение пяти лет, участвуя в различных конференциях и семинарах, а остальное время добирать на повышении квалификации. Конечно, важно правильно отбирать те мероприятия, где действительно идет информационно-образовательный процесс, а не рекламно-развлекательный. Нужна аккредитация мероприятий, в зависимости от той программы, которую эти мероприятия предлагают. Одно дело, когда человек действительно обучается, слушает лекции ведущих специалистов на тематической конференции, а другое дело, когда он летит в Таиланд и там один час слушает рекламную лекцию компании-производителя, а остальное время лежит на пляже. Но это легко можно регулировать с помощью аккредитации ­мероприятий.
 
КС: Каким образом может быть внедрена такая система? Это может быть сделано только на государственном ­уровне?
Роза: Да, это должно решаться на уровне региональных и федерального Минздравов. Также профессиональные ассоциации могли бы принять участие в решении этого вопроса, если бы у нас были соответствующие профессиональные ассоциации с нужным спектром ­компетенций.
 
КС: Поддержит ли эту инициативу профессиональное ­сообщество?
Роза: Безусловно, как мне кажется, всё профессиональное сообщество это поддержит, поскольку необходимость непрерывного обучения совершенно очевидна. В том числе это поддержат вузы, потому что они тоже могут проводить обучающие мероприятия. Никто не говорит, что после внедрения системы непрерывного обучения вузы не будут проводить повышение ­квалификации.
 
КС: Существует ли проблема с получением практических навыков ­студентами?
Роза: Да, конечно, существует. Раньше аптекам платили за практикантов, была единая государственная система практической подготовки студентов, и никто даже не обсуждал, принимать студентов на практику или нет. Сейчас такой системы нет, но это вопрос решаемый. Вузы могут заключать соглашения с крупными сетями и отправлять к ним на практику студентов. Единственное, производственную практику сейчас проходить практически негде, поскольку производственных аптек осталось очень ­мало.
 
КС: Нужна ли, по‑Вашему, двухуровневая система подготовки провизоров, которую давно уже ­обсуждают?
Роза: Мое личное мнение — я не вижу в этом особого смысла. У нас хорошая система подготовки. Что нужно сделать, так это четко разграничить обязанности фармацевта и провизора. Фармацевт раньше больше занимался изготовлением лекарств, а сейчас этой функции практически нет. Сегодня фармацевт может работать, например, с безрецептурными препаратами, а провизор — с рецептурными. Но это мало где соблюдается. В аптеках сегодня из‑за кадрового дефицита можно встретить даже специалистов без фармацевтического образования. Это большая проблема. За это нужно лишать лицензии. Здесь, как мне кажется, фармацевтическое сообщество должно занять очень жесткую позицию — с лекарствами должны работать только фармацевтические ­работники.
 
КС: Кадровый дефицит — острая проблема сегодня. Можно ли ее решить, изменяя систему фармацевтического ­образования?
Роза: Я считаю, что если человек учился за государственные деньги, он должен отработать определенное время на государство. Это логично. Зачем государство будет вкладывать деньги в обучение специалиста, чтобы он потом ушел работать в коммерческую структуру? Если коммерческая структура берет к себе на работу молодого специалиста, который учился на бюджетной основе, пусть она платит государству за это. А вот специалист, который учится на коммерческой основе, может работать, где ­хочет.
 
КС: Существуют ли исследования о потребностях фармацевтических работников в тех или иных знаниях, в зависимости от их ­специализации?
Роза: Да, мы проводили такое исследование совместно с Ириной Геннадьевной Комиссинской из Курского государственного медицинского университета. Это серьезное исследование, за которое мы получили первый приз на Российском медицинском форуме в 2007 году. Мы изучали производственные функции и образовательные потребности фармацевтических работников аптек и определили явное несоответствие тематического содержания образовательных программ нуждам специалистов. Результаты нашего исследования опубликованы и могут быть использованы для принятия ­решений.
 
КС: Изменения в системе подготовки фармацевтических работников потребуют большой работы от вузов. Насколько, по‑Вашему, вузы готовы меняться, не будут ли они возражать против ­перемен?
Роза: Для всех очевидно, что необходимо повышение качества образования и изменение содержания программ таким образом, чтобы они были адекватны требованиям отрасли. Часть вузов легко смогут поменяться. Это те учебные заведения, где есть хороший кадровый потенциал. Они могут адаптировать свои программы под потребности отрасли. А вот некоторые небольшие факультеты, открытые в непрофильных вузах, я думаю, могут столкнуться со сложностями, поскольку у них мало профильных специалистов. Есть факультеты, где кандидатов и докторов фармацевтических наук меньшинство, а большая часть сотрудников — кандидаты медицинских, биологических, химических наук. Это, конечно, неправильно, поскольку для непрофильных специалистов очень сложно полностью реализовать программу обучения студентов по технологии лекарственных средств, по экономике фармации и всем другим дисциплинам. На мой взгляд, для ликвидации кадрового дефицита гораздо эффективнее было бы увеличивать набор студентов в тех вузах, где есть хорошая база для их подготовки, чем открывать новые факультеты. Или открывать факультеты нужно постепенно, предварительно готовя преподавателей для ­них.
 
КС: Факультеты в небольших городах открывают еще и потому, что выпускники из больших городов не хотят ехать в маленькие на работу. Так что здесь решение ­неоднозначно.
Роза: Я понимаю. Но эту проблему можно решать с помощью целевого набора. Предлагать студентам: вы учитесь бесплатно, но потом отрабатываете какое‑то время или выплачиваете стоимость обучения, тогда все поедут отрабатывать. Сегодня нельзя вернуться к системе распределения, но к целевому набору можно перейти. Либо ты сам платишь за обучение, либо соглашаешься отработать какое‑то время в определенном месте. По-моему, это ­справедливо.
 
КС: Есть ли проблемы с подготовкой кандидатов и докторов фармацевтических ­наук?
Роза: Здесь проблем меньше, потому что это точечная подготовка, которая в основном зависит от научного руководителя. Больших проблем в этой сфере я не ­вижу.
 
КС: Почему же тогда есть дефицит преподавателей для фармацевтических специальностей в ­вузах?
Роза: Здесь большая проблема связана с тем, что у преподавателей вуза очень маленькая зарплата. Совместительство сейчас не поощряется. Как удержать хороших преподавателей при низкой зарплате? Для курсов повышения квалификации очень важно привлекать преподавателей-практиков из отрасли. И я считаю очень неправильной политику, когда вузы неохотно идут на привлечение внешних совместителей. На постдипломном повышении квалификации нужны специалисты-практики из отрасли. Они будут готовы работать даже за небольшие деньги из имиджевых соображений. А вот для студенческих кафедр нужны вузовские преподаватели. Но выпускник после вуза не хочет работать в институте. Когда мои аспиранты оканчивают обучение, за ними стоит очередь из фармкомпаний. Я бы, конечно, хотела лучших из них оставить на кафедре, но та зарплата, которая есть, не позволяет этого сделать. Часть все же остается, поскольку у нас в Москве ситуация получше — есть возможность в рамках кафедры вести проектную деятельность, руководство университета поддерживает научно-исследовательские инициативы и внедрение инновационных программ обучения, а в регионах это делать сложнее. Для фармацевтической отрасли проблема стоит очень остро, потому что зарплаты в отрасли хорошие, в несколько раз выше, чем в вузе. Я уверена, что зарплату преподавателей высшей школы нужно серьезно увеличить, иначе мы останемся без ­преподавателей.
 
КС: Что в первую очередь необходимо изменить сегодня в системе подготовки фармацевтических ­специалистов?
Роза: Всё вышеперечисленное. Во-первых, необходимо изменить номенклатуру специальностей в соответствии с потребностями отрасли. Во-вторых, необходимо изменить программу обучения в вузе в соответствии с современными реалиями. В-третьих, необходимо создать систему непрерывного постдипломного образования, а не учиться раз в пять ­лет.

0 0 лайков 151 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Полный цикл

Самвел Григорян о производственном буме в фармацевтической отрасли

0 комментариев 0 лайков 218 просмотров

Выйти из штопора - как выжить аптекам в кризис

Владимир Давыденко о том, как аптекам преодолеть кризис и удержать клиентов

0 комментариев 0 лайков 325 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку