18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Жанна Эппле

Жанна Эппле о маленьких ролях и больших артистах

Досье КС

 


Жанна Владимировна Эппле (родилась 15 июля 1964 г. в Москве) — российская актриса театра и ­кино.

Жанна родилась в семье директора НИИ и учительницы. Всё детство девочка провела на Сахалине, у дедушки с ­бабушкой.
Окончила ГИТИС, в 1996 году начала работать в театре имени Станиславского. Сыграла несколько ролей в спектаклях Театра на Покровке. А в 1999 году начала участвовать в телешоу Владимира Винокура «Вино-шоу-­кур».
В кино Жанна снимается с 1989 года. Всенародную любовь актрисе принесла роль рыжей Юли в сериале Дмитрия Фикса «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…».
Жанна является одной из ведущих передачи «Клуб бывших жен», там она вовсе не пытается доказать, что «все мужики сво…», а призывает героинь понять и простить своих ­бывших.
В 2010 году актрисе было присвоено звание заслуженной артистки Российской Федерации.
 
Беседовал: Анатолий Руденко
Фото: Евгений Новиков
 
На какие только жертвы не идут актеры ради главной роли! Борьба с конкурентами, интриги, дорогостоящие пластические операции — всё идет в ход. Некоторые решаются на достаточно рискованные и неприятные эксперименты. Чтобы добиться контракта с режиссером триллера «Машинист» Брэдом Андерсоном, Кристиан Бейл сбросил 30 килограммов и стал похожим на скелет. Натали Портман занималась балетом по восемь часов в день, чтобы убедительно сыграть в картине «Чёрный лебедь». И таких примеров очень ­много!
 
Неужели главная роль — единственный ключ к успеху? Об этом Анатолий Руденко решил узнать у замечательной актрисы Жанны ­Эппле.
 
КС: Жанна, здравствуйте! Очень приятно видеть Вас на страницах нашего журнала. Тема нашего номера «В главной роли», и лично у меня создается впечатление, что Вам‑то как раз всегда удается играть эту самую главную роль — и в жизни, и в карьере. Вы всегда прекрасно выглядите, всегда в хорошем настроении, успешны в любимом деле. В чем ­секрет?
 
Жанна Эппле: Если бы этот вопрос задали Катрин Денёв, то она ответила бы: «Секрет моей красоты — это много-много чистой воды без газа и много-много сна без сновидений». Но я не Катрин Денёв, хотя, я думаю, ее жизнь тоже порой не сахар. Я думаю, в моем случае всё объясняется генетикой — мне не приходится бороться с ней, и это уже хорошо. Я никогда ничем не злоупотребляла, ведь я бывшая спортсменка (занималась художественной гимнастикой и плаванием), и это дает мне определенную внутреннюю ­дисциплину.
 
Что же касается любимого дела — «королевой антреприз», как назвал меня Станислав Садальский, я стала совершенно неожиданно для себя. Неожиданно, потому что никогда не обладала сильным голосом. У меня врожденное несмыкание связок. И на третьем курсе института мне даже предложили уйти из профессии. Но я поплакала, скомкала направление от врача и стала актрисой. Никогда не думала, что так серьезно буду работать на сцене. Это произошло во многом благодаря Станиславу Юрьевичу, уже восемь лет я работаю вместе с ним в театральном агентстве ­«Лекур».
 
КС: Над чем работаете ­сейчас?
 
Жанна Эппле: Вместе с Садальским мы играем три спектакля. Сейчас я выпустила первый спектакль в этом агентстве без него, с замечательными партнершами — Ольгой Тумайкиной, Наташей Бочкаревой, Леной Валюшкиной. Он будет называться «Легкое поведение». Догадайтесь сами, о чем это. Конечно же, про любовь, как и всё ­остальное.
 
КС: У каждого актера есть так называемая «роль мечты» — есть ли она у Жанны ­Эппле?
 
Жанна Эппле: Я работаю в жанре антреприз. Это не стационарный театр, не академический, это не классическая драматургия. Это легкий жанр. Антрепризы были созданы специально для гастролей, для того, чтобы люди в дальних уголках нашей родины увидели своих любимых артистов. Мы развлекаем людей. У нас такой балаганчик, передвижной театр, в котором нет места страданиям Офелии или метаниям Раневской, это очень легкие постановки. Поэтому говорить о том, какие бы роли я хотела сыграть, — довольно сложно ­(смеется).
 
КС: Помните Ваши самые яркие впечатления от работы в ­театре?
 
Жанна Эппле: Я служила в театре Станиславского с огромным удовольствием! Была там приглашенной актрисой, работала вне штата. Играла в спектакле «Хлестаков» Владимира Мирзоева с Юлией Рутберг и с Максимом Сухановым. Невероятно хорошо обученные актеры щукинской школы, настоящие мастера! И еще я играла в спектакле по Альфреду Хичкоку «39 ступеней» — исполнила там несколько ролей с Серёжей Астаховым у моего любимого продюсера Дмитрия ­Фикса.
 
КС: Какими качествами должен обладать актер, чтобы сыграть главную ­роль?
 
Жанна Эппле: Я уже давно поняла, что, к сожалению, в России правит характер. Я знаю огромное количество потрясающих актеров, мизинца которых я не стою как актриса… Но, к сожалению, из‑за того, что у них не хватило характера или везения, они не сыграли главные роли, или, как это модно сейчас говорить, не стали медийными ­лицами.
Сейчас я очень люблю неглавные роли. Во-первых, главные роли, особенно в театре, требуют огромного количества сил и физического здоровья. К сожалению, я не очень награждена этим от природы. Я знаю, что не бывает маленьких ролей, есть маленькие актеры. Из любой роли можно сделать ­«конфетку»!
 
КС: Действительно, не всем ведь суждено быть на первых ролях. Когда это понимание приходит к актеру — это ­трагедия?
 
Жанна Эппле: Знаете, не для меня — я не очень артистка. Я гораздо больше женщина. Для меня гораздо важнее моя личная жизнь, мои сыновья, чем профессия. А карьера — я никогда ею особо не занималась. В 90‑е годы, когда был кризис, я спокойненько «вила гнездо». Не очень успешно, как выяснилось. И совершенно не думала о театре и своем месте на ­сцене.
 
КС: Вы упоминали фамилию Станиславского, и я вспомнил о Мэрил Стрип. Из голливудских актеров она является, наверное, самой большой почитательницей его метода. И я читал, что у Вас есть мечта — сыграть с ней на одной ­сцене.
 
Жанна Эппле: Я долго-долго думала: что же главное в человеке и в актере? И я поняла, что обаяние. Когда ты смотришь на человека и понимаешь, что не можешь от него оторваться, уже не смотришь на то, какие у него черты лица — правильные или неправильные, как он ухожен, как он себя подает… И я считаю, что Мэрил Стрип — одна из тех великих женщин, которым дано такое обаяние. Они прекрасны в любом возрасте. Глядя на нее, мне не страшно ­взрослеть.
 
КС: Кто еще, кроме Мэрил Стрип, восхищает и увлекает Вас? От кого невозможно ­оторваться?
 
Жанна Эппле: Я очень дорожу своими партнершами. Я никогда не думала, что мне выпадет такое счастье в жизни — стоять на одной сцене с Таней Васильевой или Ларисой Удовиченко. В последнее время я фанат Ольги Тумайкиной. Она, как и Юлия Рутберг, яркая представительница театра Вахтангова. И я считаю, что наше поколение актрис запомнится надолго именно благодаря этим потрясающим ­женщинам.
 
КС: Для многих гостей столицы посещение театра — это обязательный элемент программы во время визита в Москву. Можете посоветовать, куда точно стоит сходить, что посмотреть, на кого ­посмотреть?
 
Жанна Эппле: Если человек приехал в Москву и у него осталось немного времени до поезда, то стоит идти в Центральный дом культуры железнодорожников на Площади трех вокзалов. Сходите и посмотрите хорошую антрепризу. Любую. На этой площадке играют достойнейшие ­актеры.
 
С детьми советую посетить ТЮЗ. Недавно я с невероятным наслаждением посмотрела там вместе с младшим сыном «Четвероногую ворону». Сын поцеловал мне руку и сказал: «Мама, спасибо тебе большое!». Еще я бы предложила посмотреть спектакль «Идеальный муж» во МХАТе, хотя попасть туда невозможно! Это настоящий театр будущего, театр ­технологий!
Лично я хочу посмотреть в театре Вахтангова «Маскарад». Говорят, что там невероятная сценография. Сейчас мне хочется смотреть классику, настоящий ­театр.
 
КС: Насколько я знаю, проект «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво…» возобновлен. Какие чувства Вы испытывали? Приятно ли было вернуться к своей ­героине?
 
Жанна Эппле: Мы вернулись, сняли в честь 8‑го Марта четыре серии, которые назвали «Бальзаковский возраст, или Все мужики сво… Пять лет спустя». И вчера продюсер сказал, что это всё. И после некоторой паузы продолжил: «Может быть, будет "десять лет спустя", а может, не стоит! А может, и вовсе снимем полный ­метр».
С огромным наслаждением мы вернулись в этот проект. Играли бы и играли. Этот сериал лично мне дал всё, потому что я в нем снималась, когда мне было под сорок. Это был практически мой последний шанс: раньше меня знали как актрису единичные театральные гурманы, но медийным человеком я стала только после этого ­проекта.
 
КС: Стала ли другой ваша героиня ­Юля?
 
Жанна Эппле: Моя инфантильная героиня так и не выросла. Но в конце проекта она встретила свою любовь. Доктора-невропатолога! И я думаю, это ее диагноз! Она попала в хорошие ­руки.
 
КС: Давайте перейдем к кино. Как Вы считаете, наше кино сейчас находится в стадии роста? Либо происходит только слепое подражание ­Голливуду?
 
Жанна Эппле: Я наше современное кино не смотрю. Я смотрю старое советское кино, и с наслаждением. Я смотрю огромное количество западных сериалов. Это часть моего образа жизни. Когда я приезжаю с гастролей, мои сыновья готовятся к моему возвращению — и мы часами смотрим ­сериалы.
 
Иногда я смотрю артхаусное кино, очень честное и ­бедное.
В плане кинематографа мы не то что на сто лет отстали, мы на триста лет отстали. Нам даже не стоит конкурировать, нам стоит делать ­свое.
 
КС: Что спасет наше ­кино?
 
Жанна Эппле: Актеры, ­личности.
 
КС: А ­режиссеры?
 
Жанна Эппле: К сожалению, режиссер сегодня — это подневольный человек. Сегодня продюсерское кино, а режиссер не имеет права ­голоса.
 
КС: Но есть, например, Рената Литвинова и ее фильм «Последняя сказка Риты». Она сняла фильм на свои деньги и работала над ним как ­художник.
 
Жанна Эппле: Рената Литвинова уникальна. Она успешная бизнесвумен и может позволить себе такое дорогое удовольствие, как съемка фильма. Рената умна, у нее есть свой стиль, своя манера. Но, посмотрев анонс этого фильма, я поймала себя на мысли, что я уже сыта, переела немного. Она для меня намного важнее как ­драматург.
 
КС: Какие сериалы Вы могли бы посоветовать нашим ­читателям?
 
Жанна Эппле: Сейчас я смотрю сериал «Родина» (Homeland). А с сыновьями смотрим «Спартака», «Декстера», «Игру престолов» и т. д. Сняты они качественно, добротно. Замечательные актерские ­работы.
А вот смотреть сериалы, которые идут на нашем ТВ в дневное время, очень грустно. Видно, что столько‑то денег украли, набрали по дешевке артистов… Сейчас у нас практически все форматы на телевидении куплены. И хорошо — обладатели оригинального формата тщательно следят за всеми процессами — кастингами, съемочным процессом, адаптацией, поэтому качество таких форматов обычно выше тех, которые были разработаны и сняты в России. Главная проблема на длительных телепроектах и сериалах — драматургия. Не могут наши драматурги и сценаристы работать на ­конвейере.
 
КС: Это школа или особенность ­менталитета?
 
Жанна Эппле: Это халтура. На Западе каждый занимается своим делом, у каждого — узкая специализация. У них специалист по диалогам — это отдельная профессия, а у нас с диалогами — особая проблема. У нас происходит так: сегодня вечером сценарист что‑то написал, утром я получаю текст, половину выкидываю, оставляю канву и пытаюсь адаптировать под свою речь. Если бы вы видели эти диалоги! Я не знаю, на какой планете так говорят. Подобную халтуру и непрофессионализм часто оправдывают маленькими ­деньгами.
 
КС: А Вы понимали, когда были начинающей актрисой, что стоит выкладываться, зарабатывать себе ­имя?
 
Жанна Эппле: Я никогда не зарабатывала имя. Всё делала по любви. Я живу по любви, работаю по ­любви.
 
КС: Хочется закончить философским вопросом: а как же сыграть в своей жизни по‑настоящему главную ­роль?
 
Жанна Эппле: Моя главная роль — быть рядом с моими мальчиками, моими сыновьями. Я создана для любви, для счастья. Грустно, что в последнее время мне приходится быть и мамой, и папой. Видимо, это обратная сторона жизни. Нельзя, чтобы было всё: и любовь, и деньги, красота, карьера, счастье, ­дети…
 
КС: Жанна, что бы Вы могли пожелать читателям нашего ­журнала?
 
Жанна Эппле: Хочу вспомнить фразу Станислава Садальского: «Лицо — это записная книжка». Если до 30 лет — это генетика, то после 30 — это твоя душа. Если ты добр, щедр, никому не приносил беды и не делал подлости (или наоборот) — всё это написано на лице, и это можно прочитать. Будьте добрее. И больших вам чувств, потому что любовь — это главное приключение в ­жизни!
 

 

0 0 лайков 183 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

«Тяжёлый ­понедельник»: когда правда ранит во благо

Глеб Поспелов о психологичном медицинском сериале

1 комментарий 0 лайков 292 просмотра

«Без координат»: исчезнуть, чтобы найтись

Глеб Поспелов о тропическом медицинском сериале

1 комментарий 0 лайков 196 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку