18+

Статьи — Журнал — Ассортимент и продажи

Лекарства в продуктовой тележке

 Самвел Григорян о плюсах и минусах продажи лекарственных средств в магазинах

 

Ушедший год напоследок окатил нас перспективой серьезных изменений в сфере фармритейла, отчего температура аптечного сообщества в предновогодние месяцы немного отклонилась от обычно невозмутимой нормы. Спокойствие профессионалов отрасли нарушила новость о возможности разрешения продажи отдельных лекарственных средств в торговых сетях и магазинах, которая обсуждалась на   заседании Правительственной комиссии по вопросам конкуренции и развития малого и среднего предпринимательства 16 октября 2012 года. Минпромторг уже подготовил и направил в Минздрав перечень безрецептурных лекарственных средств, которые можно будет продавать не только в аптечных, но и других розничных предприятиях. По информации газеты «Ведомости» (www.vedomosti.ru, «Минпромторг готов разрешить продавать лекарства вне аптек», 07.12.2012), в списке значатся «средства от алкоголизма и курения, геморроя, насморка, кашля, головной боли, для снижения веса, жаропонижающие, антисептические, слабительные» и т.д.

Понять возникшее беспокойство профессионалов отрасли можно, ведь отпуск лекарств населению в нашей стране является делом и ответственностью исключительно фармацевтических либо медицинских организаций (предпринимателей) – таковы давняя традиция и современная норма п. 1. ст. 55 Закона «Об обращении лекарственных средств». А рассмотренное Комиссией предложение – обрети оно букву закона – положит этой традиции конец и будет означать эпохальное изменение, которое затронет не только деятельность специализированных организаций, осуществляющих отпуск лекарственных препаратов, но и интересы граждан как пациентов и потребителей лекарств. Поэтому неудивительно, что новость с заседания Комиссии так взбудоражила аптечное сообщество, реакцию которого на предлагаемые нововведения можно назвать не лишенной тревоги и солидарно отрицательной.

 

Хватает ли конкуренции в фармритейле?

Предложение допустить неаптечные компании к реализации лекарственных препаратов обосновывается необходимостью увеличить конкуренцию в фармритейле и, таким образом, снизить цены. Цели, безусловно, благие (необходимость любых преобразований – в том числе и впоследствии признанных неудачными, – всегда объясняется благими целями), осталось только понять, в правильном ли направлении ведет вымощенная ими дорога. Для этого надо ответить на вопрос: действительно ли в аптечном сегменте нашего фармацевтического рынка имеет место недостаточно конкурентная среда?

Анализ текущей ситуации в фармритейле позволяет сделать вывод, что всё обстоит «с точностью до наоборот». В отличие от большинства европейских государств, где расстояние между аптеками лимитируется, а их число находится в зависимости от количества населения, в России подобных ограничений нет. Открытие аптечной единицы в нашей стране обусловлено соблюдением лицензионных требований, но не демографическими и географическими факторами. Таким образом, законодательство РФ не регулирует число участников фармритейла, предъявляя последним условия лишь профессионального характера и не допуская в отрасль хозяйствующие субъекты иного профиля.

Отсюда и бурный рост числа аптечных объектов, уже приведший к ситуации, когда во многих населенных пунктах аптечные вывески с характерной символикой можно встретить на каждом шагу. Особенно это касается территорий проживания большинства населения страны – крупных городов, то есть как раз тех мест, где в основном и присутствуют торговые сети. Аптечный сегмент мегаполисов, большинства областных, республиканских и краевых центров, как правило, перенасыщен и недостатка конкуренции явно не испытывает.

 

По сравнению с ЕС

Для наглядности обратимся к цифрам. По данным Федеральной службы государственной статистики (Росстат), в апреле 2012 г. в г. Москве насчитывалось 4150 аптек и аптечных пунктов. Если соотнести эту информацию с данными последней переписи населения, получается, что на один аптечный объект в столице приходится приблизительно 2900 жителей. Это далеко не самый «населенный» показатель среди субъектов РФ. В целом по стране он составляет около 2800.

В Брянской и Ярославской областях (Центрального ФО) количество населения, приходящееся на аптечную единицу, не достигает и 2100. В Калининградской области (Северо-Западного ФО) этот показатель составляет 1740. В Нижегородской, Саратовской и Самарской областях (Приволжского ФО) он находится в пределах от 2250 до 2000, в Республиках Татарстан и Башкортостан (того же округа) – равен 2888 и 2675 соответственно. Довольно внушительна «населенность» аптечной сети и в субъектах федерации Сибирского ФО: в Новосибирской и Омской областях – 2275 и 1776, в Алтайском и Красноярском крае – 1839 и 1534. Рекордсменом выглядит Томская область, в которой – при населении немногим больше миллиона человек – значится, по данным Росстата, 987 аптечных единиц, что дает 1072 жителя на одну аптеку. Это далеко не полный перечень субъектов федерации, не уступающих Москве либо превосходящих ее по рассмотренному показателю.

Для сравнения приведем статистику по членам Европейского Союза (данные 2009–2011 гг. университетского консорциума FARMINE, объединившего членов Европейской Ассоциации факультетов фармации). Среди них есть страны как с более высоким, так и с более низким, чем среднероссийский, показателем «количество населения/число аптек». На уровне рекорда Томской области находится только кризисная Греция (1038). Высока «населенность» национальной аптечной сети также в Болгарии (1689), Бельгии (1885), на Мальте (1961), в Испании (2242). Цифры, сопоставимые со среднероссийским показателем (до 3 тыс. человек на одну аптеку), характерны для стран Балтии – Литвы (2500), Эстонии (2621), Латвии (2716), – а также Ирландии (2785), Франции (2797) и Словакии (2922). Как видим, из упомянутых выше государств, только Франция и Испания выделяются количеством своего населения.

В остальных странах, где в совокупности живет большая часть европейцев, соотношение «жители/аптеки» выше или значительно выше. В Италии оно равняется 3429, Польше – 3585, Румынии – 3709, Германии – 3824, Португалии – 3975, Чехии – 4339, Великобритании – 4528. Традиционно высок рассматриваемый показатель в Австрии (6614), Нидерландах (8300), скандинавских странах: Финляндии (6708), Швеции (7750) и неподдающейся никакому сравнению Дании (17 296). В среднем по ЕС получается цифра около 3250 человек на одну аптеку.

 

Пределы полезной конкуренции

Показатель «количество населения/число аптек» является ключевым индикатором конкуренции в фармритейле. На основании сопоставления приведенных цифр можно сделать вывод, что среднероссийская величина этого индикатора ниже среднеевропейского (при том, что Европа гораздо более плотно населена и не так обширна, как наша необъятная страна). Выходит, что в аптечном сегменте российского фармацевтического рынка сложилась более конкурентная среда, чем в целом по ЕС. Этому преимуществу РФ обязана, в первую очередь, отсутствию тех самых демографических и географических лимитов, о которых говорилось выше. А поскольку количество аптечных объектов в РФ неуклонно увеличивается, эта среда становится с каждым годом всё более конкурентной. При этом если в каких-то субъектах федерации или местностях остается потенциал количественного роста, то участники рынка (как аптечные сети, так и несетевые аптечные организации), профессионалы отрасли вряд ли не осилят его сами – тому подтверждение два десятилетия бурного роста российского фармритейла.

Имеется и «другая сторона медали». Является ли всемерное усиление конкурентного фактора панацеей для решения проблемы доступности фармацевтической продукции для населения? Ведь аптечное дело есть профессиональная практика; оно не является предпринимательством в чистом виде, поскольку обременено значительным и высоко затратным грузом социальных функций. Любые нововведения следует планировать с учетом данного обстоятельства. Такую отрасль ошибочно регулировать теми же методами стимулирования конкуренции, какие целесообразно и правильно применять к другим рынкам, где в результате жесткой чрезмерной конкуренции «выживают», как правило, сильнейшие и лучшие, что в конечном итоге идет на пользу потребителю.

В аптечной сфере всё иначе. Увеличение числа единиц фармритейла выше определенного «показателя насыщенности» приводит к значительному снижению рентабельности предприятий, от чего в первую очередь страдают те из них, которые больше затрачиваются на социальные функции и качество своих услуг. В условиях избыточной конкуренции в аптечном сегменте фармацевтической отрасли «уходят в минус» и подходят к грани банкротства зачастую именно лучшие, более ответственные и обремененные предприятия. Таким образом, безудержное взвинчивание конкурентного фактора несовместимо с той огромной социальной нагрузкой (многочисленные и строгие лицензионные требования, ограничения в области ценообразования, соблюдения минимального ассортимента препаратов и т.д.), которую несет на себе каждая аптечная организация. Стоит ли добавлять, что на конечном этапе этой цепочки последствий оказываются пострадавшими интересы потребителя лекарственных препаратов, пациента.

Европейский опыт регулирования этой проблемы заключается в применении компенсаторных мер: защите аптечной сферы от избыточной, «вредной» конкуренции путем установления демографических и географических лимитов. В нашей стране никаких подобных компенсаций нет. Появление в отрасли дополнительного количества сторонних участников чревато значительным снижением средних показателей рентабельности в аптечной сфере и, как следствие, вытеснением из нее лучших предприятий, традиций, ослаблением социальной составляющей, снижением качества профессиональных услуг населению.

 

Ценовой бумеранг

Продолжим исследовать мотивировку предлагаемых изменений: поможет ли допуск торговых сетей к реализации лекарственных препаратов существенно снизить цены? Поскольку, как отмечалось выше, в отрасли уже сложилась высоко конкурентная среда, то опытному потребителю не составляет труда – с использованием интернет-поиска и телефонного обзвона – найти ту из аптек, где необходимый препарат отпускается по цене совсем ненамного дороже оптовой. Появление дополнительных фармритейлеров вряд ли приведет к «ценовой революции» – по той простой причине, что потенциал снижения в лекарственной рознице невелик, почти исчерпан и зависит в основном от оптовой составляющей и цен производителей.

Более того, возможен обратный эффект, ведь торговые сети предполагается допустить к реализации исключительно безрецептурных препаратов. Это наиболее прибыльная составляющая ассортимента, значительной доли которой в результате появления на рынке новых мощных участников аптечные организации лишатся. Последствия этих потерь могут быть следующими: банкротство и закрытие либо повышение – в целях возмещения потерь прибыли от реализации «безрецептуры» – цен на рецептурные препараты.

По данным маркетингового агентства DSM Group (на октябрь 2012 г.), средняя цена Rx-препаратов почти в три раза превосходит цену лекарств, отпускаемых без рецепта. Кроме того, следует иметь в виду, что рецептурные препараты обычно гораздо более важны для здоровья потребителя-пациента, чем остальная аптечная продукция. Следовательно, нельзя допустить, чтобы планируемые в отрасли нововведения – даже если они приведут на начальном этапе к незначительному снижению цен на OTC-ассортимент – обернулись («при обратном полете бумеранга») удорожанием Rx-препаратов. Это гораздо сильнее затронет интересы потребителя, чем ценовые колебания «безрецептуры».

 

Всё для удобства потребителя?

Таким образом, мотивы допуска торговых сетей на лекарственный рынок пока выглядят сомнительными, последствия могут оказаться прямо противоположными. Кстати, подобная инициатива озвучивалась Минпромторгом и ранее, в 2009 г. Тогда в качестве одного из обоснований необходимости данного нововведения называлось удобство потребителя, которое, по представлению инициаторов, заключается в наличии большего количества мест продажи лекарств, отпускаемых без рецепта.

Данное соображение, с одной стороны, не лишено смысла, особенно если учесть опыт многих западных стран, где лекарства ограниченного списка из числа OTC-препаратов можно приобрести не только в аптеках, но и супермаркетах, небольших магазинах, в том числе автозаправочных станций. Это далеко не весь безрецептурный ассортимент, а его часть, например, банальные средства от простуды, насморка, головной боли, аллергии, слабительные и т.д. Такой список лекарств для повсеместной продажи (General sales list medicines, GSL) действует, в частности, в Великобритании.

Законодатели Соединенного Королевства и других государств с подобной практикой исходят из того, что самостоятельное приобретение и корректное употребление препаратов данного ограниченного перечня не может принести вреда здоровью. Поэтому их продажа не обусловлена обязательным наличием в штате предприятия фармацевтического или медицинского работника. Для какой-нибудь автозаправки или сельского магазинчика в графстве Стаффордшир это было бы невозможно как с экономической, так и кадровой точки зрения: фармацевтов не хватает везде, а зарплата, которую придется ему платить, «съест» всю прибыль маленького придорожного заведения.

В нашей стране подобной практики нет; продажа лекарственных средств в магазинах и на автозаправках законами не положена. Что касается крупных торговых центров, моллов, то почти в каждом из них – но за пределами гипермаркета – имеется аптека либо аптечный пункт. Так что удобство потребителю обеспечено: придя за продовольствием, хозяйственными товарами и одеждой, он имеет возможность тут же зайти в аптеку за лекарством. Готовящееся нововведение формально означает еще большее удобство: безрецептурные препараты появятся на полках супер- и гипермаркетов (в том числе крупных торговых центров), и покупатель получит возможность приобрести их заодно с продуктами и прочими товарами, прохаживаясь с тележкой между рядами полок.

Но всегда ли удобство отдельного потребителя в сиюминутной ситуации соответствует интересам общества в целом? Некоторым покупателям, например, было бы удобно, если горячительные напитки продавались бы круглые сутки. Но это неудобно другим гражданам. Поэтому фактор удобства нельзя возводить «в абсолют», ведь есть еще более важные требования – такие как безопасность (в контексте применения лекарственных средств) и эффективность лечения. Удастся ли их обеспечить в предлагаемых условиях?

На этот счет у фармацевтических партнерств и ассоциаций существуют опасения. В обращении «Аптечной гильдии», опубликованном на www.aptekiguild.ru, например, указывается, что реализация инициативы будет означать «создание особых условий для торговых сетей, которые не подразумевают соблюдение фармацевтического порядка и лицензионных требований и условий», что чревато проблемами с организацией условий хранения препаратов, контроля сроков годности, с консультационной составляющей отпуска лекарств. Всё это может привести к возрастанию рисков самолечения. Профессионалы Гильдии также отмечают, что разрешение продажи лекарственных препаратов в торговых сетях потребует внесения изменений в большое количество законодательных и нормативно-правовых документов, начиная с Закона «Об обращении лекарственных средств».

 

Неравные условия

Отдельно хотелось бы остановиться на теме создания особых условий для неаптечных фармритейлеров. Пресс-релиз другого профессионального сообщества, Российской ассоциации аптечных сетей (www.raas.ru), привлекает внимание к тому обстоятельству, что торговые организации имеют возможность войти на лекарственный рынок на общих основаниях: лицензировать аптечные объекты на своих территориях и, таким образом, оказаться в рамках единого нормативно-правового поля со всеми остальными аптечными структурами.

Действительно, для новых фармритейлеров прокладывается особый, льготный, путь выхода на лекарственный рынок. В чём заключаются их преимущества? Во-первых, торговые сети предлагается освободить от соблюдения лицензионных требований и условий по меньшей мере в части, касающейся помещений. Во-вторых, предполагается наделить их правом реализации наиболее прибыльной части аптечного ассортимента, но нисколько не обременить социальной нагрузкой, которую несут все аптеки и аптечные пункты. Условия выглядят неравными. Их можно сравнить с соревнованиями по спортивной ходьбе, в ходе которых одним участникам разрешено переходить на бег, других же за это удаляют с дистанции; при этом первые движутся налегке, а вторые отягощены гирями.

Интересна и другая сторона этого неравенства. Те, кто предлагают разрешить реализацию отдельных лекарственных препаратов неаптечным компаниям, зачастую ссылаются на практику других государств, о которой говорилось выше на примере Великобритании, и которая имеет место также в США и Канаде. Учет иностранного опыта – дело полезное, однако заимствование его должно быть грамотным и не однобоким, чтобы он послужил пользе потребителя и отрасли в целом, а не отдельной стороне.

Действительно, в некоторых странах Запада – в частности, названных выше – лекарства ограниченного списка можно купить в супермаркетах и прочих магазинах. Но «аверсом» этого в тех же Канаде и США является развитая практика аптечных магазинов – профессиональных предприятий фармритейла с широким неаптечным ассортиментом. Например, в канадской провинции Онтарио в таких учреждениях – помимо лекарств и другой аптечной продукции – продаются канцелярские товары, газеты, журналы и книги, открытки, игрушки и подарки, батарейки, некоторые виды продовольствия, колготки, чулки и носки, хозяйственные и фототовары, имеется фотолаборатория и цифровой центр. И это также объясняется соображениями удобства покупателя: зайдя в аптечное учреждение (которое зачастую, особенно в сельской местности, является одним из центров округи), он может заодно приобрести мелкие потребительские товары.

Подобным образом законодательство названных стран создает баланс между участниками рынка: неаптечные компании допущены частично к реализации лекарств, а аптечные (также в небольшой степени) – к ассортименту торговых компаний. У нас практика аптечных магазинов не развита, что будет еще одной причиной для дисбаланса и неравенства между этими группами компаний. Другой вопрос, стоит ли эту практику развивать – для нашей страны спорный, неоднозначный. Но только она может выровнять ситуацию.

Правильный ответ на вопрос «будет ли допуск неаптечных компаний к реализации безрецептурных препаратов плюсом или минусом для потребителя/пациента?» невозможно найти без учета того, сложатся ли вследствие предлагаемых нововведений равные условия для всех участников фармритейла и не пострадает ли в итоге множество аптечных предприятий – единственных социально ответственных гарантов качества услуг по лекарственному обеспечению населения.

0 0 лайков 124 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Секреты фармрекламы: кот с авоськой

Самвел Григорян о рекламе лекарств и аптек, о том, можно ли рекламировать лекарства, а также, чем может обернуться нарушение рекламного законодательства

0 комментариев 0 лайков 587 просмотров

Первостольников обязали под подпись инструктировать покупателей иммунобиологических препаратов

0 комментариев 0 лайков 673 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку