18+

Статьи — Журнал — Страницы истории

Войно-­Ясенецкий: святитель, исцелявший словом и скальпелем

Александр Чернов о гениальном хирурге и святом, который на многих иконах изображен с хирургическими инструментами в руках

Помню, в середине 2000‑х один из хирургов-аксакалов моего родного Енакиево уходил на пенсию. Освобождая кабинет заведующего, где провел не один десяток лет, он из пары сотен книг взял с собой лишь одну: зачитанную монографию «Очерки гнойной хирургии» Войно-Ясенецкого, еще 50‑х годов издания. «Эта книга сделала меня хирургом», — сказал он. Заинтригованный, я захотел больше узнать об авторе. И чем больше узнавал, тем больше проникался уникальностью этого ­человека.

Юноша

 Для справки  

Генрих Книрр

(1862–1944) — немецкий художник. В 1935 году написал один из наиболее признанных официальных портретов Адольфа ­Гитлера.

Валенти́н Фе́ликсович Во́йно-Ясене́цкий родился 27 апреля 1877 года в Керчи в семье аптекаря и домохозяйки. В 1889 году семья переехала в Киев. Там Валентин окончил гимназию и художественную школу. Выбрав медицину, юноша в первый год не прошел на медицинский факультет, не сдав биологию. Год проучившись на юридическом факультете, оставил университет. Последующие два года занимался живописью. Полгода провел в Мюнхене, учась в частной школе известного портретиста Генриха ­Книрра.

Со второй попытки, в 1898 году, поступил на медицинский факультет Киевского университета, который с отличием окончил в 1903 году. Валентину предлагали место на кафедре анатомии, однако, к удивлению сокурсников и преподавателей, он изъявил желание стать земским ­врачом.

Молодой врач

На последнем курсе университета Валентин увлекся глазной хирургией. Но началась русско-японская война и в марте 1904 года он добровольцем в составе миссии Киевского Красного Креста отправился в Читу. Там он получил бесценный опыт оперирования и ведения раненых всех категорий и впервые столкнулся с проблемой нагноения ран. На тот момент раздела «гнойная хирургия» в программе обучения медиков не ­существовало.

Коллеги вспоминали, какая точность была в пальцах у Войно-Ясенецкого. Он неоднократно разрезал быстрым движением скальпеля заказанное число листов папиросной бумаги из стопки. При этом всегда ссылался на «богом данную», прирожденную ­способность

В декабре 1904 года Валентин Феликсович женился на сестре милосердия Анне ­Ланской.

В апреле 1905 года Войно-Ясенецкий начал работать в уездной больнице Ардатова (Мордовия). В 1907 и 1908 годах Войно-Ясенецкий сам принимал у жены роды, она подарила ему сына Михаила и дочь Елену. В сентябре 1908 года Валентин Феликсович уехал в Москву, где после личной беседы вне конкурса был принят в экстернатуру. Семью он оставил у ­родственников.

Исследователь

Темой диссертации Валентин Феликсович избрал регионарную анестезию при операциях на глазах, но материалов и специалистов не было. Молодой хирург проводил секционные исследования по собственной методике. Он шприцем вводил в трупную глазницу горячий подкрашенный желатин, а затем тонкослойно препарировал глазничные ткани. В результате им было установлено точное расположение ветвей тройничного нерва. В 1909 году на заседании московского хирургического общества Войно-Ясенецкий сделал свой первый доклад, в котором обосновал преимущества регионарной анестезии при операциях на глазах и лицевом черепе. Но на тот момент тема не вызвала ­резонанса.

Тяготимый разлукой с семьей, Валентин Феликсович сделал перерыв в научной работе и продолжил врачебную практику. С апреля 1909 года он вступил в должность главного врача Романовской больницы Балашовского уезда Саратовской губернии, где сочетал обязанности травматолога, хирурга и ­гинеколога.

В 1910 году у него родился сын Алексей, а в 1913 — сын ­Валентин.

Ученый

Весной 1915 года в Петрограде вышла иллюстрированная самим автором первая монография Войно-­Ясенецкого «Регионарная анестезия», ставшая итогом десятилетних исследований. Основной тезис — при гнойных процессах прерывание нервной проводимости сообразно топографическим особенностям эффективнее, чем традиционная инфильтрационная анестезия. Войно-Ясенецкий открыл новый этап в российской ­анестезиологии.

В 1916 году в Москве Валентин Феликсович защитил докторскую диссертацию на тему: «О регионарной анестезии второй ветви тройничного нерва». В ней впервые была описана методика анальгезии ветвей тройничного нерва путем введения этилового ­спирта.

Весной 1916 года Валентин Феликсович обнаружил у жены туберкулез легких. Узнав о вакансии в городской больнице Ташкента, он, в надежде, что сухой и жаркий климат поможет выздоровлению, подал заявку, и в марте 1917 года семья прибыла в Ташкент. Там он начал систематизировать материал для задуманных ранее «Очерков гнойной ­хирургии».

В период гражданской войны Войно-Ясенецкий твердо придерживался позиции: «для врача нет гражданина — есть лишь пациент». В феврале 1919 года тайно от «красных» он лечил раненого казачьего есаула. По доносу санитара был арестован и неделю провел в застенках. Помогла протекция бывшего пациента, ставшего видным деятелем Туркестанской коммунистической партии. Валентина Феликсовича отпустили. В тот же день он явился в больницу и продолжил лечение ­пациентов.

Но стресс окончательно подкосил шаткое здоровье его супруги — в октябре 1919 года она умерла. Заботу о четырех детях Войно-Ясенецких взяла на себя бездетная вдова Софья Белецкая, операционная медсестра Валентина Феликсовича. В 1920 году был организован Туркестанский государственный университет, кафедру оперативной хирургии которого возглавил Войно-­Ясенецкий.

Священник

После смерти жены религиозность Войно-Ясенецкого лишь укрепилась. В декабре 1920 года епископ Ташкентский и Туркестанский Иннокентий предложил ему стать священником. В течение двух месяцев он прошел посвящения в чтеца, диакона и 15 февраля 1921 года на Сретение стал иереем. Со следующего дня Войно-Ясенецкий стал повсеместно ходить в священнической рясе с нагрудным крестом, которые снимал лишь во время операций. После нескольких доносов явившиеся в больницу энкавэдэшники заставили Войно-Ясенецкого убрать выставленные им иконы из коридора и ординаторской, но он отстоял «святой угол» в операционной и право ходить в рясе. И здесь помогла протекция начальствующих благодарных пациентов. В мае 1923 года в собственной спальне Войно-Ясенецкий был пострижен в монахи и наречен именем Лука. 3 июня он отслужил свою первую литургию в кафедральном соборе ­Ташкента.

Первая ссылка

4 июня прошел многочисленный митинг студентов Ташкентского университета с требованием увольнения профессора Войно-Ясенецкого, в этот же день он сам написал заявление. 10 июня после вечерней литургии Валентина Феликсовича арестовали за «антисоветскую деятельность». Только за первую неделю пребывания Войно-Ясенецкого в СИЗО руководство отклонило более 50 ходатайств о его освобождении от пациентов, которые нуждались в консультации. 16 июня Валентин Феликсович написал завещание с призывом к неповиновению советской власти и служащим ей ­церковникам.

К концу июня дело было передано в ГПУ, и 9 июля Войно-Ясенецкий был освобожден под подписку о выезде в Москву. Десятки прихожан легли на рельсы перед увозившим его поездом, но он вышел из вагона и попросил их не препятствовать ­неизбежному.

В октябре 1923 года ГПУ был вынесен приговор о высылке епископа в Нарымский край. Так началась его первая ссылка, продлившаяся до ноября 1925 года. Везде, куда он ни прибывал, — Енисейск, Туруханск, Плахино, — Валентин Феликсович начинал вести прием в местном лазарете и читать проповеди в церквушке. Наряду с абдоминальными и челюстно-лицевыми операциями, он выполнял ставшие его визитной карточкой операции по предотвращению слепоты при трахоме и ­катаракте.

Короткая оттепель

Вернувшись весной 1926 года в Ташкент, он вынужденно занялся частной практикой, так как нигде его на работу не брали. Он принимал до 400 пациентов в месяц, в основном с глазными заболеваниями и заболеваниями суставов. По выходным Войно-Ясенецкий читал проповеди в единственной оставшейся в Ташкенте ­церкви.

В 1928 году он завершил написание «Очерков гнойной хирургии». После годичного рассмотрения рукопись была возращена из государственного медицинского издательства с рекомендациями, и Валентин Феликсович с энтузиазмом взялся за доработку. Но Система опять включила жернова… В мае 1930 года он был арестован как соучастник «убийства» покончившего с собой профессора-физиолога Ивана Михайловского. Год он провел за решеткой, редактируя рукопись «Очерков…», а с августа 1931 года по ноябрь 1933‑го находился во второй ссылке: Котлас — Архангельск. Вел амбулаторный ­прием.

Недолгое признание

После освобождения, не найдя работы в Ташкенте, весной 1934 года Войно-Ясенецкий переехал в Андижан, Узбекской ССР, где заведовал отделением ургентной хирургии. Перенеся лихорадку паппатачи, практически ослеп на левый ­глаз.

 Для справки  

В 1935 году Войно-Ясенецкий вылечил бывшего личного секретаря Ленина Николая Горбунова от гнойного воспаления коленного сустава, грозившего потерей ноги. После этого Валентину Феликсовичу предложили заведовать НИИ в Сталинабаде (Душанбе). Однако, Валентин Феликсович поставил условие: восстановление Сталинабадского собора. Не получив утвердительного ответа, он отказался от ­должности.

Осенью 1934 года были изданы выстраданные «Очерки гнойной хирургии». В 39 главах монографии изложена разработанная автором топографо-анатомическая концепция хирургического лечения гнойных заболеваний. В то время когда отсутствовали антибиотики и основным методом хирургического лечения было радикальное удаление нагноившихся тканей с дренированием, топографо-анатомическая концепция позволяла резко снизить объем хирургического вмешательства при максимальной эффективности заживления. Книга очень быстро стала настольной для многих советских хирургов. Войно-Ясенецкого приглашают заведовать хирургической службой в Институт неотложной помощи ­Ташкента.

24 июля 1937 года Войно-Ясенецкий был вновь арестован за «создание контрреволюционной церковно-монашеской организации». До февраля 1940 года он находился в областной тюрьме Ташкента. За период следствия несколько его сотрудников, профессоров медуниверситета, дали против него показания. С марта 1940 года вступил в силу приговор: 5 лет высылки в Красноярский ­край.

Там он работал хирургом в Большой Мурте, Красноярске, ­Томске.

Война

В первые же дни войны Войно-Ясенецкий направил телеграмму Председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину с просьбой «ссылку мою прервать и направить в госпиталь. По окончании войны готов вернуться в ссылку…». В сентябре 1941 года Войно-Ясенецкий был назначен главным хирургом эвакогоспиталя Красноярского края. В этот период он разработал ряд новых хирургических тактик при остеомиелите: резекцию сустава с исходом в анкилоз, распил пяточной кости. Это позволило сохранить конечности сотням ­солдат.

В 1943 году в Москве вышло 2‑е издание «Очерков гнойной ­хирургии». В подвале эвакогоспиталя Войно-­Ясенецкий оборудовал иконостас и совершал богослужения. Немало раненых солдат посещали ­их.

В феврале 1944 года эвакогоспиталь передислоцировали в Тамбов. 19 марта Войно-Ясенецкий явился на межобластное совещание врачей эвакогоспиталей в архиерейском облачении. Но его докладу о хирургическом лечении ранений стоя аплодировал весь ­зал.

Аксакал медицины и архиепископ

В марте 1946 года постановлением Совнаркома СССР профессор хирургии Войно-Ясенецкий был удостоен Сталинской премии первой степени. Из 200 000 рублей премии 130 000 рублей Валентин Феликсович пожертвовал детским ­домам.

В период служения Войно-Ясенецкого в Покровской церкви Тамбова в 1944–1945 гг. доселе пустая касса для пожертвований при храме активно пополнялась прихожанами. За 15 месяцев из храмовой кассы на нужды фронта было перечислено около миллиона ­рублей

Сохранился текст благодарственной телеграммы от Сталина: «Тамбов. Тамбовскому архиепископу Луке Войно-Ясенецкому, профессору хирургии. Примите мой привет и благодарность правительства Союза ССР за Вашу заботу о сиротах, жертвах фашистских извергов. ­Сталин».

Ссылка Войно-Ясенецкого была прекращена. Но до конца жизни он оставался под надзором ­НКВД.

С весны 1947 года указом Патриарха Войно-Ясенецкий был переведен в Симферополь и параллельно стал консультантом Симферопольского госпиталя. На его показательные операции съезжались врачи со всего Крыма и Юга Украины. В 1955 году вышло третье, дополненное издание «Очерков гнойной хирургии». Валентин Феликсович готовил вторую редакцию «Регионарной анестезии». Но не успел: зрение прогрессивно ухудшалось и к весне 1956 года он полностью ­ослеп. Последние годы жизни Войно-Ясенецкий активно проповедует, диктует ­мемуары.

11 июня 1961 года Валентин Феликсович умер. 22 ноября 1995 года «архиепископ Симферопольский и Крымский Лука» определением Синода Украинской Православной Церкви причислен к лику местночтимых святых. Постановлением Генеральной Прокуратуры РФ от 12 апреля 2000 года Войно-Ясенецкий был полностью ­реабилитирован.

На надгробии Войно-Ясенецкого в Симферополе, согласно его завещанию, нанесена надпись: «Архиепископ Лука, доктор медицинских наук, профессор хирургии». Старец хотел остаться в памяти людей именно епископом-хирургом. И этому умыслу суждено было осуществиться: сегодня на многих иконах архиепископ Лука изображен с хирургическими инструментами в ­руках.

0 0 лайков 163 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Где много диких обезьян

Самвел Григорян о том, опасен ли вирус Зика

0 комментариев 0 лайков 148 просмотров

Встречают по одежке

Елена Ступина о том, как упаковка для лекарств похорошела и стала умнее

0 комментариев 0 лайков 190 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку