18+

Статьи — Журнал — Страницы истории

Высшая проба

Олег Иноземцев о славной истории высшего медицинского образования в России

На врачей мы все учились шесть долгих лет — зубрили анатомию, фарму, изучали патан и патфиз и многое-многое другое. А дальше год-два интернатуры или ординатуры. Но когда‑то всё было иначе. Еще четыре века назад людей с медицинским образованием в России было совсем мало, да и те являлись либо заграничными лекарями, либо «своими», но с недостаточным уровнем знаний. Как развивалось отечественное высшее медицинское образование — в нашем историческом ­экскурсе.

Истоки высшего медицинского образования

Побывав на Западе и познакомившись с известными врачами, Петр I понял, что России нужны свои лекари, причем прежде всего для нужд армии — XVIII век был щедр на войны (Северная война со Швецией 1700–1721 гг., Русско-турецкая война 1710–1713 гг., Каспийский поход 1722–1723 гг.).

По большому счету развитие высшего медицинского образования началось только с приходом к власти прогрессивного российского императора Петра I. В западных странах Петр познакомился с известными врачами и естество- испытателями — Фредериком Рюйшем, Германом Бурхааве, Исааком Ньютоном, Антонием ван Левенгуком — и отчетливо понял, что стране нужны свои лекари прежде всего для нужд ­армии.

В XVI — начале XVIII века всё, что относилось в России к «врачебному делу», находилось в ведомстве центрального правительственного учреждения, именуемого Аптекарским приказом. Изначально Приказ наблюдал за лечением царя и его семейства, а позже (с 1620 г.) прерогативой Приказа стала лечебная помощь населению в ­целом.

В 1654 году при Аптекарском приказе открывается первая в России лекарская школа. Учились в лекарских школах дети стрелецких, служивших у государя (стрелецкие дети). Им преподавали азы анатомии, хирургии, физиологии, лекарствоведения, терапии, симптоматологии — «знамена ­немочей».

После годичного обучения выпускники-лекари направлялись в воинские полки «для лечения ратных людей». Всего с момента своего образования школа выпустила несколько десятков лекарей и… закрылась. Стало ясно, что врачам требовались более глубокие знания в медицине, а значит, и более продолжительная учеба. Страна ощущала острую потребность во врачебных кадрах. Государство направляло русских людей в передовые медицинские университеты Западной Европы, в основном в Лейденский и ­Падуанский.

Первым, кого Петр I направил на учебу в Падуанский университет в 1692 году, стал Петр Васильевич Постников (1676–1716 гг.). Успешная учеба Постникова в медицинском университете позволила ему блестяще защитить докторскую диссертацию на тему «Признаки, указывающие на возникновение гнилостных лихорадок». Постников совершенствовал медицинскую науку в Париже, Венеции, Лейдене, Брюсселе, Голландии и Англии, Оксфордском университете; освоил несколько иностранных ­языков.

Единичные русские выпускники западных медицинских университетов и приглашенные иностранные врачи не могли обеспечить потребности российской армии и флота во врачебных кадрах. Поэтому в 1702 году Петр I приглашает в Россию уроженца Амстердама, окончившего Лейденский университет Николая Ламбертовича Бидлоо (1670–1735 гг.).

медицинское образование small.png

Госпитальные школы

После нескольких лет работы в лекарских школах Бидлоо возглавил первую российскую госпитальную школу, которая была открыта по инициативе Петра I в Москве при первом военном сухопутном госпитале (сейчас — Главный военный госпиталь имени Николая Николаевича ­Бурденко).

В госпитальную школу принимались мужчины любого сословия. Обучение было бесплатным. Студенты изучали анатомию, хирургию, десмургию, внутренние болезни с патологоанатомическими вскрытиями, аптекарскую науку, рисование и латынь. Анатомию проходили на трупах, а внутренние болезни изучали у постели больного. Медицинской литературы не было. Учебниками по всем предметам служили рукописные труды самого ­Бидлоо.

В 1733 году госпитальные школы открылись в Петербурге и в Кронштадте, в 1758 году — в Барнауле. С 1753 года в программу обучения были включены физиология, акушерство, женские и детские болезни, введены семилетний срок обучения и сдача экзаменов. Все выпускники госпитальных школ отправлялись на службу в ­армию.

Срок обучения в госпитальной школе зависел от успеваемости: через два-три года обучения и успешной сдачи экзаменов ученик именовался подлекарем, а спустя еще 2–3 года — сдавал так называемый генеральный экзамен и получал диплом лекаря. За 79 лет существования госпитальных школ было выпущено около трех тысяч лекарей. С 1786 года школы отделились от госпиталей и стали самостоятельными медико-хирургическими училищами. С 1786 года они объединяются в Главное врачебное ­училище.

Первый медицинский факультет

Первый медицинский факультет появился в Московском университете в 1765 году, через 10 лет после основания университета. На факультете было всего три кафедры: анатомия с практической медициной; физическая и аптекарская химии; натуральная, или естественная, история. Последняя изучала планеты, растений и животных, т. е. минералогию, ботанику и ­зоологию.

Наиболее важной фигурой в профессорском составе стал известный московский акушер Иоган Фридрих Эразмус, приглашенный в Россию в 1750 году из Пернова (Эстония). Он первым среди профессоров начал читать лекции по «женским болезням» и в течение двадцати лет занимался повивальным искусством. В 1771 году Эразмус активно участвовал в борьбе с московской эпидемией ­чумы.

Первым русским профессором на медицинском факультете Московского университета стал Семен Герасимович Зыбелин (1735–1802 гг.). Он окончил философский факультет Московского университета в 1758 году, а затем получил степень доктора медицины и защитил диссертацию в Лейденском университете. В 1764 году Зыбелин вернулся в Россию и начал преподавать курс теоретической медицины, охватывавший физиологию и патологию с общей терапией и диететикой (диетологией). Он первым начал читать лекции на русском языке, а не на латинском, как было принято ­ранее.

Бурное развитие врачебной деятельности на медфакультете Московского университета началось в первом десятилетии XIX века. В это ­время:
  • совершенствуется преподавание клинических ­дисциплин;
  • факультет получает первые базы для клинического обучения (госпитали и ­клиники);
  • открываются кафедры анатомии, физиологии и судебной медицины, терапии и клиники, врачебной словесности — «врачебного веществословия» (предмет включал рецептуру, фармакологию, токсикологию), повивального искусства, ­хирургии;
  • появляются первые клиники, названные Клиническими ­институтами.

Во время Первой мировой войны (1914–1917 гг.) более половины преподавательского состава медицинского факультета Московского университета призвали на военную службу. Студенты-старшекурсники призывались в качестве зауряд-врачей. Кроме того, ускорили подготовку врачебных кадров для армии и открыли курсы подготовки медицинских ­сестер.

В 1925 году на медицинском факультете открылась аспирантура. Это означало возможность готовить новые преподавательские кадры. В 1930 году медицинский факультет вышел из состава университета и был назван Первым московским государственным медицинским институтом (сейчас — Московская медицинская академия имени Ивана Михайловича ­Сеченова).

Военно-врачебное образование

Кроме обучения высших медицинских кадров для «житейских» нужд, государство уделяло внимание подготовке именно военных врачей. В 1715 году для «служивых людей» Петр I учредил Военно-сухопутный и Адмиралтейский госпитали в Санкт-Петербурге, а позже, в 1718 году, в Кронштадте — Адмиралтейский госпиталь. При этих госпиталях в первой половине XVIII века формируются госпитальные (медико-хирургические) школы, положившие начало отечественному военно-врачебному образованию. В 1786 году госпитальные школы объединились в Главное врачебное ­училище.

Большой урон Московскому университету, и медицинскому факультету в частности, нанесли наполеоновские войска: сгорел главный и анатомический корпуса, музей, библиотека, ботанический ­кабинет.

Император Павел I 18 декабря 1798 года подписал Указ о строительстве помещений для учебных аудиторий врачебного училища и общежития для студентов. Именно это положило начало основанию Медико-хирургической академии (с 1881 года — Военно-медицинская академия), которая стала первой и единственной российской медицинской академией с военным профилем. Отметим, что в западных странах нет деления медицинских вузов на военные и ­гражданские.

Почти сто лет Медико-хирургическая академия обучала только мужчин. Но в 1872 году был учрежден «особый женский курс для образования ученых акушерок» — так начало развиваться высшее женское медицинское образование в России. Император Александр I в 1808 году возвел академию в ранг первых Императорских учебных заведений. Военно-медицинская академия получила право называться Академией наук, избирать своих академиков и была переименована в Императорскую Военно-медицинскую ­академию.

В 1806 году в составе академии появились терапевтическая и хирургическая клиники. Возглавлял Военно-медицинскую академию лейб-медик (придворный медик у царствующих особ) Яков Васильевич Виллие, около полувека руководивший медицинской службой русской армии — с 1806 по 1836 ­г.

Зауряд-врачами (зауряд-военными врачами) с 1891 года в российской армии именовались студенты четвертого и пятого курсов медицинских факультетов университетов, то есть это звание младшего ­врача.

Важным событием в развитии Военно-медицинской академии и вообще высшего медицинского образования стало открытие двух кафедр — госпитальной хирургии и госпитальной терапии. В 1841 году их учредил знаменитый хирург Николай Иванович Пирогов для удовлетворения «армейских нужд», то есть лечения «служивых ­людей».

Затем открылись кафедры офтальмологии, психиатрии, оперативной хирургии с топографической анатомией, педиатрии, гигиены, общей и экспериментальной патологии (патологической физиологии), оториноларингологии, общего учения о заразных болезнях с практическим курсом бактериологии, ­ортопедии.

Светила Академии

Шестнадцать лет своей жизни отдал Академии гений отечественной медицины Николай Иванович Пирогов. Среди знаменитых преподавателей академии — основатель современной школы физиологов, первооткрыватель фагоцитоза, автор трактата «Рефлексы головного мозга» Иван Михайлович Сеченов. Будучи гениальным физиологом, Сеченов заведовал кафедрой ­физиологии.

Да и Сергей Петрович Боткин здесь отметился. В 29 лет он, уже будучи профессором, стоял во главе кафедры академической терапевтической клиники. Более 50 лет отдал академической работе гениальный физиолог и Нобелевский лауреат Иван Петрович Павлов. Профессор Александр Порфирьевич Бородин снискал всеобщее уважение в качестве лектора, ученого-химика, а за пределами медицины — великого ­композитора.

Также отметим хирурга Николая Васильевича Склифосовского, оториноларинголога Николая Петровича Симановсого, ортопеда Генриха Ивановича Турнера, патофизиолога Виктора Васильевича Пашутина, дерматовенеролога Вениамина Михайловича Тарновского. В годы Гражданской войны профессора Академии выезжали на фронт для оказания медицинской помощи Красной ­Армии.

Академия, до конца 1941 года находясь в блокированном Ленинграде, активно участвовала в обороне города, оказывала медицинскую помощь Ленинградскому фронту, а также гражданскому здравоохранению. До июля 1944 года Академию эвакуировали в Самарканд, где не прекращалась учебная, научная и лечебная деятельность. После войны сотрудники Академии подготовили 35‑томный труд, описывающий опыт советской военной медицины в период Великой Отечественной ­войны. В 1956 году при присоединении военно-морского факультета Академия стала единым учебным и научным центром военно-медицинской службы ­России.

Медико-хирургическая академия (с 1881 года — Военно-медицинская академия) стала первой и единственной российской медицинской академией с военным профилем. Отметим, что в западных странах нет деления медицинских вузов на военные и ­гражданские.

В настоящее время Военно-медицинская академия готовит военных врачей — начальников медицинской службы частей и кораблей Военно-Морского Флота Вооруженных Сил Российской ­Федерации.

Старейший педиатрический вуз

Помимо гражданских и военных нужд, страна не забыла и о своем будущем — детях. Забота о здоровье детей проявилась в открытии Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии (ранее — Ленинградский педиатрический медицинский институт). Она была основана в 1925 году как Институт охраны материнства и младенчества. Это было одно из ведущих высших медицинских учреждений в России и старейший самостоятельный педиатрический вуз в ­мире! История создания института начинается с детской клиники «В память священного коронования их Императорских Величеств», построенной в 1901–1905 гг. Прием пациентов велся с 25 мая 1905 года. И только в 1925 году произошло основное становление учреждения. Руководила процессом Юлия Ароновна Менделеева — педиатр, организатор здравоохранения, автор принципа «единого педиатра», согласно которому сегодня работают все детские поликлиники ­России.

Юлия Менделеева возглавляла институт с 1925 по 1949 г. В период ВОВ институт лечил больных и истощенных детей. Здесь был открыт госпиталь для больных и раненых воинов, продолжались научные исследования и велась подготовка врачей. Сейчас в Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии функционируют три факультета: лечебное дело, педиатрический и факультет клинической психологии. Академия имеет высокий статус среди медицинских учреждений, являясь своего рода монополистом.

Испытанные временем

Развитие высшего медицинского образования во многом стимулировали нужды армии. Благодаря образованию Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге с ее блестящим преподавательским составом, потребности армии в высших медицинских кадрах были удовлетворены. Московская медицинская академия заняла не менее значимую нишу: из ее стен выпускаются высококлассные «гражданские» ­врачи.

За несколько веков медицинские академии и институты претерпели множество реформ и потрясений. Тем не менее институты -«первооткрыватели» российского высшего медицинского образования каждый год выпускают врачей и встречают новых студентов, желающих связать свою жизнь с медициной, вопреки всем трудностям и высоким проходным ­баллам.

0 0 лайков 196 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Войно-­Ясенецкий: святитель, исцелявший словом и скальпелем

Александр Чернов о гениальном хирурге и святом, который на многих иконах изображен с хирургическими инструментами в руках

0 комментариев 0 лайков 158 просмотров

Где много диких обезьян

Самвел Григорян о том, опасен ли вирус Зика

0 комментариев 0 лайков 147 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку