18+

Статьи — Журнал — Это интересно

Шерше ля фарм

Самвел Григорян разбирался, чем французские аптеки отличаются от российских

Досье КС

Самвел Григорян

Город: Москва.

Окончил с отличием фармацевтический факультет ММА (ныне Первый МГМУ) им. И. М. Сеченова. Более десяти лет работает в отраслевых СМИ.

В путешествии зачастую хочется оградить себя от всего, что связано с работой. Чтобы ничего о ней не напоминало. Но иногда все‑таки любопытно: а как живут и работают наши коллеги в других странах мира, как там функционируют аптеки, обращаются и отпускаются лекарства? Это любопытство вряд ли можно удовлетворить во время короткого отпуска. А вот открыв журнал «Катрен-Cтиль фарма», иногда можно попасть «в гости», например, к французским ­аптекарям. Разница между российскими и французскими аптеками — это как тест с заданием найти десять отличий на картинке. Вроде отличий много, а все равно сходства больше. Тем более что разница становится заметной только тогда, когда вникаешь в ­детали.

Похожие и разные

Внешне российские и французские аптеки напоминают друг друга. Те же вывески «Аптека» (Pharmacie) и зеленый крест, не сильно отличающиеся витрины, аналогичные аптечные названия, чаще всего составленные по географическому признаку — по названию той улицы, проспекта, района, бульвара, площади и т. п., на которой они расположены. Внутри все тоже похоже: фармацевты, аптечная мебель, лекарства. Не считать же отличием французские буквы на лекарственных ­упаковках. Пожалуй, при первом знакомстве обращаешь внимание только на то, что французские аптеки, в отличие от большинства российских, как правило, в воскресенье не работают. Есть, конечно, дежурные, которые не закрываются допоздна и открыты в воскресные дни — особенно много их в переполненном туристами Париже. График их работы регулируется префектурой (местным органом исполнительной власти) — для того чтобы иметь право работать во внеурочное время, необходимо специальное разрешение. Зачастую аптеки в одной округе дежурят по очереди, опять же по составленному префектурой ­расписанию.

Еще одно отличие, как мне казалось раньше, связано с образом фармацевта. В моем представлении, сформированном первоначально романами Александра Дюма и других его соотечественников, просмотрами французских фильмов да и личным опытом посещения парижских аптек, это чаще мужчина, чем женщина. Однако оно оказалось ­устаревающим.

Свежая статистика Национальной гильдии фармацевтов Франции (Ordre national des pharmaciens) показывает, что более двух третей (67,1 %) от общего количества фармацевтов (работающих как в аптеках, так и других сегментах фармотрасли) в стране составляют представительницы прекрасного пола (данные на 1 января 2015 г.). Причем доля мужчин в профессии из года в год снижается. По данным на начало 2009 г., этот показатель составлял 34,7 %, на начало 2011 г. — 33,3 %, 2015‑го — 32,9 %. Правда, среди аптечных фармацевтов представителей «сильного пола» значительно больше — около 45,2 %. Хотя зарплаты фармацевтов не сильно отличаются в зависимости от пола, все же надо заметить, что у мужчин они в среднем приблизительно на 7 % выше, чем у женщин. Средний месячный доход французского фармацевта, высчитанный по результатам учета 42 200 зарплат, составляет 3117 ­евро.

«Здоровье не продается»

С 1336 г. во Франции действует профессиональная монополия фармацевтов на работу с лекарственными средствами и препаратами. Когда в прошлом году правительство страны задумало изменить этот многовековой порядок — то есть разрешить продажу безрецептурных лекарств в супермаркетах и других неаптечных торговых объектах — это вызвало протест фармацевтического сообщества. Во Франции прошла забастовка, в которой приняло участие 87 % аптек. Одним из ее лозунгов был «Здоровье не продается». Что характерно, фармацевтов поддержали представители врачебных специальностей — врачи общей практики, дантисты и т. д., — а также медицинские лаборатории. Можно добавить, что пока лекарства на полках французских супермаркетов не ­появились.

Все лекарства в РФ принято делить на рецептурные и безрецептурные. Во Франции эти две группы называют немного иначе: «обязательно-рецептурные» (PMO) и «факультативно-рецептурные» (PMF) препараты. Для отпуска последних наличие рецепта необязательно; тем не менее врачи часто выписывают и их, особенно если речь идет о страховом ­случае.

Статистика показывает большое количественное преимущество первой группы над второй. По результатам 2013 г., объем продаж PMO-препаратов во французских аптеках превышал 17 млрд евро (около 83 % лекарственного аптечного рынка), PMF-препаратов — был меньше 3,5 млрд евро (около 17 %). Для сравнения: по данным маркетингового агентства DSM Group, на российском рынке в тот же период соотношение этих групп было почти одинаковым — 49,7 % к 50,3 %.

В плане нелекарственного аптечного ассортимента Франция ближе к России, чем, например, США, где в аптеках можно купить почти все, вплоть до хозяйственных товаров и вин. Французские аптеки сильны своим косметическим предложением — например, «косметический шопинг» в Париже многие осуществляют именно в аптеках. В них также продается парфюмерная, гигиеническая продукция, гомеопатические средства, средства по уходу за детьми, медицинская техника, лекарственные растения, чаи и т. д. Большое внимание уделяется консультированию посетителей. Французский фармацевт может измерить посетителю артериальное давление или научить его делать это ­самостоятельно.

Не попавшие в сети

Франция относится к числу стран, в которых нет аптечных сетей. Главная фигура французского фармритейла — аптекарь, а не управляющий крупной сетевой компании. Это тоже следствие исторически сложившейся профессиональной монополии — французское законодательство не позволяет людям, не имеющим фармацевтического образования, являться собственниками аптек. Сетевые структуры во французском фармритейле не формируются еще и потому, что один фармацевт не может владеть множеством ­аптек.

Таким образом, аптечная система Франции — это большое число одиночных аптек. Регулируется в стране и такой показатель, как «количество жителей на одну аптеку». Действует следующее правило. Для выдачи первой аптечной лицензии коммуны (административно-территориальной единицы) необходимо, чтобы на одну аптеку приходилось минимум 2500 человек (в Эльзасе, Мозеле и Гвиане данная квота выше — 3500 человек); последующих лицензий — сверх того, не менее 4500 человек. Например, в городе с населением 35 000 жителей может функционировать не более восьми аптек (1×2500 + 7×4500 = 34 000).

Наличие такого демографического «рычага», позволяет защитить аптечные предприятия от чрезмерной конкуренции, которая — ввиду специфики отрасли — скорее во вред, чем на пользу. В то же время, с учетом численных показателей квот, он не устраняет здоровое соперничество ­вообще.

По данным Национальной гильдии, на 1 февраля 2015 г. в континентальной Франции действовало 21 772 аптеки, еще 629 аптек — в заморских департаментах. «Аптечная плотность», по сведениям из того же источника, в целом по стране составляет 2936 жителей на одну аптеку. Проведем сравнение. Общее количество аптек и аптечных пунктов в России, по данным Росздравнадзора на первое полугодие 2015 г., составляет 53 808 единиц (включая индивидуальных предпринимателей и не считая аптечные киоски). С учетом количества населения страны на 1 января 2015 г. (146 267 288 человек) показатель «аптечной плотности» в РФ равен 2718 человек на одну ­аптеку.

Самвел Григорян: История одного визита

Когда человек с фармацевтическим образованиям в качестве туриста посещает Париж, то конечно, помимо Эйфелевой башни и прочих достопримечательностей, задерживает свое внимание и на вывесках парижских аптек. Но это, так сказать, «внешнее» знакомство. А первое «внутреннее» знакомство с французской аптекой и французским фармацевтом состоялось у меня не из‑за профессионального любопытства, а из‑за необходимости приобрести противоаллергический препарат для одного из спутников в поездке, не владеющего иностранными ­языками.

Посетителей в аптеке на Авеню Виктора Гюго было мало, долго ждать у прилавка не пришлось. Здесь прозвучало мое первое «Бонжур, мсье», произнесенное под аптечными сводами. Фармацевт, мужчина лет пятидесяти, невысокого роста, отдаленно напоминающий забавного «киношного» фармацевта из фильма «Такси-3», услышав от меня краткое описание проблемы, задал несколько дополнительных вопросов о симптомах и возрасте. Поскольку я не очень хорошо владею французским, а фармацевт, как и большинство французов, затруднялся с английским, — беседа шла на смеси этих двух языков, заправленной медицинскими и фармацевтическими терминами, включая МНН. В итоге я приобрел второй из предложенных «парижским первостольником» препаратов (который был дешевле первого на 20 ­евро).

Все в гильдии

Непосредственным регулятором фармацевтической деятельности в стране является Национальное агентство безопасности медикаментов и продуктов здоровья (ANSM). Но французская фарма регулируется не только государственными органами. C тех давних пор, когда аптечная профессия во Франции еще только зарождалась, она — помимо королевских ордонансов, пришедших им на смену декретов, законов, постановлений и т. д. — управляется также самими ­аптекарями.

Функция самоуправления осуществляется сейчас посредством профессионального объединения в Национальную гильдию фармацевтов. Поскольку наша профессия во Франции относится к числу регламентированных, присоединение к этой гильдии является обязательным условием доступа к аптечной ­практике.

Среди задач гильдии особо выделяют следующий «квартет» функций: взаимодействие и прямая связь с правительством по всем вопросам отрасли; контроль аптечной практики; защита независимости и чести профессии; забота о соблюдении профессиональной ­этики.

На 1 января 2015 г. в Национальной гильдии состояло 74 492 специалиста, работающих в разных сегментах фармацевтической отрасли. Средний возраст французского фармацевта — 46,5 лет, причем 2146 участников гильдии старше 66 лет. Этот показатель медленно, но неуклонно повышается — в 2004 г. он составлял 45 лет. Самая большая возрастная группа — фармацевты от 52 до 56 лет, их около 12 тыс. Словом, профессия «стареет» или взрослеет, как кому больше ­нравится.

Фармацевты и адъюнкты

Персонал большинства французских аптек состоит из одного фармацевта и одного, реже двух-трех помощников (адьюнктов). При этом в 3922‑х аптеках нет ни одного адъюнкта. Эти цифры объясняют, почему во Франции аптекари, как правило, не открывают свои двери по воскресеньям — для этого у них, помимо всего прочего, недостаточно «людских ­ресурсов». На вывесках некоторых французских аптек можно увидеть знак ступки с пестиком и слово «préparatoire». Оно является производным от глагола «préparer», что означает «готовить». В таких аптеках готовят лекарства по экстемперальной рецептуре, традиции которой во Франции сохраняются. Поклонники французского кино наверняка знают, что мать Алена Делона Эдит Арнольд была «препаратрисой» из парижского ­пригорода.

Во французской лекарственной промышленности трудятся немногим более 3,5 тыс. фармацевтов, в фармдистрибуции — 1285. Подавляющую часть оптового лекарственного рынка занимают семь основных «гроссистов» ­(«оптовиков»). Для Франции характерно наличие специальности, название которой дословно переводится «фармацевт-биолог» (pharmacien-biologiste). Речь идет о сфере лабораторной медицины или медицинской биологии. Лабораторий, в которых делают медицинские анализы, во французских городах очень много, а работающих в них «фармацевтов-биологов» — более 7,5 ­тыс.

Аптекари и «Страхование от болезней»

Во Франции нет «льготников» в прямом смысле слова. Вместо этого функционирует развитая система социального страхования, частью которой является «Страхование от болезней». В многих случаях граждане приобретают лекарства и другие аптечные товары бесплатно или за частичную плату, а система страхования возмещает (реимбурсирует) ­расходы. Ее действие распространяется на препараты, отпускаемые по рецепту врача и входящие в специальный список фармацевтических средств, подлежащих реимбурсации. Полностью компенсируется стоимость лекарств, которые отнесены к группе незаменимых и дорогостоящих. В нее входят, например, противопухолевые, антидиабетические средства, орфанные препараты и т. ­д.

Остальные препараты списка реимбурсируются в зависимости от степени важности их применения в медицинской практике — на 65 %, 30 % или 15 %. Лекарственное страхование во Франции распространяется и на выписанные врачом гомеопатические средства — их стоимость компенсируется на 30 %.

С целью оптимизации и уменьшения расходов лекарственного страхования во Франции в отношении около 2600 наименований аптечных товаров установлены фиксированные цены реимбурсации. Например, если препарат, на ценнике которого значится 11 евро, подлежит 65 %-ному возмещению и имеет фиксированную цену возмещения 10 евро, то «Страхование от болезней» компенсирует 6,5 евро, и покупка в итоге обойдется посетителю аптеки в 4,5 евро. Покупатель может избежать и этой траты, если приобретет более дешевый дженерик этого же ­МНН.

0 0 лайков 382 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Секреты фармрекламы: кот с авоськой

Самвел Григорян о рекламе лекарств и аптек, о том, можно ли рекламировать лекарства, а также, чем может обернуться нарушение рекламного законодательства

0 комментариев 0 лайков 590 просмотров

Рабочее воскресенье

Самвел Григорян размышляет на тему оптимального графика работы аптечных организаций

1 комментарий 0 лайков 648 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку