18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

«Мелочи» жизни

Самвел Григорян о важности внимания к «незначительным» аптечным вопросам

Григорян.png

Досье КС

Самвел Григорян

Город: Москва

Окончил с отличием фармацевтический факультет ММА (ныне Первый МГМУ) им. И. М. Сеченова. Более десяти лет работает в отраслевых ­­СМИ.

Рассуждая на важные отраслевые темы — о списке ЖНВЛП, проверках, влиянии неустойчивых рынков валют на лекарственные цены, импортозамещении и т. д. — мы порой забываем о «мелочах аптечной жизни», которые зачастую не менее важны для первостольника или руководителя аптеки, чем так называемые «большие» проблемы. Например, имеет ли аптечная организация право продавать пакеты? При соблюдении каких условий она может принимать на работу студентов фармацевтических вузов? Как помочь первостольнику защитить себя в период эпидемии? На деле эти вопросы оказываются не такими уж ­­мелочами.

«Фронтовик»-первостольник

Почти каждый холодный сезон, в январе-феврале, информационные ленты пестрят сообщениями об эпидемии гриппа. Прошедшей зимой был распространен его особо опасный «свиной» штамм. В аптеках не хватало защитных масок, значительно увеличился отпуск разного рода профилактических, противовирусных, гигиенических, противовоспалительных и жаропонижающих средств. В такие перио­ды аптечные залы заполняются не только здоровыми людьми, спешащими принять меры предосторожности, но и уже заболевшими, кашляющими и ­­чихающими.

От посетителей легко заразиться, особенно если первостольник не привился от гриппа (причины могут быть разными, включая и противопоказания к прививке). А работа за первым столом увеличивает шансы ­­заразиться.

Ежедневно к аптечному столу/окошку может подойти несколько десятков болеющих людей. Они нередко наклоняются к окошку, стремясь произнести фразу громче, чтобы фармацевт услышал. У многих есть привычка надолго задерживаться у первого стола/окошка, чтобы подробно обсудить не только вопросы лечения, но и жизнь вообще. Также посетители зачастую передают первостольнику рецепты или бумажки, на которых написаны названия лекарств, — эти предметы могут быть инфицированы и заразить первостольника, особенно если после приема каждого посетителя, как это делают врачи, он не отправляется мыть руки (что не предусмотрено никакими санитарными инструкциями и, наверное, в принципе ­­невозможно).

Знакомый провизор рассказала следующую историю. Одна из посетительниц аптеки, весьма солидная и по возрасту, и на вид дама, которая не могла сама назвать необходимые ей лекарства, в разгар эпидемии гриппа пыталась передать провизору через окошко свой мобильный телефон, чтобы та услышала эти названия от человека на том конце связи. Причины, по которым дама не могла сама сообщить наименования требуемых лекарств, вполне могли быть уважительными. Однако предложенный ей способ коммуникации в обязанности фармацевтов и провизоров, безусловно, не входит. Мобильный телефон, ввиду очевидных особенностей его использования, безусловно, можно отнести к предметам, связанным с личной ­­гигиеной.

Конечно, любой первостольник обязан выслушать и проконсультировать посетителя по лекарственным вопросам. Но он поступит непрофессионально, если согласится говорить по мобильному телефону каждого посетителя, который ему это предложит. Думаю, недопустимость таких действий — как в разгар эпидемии, так и в другие сезоны — настолько очевидна, что не требует дальнейших пояснений. Поэтому подобные просьбы посетителей следует вежливо отклонять, мотивируя их (если мотивация вообще понадобится) санитарно-гигиеническими ­причинами.

Чтобы не платить дважды

Фармацевты и провизоры ежедневно находятся в зоне риска, на переднем крае борьбы с «эпидемическим фронтом». Риск заразиться вирусной инфекцией у первостольника значительно выше, чем у представителей большинства других специальностей. Одно дело — работать в офисе, куда почти никто не приходит или приходит ограниченное число клиентов, партнеров; и другое дело — в аптеке, куда идут за лекарствами заболевшие ­гриппом.

Важно подчеркнуть, что, в отличие от других категорий граждан, фармацевты и провизоры подвергаются этому повышенному риску при исполнении служебных обязанностей вследствие работы на аптечную организацию и систему здравоохранения. Поэтому логично, чтобы эта организация и система позаботились о том, чтобы защитить своих ­«фронтовиков».

Помните молоко, которое давали работникам вредных производств, в том числе рецептурно-производственных отделов аптек? Эта норма в том или ином виде существует в отечественном законодательстве с 1922 г. Часть 10 Приложения 1 приказа Минздравсоцразвития от 16.02.2009 г. № 45н позволила заменить выдачу молока и других полагающихся таким работникам продуктов компенсационной выплатой (в случае наличия письменного заявления ­работника).

Так вот, в духе этой правовой нормы, почему бы всем аптечным организациям страны — как муниципальным, государственным, так и частным — без всяких приказов взять за добровольную этическую норму хотя бы немного компенсировать первостольникам «фронтовые» эпидемиологические условия. Чтобы аптечные провизоры и фармацевты могли, не урезая собственный бюджет, создать запас профилактических и лечебных средств против сезонных респираторных ­инфекций.

Мне могут возразить, что отдельные аптечные организации осуществляют такие компенсационные выплаты, а в некоторых отраслевых предприятиях имеются программы добровольного медицинского страхования (ДМС). Но это именно «отдельные» и «некоторые», но далеко не все, а скорее меньшинство. Думаю, даже самая скромная сумма (степень ее скромности зависит от возможностей организации), выделенная сотруднику на защитные маски, спреи и мази для защиты слизистой носа, одноразовые носовые платки, капли в нос, препараты от боли в горле, жаропонижающие и противоспалительные, противовирусные средства, возможно, также витамины и т. д., стала бы не только позитивным актом социальной ответственности аптечной организации, но и предусмотрительной хозяйственной мерой, которая принесет выгоду в виде сокращения «невыходов» на работу по ­болезни.

Чем более защищен сотрудник, тем меньше и реже он болеет, отсутствует на работе. Руководители аптечных организаций знают, как трудно найти замену ушедшему на больничный первостольнику, особенно в разгар зимы, когда может заболеть одновременно несколько работников. Это приводит к потере выручки, оборачивается угрозой нарушения рутинного аптечного порядка, что в случае внезапной проверки — которая вполне может прийти в аптеку именно в пиковые дни — чревато еще и многотысячными штрафными ­убытками.

Во что ­упаковать? Что можно продавать в аптеке кроме лекарств

Еще одна «мелочь» аптечной жизни — тема упаковки. Не первичной или вторичной упаковки лекарственного препарата, а упаковки аптечной покупки. Больше половины аптечных покупателей приобретают два и более наименований товаров, причем многие из них не в единственном ­числе.

Таким образом, аптечная покупка часто бывает весьма объемной, а если приобретаются сиропы, микстуры, растворы, минеральные воды, некоторые медицинские изделия и т. д. — еще и тяжелой. Словом, элементарный сервис требует наличия в аптеке пакетов разного размера и прочности для ­упаковки.

Казалось бы, вопрос из разряда пустяковых. В супер- и гипермаркетах, обычных продуктовых магазинах потребители привыкли покупать пакеты — чаще полиэтиленовые, реже бумажные. Законодательство не ограничивает продуктовый ритейл в праве их ­продавать.

Однако в фармритейле всё с точностью до наоборот. Данную тему регулирует пункт 7 статьи 55 Федерального закона от 12.04.2010 г. № 61‑ФЗ «Об обращении лекарственных средств». Согласно этому пункту, аптечные организации и индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию на фармацевтическую деятельность, наряду с лекарственными препаратами имеют право приобретать и продавать следующие категории ­товаров:

  • медицинские ­изделия;
  • дезинфицирующие ­средства;
  • предметы и средства личной ­гигиены;
  • посуду для медицинских ­целей;
  • предметы и средства, предназначенные для ухода за больными, новорожденными и детьми, не достигшими возраста трех ­лет;
  • очковую оптику и средства ухода за ­ней;
  • минеральные ­воды;
  • продукты лечебного, детского и диетического ­питания;
  • биологически активные ­добавки;
  • парфюмерные и косметические ­средства;
  • медицинские и санитарно-просветительные печатные издания, предназначенные для пропаганды здорового образа ­жизни.

Пакетное предложение - можно ли продавать пакеты в аптеке?

Все, что не подпадает под эти категории товаров — включая пакеты для упаковки, — в аптеках и аптечных пунктах продавать не разрешено. Конечно, первостольникам не возбраняется отпускать их бесплатно. Однако далеко не каждая аптечная организация, исходя из своих экономических показателей, может позволить себе такой жест. Ведь если даже гиганты продуктового ритейла, имеющие огромные обороты, не отдают, а продают упаковку, то куда более скромным предприятиям фармритейла это тем более было бы ­накладно.

Собственно, выбор у аптечной организации небольшой: либо вообще отказаться от полиэтиленовых (не говоря уже о более дорогих бумажных) пакетов для упаковки, либо решиться на дополнительные сервисные убытки. Напрашивается вопрос: почему такое неравенство, чем фармритейл хуже продуктового ритейла, почему супер- и гипермаркетам разрешено продавать пакеты, а аптекам — ­нет?

Вряд ли такая ситуация сложилась намеренно. Возможно, когда составляли перечень товаров, разрешенных к продаже в аптечных организациях, о «пакетном вопросе» просто забыли как о «незначительном». Но ведь при желании можно внести поправку в п. 7 ст. 55 Закона «Об обращении лекарственных средств» и исправить неравенство в данном ­вопросе.

Студент и аптека

Возможность работы в аптеке для студентов — вопрос тоже не из разряда самых малозначимых. Для аптечных организаций — это дополнительный потенциал «рабочей силы», пусть не опытной, но молодой и перспективной. Для студентов же — это бесценный практический опыт, который невозможно получить «за ­партой».

Минздрав РФ разработал и вынес на общественное обсуждение новый порядок допуска лиц, не завершивших образовательные программы высшего фармобразования, к работе в качестве среднего фармперсонала. Резюме этого проекта приказа ­таково:

— право на работу в аптеке возникает у студента после завершения четырех курсов высшего образования по специальности ­«фармация»;

— необходимо наличие справки об обучении/периоде ­обучения;

— студент также должен успешно сдать экзамен по допуску к фармдеятельности на должностях среднего ­фармперсонала.

Думаю, очевидно, что третий пункт — самый главный. Согласно одному из пунктов приказа, комиссии по приему экзамена должны быть созданы при самих образовательных учреждениях, то есть, вероятно, в том же вузе, где учится студент. В состав комиссии, помимо преподавателей, войдут и представители территориальных органов, осуществляющих функции в сфере здравоохранения. Экзамен будет состоять из собеседования, тестового контроля знаний и оценки практических ­навыков.

На словах все выглядит очень достойно, а на деле все зависит от того, насколько «забюрокраченной» или, наоборот, оптимальной будет вышеописанная процедура. Экзамен, испытание, требовательность — это одно, а «тернии» — совсем другое. Хочется видеть в профессии больше молодых лиц. И это уж точно не ­мелочь!

1 0 лайков 402 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Коварство весеннего пикника

В помощь первостольнику – как проконсультировать покупателя, страдающего от пищевого отравления

0 комментариев 0 лайков 512 просмотров

Первостольников обязали под подпись инструктировать покупателей иммунобиологических препаратов

0 комментариев 0 лайков 708 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку