18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Сила «слабого пола»

Самвел Григорян о феминизации фармацевтической профессии

В сентябре прошлого года в фармацевтическом мире — в буквальном смысле этого слова — произошло знаковое событие. Президентом Международной Фармацевтической Федерации (МФФ, общепринятая аббревиатура FIP происходит от французского названия организации Fédération Internationale Pharmaceutique) впервые за ее стодвухлетнюю историю была избрана женщина.

Женщина во главе МФФ

Ею стала представительница Испании Кармен Пенья, которая начинала свой профессиональный путь фармацевтом обычной мадридской аптеки, а затем более двадцати лет работала на различных позициях в МФФ, включая посты вице-президента и теперь уже президента.

Сам факт избрания женщины главой всемирной фармацевтической организации вряд ли кого‑либо удивил. В большинстве стран мира представительницы «слабого пола» занимают весьма сильные, если не доминирующие позиции в профессии. Так что рано или поздно это должно было произойти. Скорее возникает вопрос, почему это произошло так поздно.

Разумеется, ответственность и объем работы главы МФФ не зависит от его пола. Но в одном из интервью Кармен Пенья заметила, что избрание женщины на этот пост имеет позитивный символический смысл, поскольку не везде еще на земном шаре соблюдается равенство мужчин и женщин, в том числе в профессии.

Статистика показывает, что в большинстве стран мира женщины являются более частыми посетителями аптек, чем мужчины. А женщине — полагает глава МФФ — наверняка удобнее получить фармацевтическую консультацию у женщины-фармацевта.

Президент МФФ обратила внимание и на следующее обстоятельство. Статистика показывает, что в большинстве стран мира женщины являются более частыми посетителями аптек, чем мужчины. Это связано с тем, что в большинстве случаев именно на них лежит забота о болеющих детях, родителях, других членах семьи. А женщине, посетительнице аптеки, — полагает глава МФФ, — наверняка удобнее получить фармацевтическую консультацию у женщины-фармацевта. Наличие в штате современной аптеки специалистов обеих полов дает посетителю выбор, к кому из них обратиться с вопросом или за советом. Лет сто — сто пятьдесят тому назад, а кое‑где и совсем недавно, такого выбора у потребителей лекарств не было.

В Хорватии, например, процент женщин-фармацевтов достигает 90%, в Португалии — около 80%, Швейцарии, Испании и Бельгии — около 75%. В Германии, Франции и Италии лишь каждый третий фармацевт является представителем «сильного пола».

Из европейских стран, пожалуй, только в Нидерландах мужчины пока еще сохраняют численное превосходство, но уже весьма незначительное (55% против 45%).

Наступление «слабого пола»

Раз в несколько лет МФФ собирает и публикует статистику, показывающую соотношение полов в профессии. Последние данные на сей счет относятся к 2012 г. Они, надо сказать, весьма любопытны. Если изучать гендерную статистику по регионам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), то можно заметить следующую особенность.

Значительное процентное преимущество женщин в фармацевтической профессии имеет место в Европе (70% против 30% мужчин) и Америке (Северной и Южной, 66% против 34%). В Тихоокеанском регионе ВОЗ соотношение полов близко к равновесию, но опять же с женским преобладанием (55% и 45%). В Азии же и Африке ситуация обратная. В азиатском и восточно-средиземноморском регионе ВОЗ женщин-фармацевтов только 39% и 35% соответственно, в африканском — и того меньше, 32%. Надо отметить, что эта статистика включает в себя не только аптечных специалистов, но и фармацевтов, работающих на других уровнях лекарственного обращения, включая производство и дистрибьюцию.

Приведенные цифры, похоже, указывают на следующую закономерность: как правило, процент женщин-фармацевтов выше в более развитых в экономическом отношении регионах и странах. К сожалению, обобщающей статистики соотношения полов в фармацевтической профессии по РФ пока нет. Но вряд ли у кого‑то из граждан — не только профессионалов, но и аптечных посетителей, общающихся с первостольниками, — может возникнуть сомнение в подавляющем численном превосходстве в российской фармацевтической отрасли и аптечной системе представительниц «слабого пола». Можно обойти десятки российских аптек и не встретить ни одного первостольника-мужчину. Среди заведующих аптеками количественное преобладание женщин не так огромно, но все же весьма внушительно и неоспоримо.

str.44.png

Так что, по статистике гендерных соотношений в фармацевтической профессии, РФ скорее относится к Европейскому региону ВОЗ с «максимальными женскими показателями».

Приведем немного статистической информации и по государствам других регионов ВОЗ. На Филиппинах мужчин-фармацевтов лишь около 10%. В Сингапуре представительниц «слабого пола» в профессии около 79%. В Латинской Америке в плане женского преобладания можно выделить Уругвай (почти 75%) и Коста-Рику (около 70%). Во Вьетнаме в 2012 г. мужчиной являлся только каждый третий фармацевт. В Японии и Канаде «процент женского преобладания» колеблется в районе 60%, в Китае — около 63%, в Австралии — 55%, в США — 53%. В Иране и Иордании женщин и мужчин в фармацевтической профессии приблизительно поровну.

С переменным успехом

Перейдем к странам, в которых по состоянию на 2012 г. наблюдалось количественное преобладание представителей «сильного пола» — незначительное либо, наоборот, внушительное. В Израиле, например, мужчин-фармацевтов чуть больше 50%, в Турции — около 60%. В Эфиопии лишь 22% фармацевтических специалистов принадлежат к женскому полу, в Саудовской Аравии — меньше 15%, в Малайзии — около 7%.

Средний показатель гендерного соотношения в профессии по всем регионам ВОЗ показывал в 2012 г. не очень значительное, но тем не менее существенное, почти 10%-е преобладание женщин (54,9% против 45,1%). В целом за последние десятилетия наблюдается тенденция к увеличению феминизации фармацевтического дела.

Порой кажется, что с самого начала истории человечества женщина — исходя из ее природного инстинктивного стремления к заботе о здоровье своих детей, членов семьи, окружающих — была наиболее приспособлена к реализации себя в области медицины и фармации. Но так было далеко не всегда.

Однако динамика изменений не всегда последовательная: «женское наступление» иногда сменяется «отступлением». Например, в 1996 г. представительниц слабого пола в профессии в среднем по всем регионам ВОЗ было меньше половины — 47,6%, спустя десятилетие, к 2006 г., — этот показатель возрос до 56%, но затем, к 2012 г., как мы уже отмечали выше, снизился до 54,9%. Следующие статистические данные покажут, являлось это снижение «временным отступлением» или более долгосрочной тенденцией.

Мужская монополия

Есть такое понятие — «женские профессии», то есть те виды деятельности, в которых количественно преобладают работники- или специалисты-женщины. От страны к стране список таких профессий немного (а иногда значительно) отличается, но в большинстве из них он схож: школьные учителя, кассиры, медсестры, стюардессы, косметологи и т. д.

К этому перечню во многих странах Европы, Америки и Тихоокеанского региона можно смело добавить и фармацевтическую профессию, особенно ее аптечную составляющую. Мы также знаем — хотя бы по посещениям поликлиник и больниц, — насколько высок процент женщин среди врачей самых разных специализаций. Порой кажется, что так было всегда. Что с самого начала истории человечества женщина — исходя из ее природного инстинктивного стремления к заботе о здоровье своих детей, членов семьи, окружающих — была наиболее приспособлена к реализации себя в области медицины и фармации.

Так‑то оно так, но на протяжении многих веков и даже тысячелетий проявлению этих качеств представительниц «слабого пола» препятствовала монополия мужчин на лекарственное дело и врачевание — где‑то негласная, но во многих случаях юридически закрепленная. Среди великих лекарей Античности не найти женских имен; есть оно только в античной мифологии. Речь идет о Панакее, «целительнице всех болезней», дочери Асклепия, бога врачебного искусства греческого пантеона. Но она — фольклорный персонаж, а не реальная женщина.

В Средние века в этом смысле мало что изменилось. Женщина, конечно, могла унаследовать — при отсутствии других наследников — аптеку или лекарственную лавку своего отца или супруга, но сама заниматься аптечным делом не имела права. Поэтому в сохранившихся списках членов средневековых аптечных цехов женские имена отсутствуют.

Истоки феминизации

Такое положение вещей сохранялось до XIX в., причем практически во всех странах мира. Конечно, это касалось не только фармации, но и профессиональной практики вообще. Уделом женщины считалось трудиться по дому, в семье, либо исполнять низкоквалифицированную малооплачиваемую работу. От возможности учиться и стать высококвалифицированным специалистом, получить доступ к профессии представительницы «слабого пола» были ограждены не только законодательными запретами, но общественными и профессиональными устоями того времени, даже заблуждениями.

В XIX в. положение стало понемногу меняться. Запрет и ограничения в некоторых странах были ослаблены, и появились первые женщины, помощники фармацевтов, а также фармацевты. В России первые сдвиги в этом направлении обозначились в январе 1871 г., когда вышло правительственное постановление, в котором провозглашалось право женщин на занятие фармацевтической деятельностью. Однако этот акт носил исключительно декларативный характер и к реальным подвижкам в направлении феминизации профессии не привел.

Слишком велики были еще инерция стереотипов, ошибочное представление, что женщина не может стать хорошим и ответственным специалистом. Немаловажным препятствием на пути феминизации профессии служило и то, что многие провизоры-мужчины не желали расставаться с «мужской монополией».

К началу 1898 г. в России было лишь 29 женщин-фармацевтов, причем только три из них имели провизорское звание.

Таким образом, де-факто путь женщин в фармацевтическое образование, а также в аптекарские ученицы, продолжал оставаться закрытым. Декларация декларацией, но их все еще не принимали на работу и учебные курсы, не допускали к экзаменам. В связи с этим в Министерство внутренних дел, в ведении которого находилось (говоря современным языком) регулирование медицинской и фармацевтической деятельности, стали поступать многочисленные письма с жалобами и просьбами представительниц «слабого пола» допустить их в профессию. К изучению вопроса подключились не только Медицинский совет и Медицинский департамент министерства, но и Министерство народного просвещения, а также Военное министерство.

Только двадцать девять

В итоге эти структуры вынесли положительное заключение по изучаемому вопросу, на основании которого Медицинский департамент в мае 1888 г. издал специальный циркуляр, которым еще раз подтвердил право женщин на занятие фармацевтической практикой. Согласно этому циркуляру, представительницам «слабого пола» теперь разрешалось сдавать экзамены на звания аптекарского помощника и провизора и, соответственно, поступать на работу в аптеки.

Тем не менее, сложности и препятствия на пути женщин в профессию сохранялись. В первую очередь они возникали из действовавшего тогда принципа раздельного обучения представителей разных полов. Из-за него женщины не могли посещать одновременно и вместе с мужчинами лекции и занятия в университетах, на курсах. Подготовку к сдаче экзаменов на звания провизора и аптекарского помощника они должны были вести самостоятельно, то есть приходилось получать необходимые знания в частном порядке.

Хотя циркуляр Медицинского департамента формально разрешил аптекарям принимать учениц, но в то же время запрещалось их совместное приобщение к профессии вместе с аптечными учениками (мужского пола). Это было весьма серьезным препятствием на пути женщин к обучению фармацевтическому делу, поскольку хозяевам и руководителям аптек приходилось выбирать, какой ученический состав им предпочесть — женский или мужской, — и выбор, с учетом представлений и предрассудков того времени, чаще всего был не в пользу учениц.

Видимо, поэтому число женщин в профессии в течение десяти лет после издания циркуляра лишь слегка превысило нулевые значения. К началу 1898 г. в России было лишь 29 женщин-фармацевтов, причем всего три из них имели провизорское звание.

Фармацевтическое образование для женщин

Выход из сложившейся ситуации виделся тогда в создании отдельных образовательных учреждений и даже аптек для учебы и работы представительниц «слабого пола». В 1897–1899 гг. их открылось несколько: Женский медицинский институт и фармацевтические курсы для подготовки к сдаче экзамена на звание провизора при городской больнице имени С. Н. Боткина в Санкт-Петербурге, аналогичные фармацевтические курсы в Москве.

5 июня 1901 г. на Невском проспекте в Северной столице состоялось торжественное открытие первой женской аптеки, превосходно оборудованной и изысканно оформленной. Она проработала до 1918 г., имея в штате исключительно специалистов «слабого пола», трудившихся в две смены, что в то время также считалось весьма прогрессивным подходом к трудовому распорядку. В 1916 г. сотрудниками аптеки являлись два провизора, десять помощников провизора и две ученицы.

В 1902–1903 гг. в Санкт-Петербурге открылась отдельная женская фармацевтическая школа, куда принимали только после завершения восьмилетнего гимназического курса. Обучение в ней длилось четыре семестра, то есть два года, а преподавателями были, в частности, профессора Женского медицинского института и Военно-медицинской академии. Свидетельство об окончании этой школы давало право сдать экзамен на звание аптекарского помощника. Таковые проводились при медицинских факультетах университетов и при Военно-медицинской академии. В 1910 г. срок обучения в школе был увеличен до трех лет, а ее выпускники получили возможность сдавать экзамены на звание провизора.

Прорыв в области женского фармацевтического образования не замедлил сказаться на количественных показателях. Если к началу 1898 г. в России насчитывалось только три женщины-провизора, то в 1911 г. их было уже восемьдесят пять. В 1906 г. состоялась защита первой магистерской диссертации в области фармации, написанной женщиной, — для представительниц «слабого пола» открылся путь в фармацевтическую науку.

«Женская эпоха»

Описанные события являлись лишь началом феминизации профессии. Как бы ни увеличивалось в самом конце XIX в. — начале XX в. число женщин-фармацевтов, оно все еще оставалось весьма незначительным по отношению к количеству специалистов-мужчин.

Кардинальные изменения соотношения полов в профессии произошли только тогда, когда женщины были полностью уравнены в правах на получение фармацевтического образования с мужчинами, в частности, когда был упразднен принцип их раздельного обучения. Тогда и началась новая «женская эпоха» в фармации.

И сейчас уже положение женщин в аптечном и лекарственном деле настолько основательно, а их количество настолько превосходит число мужчин, что впору задуматься, не произошло ли обратного перекоса? Не стали ли теперь мужчины «слабым полом» фармацевтической профессии?

0 0 лайков 504 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Первостольников обязали под подпись инструктировать покупателей иммунобиологических препаратов

0 комментариев 0 лайков 680 просмотров

Директора и маркетологи аптек: какие акции повышают продажи в условиях кризиса

Кризис — это время, когда можно в полной мере проявить свои таланты и креативность. На плаву остаются лучшие — те, кто сумел не только адаптироваться к непростым условиям, но и извлечь из них пользу, превратив кризис в своего союзника. Каким образом можно расширить круг посетителей аптек и мотивировать их на покупку в непростых экономических условиях?

0 комментариев 0 лайков 1019 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку