18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Сорегуляторы

Самвел Григорян рассуждает, по каким направлениям фармсообщество может активно участвовать в регулировании отрасли

Неизбежное взросление оборачивается ответственной зрелостью. По крайней мере, хотелось бы так думать. Фармацевтическая отрасль Новой России уже сменила третий десяток; она молода, но уже не юна. Большое, долго готовившееся мероприятие, которое состоялось 28 апреля этого года, имеет шанс стать этапной вехой к ее зрелости. Всероссийский съезд фармацевтических работников завершился, но подводить его итоги еще рано. Успешность таких форумов проявляется не в день закрытия, а в перспективе — в зависимости от реализации выдвинутых на них инициатив.

Объединенная фарма

В день съезда подавляющим большинством его участников было принято решение о создании профессиональной организации российских фармацевтических работников, которая объединит представителей всех уровней отрасли — от научного и производственного до дистрибьюторов и аптечного звена. Эта идея, будучи эффективно реализованной, несет в себе большой позитивный потенциал. Ведь многие проблемы фармы являются общеотраслевыми, а не отдельно дистрибьюторскими, аптечными и т. д., и решать их лучше сообща, с учетом интересов всех участников лекарственного обращения (тем более что они требуют согласования).

Конечно, недостатка в профессиональных фармацевтических объединениях — если судить по их количеству — сегодня нет. Однако объединенной общеотраслевой профессиональной организации действительно не хватает.

Взять хотя бы комплексную проблему терапевтической эквивалентности и взаимозаменяемости лекарственных препаратов. Казалось бы, она касается в первую очередь компаний-разработчиков/производителей, но в то же время имеет непосредственное отношение к практике отпуска лекарств в аптечных учреждениях, особенно после того, как их стали выписывать по международному непатентованному наименованию (МНН). То же самое можно сказать о теме, удобной для потребителей и фармацевтов/провизоров первичной и вторичной упаковки, об условиях хранения лекарственных препаратов — актуальнейшей проблеме фармобразования — и многих других отраслевых вопросах. Конечно, большого недостатка в профессиональных фармацевтических объединениях — если судить исключительно по количеству — на сегодняшний день нет. Есть среди них те, которые представляют фармритейл (как небольшие, единичные аптечные предприятия, так и сетевые структуры), дистрибьюцию, производственный уровень, включая отечественные и международные компании.

Объединение... ради чего?

Однако объединенной общеотраслевой профессиональной организации действительно не хватает — ведь помимо общности проблем важен еще фактор сложения совместных усилий, использования возможностей друг друга. То, что не под силу одной фармацевтической ассоциации, представляющей, скажем, часть «мелкой» лекарственной розницы, может быть осуществлено с помощью более мощных и влиятельных коллег, представляющих сетевой бизнес, производителей или дистрибьюторов.

Появление у объединенной фармы своего представительства, конечно, не является самоцелью. Обоснованность и оправданность этого проекта будет зависеть от того, какие задачи он перед собой поставит и насколько продуктивно сможет их реализовывать. В таких случаях часто говорят о «лоббировании интересов отрасли». Однако в наших условиях правильнее говорить об усилиях по достижению и сохранению приемлемого — еще лучше, оптимального — режима лекарственного обеспечения населения, то есть, скорее, о лоббировании интересов потребителей.

Никто лучше профессионалов-практиков не знает, как лучше обустроить сферу лекарственного обращения. И, похоже, у нашего непосредственного регулятора понимание этого обстоятельства имеется. На это указывает не только поддержка Минздравом идеи и проведения всероссийского форума фармработников, но и заявление директора Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Елены Максимкиной о том, что отрасль невозможно регулировать, руководствуясь только формальными нормами: «Правовое институциональное обрамление будет адекватным тогда, когда мы будем получать обратную связь. Мы хотим слышать, что еще необходимо сделать, каким вопросам уделяется недостаточно внимания» (Фармацевтический вестник, 2014, № 12/757).

В этом же интервью Елена Максимкина назвала объединение по инициативе съезда фармацевтических организаций «показателем саморегулирования отрасли». Схожий мотив прозвучал в словах заместителя министра здравоохранения Игоря Каграманяна, также принявшего участие в работе всероссийского форума. Он отметил, что делегатами съезда поставлена задача «сформировать профессиональную саморегулируемую общественную организацию фармацевтических работников, которая будет заниматься решением отраслевых вопросов и контролировать исполнение задач в области лекарственного обеспечения». Из этого можно заключить, что тема профессионального саморегулирования, весьма популярная несколько лет назад, а затем отошедшая на задний план, вновь становится актуальной.

Регуляторы и обратная связь

C некоторых пор в профессиональный сленг вошло модное энергичное слово «регулятор». Им обычно обозначают властные структуры, устанавливающие нормы в той или иной отрасли, сфере деятельности и контролирующие их исполнение. Субъекты фармацевтической деятельности подвластны многим регуляторам, среди которых центральное место, конечно, занимает Минздрав, в частности его «лекарственные» департаменты.

Как функционируют эти нормоустанавливающие, контролирующие и надзорные структуры — вопрос отдельный. Одни действия и намерения регуляторов вызывают всяческое одобрение, другие — по меньшей мере озадачивают. Особая тема — разработка законодательства, касающегося лекарственной сферы. То, что многие законы, едва вступив в силу, обрастают изменениями и дополнениями, говорит само за себя.

Создается впечатление, что регуляторам временами не хватает понимания того, как отзовется их «слово» — например, положение разрабатываемого нормативного акта либо предлагаемая к реализации инициатива — в подотчетной отрасли, включая рядовые ее звенья. Это можно понять, ведь дистанция от высоких кабинетов до, скажем, аптечного первого стола немалая.

С данной точки зрения роль профессиональных фармацевтических объединений трудно переоценить. Они выступают в качестве главного передаточного звена столь необходимой обратной связи, о которой говорила Елена Максимкина. Этот механизм позволяет регулятору не только узнать мнение специалистов отрасли о готовящихся нововведениях, но и заранее предусмотреть последствия принимаемых решений.

От скольких не самых полезных для лекарственной сферы норм и намерений регуляторы отказались благодаря обеспокоенной реакции фармацевтического сообщества! Достаточно вспомнить о сошедшей на нет инициативе допустить продажу безрецептурных лекарственных препаратов в магазинах и торговых сетях, которая, будь она реализованной в предлагаемом виде, могла нанести значительный ущерб российской аптечной системе.

Сорегулирование

Таким образом, представители отрасли — пусть и в ограниченной мере — способны привлечь внимание к своему экспертному мнению и подчас оказать влияние на принимаемые регулятором решения. Но кроме этого, у профессиональных фармацевтических ассоциаций, безусловно, имеется большой потенциал к соучастию в управлении отраслью, который если и используется, то явно недостаточно.

Но прежде чем рассмотреть, по каким отраслевым направлениям он мог бы быть эффективно реализован, необходимо обозначить, что же всё‑таки следует понимать под «саморегулированием». Например, является ли таковым уже само событие съезда и принятое на нем решение создать общеотраслевое профессиональное объединение?

П. 1 ст. 2 Закона «О саморегулируемых организациях» (№ 315‑ФЗ от 01.12.2007) определяет, что объединение субъектов профессиональной и предпринимательской деятельности в рамках саморегулирования имеет целью утверждение стандартов и правил указанной деятельности, контроль за их соблюдением. Если исходить из положений п. 2 той же статьи, съезд — это всего лишь один из первых шагов к саморегулированию — этап необходимый, но еще не достаточный.

Заместитель министра здравоохранения Игорь Каграманян изложил свое видение следующих, быть может, конечных этапов движения в данном направлении: решение отраслевых вопросов, контроль за исполнением задач в области лекарственного обеспечения. Вероятно, это следует понимать как участие организованного при поддержке Минздрава фармацевтического сообщества в управлении (регулировании) сферой обращения лекарственных средств. То есть речь идет не только о саморегулировании, но и сорегулировании. А иначе возникает вопрос: возможно ли решать проблемы лекарственной отрасли и контролировать исполнение ее задач, если отношения регуляторов и профессионалов-практиков будут носить исключительно совещательный характер и последние не будут наделены никакими — пусть даже весьма ограниченными — управленческими полномочиями?

Понятно, что делегирование фармацевтическим ассоциациям таких полномочий потребует законодательного оформления. Но этим дело не ограничивается. Должен органично сложиться и эффективно заработать пока еще не очень привычный для нас симбиоз сорегуляторов, один из которых (Минздрав) уполномочен контролировать второго (профессиональное сообщество), но при этом, как говорил Юрий Деточкин из фильма «Берегись автомобиля», «вместе делаем общее дело: ты по‑своему, и я по‑своему».

Как показывает международная практика, такое взаимовыгодное сотрудничество не нарушает базовый порядок вещей: полномочия органа государственного контроля остаются генеральными, почти всеобъемлющими (в рамках сферы лекарственного обращения), тогда как отраслевого представительства — ограниченными, локальными. Но это не делает их малозначимыми. Например, одной из областей, в которой фармацевтическое сообщество может играть заметную регуляторную функцию, является фармацевтическое образование.

Альфа и омега профессии

Бытует мнение, что лучшей инвестицией является вложение материальных средств и усилий в образование — собственное, своих детей и внуков. По аналогии с ним можно утверждать, что качественное, соответствующее потребностям повседневной практики фармобразование является началом начал профессии. Точнее, ее альфой и омегой, поскольку в идеале оно должно представлять собой непрерывный процесс профессионального совершенствования путем периодического получения дополнительных знаний и навыков.

Ситуация с фармобразованием в нашей стране далека от идеала. Программы высших и средних учебных заведений по‑прежнему составлены со значительным преобладанием химических и технологических компонент над фармакологическими и фармакотерапевтическими. Последние же, между прочим, составляют основу фармацевтического консультирования населения в аптечных учреждениях.

Согласно Государственному образовательному стандарту высшего профессионального образования по специальности «фармация» количество часов, отведенное изучению предмета «управление и экономика фармации» (УЭФ), уступает не только длительности курсов фармхимии и фармтехнологии, но и фармакогнозии и ботаники, вместе взятых (при этом надо заметить, что доля препаратов растительного происхождения в аптечном ассортименте не так уж велика). Если судить по акцентам образовательных стандартов, создается впечатление, что подавляющее большинство выпускников направляются работать на производство и в сферу контроля качества лекарственных препаратов, а не в фармритейл и дистрибьюцию, хотя дело обстоит как раз наоборот.

Данную проблему можно было бы решить путем отчетливой специализации учебного процесса, однако пока в должной мере этого не происходит (тема проблем фармобразования подробно освещена в статье «На семи химиях», «Катрен-Стиль», 2013, № 6). Стоит ли после этого удивляться, что отрасли не хватает: во‑первых, самостоятельных управленцев, способных успешно вести сложно регулируемое аптечное хозяйство; во‑вторых, квалифицированных первостольников, владеющих искусством фармконсультирования.

Словом, сфера лекарственного обращения не получает в необходимом количестве и качестве тех специалистов, в которых нуждается. При этом некоторые новости из области профессионального образования озадачивают, побуждают задуматься о кадровых перспективах отрасли. В частности, сообщение о присоединении единственного Фармацевтического колледжа огромной многомиллионной и многоаптечной Москвы к Медицинскому колледжу № 6 (приказ Департамента здравоохранения г. Москвы № 152 от 25.02.2014) было воспринято многими фармацевтами и провизорами с большим сожалением.

Понятно, что речь идет не о полном упразднении в столице среднего фармобразования, а о его реорганизации. Тем не менее «психологический эффект» от известия, что в Москве не будет фармацевтического колледжа (ранее училища), имеет место. Он функцио-нировал много десятков лет, а теперь — создается ощущение — теряет свое имя и самобытность. Ключевой вопрос: как изменится качество выпускников после реорганизации?

О колледжах нового типа

«Потребителем» специалистов, выпускаемых фармацевтическими учебными заведениями, является лекарственная отрасль, от аптечного звена до производственного и научного уровня. Так почему бы не делегировать объединенной отраслевой организации полномочия по учреждению или соучреждению — вместе с Минздравом, Минобрнауки, их территориальными подразделениями — хотя бы фармколледжей, а может быть, и вузов?

Ведь что такое объединенная фарма в персональном рассмотрении? Это цвет профессии: ученые, аптечные специалисты, производственники, управленцы — люди со степенями и большим опытом работы, развитыми профессиональными навыками. Большинство из них — практики, а преподаватель с практическим опытом, с отличным знанием того, что составляет рабочую повседневность, например аптеки, втрое ценнее. Кроме того, многие руководители и сотрудники фармацевтических ассоциаций преподают в вузах, читают курсы лекций.

Отраслевые структуры лучше осведомлены о постоянно меняющихся нюансах рынка труда и, соответственно, способны мобильнее реагировать на них, регулируя в учебных заведениях цифры приема, количество мест той или иной специализации в каждом году выпуска.

Словом, трудно найти аргумент против высказанной выше идеи. Однако ее реализация не имеет смысла без совместной работы Минздрава, Минобрнауки и фармацевтического сообщества над оптимизацией образовательных стандартов, разработкой новых учебных программ. Иначе на выходе мы будем иметь не нового, более подготовленного выпускника, а такого же, как и сейчас.

Немаловажно и то, что отраслевые структуры лучше осведомлены о постоянно меняющихся нюансах рынка труда и, соответственно, способны мобильнее реагировать на них, регулируя цифры приема, количество мест той или иной специализации в каждом году выпуска, и т. д. То же самое касается и своевременной коррекции учебных программ в зависимости от новых требований профессии. Колледжи нового типа предполагают подготовку специалистов «в гуще отрасли», поскольку их учредители и составляют эту отрасль. Следовательно, максимально сокращается дистанция между теорией изучаемых дисциплин и практикой фармацевтического дела.

Еще более значимой роль фармацевтического сообщества может быть в области последипломного образования. Не секрет, что для курсов повышения квалификации фармработников со средним и высшим образованием зачастую характерен формальный подход и всё та же оторванность от реальной современной практики. Поэтому будет гораздо продуктивнее, если эти курсы будут проводиться не исключительно научными и образовательными институтами, а — в кооперации с ними — профессиональными ассоциациями. Всё‑таки совершенствованием знаний и навыков практиков должны заниматься в первую очередь сами практики.

Допуск в профессию

Другой областью, где наше профессиональное сообщество вполне может выступить в качестве сорегулятора, является допуск в профессию, лицензирование фармацевтической деятельности. В связи с этим можно вспомнить, что на съезде — из уст нескольких организаторов и участников — вновь прозвучало мнение о превышении в РФ оптимального числа аптек, впервые озвученное в докладе министра здравоохранения Вероники Скворцовой на заседании Президиума Правительства 21 ноября прошлого года (подробнее об этом в статье «Слишком много аптек», «Катрен-Стиль фарма», № 1—2, 2014).

Но дело не столько в количестве, сколько в качестве. Настоящий профессионал аптечного дела кровно заинтересован в том, чтобы в отрасль в целом и в фармритейл в частности не приходили случайные предприниматели, мыслящие больше количественными показателями и не вполне понимающие особенности профессии. Чтобы все работали с соблюдением лицензионных условий. Чтобы крен в сторону аптечного бизнеса, бесконечного умножения сетевых единиц не отправил бы в небытие профессиональную аптечную практику аптекаря как такового.

Конечно, фармацевты и провизоры это не коллегия адвокатов, но отдельные элементы их самоуправления можно было бы позаимствовать. Например, регистрацию фармацевтов/провизоров в профессиональной ассоциации (коллегии) и исключение из рядов злостных, многократных нарушителей. Было бы целесообразно также наделить фармацевтическое сообщество правом участия в процессе лицензирования — с одной стороны, для защиты интересов добросовестных лицензируемых, с другой — для недопущения в отрасль тех, кто, очевидно, может уронить честь профессии. Таких лиц и такие организации профессионалы-практики распознают лучше.

Общее дело

Думаю, регуляторы только выиграют, если эксперты объединенной фармы станут также постоянными участниками нормотворческого процесса. Пока что в этой области мы наблюдаем следующую последовательность: из недр министерства или законодательного органа появляются проекты законов/приказов, а профессиональные ассоциации реагируют на их положения нередко обеспокоенно, указывают на многочисленные огрехи. Затем закон/приказ принимается, вступает в силу... тут, наконец, его создатели понимают, что профессионалы были в чем‑то правы, и нормативный акт требует изменений и дополнений. Так почему же с самого начала не привлечь своих — пусть подконтрольных, но партнеров из фармацевтического сообщества — к участию в написании нормативно-правовых актов, касающихся сферы лекарственного обращения.

Разговор о тех направлениях, в которых объединенная фарма могла бы реализовать свой интеллектуальный и управленческий потенциал, затронутыми выше темами не исчерпывается. Я долго думал, как назвать статью — «Саморегуляторы» или «Сорегуляторы». Приняв во внимание призыв министра Вероники Скворцовой (из приветствия к съезду) к взаимодействию ради достижения общей цели — реализации права человека на безопасное и эффективное лечение, включая фармпомощь, — решил остановиться на втором варианте. Дело‑то действительно общее.

0 0 лайков 107 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Сила «слабого пола»

Самвел Григорян о феминизации фармацевтической профессии

0 комментариев 0 лайков 502 просмотра

Участие на равных

Роза Ягудина о вступлении московского фармацевтического общества в Международную Фармацевтическую Федарацию

0 комментариев 0 лайков 585 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку