18+

Статьи — Жизнь — Цветы жизни — Цветы жизни

По сценарию

  Психолог Светлана Мерченко о том, как мы закладываем основы семейной жизни у детей

«Здоровья и счастья в личной жизни!» — поздравляем мы дорогих нам людей. Откуда берется такое счастье? Это дар, удача, посылаемая свыше, или плод родительского воспитания? Мы искренне желаем своим детям всего самого лучшего, но делаем ли мы для этого все, что в наших силах? И зависит ли их будущее семейное счастье от нас, родителей?

Семейное благополучие – дело тонкое и весьма запутанное. Иногда чрезвычайно трудно проследить какие-либо причинно-следственные связи между браком родителей и семейным счастьем детей. Например, родители всю жизнь прожили в мире и согласии, дети же, наоборот, в постоянных разводах и скандалах. Мать-одиночка была занята вечным поиском кавалеров, а ее дети счастливы в стабильных браках. Каждый сможет припомнить множество других «несоответствий» из своего жизненного багажа. Так что же зависит от родителей?

 

Послания и сценарии

Перед началом учебного года моя старшая дочь-подросток долго возмущалась, что невозможно купить «нормальный» пенал. И действительно, на школьных принадлежностях сплошные принцессы и супермены. Для девочек – большое разнообразие красавиц на розово-блестящем фоне, для мальчиков – машинки и всесильные герои. Значит, эти образы привлекательны для детей. И действительно, приблизительно с четырех лет и девочки и мальчики начинают «впитывать» образы женственности и мужественности. Но несравнимо большее значение, нежели книжно-экранные герои, для ребенка имеет семья.

Дети фактически с самого рождения и до подросткового возраста учатся у того, кто рядом, у того, кого любят, и у того, кто любит их. Именно любовь и привязанность являются главным критерием значимости взрослых в процессе формирования личности ребенка. Своим поведением и словами мы учим его отношению к жизни, другим людям и к самому себе. Но иногда это обучение весьма своеобразно. Например, мама раздраженно говорит пятилетней дочери: «Сколько можно крутиться перед зеркалом, лучше иди, порисуй у себя в комнате!» Что ребенок «слышит» в этой фразе? «Маме не нравится, когда я красивая и любуюсь собой. Мама не хочет видеть меня красивой».

Такие фразы, обращенные ребенку, психологи называют «посланиями». На основе множества посланий от значимых людей и их поведения ребенок выстраивает свой жизненный сценарий. Сценарий, в котором расписано, как нужно себя вести, чтобы получить любовь окружающих или избежать их нелюбви. Таким образом, в раннем детстве ребенок не просто бессознательно формирует свои взгляды на жизнь, но и выстраивает некий «план действий», в котором непременно есть место и семейной жизни.

Недавно услышала разговор двух четырехлетних девочек на детской площадке. Смотря на только что припарковавшуюся красивую машину, одна говорит другой: «Когда я буду большая, мне муж купит такую же, только красного цвета». На что следует ответ подруги: «А я сама себе куплю. Я буду работать на работе, как мама, и смогу себе всё купить!» О чем речь? Девочки обменивались своими жизненными сценариями. У одной в сценарии муж дарит ценности, у другой – богатства зарабатываются самостоятельно. На основании чего в столь юном возрасте они выстраивают свои жизненные ориентиры? Конечно же, на основании своих наблюдений за взрослыми – их словами и поступками.

Теория жизненного сценария была разработана американским психологом Эриком Берном  и его коллегами и является центральной идеей транзактного анализа. В своих ранних работах Берн понимал сценарий как «бессознательный жизненный план». Затем дал более полное определение: «План жизни составляется в детстве, подкрепляется родителями, оправдывается ходом событий и достигает пика при выборе пути».

www.psynavigator.ru

 

Детские решения

Формирование жизненного сценария – процесс сложный. Очевидно, что ребенок мал и физически уязвим. Для него мир населен могущественными великанами, от которых он всецело зависит. Кроме того, у ребенка нет взрослого понимания времени. Если младенец чувствует голод или холод, а мама не приходит, тогда, в его фантазии, она уже никогда не придет, а это означает смерть или вечное одиночество. Чувства это вызывает тяжелые: ярость, ужас, гнев. Ранние бессознательные решения принимаются с опорой именно на них.

Например, мама часто игнорирует ребенка, когда он плачет. Мама может быть постоянно занята, или она не считает нужным подходить, следуя совету «не избалуй ребенка». Но малыш в таком случае делает определенные выводы – и не просто «моей матери доверять нельзя». Он может пойти дальше: «людям доверять нельзя», или «женщинам доверять нельзя», или «никому я в этом мире не нужен». Жизненные обстоятельства создают ситуацию, родители реагируют на них, а ребенок делает первые выводы. Ранние «решения» самые глубокие, с трудом осознаются и поэтому наиболее трудно меняются.

При этом на жизненный план влияют не только условия взросления ребенка, поведение его родителей, но и его собственная воля. Слыша одни и те же предписания, два ребенка могут принять совершенно разные «решения». Так Эрик Берн в одной из своих книг приводит случай с двумя братьями, которым мать часто говорила: «Вы оба попадете в психушку». Впоследствии один из братьев стал хроническим психическим больным, а другой – психиатром. Казалось бы, как может мать говорить подобное детям? Но вот фразы «Не ори, не психуй!», «Что за психи?», «По тебе психушка плачет!» — почему-то представляются нам более привычными и допустимыми. А ведь по ним дети делают свои выводы. Разные. Именно поэтому личная жизнь детей, которые воспитывались в одной семье, может складываться по-разному. К сожалению, родители никогда не могут знать, какой вывод сделает ребенок из их слов и поступков. В этой неизвестности и бессознательности решений малыша состоит вся сложность и неоднозначность воспитания.

 

Отсроченный результат

Мы не можем заставить ребенка принять то или иное решение, но влияем на его выбор, давая вербальные (словесные) или невербальные (молчаливые) послания. Парадокс в том, что мы, уже взрослые и опытные, тоже действуем исходя из данных нам родителями установок, хотя и не осознаем этого.

Марина (40 лет) вспоминает: «Когда я вышла замуж, то безумное значение придавала ведению домашнего хозяйства и чистоте. Я вечно мыла, варила, парила, жарила, убирала и не находила никакой благодарности от мужа за свои “подвиги”. Напротив, он не разделял мой энтузиазм и расстраивался, что я была вечно занята хозяйством вместо того, чтобы пообщаться с ним. Потом, познакомившись с теорией жизненных сценариев и предписаний, мне стала отчетливо понятна сложившаяся ситуация. Я жила без отца, а мама, видя мои хозяйственные потуги, частенько критиковала меня: “Даже протереть со стола нормально не можешь. Муж сразу от тебя сбежит!” И все в том же духе с финалом, что муж меня бросит. В моих детских фантазиях я думала, что, наверное, именно поэтому у мамы и не было мужа. Конечно же, выйдя замуж, я старалась быть образцовой хозяйкой, чтобы удержать любимого. Однако чуть не потеряла его как раз потому, что в своем старании совсем не замечала его самого. Дело усугублялось тем, что моя свекровь относилась к хозяйству легко и дала своему сыну совсем другое послание: “Важней всего внимание и общение. Если человек любит, он найдет время для тебя”. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы отыскать устраивающую нас обоих золотую середину».

 

Прямым текстом

Сценарные послания могут передаваться в форме прямых указаний (приказов). «Нечего краситься, лучше пол подмети!», «Не смейся громко!», «Будь мужиком, врежь ему как следует!», «Делай все быстрей!», «Ну, держитесь, девицы, Пашка идет!». Роль этих приказов в процессе формирования жизненного сценария ребенка будет зависеть от того, как часто они повторяются и от сопровождающих их невербальных сигналов.

Самые травмирующие указания – из разряда «не живи, не будь!»: «И зачем я только родила тебя на свою голову!», «Да лучше бы я аборт тогда сделала, чем мучиться с тобой!». Люди, которым в детстве и юности говорили подобные фразы, зачастую балансируют на грани жизни и смерти, попадая в тяжелые ситуации, аварии, преодолевая заболевания. Поэтому говоря, даже в сердцах, такие вещи, нужно понимать, что слово для ребенка, это не пустой звук, а предписание к действию.

Андрей (51 год) вспоминает: «Мои родители всегда много работали, но при этом богатыми не были. Отец часто говорил: “У нас в стране денег нормально не заработаешь! Мало ли что завтра случится, деньги на “черный день” всегда должны быть. Некоторые вон по отпускам катаются, а потом в долг просят”. И теперь, конечно, мне трудно совершать большие покупки. Разумом я понимаю это, но каждый раз, тратя большую сумму денег, особенно, кстати, на отпуск, испытываю какое-то чувство вины…»

 

Оценочные суждения

Послания, в которых говорится о том, каким является ребенок, называются оценочными. Их содержание может быть как позитивным, так и негативным, а их сила очень зависит от эмоций, с которыми они произносятся. «Ну, нельзя же быть такой дурехой!», «Что за святая простота, тебя любой обмануть может!», «Ты моя красавица!», «Ты плохо кончишь!», «Ты ничего не добьешься, если вечно будешь ворон считать!». Мария (35 лет) вспоминает: «Папа любил в детстве повторять: “У меня две дочки – одна умная, другая красивая”. В результате я всю жизнь пытаюсь доказать себе, что не только красивая, но еще и умная, а моя сестра вечно недовольно своим внешним видом».

Иногда оценки могут передаваться косвенно, когда родитель говорит с кем-то о своем ребенке в его присутствии. Например: «Она в детстве была не ребенок, а просто чудо, все время спала», «Она такая капризная», «Ты же знаешь, он такой болезненный». Сообщение не обращено к ребенку напрямую, но именно поэтому оно может очень сильно на него повлиять.

Елена (45 лет) вспоминает: «Как-то я случайно услышала разговор мамы со своей подругой. Она говорила примерно следующее: “Ну, Лена-то в жизни не пропадет, я за нее спокойна. Она себе цену знает. Это мужики от нее сходить с ума будут, а не она за ними бегать, как я всю жизнь. Она покажет им, где раки зимуют!” Я тогда была очень удивлена столь высоким мнением о себе, признаюсь, мне было приятно. Собственно говоря, все примерно так и сложилось…».

Какие установки вы получили в родительской семье?

Алена (35 лет): «Из своей семьи я вынесла, что муж главный несмотря ни на что; развод это не выход; женщина много чего должна: и печь, и стирать, и убирать; и при этом надо быть всегда с маникюром и прической; к празднику нужно быть в новом платье и обязательно уметь принять гостей».

Марина (48 лет): «Мама научила меня не бояться меняться, ведь волосы не руки — отрастут, а походить надо всякой; нужно красиво подавать еду, даже если она совсем простая; не стоит тратить все деньги, нужно что-то откладывать; в жизни надо полагаться только на себя и быть независимой».

Ирина (23 года): «В семье важно равноправие между супругами, уют в доме, умение вкусно готовить, вместе завтракать, обедать, ужинать, организовывать совместные прогулки и досуг».

Ольга (39 лет): «Мужчин надо уметь строить, но нельзя вмешиваться в уже принятое мужчиной решение; нужно быть честной и ответственной; пока дети не вырастут, разводиться нельзя».

Лариса (43 года): «Семья — это приоритет, который побеждает все остальное; семья — это поддержка, безусловная любовь и источник силы».

 

Не словом, а делом

Итак, ребенок, находясь в своей семье, делает далеко идущие выводы, которые потом будут влиять на всю его жизнь. Поэтому родителям необходимо понимать, каким образом они воздействуют на дальнейшее благополучие ребенка или его отсутствие. Научиться контролировать то, что мы говорим малышу – крайне важно, однако словами родительское влияние не ограничивается.

Ребенок постоянно пытается добиться исполнения своих желаний и ищет для этого наиболее результативный способ. Так, маленькая девочка может заметить, что когда мать хочет чего-то от отца, она сначала начинает ругаться, а потом плачет. Ребенок приходит к выводу: «Чтобы получить от людей, особенно от мужчин, то, что я хочу, нужно поступать таким образом». В этом случае дочь копирует поведение матери. Именно поэтому мужская мудрость гласит: «Хочешь узнать, какой будет жена через несколько лет, посмотри на ее мать».

И наоборот, иногда мы с ужасом понимаем, что ведем себя в точности, как мать, хотя в детстве осуждали такое поведение. Настя (31 год), анализируя свое детство, рассуждает: «В моей семье мама диктатор, а папа ее подчиненный... Что из этого можно вынести? Полное неумение вести себя как настоящая женщина (быть нежной, спокойной и заботливой), нелюбовь к женским обязанностям и отсюда — последующие проблемы в собственной семейной жизни. Я считаю, лучше всего собственным примером учить девочку быть женщиной, а мальчика — мужчиной. Жаль только, не всегда этот пример правильный…»

 

Авторы и соавторы

Сценарий пишется бессознательно, но старательно проигрывается всю жизнь. Или ее часть, пока он не осознается и не скорректируется. Переписать его непросто, но, приложив определенные усилия, возможно.

Женских вариантов сценария множество. Зачастую мы берем за основу пример родителей или же преобразуем его в анти-сценарий, делая все то же самое, только наоборот. Мы неосознанно добавляем в него свое видение мира, свой жизненный опыт. У наших сценариев говорящие названия: «Лучше буду одинокой, чем рабой мужа», « В жизни главное — быть нужной другим», «Любовь надо заслужить, просто так ничего не дается», «Буду независимой, все могу сама» и много, много других.

Свой сценарий семейной жизни мы получили в «наследство», но, в свою очередь, мы соавторы того сценария, который напишут наши дети. Каким он будет, во многом зависит от нас, родителей. А это гораздо труднее, чем за столом поднимать тост: «Желаем счастья в личной жизни!»

 

0 0 лайков 51 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Результаты исследования: кесарево сечение чревато ожирением у детей

0 комментариев 0 лайков 215 просмотров

Ребятам о зверятах

Анна Танакова о том, почему ребенку нужно позволить завести домашнего питомца

0 комментариев 0 лайков 384 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку