18+

Статьи — Жизнь — Цветы жизни — Цветы жизни

Время покидать гнездо

Психолог Светлана Мерченко о том, почему выросшие дети не хотят жить отдельно от родителей

Как‑то я слышала, как происходит отделение от родительского гнезда у орлов. Орнитологи утверждают, что существует очень короткий период, один-два дня, когда родители могут выпустить птенца из гнезда и тот навсегда улетит в самостоятельную жизнь. Если по каким‑то причинам в этот день орлам не удалось выпустить птенца из гнезда, то в последующие дни отделение становится проблематичным. Птенец, улетев, непременно возвращается к родителям, и тогда уже им приходится оставить это гнездо птенцу, а себе создать ­новое.
 
Научный ли это факт или притча, но в любом случае родителям есть над чем задуматься. Птицами правят инстинкты, с человеком всё сложнее и запутанней. Почему взрослые дети предпочитают жить с родителями, не строя свое «гнездо»? Или всё же это родители удерживают около себя своих выросших ­детей?
 
Досье КС

Светлана Мерченко (Новосибирск) — практикующий психолог, специалист в области детско-родительских отношений, бизнес-тренер и многодетная мама

«Почему они не уходят?»

Дети могут жить в одном доме с родителями совершенно по разным причинам: так сложились бытовые обстоятельства; они так договорились, взвесив все «за» и «против»; престарелые родители нуждаются в постоянном уходе, и многое другое. Проживая на одной территории, можно быть самостоятельными людьми, когда нет финансовой и эмоциональной зависимости от родителей. Однако всё чаще наблюдается тенденция, когда физически взрослые дети продолжают жить с родителями, финансово и эмоционально завися от ­них.
«Сыну уже 27 лет, у него есть образование и работа, но он не готов жить отдельно, — сетует женщина на консультации. — Мы с мужем уже не знаем, что для этого сделать, но он совершенно не готов к самостоятельной ­жизни».
 
Подобные проблемы нередко становятся причиной обращения к психологу. Дети не хотят взрослеть, не хотят быть самостоятельными, не хотят жить отдельно, предпочитая находиться в родительской семье. В чем же дело? Чаще всего причины такой несамостоятельности идут с двух сторон, и без влияния самих родителей не обходится. В отношениях детей и родителей ответственность всегда лежит на родителях: они обладают знаниями и властью, а дети только учатся, как жить в этом ­мире.
 
Я много работаю с родителями младенцев и нередко уже от них слышу восклицания: «Как же я свою лапочку замуж отдам? Знаю я этих мужчин!»; «Вот растишь-растишь сынулечку, а потом придет девица, и не нужна будет мамочка!» Хорошо, когда в шутке есть только доля правды, но зачастую подобные родители с годами своей позиции не меняют, а только прикрывают сверху социально приемлемой: «Уедешь из дома, когда найдется достойный человек!» или «когда докажешь свою самостоятельность». Вот только почему‑то все вокруг оказываются недостаточно достойными любимого ­чада.
 
Многие родители искренне считают, что дети даны им в вечное пользование, чтобы приносить радость, чтобы было, куда вкладывать свои силы, чтобы их собственная жизнь не была бессмысленной. Но дети уже с самого момента рождения — другие. Не «копия мамы и папы», они, как Дядя Федор из мультфильма про Простоквашино, «свои собственные». Многих родителей бессознательно пугает сама идея разлучиться с собственными ­детьми.
Бесчисленное количество родительских форумов посвящено вопросам типа «кормить грудью до бесконечности»; «спать вместе с мамой до школы или армии»; «не отдавать родимого ребенка в чужие руки бабушек и нянь»; «не наносить травму посещением детского сада»; «создавать вечную ситуацию успеха, чтоб у ребенка не было разочарований и стресса». В основе всех этих родительских переживаний — страх отделения от ребенка и страх потери контроля над ним, которые на сознательном уровне трактуются как любовь и ­забота.
В детстве такие мамы всеми силами привязывают ребенка, создавая зависимые отношения, а потом недоумевают: выросший сын или дочь не желают жить отдельно! Они бы и хотели ослабить связывающий их «поводок», да уже никак. Ребенок принял неписаные правила и в самостоятельное плавание не ­собирается.
 
Многие психологи считают, что глобальная цель воспитания состоит именно в том, чтобы научить ребенка обходиться без родителей, стать самостоятельным — уметь выражать себя, принимать решения, зарабатывать на жизнь и ориентироваться в обществе без посторонней ­помощи.
 
Существует множество причин, мешающих отношениям ребенка и родителей выйти в завершающую фазу: «мы взрослые равноценные люди, живем своей жизнью, но поддерживаем отношения». Все истории разные, но, может, кто‑то узнает в них ­себя?
 

История первая.

Про чувство вины и детскую травму

Виктория родила сына очень рано, почти сразу после школы, и с его отцом семьи не сложилось. Нельзя сказать, что Миша был долгожданным ребенком как для мамы, так и для бабушки, которая только и делала, что упрекала дочь за «принесенное в подоле». Вика была молода и беззаботна, устройством личной жизни занималась гораздо больше, чем воспитанием сына, который был обузой для обеих женщин и причиной их постоянных ­ссор.
Мальчик вынужден был, как пинг-понг, перелетать от мамы к бабушке, в зависимости от стадии их конфронтации. Сам по себе он был ребенком покладистым, зависимым и готов был делать что угодно, лишь бы его любили и не бросали. В жизни Виктории всё изменилось с появлением Дениса, который стал ее мужем и отчимом ­Мише.
 

Мужчину раздражал плаксивый ранимый мальчик, он старался «выбить из него "тряпку" и сделать настоящего мужика». В результате сын поступил учиться туда, куда велел отчим, работает в его фирме и в свои почти тридцать лет продолжает жить в родительской ­семье.

Вика остепенилась, родила дочь и в новом счастливом материнстве поняла, как многого был лишен в свое время ее сын. Она старалась окружить заботой не только дочь, но и сына, однако отношения Миши с отчимом не складывались. Дениса раздражал плаксивый ранимый мальчик, он старался «выбить из него "тряпку" и сделать настоящего мужика». Вика становилась то на защиту сына, то на сторону мужа. В результате сын поступил учиться туда, куда велел отчим, работает в его фирме и в свои почти тридцать лет продолжает жить в родительской ­семье.
 
При этом Вика на сознательном уровне мечтает, чтобы сын жил отдельно, но может бросить фразу типа: «Да кто его еще будет терпеть со всеми его странностями, кроме матери? Я ему так и говорю: "Цени мать, кто еще тебе будет пирожки жарить без маргарина, а с маслицем?"». Для неуверенного в себе и зависимого Миши это еще один повод оставаться, может, не в идеальной, но уже привычной и знакомой обстановке семьи, где его хоть в какой‑то степени любят и ­принимают.
 

Суть проблемы

Всё хорошо в свое время. Маленькому ребенку крайне важны отношения доверительной привязанности, ему важно знать и чувствовать, что он кому‑то нужен, что о нем могут позаботиться. Младенец привязывается к маме, когда та день ото дня рядом, добра и внимательна к своему малышу. Если такая прочная связь единства и взаимной нужности друг другу не создается, ребенка оставляют наедине с самим собой, для него это ужас, паника, страх — травма на долгие ­годы.
 
Проведя первые годы жизни в постоянном «перелете» между бабушкой и мамой, вместо опыта любви и принятия, из которого вырастает уверенность в своих силах, Миша получил опыт отвержения и чувство вины перед женщинами, которым «портил жизнь». Теперь он хватается за любую соломинку, готов уступать и слушаться, лишь бы жить в семье, которая его не отвергает. А Виктория, отчасти понимая ошибки своей бурной молодости, бессознательно удерживает сына рядом с собой, с подтекстом «да кому ты еще ­нужен».
 

История вторая.

Про позднего ребенка и безмерную родительскую любовь

Катя была долгожданным поздним ребенком у прекрасной любящей пары. Настолько долгожданным, что мама и папа всю свою жизнь стали посвящать дочери. Они жили по принципу: «всё лучшее Кате». Это не выглядело удушающе-навязчиво, но вот сама Катя периодически задыхалась от постоянной опеки и контроля. Уже к подростковому возрасту она перестала сопротивляться, приняв полностью как истину: больше, чем мама с папой, ее никто любить не ­будет.
 
Отчасти этому способствовала неразделенная подростковая любовь, которая чуть не закончилась трагедией и насилием. Мама с папой жалели, утешали, но уже не отпускали от себя ни на полшага. Катя училась, занималась собственным развитием, но любые ухаживания заканчивались маминым выводом: «он тебе не пара». Когда Кате исполнилось тридцать, мама и папа захотели внуков и запели несколько другую песню: женщине нужны муж и ­дети.
 

Уже в подростковом возрасте Катя приняла как истину: больше, чем мама с папой, ее никто любить не ­будет.

Но тридцатилетняя Катя с хорошей работой и высокой самооценкой уже не могла позволить себе вый-ти замуж за «абы кого». Теперь уже ей нелегко было угодить. Катину собственную квартиру, в которой она пыталась жить самостоятельно, решено было сдавать в аренду, ибо всем было комфортнее, чтобы она жила вместе с родителями. Так и живет вполне себе дружное семейство — мама с дочерью, как подруги-соратники, и папа, который давно ничего не решает, но ситуация его устраивает. Внуков вот только нет, досадно. А Катя? А Катя до сих пор в плену родительской любви, тревожности и ­контроля.
 

Суть проблемы

Родительская любовь своей чрезмерностью иногда больше напоминает родительский эгоизм. Однако родители, страдающие этим, никогда не признают своей личной выгоды от ситуации. Их доводы: так лучше ребенку, всё для их блага. У детей в такой ситуации есть два варианта — смириться и жить с родителями, принимая их вариант любви и заботы, либо идти на бунт, конфликт и разрыв отношений. Золотая середина, когда каждая из сторон признает право на личную жизнь и независимость в поступках, мнениях и позициях, практически ­невозможна.
 

История третья.

Про ответственного отца и безответственного сына

У моих знакомых, порядочных успешных родителей, живет тридцатилетний сын без образования и профессии, который никогда не работал на одном месте больше пары месяцев. Живет он с родителями свободной жизнью, вечером уходит погулять с друзьями, возвращается утром, спит полдня, ест, отдыхает, вечером созванивается с друзьями — и опять в ­путь.
 
Романтика: погулял, поспал, выпил. И что же приличные родители? Родители переживают, чувствуют себя виноватыми, стыдятся такой ситуации, но ничего конкретного не предпринимают: сын ведь, родная кровь, не выставишь за дверь. Бывает интересно понять, почему вопреки известному утверждению про яблоко и яблоню, некоторые яблочки падают столь далеко, что являются полной противоположностью ­родителям?
 

Родители всегда были на стороне ребенка в разборках со школой, милицией, соседями. Сын привык к позиции «мне все должны» — зачем работать за копейки, когда отец и так всё купит и денег ­даст?

Отец нашего «ребеночка» производит впечатление человека порядочного, трудолюбивого, заботливого, мягкого. По его словам, его собственный отец был настолько строг и несправедлив к нему в детстве, что это больше походило на жестокость, и он решил воспитывать своего сына по‑другому. Он боялся его «сломать», не заставлял ничего делать насильно, был лояльным, а сам много работал, поэтому часто просто был не в курсе жизни ­сына.
 
Родители по определению были на стороне ребенка в разборках со школой, милицией, соседями. Они, с одной стороны, защищали сына, а с другой — пытались наставить на путь истинный, но всё тщетно. По словам отца, он испробовал и назидания и скандалы, и кнут и пряник. Результат минимальный: месяц работает, три отдыхает. Сын привык к позиции «мне все должны». Какой смысл работать за копейки, когда отец и так всё необходимое купит и денег даст? И отец даёт, чувствуя ответственность за тридцатилетнего физически вполне здорового «ребенка», который продолжает жить в их доме за счет родителей, ведя образ жизни, не свойственный ­семье.
 
Что движет отцом? Ответственность за результат своего родительского труда, любовь к сыну, чувство вины и надежда. Надежда, что когда‑нибудь всё образуется, сын станет самостоятельным зрелым человеком. А пока его надо поддерживать, чтобы не перешел за черту, откуда уже не выбраться. Так и живут в одной семье — суперответственный отец-бизнесмен, переживающая за всех мать и сын, который хочет всё и сразу, по мановению волшебной ­палочки.
 

Суть проблемы

Задача отца — не только любить и принимать детей, но и давать четкие жизненные установки: что такое хорошо и что такое плохо. Попустительство, когда нет четких проговоренных в детстве правил, запретов и следующих за их нарушением наказаний, приводит к вседозволенности. Ребенок не осознает такого понятия, как «родительское уважение» и не видит необходимости это уважение ­заслужить.
 
Чем старше дети, тем важнее становится уважение как результат их дел и поступков, в противовес безусловной родительской любви «просто так». Так, ситуация в детстве отца, послужившая причиной его поведения «наоборот», не дала ему возможности вовремя увидеть пресловутую «золотую середину» между требовательностью и любовью. Вседозволенность и попустительство в воспитании привело к тому, что пожилые родители любят ребенка, но страдают от того, что поводов для уважения сына у них крайне ­мало.
 

История четвертая.

Про «хорошую» семью и «плохой» внешний мир

Алина и Вадим — брат с сестрой. Оба получили высшее образование, успешно работают по специальности, но продолжают жить с родителями. Благо семейный загородный дом позволяет разместить немало народу. Родители детей не выгоняют, наоборот, спланировали дом так, чтобы потом здесь же разместить и семьи детей с будущими внуками, женами/мужьями. В этой семье царит мир и покой, родители и дети ладят друг с другом, у них есть общие интересы и темы для разговоров. Казалось бы, можно только порадоваться за ­них.

Родители спланировали свой дом так, чтобы разместить в нем и семьи детей с будущими внуками, женами/мужьями. По их убеждению, создать мир покоя, принятия, поддержки можно только в их семье. Остальные люди завистливы, алчны, злопамятны и ­лицемерны.

Несколько лет Алина встречалась с Алексеем, дело шло к свадьбе. Молодой человек пользовался благосклонностью родителей ровно до тех пор, пока не заявил, что жить в семье Алины для него неприемлемо. Тут всплыли все «подводные камни» страхов семьи. По их убеждению, создать мир покоя, принятия, поддержки, возможно только в их семье. Остальные люди завистливы, алчны, злопамятны, лицемерны и пытаются использовать других в своих ­целях.
 
У родителей была стройная система аргументации, с примерами из жизни каждого члена семьи. При этом родители говорили Алине: «Это твоя жизнь, сама решай — уезжать или оставаться, но потом не говори, что мы тебя не предупреждали!». Алексей и Алина расстались. Алексей не смог преступить через собственные чувства — жить по чужому уставу было не в его правилах. А Алина не смогла пренебречь семейными установками и уехать из мирного, теплого, родного гнезда, где ее заведомо любят и ­оберегают.
 

Суть проблемы

К сожалению, многие путают семейственность с теплыми узами взаимной поддержки и слиянием, когда границы между членами семьи размыты до степени «я это ты, ты это я». Разделение на хороших «своих» и враждебных «чужих» — это всегда путь к исключительности на фоне страха и презрения в окружающим. Это путь, из которого вырастают конфликты и войны. Чтобы быть «хорошими» для своих родителей, Алина и Вадим должны создать такие семьи, которые папа и мама одоб-рят. Ну и жить, конечно же, нужно всем вместе, одной, большой дружной семьей, чтобы легче было противостоять предполагаемым ­врагам.
 

Опустевшее гнездо

Стадия опустевшего гнезда — один из обязательных этапов жизни семьи. Этап не самый легкий, сопровождаемый депрессией и переосмыслением отношений в супружеской паре, столкновение с возможностью остаться один на один с миром, если вторая половинка отсутствует. Одни родители настолько боятся этого 
периода, что делают всё возможное, чтобы их гнездо никогда не опустело, превращая своих взрослых детей в пожизненных ­«птенчиков».
 
Другие предпочитают страдать рядом со взрослыми детьми, которые наводят уже свои порядки на родительской территории. Дети формируются годами, они только рождаются слабыми, зависимыми, несамостоятельными, остаются такими далеко не все. С самого раннего детства стоит привыкнуть к мысли, что дети с нами не навсегда, а родители — лишь проводники в отдельную, самостоятельную жизнь, где есть место проблемам, испытаниям, ошибкам, трагедиям, которые нужно преодолеть. Но если вернуться к примеру из жизни орлов — у родителей всегда есть выход: оставить детей в семейном гнезде, а себе создать новое. Главное, как всегда, не упустить время и найти в себе силы на этот решительный ­шаг.

0 0 лайков 95 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Результаты исследования: кесарево сечение чревато ожирением у детей

0 комментариев 0 лайков 215 просмотров

Ребятам о зверятах

Анна Танакова о том, почему ребенку нужно позволить завести домашнего питомца

0 комментариев 0 лайков 383 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку