18+

Статьи — Жизнь — Психология — Психология

Свадьбе быть

Юлия Дорош о том, как дождаться своего «долго и счастливо»

Ячеловек терпеливый. Если говорить метафорически, то я сначала готовлю почву, потом сажаю, поливаю, удобряю, пропалываю и только потом начинаю ждать урожай. Я не из тех, кто надеется, что семечко, брошенное на камни, превратится в цветущий куст. Но в отношениях с Игорем эта стратегия почему‑то не сработала: моя любовь, забота, готовность идти на компромиссы и даже иногда уступать его желаниям не уверили его в том, что мы прекрасная пара и будем счастливы до конца дней. Я же верила в это безоговорочно и уже не представляла, что пойду под венец с кем‑то другим. А поскольку предложение так или иначе он мне уже сделал (правда, сам того не планируя, — за просмотром фильма на годовщину), я решила настойчиво потрясти этот «куст», чтобы мне с него уже упало долгожданное ­кольцо.
 
Не ­увиливать!
— Милый, помнишь, что ты говорил год назад? — как‑то после ужина начала я, зная, что с голодным мужчиной планы на будущее лучше не ­обсуждать.
— Что люблю борщ, — любимый с упоением размешивал сахар в ­чае.
— А кроме этого? Про испытательный срок? — задавала я наводящие ­вопросы.
На кухне повисла пауза. Даже чаинки в кружке замерли от ­неожиданности.
— Что ты женишься, если мы с тобой проживем год вместе и все будет хорошо, — я решилась нарушить ­тишину.
— Ой, ну я сейчас не готов, — отмахнулся Игорь, как будто я предложила ему посмотреть психологический триллер или прогуляться за хлебом в супермаркет на другом краю ­города.
— А когда ты будешь ­готов?
— Ну, когда буду, тогда скажу, — улыбнулся он и попытался чмокнуть меня в ­лоб.
— Сядь! — неожиданно для себя я повысила голос, — помнишь, мы смотрели фильм, где парень сделал предложение девушке, и она сказала, что подумает? Что ты сказал? Твоему возмущению не было предела! Он сделал ей предложение, а она отказала! То есть если женщина говорит мужчине, что она не готова — она дрянь, которая разбила ему сердце? О продолжении отношений не может быть и речи, ­так?
Игорь неуютно поежился и поджал ­губы.
— А если мужчина не готов — это вовсе не повод разрывать отношения. Зачем? Это же так удобно — пользоваться всеми привилегиями женатой жизни, оставаясь при этом холостым. И никаких тебе ­обязательств!
Игорь хмурился все больше. Я знала, что это его знаменитое «затишье перед ­бурей».
— Каждый раз, когда я говорю, что хочу семью, ты обвиняешь меня в эгоизме и говоришь, что я не учитываю твоих желаний. Поэтому я умолкаю, и мы продолжаем жить так, как нравится тебе, — так кто из нас эгоист?!
Удивительно, как все‑таки иногда в ссоре все претензии складываются четко и лаконично. Пораженная свершившимся открытием — а я только что сформулировала, что же меня так сильно не устраивало — я чуть было не дала Игорю шанс высказать свою точку зрения. А так как он умел мастерски выворачивать любые факты в свою пользу, да так, что я потом извинялась непонятно за что, я сделала гордый вид и совершенно бескомпромиссно удалилась из ­кухни.
Оставаться дома было нельзя — надо было дать Игорю самому все обдумать. Кроме того, после «разговора» с Игорем я была полна сил и готова была расставить точки во всех своих отношениях. Выйдя на улицу, я набрала Сашин номер и договорилась о встрече. Саша — это мой бывший возлюбленный, который после недавней встречи в супермаркете, где он, кстати, был с женой и ребенком, пригласил меня на свидание. Идти я не собиралась — моя совесть против таких адюльтеров. Но тут, как говорится, все так сложилось, что я не ­виновата!
 
Каким ты был, таким ты и остался
Макияж я делала уже в машине на парковке кафе, в котором договорилась встретиться с Сашей. Крася ресницы, я думала о том, почему у нас как будто не принято спокойно обсуждать вопросы брака? Почему женщины так стесняются признаться, что хотят детей и штампа в паспорте? С каких пор это стало таким постыдным? Во всех своих предыдущих отношениях, чтобы удержать мужчину при себе, я откровенно лицемерила на этот счет. Говорила, что брак — это не для меня, я за свободу в отношениях. Может быть, поэтому меня туда никто и не ­звал?
Глянув напоследок на свое отражение в стекле машины (да, сегодня я выгляжу, несомненно, лучше, чем во время нашей случайной встречи в магазине), я отправилась в кафе. Саша уже ждал меня за столиком. Он был так галантен, что даже заказал мой любимый салат. С памятью у него, видимо, было лучше, чем у Игоря, раз он помнил такие ­мелочи.
Мы флиртовали и смеялись. И почему это кольцо на пальце и семья дома не мешают Саше так проводить время? Оказалось, что они не мешают ему делать гораздо большее: внезапно Саша взял меня за руку и притянул к себе. Он так знакомо прикасался к моим волосам… Мое сердце забилось чаще, я вспомнила, как хорошо нам было когда‑то, как мы всегда умели повеселиться и устраивали себе приключения даже в самые обычные, ничем не примечательные ­будни.
— Юля, расскажи мне, кто такой Игорь, — Саша бестактно вырвал меня из приятной ­неги.
И тут я поняла, что только что вспоминала не наше с Сашей прошлое, а мое с Игорем настоящее, точнее его самое начало. С Сашей мы никогда не ездили на Клязьму и не ходили в походы, да и на велосипеде он, кажется, не умел кататься. Мое сознание все расставило по своим местам. Да, когда‑то я была от Саши без ума, но тогда я просто еще не знала ­Игоря!
— Если ты спрашиваешь меня, кто такой Игорь, то, думаю, ты уже навел о нем ­справки.
«И понял, что свою сказочную историю про мужа, кругосветное путешествие и футбольную команду в планах, я выдумала», — констатировала я про ­себя.
— Я просто хотел узнать, насколько у вас все серьезно, — говорил Саша, нащупывая под столом мою ­коленку.
— Не нам с тобой говорить о серьезности, — я отодвинулась от стола так, чтобы мои конечности были вне зоны досягаемости экс-­любовника.
— Почему же? — полюбопытствовал ­Саша.
— Потому что я живу с мужчиной год и считаю себя его женой — для меня это очень серьезно. А у тебя дома жена и ребенок, что для тебя совсем не повод отказаться от попыток затащить меня в постель, — пояснила ­я.
— Почему же сразу в постель? Машина гораздо ­ближе.
Меня окончательно затошнило от этого героя. Подумав что‑то про ошибки молодости и любовь, которая зла, я подхватила плащ и быстро вышла из ­кафе.
 
Тишь да гладь
Подъехав к дому, я долго сидела на лавочке у подъезда. Мне хотелось дождаться звонка Игоря, услышать в его голосе беспокойство и нотки ревности. Но не простыть мне хотелось больше, поэтому, так и не дождавшись, отправилась домой. Я снимала туфли в коридоре, когда сзади ко мне с объятьями подкрался Игорь. Он молча сгреб меня в охапку, прижав к себе крепко-крепко. Мы опустились на ­пол.
— Тише-тише, — шептал он, гладя меня по голове. Видимо, думал, что я плачу. Может, он еще думал, что я просто погулять такая красивая ­ходила?
Не знаю, была бы я больше рада, если бы он злился и ругался, но такой поворот событий меня не устраивал. Я прекрасно знала, что он сейчас вдруг не сделает мне предложение, под подушкой я не найду бархатную красную коробочку с кольцом. Что мы просто продолжим жить так, как живем, — в любви и гармонии. И так до моего очередного вопроса о браке. Некоторые пары так и не переступают этот рубеж, это их личный Эверест, на который не взобраться, но можно построить неплохой дом и у его подножия. Саботировать это спокойствие я буду и дальше, но уже точно не сегодня. Во-первых, я просто устала переживать, а, во‑вторых, завтрашний день обещал быть очень насыщенным. Ведь завтра Таня выходит ­замуж.
 
Мы невестой дорожим — даром вам не ­отдадим!
Надо же было так перенервничать вечером перед свадьбой подруги, чтобы чуть ее не проспать! Я бегала по дому в поисках то одного, то другого. Игорь тоже не давал мне покоя: «Где мои брюки?», «Рубашка?», «Второй носок?». Мы били все рекорды — через 30 минут уже неслись в такси к Танькиному ­дому.
Самой дисциплинированной оказалась Аллочка. Перед самой Таниной свадьбой мы все все‑таки помирились, и Алка, на которую всегда можно было положиться, стала распорядителем сегодняшнего торжества. Мы были вторыми, Маруся прибыла через полчаса после нас — счастливая и загадочная. Я спустилась встретить ее и передать Алкины указания нашим мужчинам, натягивающим на машины непослушные ­ленты.
— Ты чего опоздала? — шепотом в лифте спросила я Марусю, пока мы ехали до Таниного ­этажа.
— У Вовы ночевала, а третье кольцо всё стоит! — коротко бросила ­Маруся.
Вот это санта-барбара! Маруся умела нас удивить: поссориться с Вовой из‑за Кристины, извести его отказами принять извинения, дождаться, когда он почти что начнет жить с разлучницей, и снова начать с ним спать! Умом Марусю не ­понять.
После того как мы уже у Тани все вместе посмеялись над Марусей и пообещали выудить из нее все подробности после свадьбы, я рассказала девочкам о своей ссоре с Игорем и неудачном свидании с ­Сашей.
— Зато я точно поняла, что кроме Игоря мне никто не нужен. Да и успокоилась насчет Саши — посмотрела на него и вспомнила, почему расстались! А что делать теперь со свадьбой и Игорем — не знаю, — резюмировала ­я.
— А что тут знать, — улыбнулась Таня, успокаивая разволновавшегося футболиста в своем животе, — раз, и у тебя сразу и муж и ребенок! Два в одном! Полная ­чаша!
— Вариант… — задумалась ­я.
Не успела я представить на себе костюм «супермамы», как, наконец, приехал наш жених. Толя изрядно задержался, потому что сначала забыл забрать Танин букет, и на полноценный выкуп времени уже не оставалось. Мы разделились на пары, и каждая из подружек невесты проводила конкурс для доставшегося ей мужчины или просто пыталась вытрясти из него побольше денег. Алка кормила моего Игоря, желавшего сберечь наш бюджет, ложками горчицы. Я помогала Толику вспоминать Танин номер телефона наоборот и архивные данные о ее родственниках, но конкурс на самую эффективную работу в паре, без сомнений, выиграли бы Сережа с ­Марусей.
— Наш това-а-а-р, — нараспев затянула ­Маруся.
— Наш купец, — прервал ее Сережа, протягивая конверт, полный ­купюр.
Алка в ответ на такой деловой и прямолинейный подход к выкупу (теперь уже в прямом смысле этого слова) только улыбнулась. Я же еще раз мысленно поблагодарила Игоря за то, что он такой замечательный, и готов издеваться над своим желудком и лить слезы ради правильного выкупа моей ­подруги!
Из квартиры выбежала ­Таня:
— Сейчас дождь начнется! Если я хочу стоять в ЗАГСе в сухом, а главное, белом платье, то нам пора, — протараторила ­она.
Даже не дав Толе насладиться ее красотой или торжественно вручить букет, едва не сорвавший свадьбу, она запихнула без-часа-езды-по‑пробкам мужа в машину. По дороге в ЗАГС действительно начался дождь — у меня возникло ощущение, что беременные женщины обладают либо суперинтуицией, либо умеют влиять на ­погоду.
 
Дорогие ­брачующиеся!
Наши молодые без труда справились с односложным ответом на торжественный вопрос регистратора, но вот на подписании документов как‑то ­замешкались.
— А теперь скрепите ваш союз подписями, — инструктировала женщина, завернутая в безразмерное полотнище цвета ­фольги.
Толя толкнул Таню, та пошатнулась и в недоумении повернулась к ­нему.
— Иди, подпиши, что там просят, — растерялся уже ­муж.
Мы шепотом подсказывали молодоженам, что идти и подписывать надо вместе. Хорошо еще, что после фразы «поздравьте невесту» Толя не пожал Тане ­руку!
Дождь лил как из ведра, руша все планы. Прогулки по паркам и живописные фотографии на лоне природы отменялись. Пришлось спешно ехать фотографироваться в дорогущий и очень красивый торговый центр, где Таня с Толиком позировали в интерьерах одного мебельного магазина, делая вид, что все это стоит в их двухкомнатной ­«хрущевке».
В итоге, на подъезде к ресторану мы имели одну нервную невесту, жениха, безуспешно пытающегося ей угодить, Марусю, не выпускающую из рук мобильный, на который то и дело приходили смс от Вовы, и Аллочку, которая не отходила от Сережи, чтобы с ним не начала флиртовать какая‑нибудь гостья с Таниной работы (а это, как выяснилось, небольшой филиал города ­Иваново).
Интригой вечера должен был стать бросок букета. Когда незамужних девушек пригласили выйти для участия в этом мероприятии, мне показалось, что Игорь готов приковать меня к ножке стола, лишь бы не возвращаться ко вчерашней ссоре. Но я все же вышла. Мы с Марусей потеснили всех безнадежно незамужних женщин, встав в первую шеренгу, и попытались вспомнить приемы волейбола, которым нас учили в ­школе.
Таня обернулась через плечо, оценивая расположение жаждущих замуж. Ведущий дал команду. Таня замахнулась и, держа букет над головой, неожиданно замерла. «Схватки начались!» — пронеслось у меня в голове. Невеста вдруг опустила букет, поправила примятые цветочки, затем повернулась и решительно направилась в мою ­сторону.
— Он твой, — протянула мне букет Таня к всеобщему разочарованию всех свободных ­девушек.
Возвращаясь к своему месту, Таня прошла мимо Игоря, нагнулась к нему и с улыбкой произнесла: «Только попробуй ее обидеть» и чиркнула ребром ладони по горлу, показывая, что Игоря ждет неминуемая расправа от моих подруг, если он продолжит и дальше уклоняться от обязанностей порядочного ­мужчины.
Но апогеем праздника стал торт. У ведущих в последнее время есть такая привычка: они выносят торт, как бы запинаются и роняют его. Все в шоке, невеста вне себя. Вся радость в том, что роняют торт-дублер, а на кухне стоит настоящее многокилограммовое лакомство. И так как большинство присутствующих уже не раз видели это на других свадьбах, у нас никто фокусу не удивился. Но смешно нам все‑таки стало, когда выяснилось, что настоящий торт, весь в розах, лентах и лебедях, ждет нас где‑то в московских пробках, а размазанный по полу дублер — и есть единственное сладкое блюдо на этой ­свадьбе.
Новоиспеченный муж скомандовал: «Всем шампанского!», и мы несмотря ни на что продолжили праздновать. И праздник удался на славу! Во-первых, за обилием шампанского, закусок, фруктов и конфет, отсутствия торта никто и не заметил. Во-вторых, нам достались на удивление толковые ведущие, которые сумели подобрать конкурсы так, что вся разновозрастная аудитория была довольна, и, наконец, Таня успокоилась — теперь она окончательно ­замужем.
А я нет-нет да и поглядывала на Игоря — он то хмурился, то улыбался. И непонятно было: улыбается ли он сомнительности всей этой свадебной возни или же представляет меня в подвенечном платье? Я все‑таки предпочла думать, что второе, обняла его и стала наблюдать за тем, как терпеливый Толик вот уже полчаса вальсировал с Таниной бабушкой под репертуар, для этого совсем не подходящий, а та постоянно наступала ему на ­ноги.

0 0 лайков 96 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Мой дом – моя крепость

Алина Веселова об аптечных приметах и домашнем спокойствии

0 комментариев 0 лайков 260 просмотров

Семья по правилам и без

Анна Танакова о том, отчего возникают кризисы в браке и как не дать им разрушить семейную жизнь

0 комментариев 0 лайков 209 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку