18+

Статьи — Жизнь — Психология — Психология

Цена соблазна

Игорь Бергман о том, можно ли ухаживать красиво, но экономно

 

С наступлением настоящей весны в моей жизни начались перемены. Издатель, наконец, утвердил мою книгу, над которой теперь надо было работать много и упорно. Но девушки, уставшие кутаться в теплые пальто и стремившиеся наверстать упущенное, изрядно отвлекали от мыслей о работе мелькающими перед глазами обнаженными коленями. Тем временем на личном фронте я решился на авантюру — в пьяном бреду после обмывания новорожденной дочери друга пригласил на свидание девушку, с которой познакомился в Новый год, а она, к моему удивлению, согласилась со мной ­встретиться.
 
 
Наполеоновские планы и суровая реальность
Напомню историю нашего знакомства. Мы встретились с Алиной случайно, когда в новогоднюю ночь я в нетрезвом уме и нетвердой памяти вышел из подъезда моего друга Сашки в направлении мест скопления майонеза. Закончилась ночь феерическим (за точность определения не ручаюсь, мне об этом только рассказывали) сексом, моим полным беспамятством относительно имени моей подруги и ее забытыми трусиками. То ли мне хотелось реабилитироваться перед девушкой и проявить себя джентльменом, то ли просто весна сподвигала на какие‑то перемены, но я со спортивным азартом ждал предстоящего свидания. Оно должно было получиться экспериментальным. Во-первых, из‑за моего стремительно ухудшающегося финансового положения. Из-за работы над книгой я был вынужден отказаться от многих своих подработок, которые позволяли мне жить, мало в чем себя ущемляя, да и лень, признаться честно, мешала мне как следует поработать, чтобы получить заветный гонорар за книгу. Во-вторых, Алина была, мягко говоря, «не формат» — сильно выбивалась из ряда тех стройных глянцевых красоток, с которыми я привык проводить время. У нее не было длинных ног и 40‑го размера одежды, но что ее выгодно отличало от моих моделей — это умение вести диалоги и отсутствие завышенных требований к моему ­благосостоянию.
 
Одним словом, лишенный креветок насущных и имея подходящий плацдарм для эксперимента, я решил попробовать ухаживать экономно и посчитать, сколько в среднем уходит на одно ­свидание.
 
Если брать не деньгами и шиком, то придется поставить на старую добрую романтику и секреты соблазнения от старшего поколения — от прогулок по городу и катания на трамвае до прелюдии «я покажу тебе созвездие Малой ­Медведицы».
 
Я решил отдать предпочтение классике — кино и ужин. Так как я больше не мог позволить себе разъезжать на такси, с Алиной мы договорились встретиться у ­метро.
Итак, транспорт: от 28 рублей на метро до 500–1000 рублей на ­такси.
 

 

Почем ­билет?
Билеты в кино я решил купить заранее. Такая предусмотрительность всем упрощает жизнь: и девушке не придется гадать, а заплатит ли за нее кавалер, да и мне спокойнее — не придется идти в кино по принципу «а на что у нас там остались билеты?». Здесь важно не перегнуть палку — не стоит вести впечатлительную девушку на фильм ужасов в надежде, что она от страха запрыгнет к вам на колени. Но и идти на мелодрамы, на 95 % состоящие из поцелуев, тоже «не фасон» — высока вероятность, что будешь сконфуженно утирать девушке слезы ­рукавом.
 
Сначала я отправился в любимый кинотеатр на «Павелецкой». Все в нем просто создано для соблазнения девушек — приятная камерная атмосфера, полумрак и прохлада, удобные сиденья и великолепный интерьер — ваша спутница вряд ли устоит перед тем, чтобы прижаться к вашему сильному плечу, разглядывая детали убранства залов. Я всегда водил сюда дам в надежде показаться этаким интеллектуалом, небрежно сорящим деньгами. Но, поскольку «папенькино состояние» я прокутил, пришлось‑таки обратить внимание, что один билет здесь стоит в районе 1000 рублей. Надо было как‑то выкручиваться, и я вспомнил о стареньком кинотеатре на Арбатской. Заходя в него, я всегда испытываю чувство, что Советский Союз жив и будет здравствовать еще долго. В местном буфете можно даже отведать того самого пломбира из стек-лянных креманок, посыпанного самодельной шоколадной стружкой, а подаст его вам «идеальная» продавщица в накрахмаленном кружевном чепце и белоснежном переднике. Конечно, цивилизация проникла и в этот храм кино, привнеся сюда как плюсы в виде вполне сносных экранов и звукового сопровождения, так и минусы в виде чипсов и попкорна. Но и это можно простить ради таких цен на билеты — от 100 до 200 ­рублей.
Итак, билеты в кино: от 100 до 1000 ­рублей.
 
 
Ресторан, кафе, ­столовая…
…по карману мне сейчас последнее, но я и забыл уже, что это такое и как туда ходить. И вообще, я скорее соглашусь давиться булочкой у метро, чем пойти в цитадель белых фаянсовых тарелок и граненых стаканов. Обычно я приглашал своих пассий в хорошие дорогие рестораны с интерьером от модных дизайнеров. Дамы мои, как правило, были худеющими или и вовсе анорексичными, то есть заказывали салат и вяло ковыряли его вилкой на протяжении всего вечера. Однако там и салат мог стоить как весь ужин на двоих в каком‑нибудь месте ­попроще.
 
Были, конечно, в моей жизни и другие женщины. Например, моя подруга Ольга, с которой мы когда‑то встречались. Она терпеть не могла рестораны, где подают малосъедобное «дефлопе, лучшее в Москве», и предпочитала интерьеры поуютнее, а кухню повкуснее. С ней в Белокаменной я открыл много мест, где можно поесть и вкусно, и весело, и притом не ­дорого.
Но, чтобы предлагать девушке какую‑то кухню, надо знать о ней (девушке) чуть больше. Алина может оказаться приверженкой модного нынче вегетарианства, или органической кухни и сыроедения, или, как героиня любимого фильма «Москва слезам не верит», не знать, что вилка с тремя зубцами — для рыбы, с двумя — для мидий, устриц и прочих морских гадов, а вилка с одним зубцом — это нож. В любом случае, пока вы не обсудите свои гастрономические пристрастия, лучше предпочесть что‑нибудь ­нейтральное.
 
Что я точно знаю, так это то, что все женщины любят сладкое. Различных кондитерских в Москве пруд пруди — на любой вкус и достаток. Одни предлагают пончики со сладкой глазурью «на вынос» и атмосферу школьной столовой, другие роскошь и трюфели, покрытые 24‑каратным золотом. Решая не ударяться в крайности, советуюсь с Ольгой — моим главным помощником по спорным вопросам в нелегком деле соблазнения женщин. Она‑то мне и напомнила про одну небольшую семейную кондитерскую на «Китай-городе», где очень даже мило, уютно и вполне себе не ­дорого.
 
Итак, испить кофею в кондитерской: от 300 до 700 рублей (это мой личный предел поглощения сладостей — дальше начинаю слипаться) на ­человека.
 

 

Последние штрихи
Эффектно было бы появиться с букетом роз наперевес, таким, чтобы девушка едва могла его обнять. В моем воображении, получив такой презент, дама должна сразу написать расписку в том, что она соглашается на неделю безвылазного пребывания в моей постели. И голова у нее при этом даже не смеет болеть. Но, заглянув в некогда любимый цветочный салон, я понял, что на те же деньги я смогу сходить на свидание с пятью Алинами. Воспользуюсь парфюмом, буду сам имитировать ­клумбу.
 
Во времена финансового благополучия я, как мужчина себя ценящий, обзавелся бы новыми деталями гардероба — джинсами, рубашкой, да хотя бы новыми гостевыми носками. Но сегодня, увы и ах, придется любить меня таким, каков я ­есть.
 
Единственное, на чем я не привык экономить, — это средства контрацепции, поскольку воспитывать маленьких Бергманов пока что сильно не входит в мои планы. Покупая в аптеке презервативы (500 рублей упаковка), я вспомнил своего друга Лукьянова и чуть не рассмеялся в голос — у того наличие средств защиты всегда служило верным оберегом от секса. То есть когда их нет, они ему наверняка понадобятся, но стоит им лежать в заднем кармане брюк — как он начинает горевать о том, что ему суждено умереть девственником. Надеюсь, со мной такого не случится, точнее, памятуя о том, что однажды мы с Алиной уже переспали, сегодня я твердо рассчитывал на ­секс.
 
Придя домой, я подсчитал приблизительные расходы на грядущий вечер — итого около двух тысяч. И это с транспортом, кино, ужином и презервативами. Ужас, как дорого нам обходятся женщины даже по самым минимальным ­подсчетам!
 
 
Время «Ч»
Алина работала на Новом Арбате до шести, так что в пять минут седьмого я уже топтался у метро. Я решил идти в своем позоре до конца и купить у бабули, сидящей у станции, букетик ландышей (100 рублей плюс приятное осознание того, что помог пенсионерке). У меня было еще несколько минут, чтобы повертеть в руках этот куцый кустик хрупких веточек и решить, что, если станет совсем стыдно дарить этот ужас, просто выброшу его в мусорку. Алину я узнал издалека. Она была в легком простом платьице, с сумочкой через плечо. Меня позабавила ее легкая пружинистая походка — она не носила каблуков. Это было непривычно: все мои дамы обычно старались надеть каблуки повыше. Может быть, тем самым хотели подчеркнуть — их требования прямо пропорциональны высоте шпилек? Пару раз я выглядел, словно гном, выгуливающий Белоснежку. А эта девушка просто какой‑то оплот простоты. Пока я думал о женщинах и обуви, моя дама сердца на сегодняшний вечер уже оказалась ­рядом.
 
— Это мне? — забрала Алина букетик из моих рук, не дав мне отправить его в утиль, — спасибо, мои ­любимые!
— Угу, — только и сказал я, предчувствуя, что вечер будет крайне ­необычным.
Алина потянула меня за руку: «Пойдем, а то в кино опоздаем!»
В общем, дальше свиданием руководила она. И слава богу! Я в таких развлечениях имел крайне мало опыта. Удивительно, но мы все время болтали как старые знакомые, непринужденно и легко, даже в кино, вызывая этим нарекания со стороны киноманов. Потом, отправляясь на прогулку, мы выяснили, что ландыши — это оптимальный выбор для первого свидания. Не таскать же в руках весь вечер огромный веник роз! А ландыши можно удобно воткнуть в угол сумки. Какие тонкости, кто бы ­знал.
 
Дальше мы пошли гулять — пешком до кондитерской. Пешком! Вы поняли? Это когда прям ногами! Максимум куда я в последние несколько лет ходил пешком — это в гастроном у дома. Через полчаса я чувствовал себя как та самая модель, которая пришла на свидание на высоченных каблуках — мои относительно новые туфли, казавшиеся такими удобными, стерли мне ноги до костей. Но мальчики не плачут, тем более не жалуются на неудобную обувь, я стиснул зубы и придал лицу философское ­выражение.
 
К середине прогулки я чувствовал себя, словно в пустыне во время песчаной бури: город был полон смога и пыли. Я с завистью посматривал на легкий шарфик, без дела болтавшийся на шее Алины, и думал, как бы применить его в качестве бедуинского ­платка.
Эмпирическим путем я установил, что правила дорожного движения распространяются на все города нашей необъятной родины, кроме, собственно, ее столицы — припаркованные поперек пешеходных переходов машины не способствовали прогулке, а пару раз моя болтливая невнимательная спутница чуть не угодила под авто на тех самых переходах. Как говорится, пешеход всегда прав, если, конечно, ­жив.
 
В общем, гулять по Москве — то еще удовольствие! Нет, конечно, и плюсы были. Главным развлечением для меня стало кормление уток. Признаться честно, я даже не знал, что они все еще живут в Москве-реке. Оказывается, на какой мостик ни встань, на какой набережной ни окажись — всюду можно покидать им батон (затраты на батон — 38 ­рублей).
Потом мы дошли, наконец, до кондитерской. Попав в прохладу и чистоту, я едва было не расцеловал продавца. В итоге отблагодарил его иначе — взял целую коробку эклеров (600 ­рублей).
 
Мы весело болтали о пустяках, наслаждаясь экзотическими начинками пирожных. Как любят говорить юмористы, смеркалось. В этот момент, сидя в дорогих ресторанах с моделями, я, как правило, уже ощущал их руки в районе своей ширинки. Но тут дело как‑то не шло дальше легких соприкосновений пальцами. Я решил задать тон, притянул девушку к себе и поцеловал. Она непринужденно ответила на мой поцелуй. Я проверил реакцию — на лице ни тени смущения, во взгляде, как мне показалось, полно призыва и ­огня.
Ну что же, пора действовать, либо пан, либо пропал. Надо же выяснить, может ли закончиться бюджетный вечер ­сексом?
 
— Поедем ко мне, — попытался я изобразить томный ­голос.
— Прости Игорь, у меня собака дома, с ней надо гулять, да и вставать рано, — улыбнулась Алина в ответ, отодвигаясь на стуле и явно собираясь ­уходить.
Либо навык проведения бюджетных свиданий безнадежно утерян, либо мой пустой кошелек начисто лишал меня уверенности в себе. Но, все не могло просто вот так ­закончиться.
— Можно я хотя бы тебя провожу? — сорвался я с места, забывая о ­мозолях.
— А ты сможешь? — забеспокоилась ­девушка.
— Я буду стараться, — ответил я, ковыляя к ­выходу.
Мы дошли до «Новокузнецкой». От усталости я валился с ног, Алина это ­видела.
— Мне на Оранжевую, — усмехнулась она, — я дальше сама, ты уже похож на героя «Ходячих мертвецов». Не смогу себе простить, если страна потеряет великого ­писателя.
 

 

Постфактум
Я доехал до «Речного вокзала». Даже пятиминутный переход от метро до дома показался ­вечностью.
Дома, реанимируя ноги в тазике с холодной водой, я вспоминал сегодняшний вечер. Вроде бы свидание прошло не так уж плохо. И за рамки своего бюджета не вышел — эксперимент явно удался. Беспокоит только одно: почему я сейчас не в постели с любительницей ­сов?
Я набрал номер своего друга Сашки Лукьянова и вкратце обрисовал ему ­ситуацию.
 
— Она не согласилась поехать ко мне, потому что у меня нет денег?! — предполагал ­я.
— Так, дорогой друг, пришло время нам поговорить. Видимо, кроме меня тебе этого никто не ­скажет.
— Со мной‑то что не ­так?
— Ваш диагноз — избалованность женским вниманием. Ты просто покупаешь доступных красивых женщин. Ты им огромный веник — они тебе эротику в такси, ты им ресторан «Прага» — они тебе секс в первую ночь. Все твои свидания как под копирку! — негодовал мой ­друг.
— Так, а когда это секс, которого все так добиваются, перестал быть мерилом успешности свидания? — удивился ­я.
— Ровно в тот момент, когда мы вышли из пубертатного периода, — отрезал Сашка. Я понимал, что, скорее всего, он ­прав.
— Ты просто мне завидуешь, — от досады брякнул ­я.
— А ты завидуешь мне, когда я могу поехать со своей женщиной отдохнуть, получить от нее завтрак и глаженые рубашки, познакомить ее с ­друзьями.
 
Тут Сашка был бесконечно прав. Иногда я вспоминал давно утерянное чувство нужности кому‑то, ощущение, что обо мне заботятся. И мне тогда страшно хотелось не выставлять по утрам очередную пассию, изобретая самые разные причины для этого, хотелось целый день проваляться с девушкой под одеялом. Хотелось чувствовать, что меня простят, если я окажусь не на высоте в постели или не преподнесу очередной шикарный ­букет.
 
— Бергман, ты в курсе, что ты это вслух говоришь, правда? Я как хороший друг просто обязан предложить тебе тест на уровень тестостерона после всего услышанного, но я тебя понимаю. Тебе нужна нормальная девушка, а не «модель» девушки. А пока успокойся и займись аппликациями из бактерицидного ­лейкопластыря.
 
И правда, что это я все так близко принял к сердцу? Свидание было отличным, я тоже был хорош, и все остались ­довольны.
 
Телефон пискнул эсэмэской: «Погуляла с Диком, теперь вот жалею, что не поехала к тебе. Повторим как‑нибудь?». Она меня дразнила. Ее уход — это просто игра в приличия! «Повторим, сова! И чем скорее, тем лучше!» — ответил я, и мы договорились о втором ­свидании.

0 0 лайков 63 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Мой дом – моя крепость

Алина Веселова об аптечных приметах и домашнем спокойствии

0 комментариев 0 лайков 261 просмотр

Семья по правилам и без

Анна Танакова о том, отчего возникают кризисы в браке и как не дать им разрушить семейную жизнь

0 комментариев 0 лайков 210 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку