18+

Статьи — Медицина — Клинический случай — Клинический случай

Беременность при однорогой матке

Молодая женщина перенесла гинекологическую операцию, после чего забеременела

Рис. 1. Вид однорогой матки с изолированным рогом при лапароскопии

В госпиталь обратилась 24‑летняя женщина, в анамнезе которой отмечалась дисменорея, беспокоившая пациентку с момента наступления первой менструации (менархе). Пациентке было назначено УЗИ органов малого таза в формате 2D и 3D. При УЗИ выявлена однорогая матка размером 71 мм×33 мм×30 мм, толщина эндометрия соответствовала фазе менструального цикла. С левой стороны определялись яичник и рудиментарный рог, не сообщающийся с полостью матки. Толщина эндометрия в роге составляла 7 мм и также соответствовала фазе менструального цикла. Согласно принятой в 1988 году классификации Американского общества фертильности, обнаруженная у пациентки однорогая матка была отнесена к аномалиям развития женского репродуктивного тракта II класса. Объем и эхоструктура обоих яичников были в норме.

Поскольку одним из серьезных осложнений наличия полости в рудиментарном роге является эктопическая беременность [1, 2], было проведено лапароскопическое удаление рудиментарного рога и ипсилатеральной маточной трубы (рисунок 1).

Спустя 18 месяцев пациентка забеременела. Девушка планово сдавала клинический анализ крови и проходила УЗИ согласно стандартам, рекомендованным при физиологически протекающей беременности. УЗИ, проводимое в первом, втором и третьем триместрах беременности, не выявило каких‑либо патологических изменений. Определялось правильное прикрепление плаценты, нормальный индекс амниотической жидкости и тазовое предлежание плода.

На 20 неделе беременности женщина пожаловалась на боль внизу живота. По данным акушерского обследования и УЗИ, длина шейки матки составляла 34 мм (в норме этот показатель на сроке беременности 16–20 недель 40–45 мм). Была назначена токолитическая терапия и наблюдение за длиной шейки матки. С целью расслабления гладкой мускулатуры матки в качестве токолитика применялся β2‑адреномиметик ритодрин в дозе 5 мг два раза в день.

На 33 неделе беременности была диагностирована задержка развития плода. К сроку гестации 37 недель и 4 дня вес плода, по данным УЗИ, был на 10 % ниже нормы. На 39 неделе беременности пациентка обратилась с жалобами на схватки и небольшое влагалищное кровотечение. Немедленно были проведены акушерское обследование, кардиотокография и УЗИ. При кардиотокографии выявлены спорадические сокращения матки. Длина шейки матки, по данным УЗИ, была 28 мм.

Пациентке в плановом порядке на сроке гестации 39 недель и 4 дня была проведена операция кесарева сечения. Женщина родила здорового мальчика, 9–10 баллов по шкале Апгар. Вес ребенка — 3160 грамм, рост — 49 см. Послеоперационные осложнения у матери отсутствовали.

Обсуждение

Однорогая матка с рудиментарным рогом служит причиной развития различных заболеваний репродуктивных органов. Патогномоничными симптомами при таком пороке развития матки могут быть болезненные менструации (дисменорея) и хронические боли в малом тазу [3]. Именно поэтому женщины, предъявляющие подобные жалобы, нуждаются в проведении ультразвукового исследования в формате 2D и 3D. Тем не менее ультразвуковая диагностика назначается не всегда.

Nanda et al. [4] описала успешный случай беременности двойней у женщины с однорогой маткой. При этом один плод развивался в рудиментарном роге, не сообщающемся с полостью матки. Однако в подавляющем большинстве случаев беременность, возникающая в замкнутом роге, осложняется преждевременным прерыванием [5, 6].

Однорогая матка с рудиментарным рогом зачастую ассоциируется с возникновением эктопической беременности и разрывом рудиментарного рога. Несмотря на то, что до сих пор неясно, подлежит ли удалению рудиментарный рог, всё же его резекция значительно улучшает акушерские показатели. Но даже после такой операции пациентки с однорогой маткой остаются в группе повышенного риска акушерских осложнений (самопроизвольные аборты в первом и во втором триместрах, внутриутробная задержка развития плода, преждевременные роды, внутриутробная гибель плода).

Согласно действующим рекомендациям Американского конгресса акушеров и гинекологов (ACOG), при наличии факторов риска внутриутробной задержки развития плода (ВЗРП), как например однорогая матка, целесообразно проводить в динамике ультразвуковой скрининг для оценки роста плода [7].

Поскольку все аномалии развития матки увеличивают вероятность неправильного предлежания плода, важно помнить, что при тазовом предлежании снижается точность определения веса плода с помощью УЗИ [7].

Что касается риска преждевременных родов, то нет четких данных о том, что какими‑либо манипуляциями или вмешательством вообще можно отсрочить наступление преждевременных родов более чем на 24 или 48 часов. По этой причине основное внимание фокусируется на профилактике преждевременных родов, однако и попытки профилактики оказывались крайне неудачными [8].

Установлено, что определение длины шейки матки с помощью УЗИ может быть достаточно информативным показателем при оценке риска преждевременных родов. Для срока беременности до 24 недель длина шейки матки не должна быть меньше 25 мм. Отрицательная прогностическая значимость такого теста высока и составляет 92%. Это означает, что беременные женщины, у которых нет укорочения шейки матки, не входят в группу риска и не нуждаются в проведении терапевтических мероприятий. Кроме того, серкляж шейки матки (наложение нерассасывающегося кругового шва на шейку матки) является эффективным способом предупреждения невынашивания беременности у женщин с короткой шейкой (<25 мм) и особенно у женщин, имеющих в анамнезе самопроизвольные выкидыши в середине беременности вследствие истмико-цервикальной недостаточности. В приведенном клиническом случае необходимость в серкляже отсутствовала.

Накопленные данные свидетельствуют о том, что сократительная активность миометрия во время преждевременных родов появляется из‑за снятия ингибирующего влияния самой беременности на миометрий, а не в результате стимуляции матки какими‑либо медиаторами.

Проведенные недавно исследования дают основание полагать, что прогестерон играет важную роль в поддержании матки в состоянии покоя во второй половине беременности. Этот эффект связан с ингибирующим влиянием прогестерона на продукцию простагландинов и экспрессию генов белков, связанных с сократительной активностью миометрия, в т. ч. белков ионных каналов, которые обеспечивают восприятие клеткой внешних сигналов и поддерживают процессы возбуждения и торможения в мышцах; рецепторов окситоцина и простагландина; белков щелевых контактов между клетками для обеспечения сокращения и течения родовой деятельности. Однако роль прогестерона на поздних сроках беременности до сих пор остается невыясненной. Американский конгресс акушеров и гинекологов рекомендует назначать прогестерон только в случае угрожающих преждевременных родов и укорочения шейки матки (≤15 мм при сроке до 24 недель), поэтому в описываемом случае врачи не назначали прогестерон. Преждевременные роды могут быть также связаны с преждевременными схватками. В такой ситуации показана токолитическая терапия.

В представленном клиническом случае с помощью УЗИ в динамике оценивался рост плода для того, чтобы определить вероятный риск ВЗРП, а также проводилось ультразвуковое измерение длины шейки матки для оценки риска преждевременных родов. Кроме того, когда сокращения матки привели к укорочению шейки, был назначен ритодрин в качестве токолитического препарата.

Описанный случай демонстрирует, что при однорогой матке, тазовом предлежании, кесаревом сечении и угрожающих преждевременных родах исход беременности может оказаться благоприятным, если придерживаться подобного алгоритма.

Публикация клинического случая и сопутствующие иллюстрации осуществлялись с одобрения пациентки. Копия подписанного информированного согласия находится у главного редактора журнала «Journal of medical case reports».

Список использованных материалов

  1. Fedele L, Bianchi S, Zanconato G, et al.: Laparoscopic removal of the cavitated noncommunicating rudimentary uterine horn: surgical aspects in 10 cases. Fertil Steril 2005, 83:432–436.
  2. Theodoridis TD, Saravelos H, Chatzigeorgiou KN, et al.: Laparoscopic management of unicornuate uterus with non-communicating rudimentary horn (three cases). Reprod Biomed Online 2006, 12 (1):128—130.
  3. Khati NJ, Frazier AA, Brindle KA: The unicornuate uterus and its variants. Clinical presentation, imaging findings, and associated complications. J Ultrasound Med 2012, 31:319–331.
  4. Nanda S, Dahiya K, Sharma N, et al.: Successful twin pregnancy in a unicornuate uterus with one fetus in the non-communicating rudimentary horn. Arch Gynecol Obstet 2009, 280 (6):993—995.
  5. Amritha B, Sumangali T, Priya B, et al.: A rare case of term viable secondary abdominal pregnancy following rupture of a rudimentary horn: a case report. J Med Case Rep 2009, 3:38.
  6. Kanagal DV, Hanumanalu LC: Ruptured rudimentary horn pregnancy at 25 weeks with previous vaginal delivery: a case report. Case Rep Obstet Gynecol 2012, 2012:985 076. doi:10.1155/2012/985 076.
  7. American Congress of Obstetrics and Gynecology Committee on Practice Bulletins- Obstetrics: ACOG practice bulletin: intrauterine growth restriction. Obstet Gynecol 2000, 95 (Suppl): 1–12.
  8. Norwitz ER, Phaneuf LE, Caughey A: Progesterone supplementation and the prevention of preterm birth. Rev Obstet Gynecol 2011, 4 (2):60—72.

0 0 лайков 1734 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку