18+

Статьи — Медицина — Медицинское право — Медицинское право

Лечить нельзя наказывать

Психиатр Максим Малявин рассказывает о принудительном лечении психических больных 

Бытует мнение, будто пациент психиатрической больницы может убить, украсть, ограбить или изнасиловать, и ему за это ничего не будет — мол, что с дурака взять, кроме анализов и электроэнцефалограммы? Мнение это глубоко ошибочно и даже вредно, поскольку создает у постороннего несведущего человека ложное впечатление. А у самого пациента — ложное ощущение безнаказанности.

 

Кто ответственный?

Порой бывает так, что психически больные люди совершают правонарушения. Иногда — серьезные и тяжкие. Резоны могут быть самыми различными — начиная с таких, что в принципе не чужды любому индивиду, и заканчивая теми, которые могли родиться только в больном мозге. К примеру, убийство собственного сына, потому что глас свыше, звучащий под сводами черепа, настоятельно этого добивался и заявлял, что сын — реинкарнация Ваала. Или принесение в жертву огню авто соседа, ибо нечего поклоняться лукавому и сотрудничать с разведслужбами Запада. Так, в больнице, где я работаю, есть несколько таких пациентов — один зарубил родителей, другой насиловал и убивал маленьких девочек — эти пациенты прописались у нас навсегда. А трагедия в Астрахани (в феврале сего года), когда психически больной человек, решив уйти из жизни, прихватил с собой несколько человек, которым не посчастливилось оказаться в том злополучном подъезде? Людей пугает непредсказуемость, странность, а порой — нечеловеческая жестокость, с которой подобные преступления совершаются. И вполне понятно желание оградить себя даже от тени возможности стать жертвой.

Психиатрам часто задают вопросы: а что будет с психически больным человеком, если он совершит преступление? И что делают психиатры, чтобы одних как-то защищать, а другим (опасным и агрессивным) не давать возможности эту опасность и агрессию реализовать?

В соответствии с частью 2 статьи 21 УК РФ, уголовной ответственности не несет лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости. Кто способен определить, вменяем был человек на момент совершения преступления или нет? Судебно-психиатрическая экспертиза. Кто может на эту экспертизу направить? Судья. Кого и когда? Всех, чье поведение при совершении преступления могло показаться неадекватным; всех, кто совершил особо тяжкое преступление, и всех, кто к моменту совершения преступления страдает психическим расстройством.

Экспертиза может признать вменяемым даже человека, много лет страдающего хроническим психическим расстройством, и тогда он будет отвечать по всей строгости закона.

 

И тебя вылечат

А что, если признали невменяемым? Тогда вступает в силу статья 99 УК РФ. Согласно ей, психически больному человеку назначают (назначает, опять же, суд, согласуя свои действия с рекомендациями судебно-психиатрической экспертизы):

а) амбулаторное принудительное лечение: то есть больной приходит на прием к участковому психиатру не реже раза в месяц, получает лечение, врач смотрит, каково состояние — лучше или хуже, и корректирует лечение. При необходимости может и госпитализировать;

б) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа: пациент лежит в обычной психиатрической больнице и получает лечение ровно столько, сколько определено совместным решением суда и психиатров;

в) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа. В этих спецбольницах режим более жёсткий, и обычные пациенты там не лежат — лишь те, кто направлен по решению суда;

г) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Стационар тоже предназначен только для «принудчиков», причем особо отличившихся — и по деяниям, и по степени и глубине психического расстройства. Условия соответствующие.

Повторюсь — вид принудительного лечения назначает суд, а не психиатры. Их голос в этом вопросе совещательный и рекомендательный. Суд же может изменить текущее принудительное лечение, заменив, скажем, амбулаторное на спецбольницу, либо, наоборот, — из спецбольницы прислав в психиатрический стационар общего типа.

К слову — помилование, равно как и амнистия, на лиц, находящихся на принудительном лечении, не распространяется. Оно и понятно — нельзя волевым решением либо указом вылечить больного человека, нельзя приурочить его выздоровление к знаменательной дате или политическому событию.

 

Долго ли, коротко ли

Находятся на принудительном лечении отнюдь не пожизненно, хотя и такие варианты не исключены. Раз в 6 месяцев психиатрами проводится комиссия по решению вопросов о принудительном лечении, на которой обсуждают каждого больного, которому оное назначено. В зависимости от состояния больного, решают — прекратить, перевести на более щадящее, усилить или же просто продлить принудительное лечение. Рекомендации излагаются в специальном акте, который направляют в суд. Суд смотрит в акт, потом на больного, потом снова в акт, потом на психиатра... Словом, решает, поступить ли в соответствии с изложенными рекомендациями или ну их.

В ряде случаев, если психическое расстройство было, невменяемость имела место, но особой опасности для себя или других лиц больной не представляет, а само правонарушение незначительно, суд может и не применять принудительного лечения. Он просто извещает о своем решении психиатрический диспансер, и те лечат такого больного на общих основаниях, но наблюдают за ним чуть более бдительно (есть специальная группа учета, в том числе для таких лиц — АДН, или активное диспансерное наблюдение).

 

Обжалованию подлежит

Еще один нюанс: даже если человек психически болен, само по себе это не означает, что, совершив преступление, он угодит на принудительное лечение. Тот же шизофреник вполне может оказаться вменяем на момент совершения преступления — и тогда он понесет уголовную ответственность, которая положена в таких случаях. И напротив — человек может быть вменяем на момент совершения преступления, быть осужден и отбывать наказание, но в его процессе стать невменяемым (дали по голове, стал глубоко слабоумным) — что тогда? Тогда, поскольку состояние этого человека уже не будет позволять ему осознать процесс наказания, оное заменяют принудительным лечением или прекращают.

 

Лечить или учить?

Подчеркну еще раз: принудительное лечение не имеет своей целью наказать пациента за содеянное, ведь в силу невменяемости он не в состоянии осознать, за что именно его наказывают. Цель такого лечения — устранить или смягчить симптомы, послужившие причиной поступка. Если такой возможности нет и перспектива улучшения состояния отсутствует, тогда цель принудительного лечения — сделать невозможным повторение подобного инцидента и обезопасить общество от этого больного, пусть даже путем его постоянной изоляции в условиях психиатрического стационара.

0 0 лайков 112 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Тайна молодой мамы

Психолог Дарья Приходько о том, как справиться с послеродовой депрессией

0 комментариев 0 лайков 265 просмотров

Обнаружена мутация, повышающая риск развития шизофрении в 35 раз

1 комментарий 0 лайков 433 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку