18+

Статьи — Медицина — Именной синдром — Именной синдром

Парижский синдром

Глеб Поспелов расскажет, почему не везде хорошо быть японцем

Давным-давно, в одной далекой психбольнице, мне попалось в руки учебное пособие для психотерапевтов. Я тогда был интерном, чувствовал в себе огромную целительную силу и желание вылечить все психические болезни на свете, и поэтому читал всё подряд, что только касалось интересующей меня сферы ­медицины.
 
Ни названия, ни автора книги я не запомнил. Большей части содержания — тоже. Но один из разделов книги произвел на меня неизгладимое впечатление. Рассказывал он о лечении психических болезней в Японии, отношении японцев к этим недугам и к больным в частности. Тут до меня дошла одна истина — из числа тех, что формирует наше собственное мировоззрение. Я осознал, что японцы — не такие, как мы. Более того — они совсем другие. Немного, наверное, инопланетяне или эльфы — или еще кто‑то. Главное — они ­ИНЫЕ.
 
У них всё по‑другому. Оригинально до парадоксальности. Культ коллективизма. Культ вышестоящего руководителя. Культ сильной личности. Культ труда. Культ отдыха. Культ табу. Культ ­смерти.
 
Закрытый социум Японии с массой ограничений порождает как необычные для нас стили поведения, так и нестандартные для западной медицины способы ­лечения.
Например, морита-терапия, практикуемая в Стране восходящего солнца, подразумевает лечение пациентов методами сенсорной депривации (то есть лишением или ограничением общения с ­окружающими).
 
Такая культурная специфичность приводит к колоссальной разнице мировоззрений между людьми, что в свою очередь может привести к конфликту, столкновению культур. Иллюзии жителей одного мира встречаются с реальностью мира другого — и порождают взрыв. Не такая уж редкая вещь в нашей жизни — если ­задуматься!
 
Место встречи
Представьте себя на месте парижского обывателя в исторической части города. Вы привыкли к стайкам туристов, щёлкающих фотоаппаратами на каждом углу; даже не обращаете на них внимания. Но вот в один прекрасный день вы замечаете, что один из гостей Парижа ведет себя неадекватно. Он заметно напряжен, растерян, подавлен, испуган; в ужасе мечется по улице, выкрикивает что‑то на своем языке, жестикулирует; словно бы пытается спрятаться от чего‑то; в ужасе отшатывается от прохожих, предлагающих помощь. Это тем более режет глаз, поскольку вы привыкли, что для представителей его национальности, обычно собранных, дисциплинированных и деликатных японцев, — подобное поведение ­нехарактерно.
 
Под «парижским синдромом» (фр. Syndrome de Paris) психиатры и психологи понимают психическое расстройство у туристов — в основном у японских — посещающих Францию. Он был выявлен в 1986 году японским психиатром Хироаки Отой, работающим в больнице Святой Анны во Франции, и описан во французском журнале психиатрии Neuvure de journal Psychiatrie в 2004 году [2]. Этот синдром предположительно связан с жестоким разочарованием, которое испытывают туристы из Японии, приезжая в ­Париж.
Парижский синдром характеризуется рядом психиатрических симптомов, таких как острое чувство преследования, вплоть до бредового состояния; галлюцинации, дереализация, деперсонализация, депрессия, тревога, сильные приступы раздраженности, а также вегетативные проявления, такие как головокружение, частое сердцебиение, потливость и ­др.
 
В особо запущенных случаях данное заболевание может довести даже до ­самоубийства.
 
Дереализация — чувство нереальности и призрачности окружающего вплоть до утраты чувства действительности и реальности существования окружающих предметов, людей и всего мира; нередко в сочетании с ­деперсонализацией.
Деперсонализация — расстройство сознания личности, отчуждение от самого себя, восприятие себя как бы со стороны, осознание себя безжизненным и лишенным реальности, отчуждение мыслей, чувств, представлений и ­поступков.
Руководство по психиатрии в 2‑х томах, под редакцией академика РАМН А. С. Тиганова, Москва, «Медицина», 1999.
 
Эпидемиология:  какие японцы болеют
Число зарегистрированных случаев сравнительно велико. Согласно исследованиям японского доктора Оты, работающего во Франции, в период с 1988 по 2004 год только в больнице Святой Анны в Париже прошли лечение 63 пациента, страдавшие парижским синдромом. Считается, что ежегодно около 20 японских туристов переносят это заболевание — просто далеко не все обращаются за врачебной ­помощью.
 
Возраст половины пациентов составлял 23–30 ­лет.
Во многих случаях это были люди с ранимой психикой, приехавшие в Париж «искать свободу», или чье решение приехать основывалось на романтических иллюзиях. В исследовании Оты 2004 года приводилась в пример одна 39‑летняя японка, которая отправилась в Париж сразу после того, как в токийском метро увидела рекламный щит с надписью: «Франция ждет вас!». По известной лишь ей причине женщина была искренне убеждена, что эта надпись была оставлена специально для нее. Что же, по крайней мере в данном конкретном случае вопросов с диагнозом у французских психиатров, очевидно, — не возникло: парижский синдром возник у туристки на фоне параноидной шизофрении, и она по‑бредовому интерпретировала окружающую ­реальность.
 
На практике наблюдаемая клиническая картина характеризуется значительными различиями, но в общем в проявляющихся симптомах много сходства. Установлено, что обычно синдром возникает во время поездок, когда путешественники сталкиваются с абсолютно новыми для себя вещами или явлениями. Основа диагностики — отсутствие симптомов до поездки и их исчезновение вскоре после возвращения в привычную среду обитания ­пациента.
 
Причины появления парижского синдрома у японцев
Предполагается, что предрасположенность к синдрому именно японцев — может быть связана с популярностью Парижа в японской культуре, в частности, идеализированный образ Парижа распространен в японской рекламе, которая не соответствует действительности. Фантом далекого великого города, который создается средствами массовой информации и в который верят японцы, настолько расходится с действительностью, что психика туристов не выдерживает. Увидев грязные улицы и грубых, часто неопрятных и неприветливых французов, некоторое количество японцев в год впадает в острое болезненное состояние. Профессор Ота и его соавторы в журнале Nervure приводят следующие факторы, вызывающие парижский ­синдром:
 
Языковой барьер. Не многие японцы говорят по‑французски, и наоборот. Более того, из‑за существенных отличий языков некоторые выражения просто не имеют адекватного перевода. Это может быстро привести к неспособности общаться и спровоцировать подавленность и чувство изолированности от окружающего ­мира.
 
Культурные различия. Французский стиль общения на межличностном уровне по сравнению с жестко-формальной японской манерой вызывает большие трудности для некоторых японских туристов. Врожденная скрытность японцев противоречит откровенности французов, чрезвычайная вежливость — двусмысленному юмору, четко действующие японские системы — традиционной французской медлительности. Марио Рену, президент французско-японского медицинского общества, подчеркнул, что существуют заметные отличия и в социальных отношениях: «Командный дух японцев противостоит западному индивидуализму. Утрачивая эти ориентиры, японцы практически сразу лишаются уверенности в ­себе».
 
Идеализация образа Парижа. Проявляется с неспособностью человека смириться, принять несоответствие между идиллическим образом и реальностью Парижа. «Для нас Париж — город мечты. Все французы красивы и изящны. Но когда мы встречаемся с ними лицом к лицу, то понимаем, что глубоко заблуждались. Мы абсолютно разные, как в характерах, так и во взглядах на жизнь», — жалуется одна из пострадавших NBC News.
 
Усталость после длительного переезда. И, наконец, считается, что трата времени и энергии, будь то в командировке или на отдыхе, в попытке втиснуть слишком много впечатлений в каждый момент пребывания в Париже, наряду с последствиями смены часовых поясов, — все это способствует психологической дестабилизации некоторых ­туристов.
 
Франция расплачивается за свою колониальную политику в прошлом: все колонии разом — от Алжира до Ливана — аукнулись на улицах столицы. Сегодня парижане выглядят вовсе не так, как описывал Дюма. Туристов буквально шокирует количество негров, арабов, азиатов, цыган, воссоздающих в центре Парижа непередаваемую атмосферу восточного базара или гетто африканской «банановой республики». Японцы вглядываются в этот калейдоскоп и не видят того, за чем приехали, — нарядных и утонченных этнических французов. Конечно же, дело совершенно не в том, как кто выглядит, а в том, как кто себя ведет. А ведут так, как ­научили.
Дискуссия
Несмотря на то что японские СМИ регулярно упоминают о парижском синдроме, в этом вопросе до сих пор нет единого ­мнения.
Многие психологи и специалисты по Японии вообще ставят под сомнение существование подобного ­заболевания.
 
Так, Бернар Делаж, президент ассоциации «Молодая Япония» (Jeunes Japon), которая помогает японским семьям обосноваться во Франции, считает, что парижский синдром — это всего лишь сомнительная попытка пошутить: «Не секрет, что есть люди, которые ломаются психологически, приезжая в другие страны, но на самом деле это просто культурный шок. Немаловажно и то, что речь зачастую идет о молоденьких избалованных японских девушках, приезжающих в Париж на поиски романтичного французского парня. Не стоит чересчур драматизировать эту ­ситуацию».
Также известно, что примерно треть пациентов на момент развития синдрома страдала от шизофрении. 
 
То есть можно предположить, что клиническая картина была обусловлена обострением основного заболевания. Это, однако, не отменяет воздействия провоцирующих факторов, описанных ­раньше.
 
Культурный шок
Мне кажется, что господин Делаж абсолютно прав, называя происходящее «культурным шоком», недооценивая, однако, значимость этого явления для человеческой психики. Очевидно, что парижский синдром, как и синдром Стендаля, о котором мы писали ранее, является острой реакцией на стресс (аффективно-шоковой ­реакцией).
 
Реакция на острый стресс (в прошлом аффективно-шоковая реакция) развивается в ответ на исключительный физический и психологический стресс, проявляется целиком или преимущественно неадекватным отражением реального мира: нарушается поведение, изменяются различные стороны психической деятельности — появляются бред, галлюцинации и др. Реакция обычно проходит в течение часов или дней. Также для этой реакции характерны выраженные двигательные и вегетативные ­расстройства.
 
Пусковым механизмом становится столкновение уязвимой в силу различных причин личности с чрезмерно значимым для нее явлением. Психогенным шоковым реакциям свойственны большая по сравнению с неврозами острота, изменчивость и тяжесть симптоматики, достигающей уровня психоза; выраженные психомоторные и эмоциональные расстройства, бред, галлюцинации, грубые истерические нарушения (по большей части с явлениями расстроенного сознания). Развитие психогенного психоза влечет за собой временную утрату способности критической оценки собственного состояния, контроля над поступками, адаптации к сложившейся ситуации. К счастью, эти расстройства непродолжительны: через несколько часов или дней от них не остается и следа, а память о самых острых и тяжелых состояниях, как правило, не сохраняется. Зачастую человек продолжает жить нормальной жизнью и никогда больше не испытывает ничего ­подобного.
 
Лечение
Лечение пациентов с парижским синдромом в первую очередь предполагает удаление больного из провоцирующих ситуаций, ликвидацию психических и физических перегрузок. Это уменьшит эмоциональное напряжение у пострадавшего, даст ему возможность мобилизовать внутренние ресурсы. Терапия кратковременных психогенных реакций может проводиться в амбулаторных условиях. Лечение более тяжелых расстройств, в том числе связанных с обострением ранее имевшегося психического заболевания, лучше проводить в психиатрических больницах. В лечении парижского синдрома применяют нейролептики, блокирующие чувство тревоги, страха, явления психического и двигательного возбуждения, вегетативные симптомы. При расстройстве меньшей интенсивности показано введение транквилизаторов (диазепам, хлордиазепоксид). Наиболее эффективна комбинированная терапия нейролептиками и транквилизаторами. Лечение психогенных реакций, включая и парижский синдром, не завершается купированием острого приступа психоза. В последующем необходимы общеукреп-ляющие и реабилитационные мероприятия. Важная роль принадлежит психокоррекции. Пациенту оказывается помощь методами внушения и переубеждения. Используются техники психотерапии, направленные в первую очередь на «проработку» травматических воспоминаний и позволяющие уменьшить напряжение, упорядочить эмоции, активизировать целенаправленную деятельность ­пациента.
 
В тех случаях, когда в основе парижского синдрома не лежит какое‑либо хроническое психическое заболевание — можно уверенно говорить о благоприятном прогнозе с полным выздоровлением. Ну, по крайней мере, до следующей поездки в ­Париж!
 

  1. Психиатрия. Учебник для студентов. М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина, А. Е. Личко, И. И. Сергеев, Москва, «МЕДпресс-информ», 2006.
  1. Viala, A., Ota, H., Vacheron, M. N., Martin, P., & Caroli, F. (2004). «Les Japonais en voyage pathologique à Paris: un modèle original de prise en charge transculturelle». Neuvure de journal Psychiatrie, 5, 31–34
  2. www.weirdasia.ru

0 0 лайков 301 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Врач и пациент: делим ответственность

Александр Чернов о том, как меняется моральная ответственность врача в зависимости от модели взаимоотношений с пациентом

0 комментариев 0 лайков 403 просмотра

На выход!

Екатерина Филиппова о том, как выйти из зоны комфорта без потерь и нужно ли это именно вам

0 комментариев 0 лайков 232 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку