18+

Статьи — Медицина — Именной синдром — Именной синдром

Синдром Баннварта

Ольга Сартакова рассказывает о неврологической форме клещевого боррелиоза

Вторая половина весны, лето и первая половина осени — пик сезонной активности иксодовых клещей. И, соответственно, пик заболеваемости инфекциями, разносчиками которых они являются. Самая распространенная из них в Северном полушарии — лайм-боррелиоз [4]. Поэтому на этот раз рубрику «Именной синдром» мы решили посвятить одной из клинических форм лайм-боррелиоза — синдрому Баннварта.

Синдром Баннварта (клещевой боррелиоз лайма) характеризуется наличием триады симптомов: корешковые боли, периферический парез (в том числе лицевого и отводящего нервов) и менингит с лимфоцитарным плеоцитозом. Типичные для лайм-боррелиоза признаки (мигрирующая эритема, недомогание, анорексия, артралгия) могут отсутствовать, что затрудняет диагностику заболевания.

Историческая справка

В 1922 году французские врачи Гарин (Ch. Garin) и Бужадо (A. Bujadoux) описали пациента с менингоэнцефалитом, сочетавшимся с радикулоневритом и постепенно мигрирующими пятнами на коже [2].

В 1930 году шведский дерматолог Свен Хеллерстрём установил, что эти симптомы связаны с предшествующим укусом клеща. В 1941 году немецкий невролог Альфред Баннварт (1903–1970) опубликовал свои наблюдения пациентов с аналогичными симптомами, но хроническим течением заболевания. А в 1948 году шведский микробиолог Карл Леннхофф обнаружил спирохеты в образцах кожи, пораженной мигрирующей эритемой.

Кожные поражения, возникающие при хроническом клещевом боррелиозе, впервые были описаны еще в конце XIX — начале XX века, правда как самостоятельные нозологические единицы (австрийскими дерматологами Фердинандом Геброй и Морицем Капоши в 1883 году, немецким врачом Альфредом Бухвальдом в 1886 году, австрийским дерматологом Филиппом Йозефом Пиком в 1894 году, немецкими дерматовенерологами Карлом Герксгеймером и Куно Гартманном в 1902 году). В то время их даже не связывали с укусом клеща.

Общность всех этих заболеваний была открыта относительно недавно, после того, как 1 ноября 1975 года в городке Лайм (штат Коннектикут, США) сразу у двоих детей врачи диагностировали внезапно развившийся «ювенильный ревматоидный артрит». Потом с теми же жалобами (болью в суставах и характерными мигрирующими пятнами на коже) обратились несколько взрослых. В 1977 году ревматолог Аллен Стир (Allen C. Steere) и сотрудники Центра по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention) провели обследование и выявили, что в городе Лайм диагноз «ювенильный ревматоидный артрит» поставили 25% жителей. Также они установили, что болезнь возникает после укуса клеща.

Возбудитель болезни Лайма был выделен в 1982 году микробиологами Вилли Бургдорфером (Швейцария) и Аланом Барбуром (США). В честь швейцарского ученого и назвали эту разновидность боррелий — Borrelia burgdorferi.

То, что синдром, описанный Гарином, Бужадо и Баннвартом, и болезнь Лайма имеют общую природу, установили в 1984 году [1]. В нашей стране инфекция впервые была серологически верифицирована в 1985 году у больных в Северо-Западном регионе [7].

Этиология или причина заболевания боррелиозом

Возбудители лайм-боррелиозов — спирохеты рода Borrelia (подвижные грамотрицательные бактерии в виде лево- или правовращающейся спирали). Это хемоорганотрофные анаэробы, облигатные паразиты с преимущественно внутриклеточным персистированием.

Для человека доказана патогенность трех из тринадцати геновидов боррелий: B. burgdorferi sensu stricto, B. garinii и B. afzelii. С высокой степенью вероятности также патогенными являются B. lusitaniae и B. valaisiana. Все эти геновиды распространены на территории России.

Боррелии названы в честь их первооткрывателя — французского микробиолога Амедея Борреля (1867–1936), изучавшего в начале ХХ века этот род спирохет.

Эпидемиология

Лайм-боррелиоз — природноочаговый зооноз с трансмиссивным механизмом передачи возбудителей. В природе боррелии циркулируют между клещами и дикими животными. Случаи заболевания широко распространены в лесной и лесостепной зонах. В среднем заболеваемость лайм-боррелиозом в России составляет 5,5% (в Северо-Западном регионе — до 11,5%) [7].

На территории России инфицированность клещей Ixodes persulcatus и I. ricinus боррелиями составляет 10‑70%. В 15% случаев клещи, помимо боррелий, инфицированы возбудителями клещевого энцефалита и/или эрлихиоза, что обуславливает возникновение случаев смешанной инфекции. Также 7‑9% клещей могут быть инфицированы одновременно несколькими геновидами боррелий [7].

Несмотря на то что боррелиозы — исторически довольно новая группа инфекционных заболеваний, не стоит полагать, что само заболевание появилось лишь недавно. Так, например, в статье, опубликованной на сайте информационного портала о науке nature.com 28 февраля 2012 года, сообщается, что фрагменты генома B. burgdorferi нашли в материале, извлеченном из останков человека, погибшего в Альпах 5300 лет назад [5].

Симптомы клещевого бареллиоза

Патогенез и клиническая картина

Чаще всего инфицирование человека происходит в результате присасывания клеща в местах с тонкой кожей и обильным кровоснабжением (шея, грудь, подмышечные впадины, паховые складки). Инкубационный период составляет от 2 до 30 дней (чаще всего — 2 недели). Выделяют 3 стадии развития лайм-боррелиозов, хотя клинически четкую границу между ними провести невозможно.

Стадия локальной инфекции

Боррелии, попавшие в кожу, поглощаются макрофагами и вызывают развитие местной воспалительной реакции: как опосредованно, за счет активации бактериофагов, так и непосредственно, за счет продукции экзотоксинов и высвобождения эндотоксинов. Иногда наблюдается незавершенный фагоцитоз, и создаются условия для последующей персистенции микроорганизмов.

В этот период самочувствие больных относительно удовлетворительное, синдром общей интоксикации выражен слабо, а в месте внедрения наблюдается характерная мигрирующая эритема. В месте первоначального накопления, боррелии подвергаются активному воздействию факторов воспаления, теряют подвижность, количество их уменьшается, явления местного воспаления снижаются, и в центре эритемы формируется «просветление» (кожа бледнеет или приобретает синюшный оттенок). Размер пятна — 5‑15 см. Формирование новых колец или пятен гиперемии связано с новыми генерациями боррелий, способных к самостоятельному поступательному перемещению на соседние участки, где концентрация факторов воспаления еще невысока.

Эритема исчезает через 3‑4 недели. В ряде случаев, при достаточном иммунном ответе организма, наступает полная элиминация возбудителя, и заболевание заканчивается уже на этой стадии.

Иногда мигрирующая эритема при боррелиозе не развивается вовсе, а заболевание манифестирует с симптомов общей интоксикации — клинических проявлений второй фазы.

Стадия диссеминации

На 4‑6 неделе, по мере накопления возбудителей в первичном очаге, они распространяются по организму с током крови, лимфы, а также благодаря собственной подвижности. Клинически генерализация инфекции сопровождается симптомами общей интоксикации и поражениями различных органов. У 5‑10% больных, из тех, у которых заболевание манифестировало мигрирующей эритемой, на этой фазе образуются дочерние кожные очаги. Они очень похожи на первичный очаг, но по размеру обычно меньше.

Стадия органных поражений

Развивается в результате длительного воздействия возбудителей на органы и системы. Могут поражаться кожа, центральное и периферическое звено нервной системы, опорно-двигательный аппарат, сердце и др. На первый план выходят гуморальный (антитела и система комплемента) и клеточный (активированные Т-лимфоциты) иммунный ответ. Антигенный спектр боррелий весьма вариабелен и различен не только у разных геновидов, но и среди изолятов одного геновида. При длительной персистенции микроорганизмов в тканях на поверхности боррелий образуются мембранные выпячивания, содержащие липопротеиды OspA, OspB, OspC — мощные индукторы воспалительных реакций. Они активируют макрофаги и Т- и B-лимфоциты. При этом продуцируемые антитела обладают перекрестной иммунологической активностью как в отношении антигенов боррелий, так и тканевых белков (аксональных белков ткани, белков синовиальных оболочек и др.). В итоге со временем ведущую роль в патогенезе начинают играть аутоиммунные механизмы, а боррелиозная инфекция выполняет роль триггера [7].

B. burgdorferi, кроме того, синтезируют экзотоксин, получивший название Bbtox1. Его действие аналогично ботулотоксину С2 и обуславливает воздействие боррелий на нервную систему.

Чаще всего наблюдается поражение именно нервной системы: серозный менингит или менингоэнцефалит, неврит черепных нервов, радикулоневрит. При развитии менингита появляются головная боль, тошнота, рвота, светобоязнь, повышенная чувствительность к звуковым и световым раздражителям, болезненность при движении глазных яблок. Выявляется умеренная ригидность затылочных мышц, снижение или отсутствие брюшных рефлексов. Спинномозговая жидкость прозрачная, давление ее в пределах нормы, часто наблюдается умеренный лимфоцитарный плеоцитоз (100‑300 клеток в 1 мкл) на фоне повышенного содержания белка (до 0,66‑1,0 г/л) и нормальной или несколько повышенной концентрации глюкозы. У трети больных наблюдаются нарушение сна, рассеянность, снижение памяти, повышенная возбудимость, эмоциональная неустойчивость, тревожность (признаки астено-невротического синдрома).

Невриты черепных нервов встречаются примерно у половины больных с неврологическими расстройствами [7]. Наиболее часто поражается VII пара (парез лицевых мышц без нарушения кожной чувствительности). Если в патологический процесс вовлечена V пара, больной ощущает онемение и покалывание пораженной половины лица, боли в области уха и нижней челюсти. Могут также поражаться глазодвигательные нервы с нарушением конвергенции, зрительные — с нарушением зрения, слуховые — с нарушением слуха, реже языкоглоточный и блуждающий нервы.

Нарушения со стороны спинномозговых нервов наблюдается у трети больных с неврологической симптоматикой [7]. Если расстройства развиваются по чувствительному типу, больные жалуются на сильные боли в шейном отделе, плечевом поясе или пояснице, иррадиирующие в одну или обе соответствующие конечности, а также онемение или другие неприятные ощущения в этой области. Если по двигательному типу — на слабость мышц, а при физикальном обследовании в этих зонах выявляют гипотонию и снижение или выпадение сухожильных рефлексов. Также расстройства могут развиваться по смешанному типу.

Собственно синдромом Баннварта называют сочетание всех этих поражений нервной системы. Мигрирующая эритема наблюдается только у 40% таких больных [1].

Другими органами-мишенями боррелиозной инфекции являются сердце, суставы и кожа. При поражении сердца развивается миоперикардит, суставов — реактивные артриты (у 2‑10% больных лайм-боррелиозом), кожи — доброкачественная лимфоцитома [7].

Диагностика бореллиоза

Помимо характерных клинических проявлений, важен эпидемиологический анамнез (нахождение в эндемичных районах, присасывание клеща в последние 10‑14 дней). В лабораторной диагностике чаще всего используют микроскопирование различных материалов (крови, ликвора, лимфы, внутрисуставной жидкости, биоптатов тканей и т. д.). Культуральные методы из‑за трудоемкости выращивания культур боррелий используют крайне редко, а ПЦР и серологические методы для выявления боррелиоза у нас пока используются не широко.

Если в клинической картине преобладает симптоматика синдрома общей интоксикации, дифференциальный диагноз приходится проводить с ОРЗ; при наличии эритемы — с эритемной формой рожи и аллергической реакцией на укус насекомых; в случае безэритемных форм при наличии в анамнезе укуса клеща — с клещевым энцефалитом; если в остром периоде ведущим является менингиальный синдром, то дифференциальный диагноз проводится с серозными менингитами другой этиологии.

Лечение клещевого бореллиоза и прогноз

Больные со среднетяжелой и тяжелой степенью боррелиоза подлежат госпитализации в инфекционные отделения. При легких формах возможно амбулаторное лечение. В качестве этиотропной терапии назначают антибиотики тетрациклинового ряда или полусинтетические пенициллины (перорально или парентерально). При хронических формах или рецидивах препаратами выбора являются цефалоспорины III‑IV поколения (например, цефтриаксон). Патогенетическая терапия зависит от того, какие синдромы преобладают в клинической картине. При высокой лихорадке и выраженных явлениях менингита для уменьшения интоксикации и коррекции кислотно-основного состояния назначают парентеральное введение глюкозо-солевых изотонических растворов. С целью дегидратации головного мозга назначают мочегонные (фуросемид, реоглюман). При выраженных головных и радикулярных болях используют внутримышечные и внутривенные введения баралгина, максигана, анальгина. В случае появления признаков отека и набухания головного мозга назначают глюкокортикостероиды.

Для улучшения микроциркуляции в тканях и ускорения процессов ремиелинизации — сосудистые средства (трентал, инстенон, кавинтон), антиоксиданты (витамин Е, С, солкосерил, актовегин), а также препараты, стимулирующие обменные процессы в нервной ткани (ноотропы, витамины группы В), нестероидные противовоспалительные средства (индометацин, пироксикам), аналгетики (парацетамол, трамал), препараты, улучшающие нервно-мышечную проводимость (прозерин, оксазил, убретид).

Неврологические симптомы при лечении обычно полностью исчезают через несколько месяцев. Астено-невротический синдром может сохраняться до 12 месяцев.

Эритема обычно исчезает через 3‑4 недели (реже — через несколько месяцев). На ее месте наблюдается шелушение кожи, гиперпигментация, а больной будет отмечать зуд, покалывание и снижение болевой чувствительности.

При отсутствии лечения или нерациональной терапии синдром Баннварта принимает хроническое течение, при котором прогрессирующее воспаление со временем приводит к атрофическим и дегенеративным изменениям нервной системы. У больных при этом наблюдаются нарушения сна, рассеянность, снижение памяти, эмоциональная неустойчивость, тревожность. Поскольку в основе патогенеза на данном этапе лежит демиелинизация нервных волокон, прогрессирующий энцефаломиелит нередко имитирует рассеянный склероз, также могут развиваться эпилептиформные припадки, энцефалопатия. Часто поражаются черепные нервы, особенно вестибулокохлеарный (15–80% случаев), на втором месте — зрительный (5–10%) [7]. Если страдает слуховая ветвь VIII пары, больные отмечают звон в ушах, снижение слуха; если вестибулярная — головокружения, возникающие при резком повороте головы или тела. При поражении II пары снижается острота зрения одного или обоих глаз, изменяются поля зрения, появляются скотомы, снижается яркость или контрастность видения, искажаются цвета. О поражении спинномозговых нервов свидетельствует нарушение чувствительности и парезы в шейном, плечевом и/или поясничном отделе.

В 40‑60% случаев хроническое течение нейроборрелиоза сочетается с поражением кожи, в результате чего развивается хронический атрофический акродерматит. А в 30‑35% случаев — с реактивными артритами.

Необычные случаи

В 1992 году Ульрих Рильке и Винфред Барнетт описали пациента, у которого в результате хронического нейроборрелиоза, развился шизофреноподобный психоз. После недельного курса цефтриаксона психоз удалось купировать [6]. А в 1999 году Александр Хесс и Йоханесс Бухман описали случай 42‑летней пациентки, у которой шизофреноподобный психоз и вовсе был единственным проявлением боррелиоза [3].

Профилактика

В США в 1998 году лицензированы две моновалентные рекомбинантные вакцины с эффективностью около 65‑80%. В России работ по разработке вакцины против лайм-боррелиоза пока не ведется. Зато активно используется экстренная антибиотикотерапия — в тех случаях, когда было точно установлено, что присосавшийся клещ был инфицирован боррелиями.

1. R. Ackermann, P. Hörstrup, and R. Schmidt. Tick-borne meningopolyneuritis (Garin-Bujadoux, Bannwarth) // Yale J Biol Med. 1984 Jul-Aug; 57 (4): 485‑490. 2. Ch. Garin, A. Bujadoux. Paralysie par les Tiques. Journal de médecine de Lyon, 1922, 71: 765‑767. 3. A. Hess, J. Buchmann. Borrelia burgdorferi central nervous system infection presenting as an organic schizophrenialike disorder. // Biol. Psychiatry. 1999. Mar 15; 45 (6): 795. 4. R. C. Johnson. Baron’s Medical Microbiology (Baron S. et al, eds.).— 4th ed..— Univ of Texas Medical Branch, 1996. 5. A. Keller, A. Graefen and others. New insights into the Tyrolean Iceman’s origin and phenotype as inferred by whole-genome sequencing. Nature Communications 3, Article number: 698. 6. U. Roelcke, W. Barnett, E. Wilder-Smith, D. Sigmund, W. Hacke. Untreated neuroborreliosis: Bannwarth’s syndrome evolving into acute schizophrenia-like psychosis. A case report. // J. Neurol., 1992, Mar; 239 (3): 129‑31. 7. Ю. В. Лобзин, А. Г. Рахманова и др. Эпидемиология, этиология, клиника, диагностика, лечение и профилактика иксодовых клещевых боррелиозов. // Рекомендации для врачей.— СПб: 2000.

0 0 лайков 1283 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Водные напасти: бактерии, вирусы и опасные простейшие

Симптоматика и лечение инфекций, которые грозят купальщикам летом

0 комментариев 0 лайков 443 просмотра

Аскаридоз: чужие внутри

Жизнь аскарид в теле человека напоминает фильм ужасов — Марина Поздеева детально разобрала патогенез, диагностику и лечение этого распространенного гельминтоза

0 комментариев 0 лайков 803 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку