18+

Статьи — Медицина — Именной синдром — Именной синдром

Синдром Ганзера: побег в себя

Глеб Поспелов об очень специфичной истерической реакции

Для начала хотелось бы успокоить чересчур мнительных читателей: скорее всего, вам не грозит подхватить это расстройство. И не только потому, что встречается оно редко. В первую очередь из‑за того, что подвержены этому синдрому в основном заключенные из числа профессиональных преступников. Не хотите стать жертвой синдрома Ганзера — не преступайте закон, избегайте заключения в тюрьму и — дело в шляпе!

Синдром Ганзера — это острая психогенная истерическая реакция. Характеризуется симптомами миморечи, мимодействия, псевдодеменции, пуэрилизма («детского» поведения), истерическим (то есть по функцио-нальному типу) сужением сознания. Течение острое. Вначале — растерянность, тревога, страх, возможны зрительные галлюцинации. Более длительное время остаются явления псевдодеменции и пуэрилизма [1].

Миморечь — феномен, проявляющийся ответами не по существу заданного вопроса, хотя последний доступен пониманию больного. В то же время ответ больного всегда находится в смысловой плоскости вопроса.

Мимодействие — явление, когда пациент, выполняя команды, совершает «неточные» до нелепости действия: на просьбу поднять левую руку пациент поднимает хотя и правую, но все же руку, а не какой‑нибудь предмет с пола.

Пуэрилизм (лат. puerilis — «детский») — форма истерических психозов, характеризующаяся детскостью поведения на фоне истерически суженного сознания.

Преступные «незнайки»

Впервые синдром был описан дрезденским психиатром Зигбертом Ганзером в 1898 году [2]. По определению самого первооткрывателя, расстройство характеризуется тем, «что больные на самые простые вопросы не в состоянии ответить правильно, хотя по характеру их ответа видно, что они понимают смысл предлагаемых им вопросов; в своих ответах они обнаруживают порази-тельное невежество и исчезновение сведений, которыми, наверное, обладали и обладают...».

Больной растерян, подавлен, кратковременно могут отмечаться галлюцинации, бредоподобные фантазии; поведение характеризуется театрально подчеркнутой бессмысленностью. Больной часто держит себя несколько по‑детски: то нелепо смеется, то как бы в испуге демонстративно прячется под стол или кровать; иногда наблюдаются резкие явления психической и двигательной задержки (истерический ступор заключенных): больной неподвижно лежит в постели, совершенно безучастно глядит на окружающее и с большими задержками отвечает на вопросы. Обычно есть те или иные истерические стигмы, например, участки кожной анестезии, расположение которых противоречит возможности повреждения периферических нервов, часто — с изменчивой локализацией.

Нелепые ответы больного на простые вопросы наводят на мысль о глубокой утрате элементарных сведений, которая не наблюдается ни в одной из форм приобретенного слабоумия. Однако систематическое наблюдение и косвенные вопросы показывают, что больной обладает знаниями, утрату которых заставляют предполагать его ответы, и что вне исследования он правильно понимает ситуацию и отношения. Эта особенность, в связи манерой говорить медленно, как бы обдумывая и подыскивая ответ, наводит на мысль о симуляции.

Синдром Ганзера наблюдается на протяжении сравнительно небольшого промежутка времени (от нескольких часов до нескольких дней) на высоте сумеречного состояния и с прояснением сознания, как правило, исчезает, но в отдельных случаях может принимать и затяжное течение.

Подробно и показательно описано поведение больного с синдромом Ганзера у русского психиатра Петра Михайловича Зиновьева (1882–1965):

«Неправильно отвечают на вопросы об имени, возрасте, занятии, местожительстве, о своих родных, о прежних условиях жизни; отрицают те или другие факты из своего прошлого и, наоборот, сообщают о событиях, никогда не имевших места... производят неправильно самые простейшие вычисления, называют предъявляемые предметы другим именем и обращаются с ними не соответственно их назначению, а систематически делают наоборот, например... пробуют зажечь спичку обратной стороной, читают на часах время, противоположное действительному; не узнают лиц близких, а людей, которых видят впервые, приветствуют как знакомых; отрицают то, что только что говорили, и т. п.

Иллюстрацией может служить пример разговора: „Сколько у Вас носов?“ — „Не знаю“. — „Есть у Вас нос?“ — „Не знаю“. — „Есть ли у Вас глаза?“ — „Я не имею глаз“. — „Сколько у Вас пальцев?“ —„Одиннадцать“. — „Сколько ног у лошади?“ — „Три“. — „А у слона?“ — „Пять“, и т. п.».

Кто куда бежит? Причины и механизмы

В развитии этого синдрома большую роль играют душевные потрясения, испуг, травма, тюремные заключения (очень часто наблюдается у подследственных заключенных). Синдром чаще встречается у мужчин, чем у женщин и, как правило, проявляется в позднем подростковом возрасте или ранней молодости.

Самое важное, что синдром Ганзера может развиться далеко не у каждого заключенного. Большинство таких больных изначально страдают расстройством личности (тем, что раньше именовали «психопатией»), чаще всего истерическим или диссоциальным. Человек с диссоциальным расстройством безответственно и агрессивно себя ведет, часто пренебрегает окружающими и неспособен соблюдать нормы общества. Таких людей иногда называют «социопатами». Самооценка людей с истерическим расстройством личности зависит от одобрения окружающих и не основывается на реальном положении вещей и здравой самокритичности. Они испытывают непреодолимое желание быть замеченными и часто ведут себя драматически или несоответствующим образом, чтобы завладеть вниманием, оказаться в центре событий — любой ценой. Вот что писал о природе воров Варлам Шаламов, не понаслышке знакомый с нравами преступного мира 20—50‑х годов:

„«В практике этого ордена есть одна важная тонкость, вовсе не замечаемая даже специальной литературой.

Дело в том, что этим подземным миром правят потомственные воры... те, чья „жульническая кровь“ не вызывает сомнения в своей чистоте...

...блатари сплошь и рядом истерики и неврастеники. Пресловутый „дух“ блатаря, способность „психануть“ — говорит за расшатанность нервной системы. Блатари-сангвиники или флегматики чрезвычайно редки, хотя и встречаются...»

Современный Ганзер

При написании этой заметки я долго и с пристрастием опрашивал коллегу — психиатра в системе Федеральной службы исполнения наказаний. Он клятвенно заверял меня, что за 8 лет работы не только не сталкивался с синдромом Ганзера, но даже не слышал о подобных расстройствах от других врачей и персонала тюрем. Возможно, это связано со значительными переменами в структуре преступного мира, произошедшими в течение последних 50–60 лет. В «теневом мире» уменьшилось количество «блатных» — профессиональных преступников, принципиально живущих только за счет воровства. Теперь бандиты нередко совмещают правонарушения с какой‑либо легальной деятельностью. Скорее всего, нынешних «воров в законе» еще 50 лет назад в уголовном сообществе называли бы не иначе как «фраерами». В то же время значительно вырос уровень бытовой преступности, приводящий в тюрьмы и на зоны фактически случайных людей, «непрофессионалов», не обладающих «должными» душевными качествами и соответствующей организацией психики.

Возможно, именно в силу такого изменения мироустройства практикующим психиатрам практически не приходится встречаться напрямую с синдромом Ганзера. Говоря о нём, мы опираемся на описания врачей старших поколений — Зиновьева, Введенского. Тем не менее эти знания действительно необходимы, т. к. психогенные истерические реакции имеют очень схожие черты с синдромом Ганзера и часто встречаются.

В соответствии с современными взглядами на сущность истерических реакций и психогенных расстройств, в синдроме Ганзера приходится видеть прежде всего психические механизмы вытеснения и бегства в психоз. Больной подсознательно желает казаться или быть больным и тем создать себе более благоприятное положение, обнаруживая при этом обычный предрассудок, по которому душевная болезнь должна выражаться в нелепых речах и утрате элементарных знаний. Тяжелые переживания (тюремное заключение, боязнь ответственности, военная опасность) создают у больных состояние растерянности, беспомощности, неспособности сосредоточиться.

Как ловить и для чего?

Синдром Ганзера — нередко бывает предметом психиатрической экспертизы. Он близок к симуляции, по сути это бессознательно проведенная симуляция. В отдельных случаях провести резкую грань между синдромом Ганзера и сознательным притворством, особенно вне стационарного наблюдения, бывает довольно затруднительным, и это обязывает эксперта к большой осторожности.

Диагностика синдрома Ганзера очень трудна прежде всего из‑за его редкости. Кроме того, врач до рассмотрения синдрома Ганзера должен исключить любые возможные физические проблемы, такие как нейроинфекция, отравление или черепно-мозговая травма в качестве причины симптомов.

Если никакого физического заболевания не обнаружено, пациент может быть направлен к психиатру или психологу, которые используют специально разработанные интервью и методики оценки для определения того, болен ли человек — и чем именно.

Как лечится синдром Ганзера?

Первой целью врача является достижение уверенности в том, что человек не навредит себе самому или окружающим. Больной нуждается в госпитализации, если симптомы очень тяжелы и/или человек может быть опасным. В большинстве случаев симптомы синдрома Ганзера исчезают после того, как будет разрешен стресс, запустивший эпизод. Поэтому до госпитализации дело доходит не всегда, а если она и случается, то ненадолго.

В лечении рекомендуется использовать нейролептики различных групп, купирующие чувство тревоги, страха, явления психомоторного возбуждения, вегетативные симптомы. Также показано парентеральное введение транквилизаторов (диазепам, хлордиазепоксид). В дальнейшем по мере успокоения больного психотропные средства назначают внутрь. Наиболее эффективна комбинированная терапия нейролептиками и транквилизаторами бензодиазепинового ряда (алпразолам, клоназепам, диазепам, феназепам).

Лечение Ганзеровского синдрома, как и прочих психогенных реакций, не завершается купированием психоза. В последующем необходимы общеукрепляющие и реабилитационные мероприятия, рациональная и когнитивная психотерапия. Это помогает уменьшить аффективное напряжение, структурировать эмоции, активизировать целенаправленную деятельность пациента. Элементы поддерживающей психотерапии помогают бороться с явлениями острого психологического дистресса — тревоги, страха и отчаяния.

Специфической профилактики этого расстройства не существует.

В заключение могу только добавить, что все мы — пишущие и читающие, потенциально подвергаемся опасности подхватить ту или иную болезнь. Но в данной ситуации у нас есть отличный шанс! Мы способны сами выбрать путь, на котором синдром Ганзера до нас не доберется. Поступайте по совести, уважайте закон, берегите себя. И всё будет хорошо!


  1. Блейхер В. М., Крук И. В. Толковый словарь психиатрических терминов. Воронеж: НПО «„МОДЭК“», 1995.;
  2. Ganser S. J. M. Über einen eigenartigen hysterischen Dämmerzustand // Archiv für Psychiatrie und Nervenkrankheiten, Berlin, 1898. — Bd.30. — S.633—640.

0 0 лайков 173 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Коварство весеннего пикника

В помощь первостольнику – как проконсультировать покупателя, страдающего от пищевого отравления

0 комментариев 0 лайков 511 просмотров

Артериальная гипертензия

Марина Поздеева о причинах, опасности и лечении повышенного артериального давления

0 комментариев 0 лайков 474 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку