18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Участие на равных

Роза Ягудина о вступлении московского фармацевтического общества в Международную Фармацевтическую Федарацию

Московское фармацевтическое общество (МФО) вошло в состав International Pharmaceutical Federation (FIP) — авторитетной международной организации, объединяющей фармацевтических работников всего мира. Об этом важном событии и перспективах фармотрасли в России рассказывает председатель правления Московского фармацевтического общества Роза Ягудина.

Роза Исмаиловна, расскажите о Московском фармацевтическом обществе: когда оно было создано и каковы его основные цели?

Досье КС

yagudina_2_small.png

Роза Исмаиловна Ягудина

председатель правления МФО, доктор фармацевтических наук, профессор, зав. кафедрой организации лекарственного обеспечения и фармакоэкономики Первого МГМУ им. И.М. Сеченова (Москва)

Это достаточно молодая профессиональная организация, созданная в 2011 году. Ее основная цель — развитие фармацевтической профессии, анализ международного опыта в этой области и его адаптация к нашим условиям.

Говоря о роли провизора (фармацевта), мне хотелось бы отметить, что сейчас в мире идет переход от традиционной модели, в которой основными задачами аптечного работника были изготовление и отпуск лекарств, к модели, в которой он вместе с врачом занимается оказанием лекарственной помощи пациенту. Всё активнее развивается и предоставление фармацевтических услуг в аптеках. Соответственно, расширяются полномочия и ответственность фармработника. Но это влечет за собой и необходимость повышения уровня профессиональной подготовки.

И, конечно, нам очень интересен практический опыт использования таких подходов в разных странах, возможность его адаптации в нашей стране.

Какую функцию аптечного работника вы можете назвать центральной?

Одна из важнейших задач аптечных сотрудников сегодня — это консультирование пациентов. Это та область, в которой фармацевтические работники могут в полной мере применить свои профессиональные знания и принести неоценимую пользу.

Кстати, в этом году наше общество совместно с коллегами из других регионов провело очень интересное исследование по выявлению информационных потребностей пациентов о лекарствах и анализу того, насколько эти потребности удовлетворяются врачами и аптечными работниками.

Каким образом вы проводили это исследование?

Мы составили анкеты для врачей, которые назначают лекарства, для аптечных работников, которые их отпускают, и для пациентов, которые, соответственно, приобретают препараты. Пациентов, к примеру, спрашивали: «Какую информацию вам обычно дает врач и какие сведения вам нужны больше всего?», «Когда вы приходите в аптеку, каких объяснений ждете от аптечного работника, а какие получаете на самом деле?».

Врачам мы задавали такие вопросы: «О чем у вас чаще всего спрашивает пациент? Какие объяснения вы ему даете? Как считаете, что должен рассказывать больному специалист аптеки?». Наконец, мы проанкетировали фармацевтов: «Что у вас спрашивают посетители? О чем вы говорите им?», «Что, на ваш взгляд, должен разъяснять врач своему пациенту?». Подобное исследование дает шанс получить объективную картину. Ведь может статься, что каждый из участников этой ситуации думает, будто кто‑то другой обязан давать рекомендации пациенту, и в итоге больной не информирован должным образом.

Вы проводите какое‑то обучение для работников аптек?

Да, создание специализированных тренингов — одно из направлений работы Московского фармацевтического общества. По теме аптечного консультирования мы провели уже несколько подобных мероприятий. Сначала замечали некоторое недоверие со стороны аптечных работников. Дело в том, что они привыкли к классическим тренингам эффективных продаж, где учат, как продать побольше. Мы же делаем акцент на выстраивании общения с посетителями. Грамотность сотрудников в этой области является важнейшим конкурентным преимуществом аптеки, которая занимается развитием персонала.

Помимо тренингов, МФО занимается разработкой программ конференций, еще у нас есть два журнала. Если обобщить, то главная миссия Московского фармацевтического общества — это оценка перспектив развития фармпрофессии и содействие этому развитию.

Насколько сложным для МФО было вступление в FIP? Из каких этапов оно состояло?

Процесс вступления в FIP был достаточно сложным, многоэтапным и занял не один год. Это связано с высокими требованиями, которые FIP предъявляет к потенциальным участникам. Предварительно мы встречались с руководством FIP, специально для этого выезжали на конгресс FIP в Дублин два года назад. Нас подробно расспрашивали о нашей работе, планах, возможностях и прочем.

После подачи заявления о вступлении оно рассматривалось на заседании Бюро FIP. Когда его одобрили, вопрос о членстве в Федерации вынесли уже на заседание совета Генеральной ассамблеи FIP. Финальный этап этого многоступенчатого процесса проходил летом 2014 года в Бангкоке на 74‑м Международном конгрессе по фармации и фармацевтическим наукам — тогда и было принято окончательное решение. Проголосовали представители всех организаций-участниц FIP, в результате чего МФО, наконец, стало членом Федерации.

Конечно, далеко не каждую организацию возьмут в FIP. Изначально рассматриваются только те организации, которые являются профессиональными. Это значит, что и учреждены они должны быть специалистами. Но соответствие этому критерию, естественно, не гарантирует стопроцентного успеха. Нужно соблюсти целый ряд условий, в том числе и по вопросу финансирования. Организация должна быть самостоятельной, и фармбизнес не должен влиять на ее развитие.

Расскажите, пожалуйста, немного об истории FIP. Чем занимается эта организация, какие страны в ней представлены?

История FIP насчитывает уже более ста лет. Федерация была основана в 1912 году, сейчас она является крупнейшей и наиболее авторитетной профессиональной фарморганизацией в мире. FIP объединяет 132 национальные фармацевтические ассоциации. Она продвигает прогрессивные направления научных исследований и фармацевтической практики. Таким образом, Федерация способствует улучшению лекарственного обеспечения населения, ответственному и рациональному использованию препаратов и повышению роли провизоров в системе здравоохранения.

Деятельность FIP многогранна: она включает проведение специализированных конгрессов и конференций по фармации, где обсуждаются наиболее актуальные вопросы профессии. Также Федерация разрабатывает рекомендации о роли и функциях сотрудников аптек. Кроме того, FIP публикует разноплановые руководства: например, руководства по борьбе с допингом в спорте, курением и многие другие. Кстати, FIP стала первой организацией в мире, создавшей обобщенные рекомендации по надлежащей аптечной практике, которые можно адаптировать для отдельно взятой страны.

Почему так вышло, что МФО единственная общественная организация, представляющая Россию в FIP?

Действительно, ситуация достаточно странная, в том числе и для меня. Почему в таком положении оказалась Россия — огромная страна с очень серьезной традицией аптечной службы, с хорошей подготовкой кадров, с прекрасными аптеками? И доверие у населения к аптекам у нас всегда было высокое, неслучайно есть даже такое выражение «точно, как в аптеке». Более того, наши соотечественники иногда предпочитают и вовсе не ходить к врачу — отправляются сразу в аптеку.

Но при этом организации, которая бы централизованно занималась развитием фармпрофессии, как ни странно, в России не было. И в этом смысле Московское фармацевтическое общество старается «восполнить пробелы». Те ассоциации, которые раньше появлялись на российском фармрынке, решали в основном определенные бизнес-задачи (например, ассоциации фармпроизводителей, аптечных сетей или независимых аптек).

Как еще решается вопрос о развитии фармацевтической профессии в России?

Сейчас ситуация улучшается. Наверное, вы знаете, что в 2014 году прошел всероссийский съезд фармработников, где было принято решение о создании Национальной фармацевтической палаты. Учредителями выступили несколько организаций, в том числе и наше общество — МФО. Таким образом мы пытаемся максимально объединить свои усилия. Национальная фармацевтическая палата сконцентрирована на ведении масштабных проектов, а МФО в рамках Палаты будет вносить свой вклад по вопросам фармацевтической науки и образования.

Как вы оцениваете значимость вступления МФО в FIP для российской фармацевтической отрасли?

На мой взгляд, вступление в FIP — событие очень важное, в том числе для российского фармацевтического сообщества в целом. На карте FIP до этого момента Россия была своего рода белым пятном. Естественно, и FIP от отсутствия подобного взаимодействия тоже чего‑то недополучал, не имел доступа к информации о фармацевтической отрасли такой большой страны, как Россия. Но в первую очередь было плохо нам: мы не могли на равных участвовать в международных процессах по формированию новых направлений в аптечной деятельности.

Это не значит, что Россия вообще никак не проявляла себя в работе FIP, всё‑таки некоторые наши специалисты являются индивидуальными членами этой организации: они посещали ежегодные конгрессы (я, например, участвовала в академической секции, где мы с коллегами из разных стран обсуждали тему образовательных программ). Но раньше профессионалы из России не могли повлиять на такие моменты, как разработка документов и принятие окончательных решений. Теперь у нас появилась эта возможность.

FIP сотрудничает со Всемирной организацией здравоохранения — как происходит это взаимодействие и каковы его результаты?

Федерация действительно активно работает с ВОЗ в области развития фармации. Например, в 2011 году FIP совместно с ВОЗ опубликовала обновленные стандарты надлежащей аптечной практики. При этом была отмечена важность введения профессио-нальных стандартов по подготовке персонала и непрерывному образованию сотрудников аптеки. У FIP и ВОЗ много совместных проектов, и представители Всемирной организации здравоохранения неизменно выступают на собраниях Федерации.

Вообще, FIР сотрудничает со многими профессиональными организациями. Среди самых заметных могу назвать ЮНЕСКО, Международный альянс работников здравоохранения (WHPA), Международный альянс безопасности пациентов (WAPS) и другие.

Какие темы обсуждаются на конгрессах FIP и в каком режиме проходят эти обсуждения?

В рамках конгрессов проводятся пленарные сессии, секционные заседания, рабочие совещания. Всем участникам предоставляется возможность познакомиться с презентациями и докладами, посвященными фармацевтической практике в разных странах. Такие конгрессы ежегодно собирают более трех тысяч специалистов со всего мира. FIP затрагивает наиболее актуальные вопросы фармацевтической деятельности и «болевые» точки в работе аптек. Тематика может варьироваться в зависимости от изменений в мире, но центральными всегда остаются вопросы о месте и роли провизоров в современной системе здравоохранения и путях оптимизации фармацевтической деятельности. Также обсуждаются различные профильные направления: розничная и больничная фармация, изготовление лекарственных средств, фармакология и так далее. Не остаются без внимания вопросы образования, промышленной фармации и, самое главное, взаимодействия между провизорами, врачами и пациентами.

Каким образом принимаются решения на собраниях?

Часто решения выносятся коллегиально — путем голосования организаций-участниц. В этом случае принимается декларация, и в дальнейшем FIP работает согласно ей. Так было, например, в 2008 году, когда после специализированной конференции FIP подготовила декларацию совместно с ВОЗ. Главной ее целью стала разработка национальных стандартов профессиональной деятельности в области больничных аптек. Это был существенный шаг, поскольку видение профессии больничных провизоров заметно отличается в разных странах. Декларация FIP и ВОЗ была одобрена 348 больничными фармацевтами из 98 стран. И сегодня в некоторых странах — например в Великобритании — уже разработаны рекомендации для больничных аптек именно на основе декларации 2008 года.

Какие эмоции лично у вас вызывает эпизод вступления МФО в FIP?

Безусловно, присутствует ощущение удовлетворенности: представьте себе, раньше ни одна российская организация полноценно не участвовала в работе FIP. Задача вступления в Федерацию была трудной по своей реализации, и, сказать по правде, у нас до последнего момента оставались сомнения — а удастся ли достичь этой цели, тем более в довольно сжатые сроки.

На мой взгляд, удачное вступление МФО в FIP доказывает: если ты сразу что‑то делаешь правильно, у тебя всё получится. Задача была выполнена, хотя у Федерации довольно жесткие требования, и если ты им не соответствуешь, вопрос о членстве в FIP просто снимается. И здесь не помогут никакие связи и просьбы о помощи — влиятельные люди и их рекомендации в данном случае не сыграют роли.

Процесс вступления в FIP — объективен от и до и зависит исключительно от квалификации организации-претендента. И мне нравится подобное положение дел, поскольку я не приемлю разного рода лоббизма, когда положительное решение принимается потому, что у кого‑то авторитетные друзья. В FIP всё иначе. Конечно, есть и другие уважаемые организации в нашей сфере, например Европейская ассоциация больничных фармацевтов, Американская ассоциация, Королевское фармобщество. Но FIP — единственная организация, объединяющая специалистов со всего мира.

Вы уже отметили, что роль фармацевтов в сфере здравоохранения стала более значимой в последнее время. Почему это произошло?

Это произошло в силу нескольких причин. Во-первых, более сложной стала фармакотерапия. Появилось много инновационных лекарств, разрабатываются препараты передовой терапии. Невозможно сравнить лекарства, которые были сорок лет назад, с современными. Непростыми стали и сами пациенты. Уровень развития диагностики теперь очень высок, появляется всё больше больных с несколькими диагнозами.

Естественно, в таких обстоятельствах роль провизора должна закономерно расти. Чтобы ориентироваться в современном ассортименте лекарственных средств, нужно обладать колоссальным объемом информации и уметь донести ее до населения.

Роза Исмаиловна, как, на ваш взгляд, вступление в FIP повлияет на Московское фармацевтическое общество?

Хочу сразу сказать, что никаких материальных благ вступление в FIP не дает. Наоборот, мы будем платить ежегодный взнос. Членство в FIP это, скорее, признание определенного уровня развития, возможность быть частью международного фармацевтического сообщества.

А если говорить о будущем фармотрасли в связи с экономическим кризисом...

2015 год будет непростым для всех отраслей. Но по опыту последних двадцати лет могу сказать, что фармацевтический рынок последним входит в кризисный период и первым из него выходит, на нем меньше сказываются последствия экономических коллапсов. Безусловно, придется принимать трудные решения, неизбежен определенный стресс — в общем, легкой жизни в 2015 году ждать не приходится. Но в то же время давайте рассматривать это как шанс избавиться от ненужного и выстроить более эффективную модель работы.

В связи с этим мне вспоминается прекрасный тост: «Жизнь человека — это не прямая, которая идет всё время вверх: она выглядит как кривая, состоящая из взлетов и падений. И самое главное, чтобы после соединения точек взлета мы увидели вектор, направленный вверх». После каждого падения мы должны подниматься выше предыдущей самой высокой точки. Так что важнее всего не отсутствие поражений, а положительная динамика — движение вверх!

0 0 лайков 753 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

БАДы и компания: порядок приемочного контроля

Лариса Гарбузова об основах приемочного контроля пищевой продукции и парфюмерно-косметической продукции, которые необходимо указать при написании соответствующих СОПов

0 комментариев 0 лайков 2416 просмотров

Рейтинг аптечных сетей за I квартал 2017 года: среди аптечных ассоциаций 1‑е место по количеству точек заняла «Аптека.ру»

0 комментариев 0 лайков 409 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку