18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Владлен Калустов

Досье КС

 


Владлен Калустов

Город: Новосибирск
Должность: генеральный директор
Компания: ЗАО «ПФК Обновление»
Торговая марка: RENEWAL®
 
Текст: Любава Новикова
Фото: Вероника Стенякина
 
С Владленом мы встретились рано утром в уютном кафе в центре Новосибирска и сразу договорились, что о прошлом и будущем компании «ПФК Обновление» мы будем говорить совсем немного и только в связи с ее настоящим — ведь перемены возможны лишь в нем. А настоящее радует: команде удается находить баланс между легкостью идей и тяжеловесностью стандартов отрасли, успешно воплощая многочисленные инновации. Экспрессионизм в дизайне упаковок — пожалуйста, полимерные буфусы вместо стеклянных ампул — почему бы и нет? Так что разговор сложился о том, какую роль в бизнесе играет процесс обновления — как находить новое в хорошо ­известном.
 
КС: Начну с вопроса, который, наверное, Вам уже не раз задавали — почему вы назвали компанию именно ­так?
 
Владлен: В этом названии наша суть. Когда в 1997 году мы пришли к убеждению, что хотим заниматься именно этим бизнесом, созданная нами компания была изначально названа «Производственная фармацевтическая компания Обновление». Мы верили, что это тот самый путь, который даст нам возможность постоянно меняться, что так мы сумеем реализовать себя в полной ­мере.
 
КС: Как бы Вы определили направление, в котором компания развивается ­сейчас?
 
Владлен: Я бы сказал, что «ПФК Обновление» — компания технологически-дизайнерская. По нашему глубокому убеждению, в продукте должны быть прекрасны и форма, и содержание. Поэтому мы активно внедряем современные технологии и в то же время изменяем облик продуктов, создавая их предельно удобными и привлекательными для ­потребителя.
Мы постоянно находимся в процессе поиска. Одно из наших ключевых направлений — работа по улучшению свойств продуктов и материалов, из которых они сделаны. Есть зримые улучшения, но есть и невидимые. Последние не следует игнорировать. Незаметные глазу потребителя, они придают людям, создающим и продвигающим продукт, необходимую ­уверенность.
 
Самый простой пример — йод с лопаткой. Никто ведь не знает, что за несколько лет мы сменили пять или шесть лопаток, и всегда новая была эволюционнее прежней. Последняя, на основе многополимерного сплава, создана по нашему заказу совместными усилиями немецких, итальянских и российских предприятий-производителей. В такие нюансы люди не вникают, но если они отмечают: «Удобная лопатка — мягкая и пластичная», значит, цель ­достигнута.
 
Мы говорим клиентам: «Любой наш продукт — новый, не такой, как был вчера. Но мы оправдаем ваши ожидания — вы получите высочайшее качество, стопроцентную продажу, наилучший доход по сравнению с конкурентами и, конечно же, благодарного потребителя». Безусловно, за этими словами большая работа команды, каждого из ­нас.
 
КС: «Как вы лодку назовете, так она и ­поплывет»?
 
Владлен: Мы не делаем ставку на классический образ, хотя вполне могли бы выбрать слоган «Подтверждая традиции», как поступают сегодня многие зарубежные компании. Наоборот, постоянно говорим себе и другим: «наш девиз: "Оправдывая ожидания"». Если вы всегда предлагаете новизну, на вас смотрят исключительно настороженно — а будет ли она успешна? И мы доказываем, что ­да.
 
КС: Кстати, о традициях. «Обновлению» всего 16 лет, а есть компании, которые успешно присутствуют на рынке более века. Насколько просто и одновременно сложно работать без ­«предыстории»?
 
Владлен: Это, наверное, главное, из‑за чего мы совершаем ошибки. На производстве отсутствие «предыстории» отражается мало — в XXI веке довольно легко получить, освоить и внедрить всё что угодно, были бы желание и средства. А вот в остальном сказывается чувствительно — иногда ошибаемся в прогнозах потребительского интереса или ожидании профессиональных участников рынка, то есть в том эмоциональном, что основательно влияет на результат. Именно поэтому все идеи предварительно проверяем на референтных группах. Практика — лучший аудитор. И, конечно же, создаем «лифты» — необходимо, чтобы у любого сотрудника была возможность максимально быстро и просто транслировать любую информацию на самый верх. Мы принимаем сотрудников скорее не для того, чтобы им указывать, но чтобы выслушивать их, обогащаться их знаниями и опытом. А роль руководителя заключается в том, чтобы побуждать, направлять и помогать. Быть в ответе за свою ­команду.
 
КС: В какие моменты можно дать компании развиваться свободно, а когда нужно брать управление на ­себя?
 
Владлен: Я не сторонник анархии и считаю, что бизнес не может развиваться бесконтрольно. Основа деятельности компании — стратегический план развития. И я, как руководитель, отдаю его разработке львиную долю времени. За редким исключением, я не занимаюсь текущими делами. Моя приоритетная задача — генерировать идеи, создавать изначальные ориентиры. Для их достижения формируются тактические приемы. На этом этапе и далее в процессе исполнения плана сотрудники могут и должны проявлять максимум ­инициативы.
 
КС: А что если план ­ошибочен?
 
Владлен: Руководитель не имеет права на глобальную ошибку. Его сила — в умении адекватно реагировать на постоянно меняющийся мир. Компания обязана отвечать на вызовы времени. Ранее многие бренды занимались одним, сегодня же полностью сменили вид деятельности — никто и не вспомнит, что они делали прежде. Какой будет компания «ПФК Обновление» через годы — мне неведомо. Возможно, она будет исследовать далекий космос, и это будет ее основная ­специализация.
 
Надо постоянно уверять себя в том, что нет ничего постоянного. Готовность и способность мгновенно реагировать на бесконечную череду случайностей — вот, собственно, то, что позволяет бизнесу развиваться. Дошли вы, к примеру, до оазиса, который вам представлялся с тремя пальмами. А там не пальмы, а ели, и не три, а десять. Вы на это не рассчитывали, но вам надо быстро сообразить, что с этим ­делать.
 
КС: Что же в таком случае можно назвать кризисом в работе ­компании?
 
Владлен: Кризис — это огромное количество налетающих со всех сторон случайностей. Мы создаем его сами — за счет скорости своего движения. Перманентный кризис — наше естественное состояние. Причем со знаком плюс. Так как нас в корне не устраивает обычный ритм ­жизни.
 
Если я уезжаю с семьей в отпуск, где есть пляж, но нет работы, для меня это вообще катастрофа, потому что нормально я себя ощущаю только в стрессе, когда действовать жизненно ­необходимо.
 
КС: Но всё равно жизнь обычно предполагает периоды изменений и периоды стабильности, этакие «передышки», когда вроде всё хорошо и ничего менять не ­надо.
 
Владлен: У нас такого никогда не было. Даже кризисы 1998‑го, 2002‑го, 2008‑годов не могли повлиять на наше состояние, так как оно и так было критичным — мы лишь основательнее ­мобилизовались.
 
КС: Какие‑то спартанские ­условия.
 
Владлен: Да, мы себя не балуем, и каждое обсуждение выглядит как совещание военного штаба во время боевых действий: у нас всегда очень много задач и мы их стоически ­решаем.
«ПФК Обновление» — молодой, энергичный и творческий коллектив. У нас никогда не карается инициатива, даже если ее последствия приводят к значительным финансовым потерям. А вот непризнание вины или, что хуже, перекладывание ее на других — преступление. И, конечно, если человек не горит — «выжить» ему среди нас невозможно. Когда все каждый день делают шаг вперед, а кто‑то остается на месте, вы его четко видите — он и есть исключение. При этом мы редко кого‑то увольняем. Люди, не выдерживая нашего темпа, как правило, уходят ­сами.
 
КС: В России и стараться особо не надо — случайности и всякого рода сюрпризы сыплются прямо как из рога изобилия. Насколько эта среда комфортна для развития ­бизнеса?
Владлен: Я часто повторяю, что мы работаем не благодаря, а вопреки. Государство, в лице чиновников всех уровней, нисколько не способствует развитию частного бизнеса, всячески его третирует и даже умышленно ослабляет. Противоправные действия служащих системно не пресекаются и не ­наказываются.
 
И всё же Россия, благодаря низкому уровню конкуренции, — одна из лучших в мире площадок для коммерческого роста, Клондайк для человека с головой и опытом работы. Если вы сильны духом, образованны и предприимчивы — у вас очень высокий шанс добиться успеха. Конечно, есть риск потерять всё в один момент. Но это уже устоявшаяся ­традиция.
 
КС: Что Вы думаете о социальной ответственности ­бизнеса?
Владлен: Россия многое дала каждому из нас, и отрицать это бессмысленно. Любой богатый человек должен испытывать чувство вины за то богатство, что притекло к нему прямо или опосредованно усилиями миллионов людей — от каждого понемногу. Мы формируем добавочную стоимость, значительную часть которой оставляем себе, — в этом и есть смысл капитализма, но это и должно рождать чувство ­вины.
 
Сейчас свое состояние делает преимущественно первое поколение людей. Многие из них не имеют никаких морально-этических принципов. Возможно, их дети будут другими — такими, как русская аристократия XIX века. Блага, которыми они владели, создавались их предками в течение столетий. Эти люди, будучи образованными и высоконравственными личностями, постоянно испытывали чувство вины — за то, что родились с деньгами в кармане. Вина рождала в них ответственность, а ответственность — патриотизм. Если человек выводит деньги за границу и сам стремится туда уехать, значит он по определению не испытывает чувства вины. По-видимому, не является человеком ­порядочным.
 
Я — армянин, хотя по мне сразу и не скажешь, но я и русский, так как воспитывали меня на русской культуре. Я говорю, пишу, читаю и думаю на русском — это мой родной язык. Россия — моя родина, и потому деньги компании всегда будут оставаться здесь. У нас нет структур, которые были бы зарегистрированы в офшорах, все деньги мы держим в России, здесь же платим налоги и зарплаты. Убежден, это единственно правильный ­путь.
 
КС: Владлен, Ваш старший сын учится в университете на специальности, связанной с управлением производством. Вам приятно осознавать, что сын, возможно, пойдет по Вашим ­стопам?
 
Владлен: Это неудивительно, учитывая, чем занимается его отец, — вполне осознанное желание. Что такое завод, ему известно не понаслышке — участвовал в заводских процессах, работал в период летних каникул и даже писал по отдельным нашим продуктам олимпиадные рефераты. Есть такая хорошая фраза: «Вы можете учить своего ребенка, можете не учить, он всё равно станет таким, как вы». Не воруйте и не обманывайте, продуктивно работайте и помогайте другим, и спустя время вы сможете гордиться своим ­ребенком.
 
Мой отец для меня — непререкаемый авторитет. Я родом из Туркмении, из Ашхабада. Он многие годы занимал руководящие посты, но никогда не «прогибался», пользовался огромным уважением, помогал и продолжает помогать людям. Он всегда учил меня созиданию. Поэтому в 1997 году я стал руководителем именно производственной компании. Я думаю, мне очень повезло — уже в 18 я был полностью подготовлен к жизни. Позже я приобрел лишь опыт, и это — заслуга ­отца.
 
КС: Есть ли у Вас планы работать вместе с сыном в команде? И как, по‑Вашему, это будет воспринято внутри ­коллектива?
 
Владлен: Такие планы есть, и, думаю, я смогу дать ему возможность развиваться в компании, стать достойным членом команды. Но я вас уверяю, конкуренция в коллективе останется здоровой: если мой сын будет в чем‑то отставать, я сделаю выбор в пользу другого человека. Думаю, мой сын должен доказать, как и я доказываю каждый день, что он достоин быть в команде. Это правильно, так и должно ­быть.
 
За рубежом, где сложилась многовековая традиция преемственности, считается нормальным, когда наследники руководят компанией после своих родителей. По-моему, замечательно, когда сын или дочь успешно продолжают семейное дело. И если мои сыновья смогут однажды эффективно принять у меня бразды правления, я буду ­счастлив.
 
КС: У Вас есть работа, есть семья. А время на себя, на свои ­увлечения?
 
Владлен: При всей моей загруженности я свободен в выборе увлечений. Другое дело, что их у меня, в общем‑то, совсем немного. Например, единственное мое подвижное хобби — горные лыжи: если работа дает возможность свернуть хотя бы на несколько часов в горнолыжный городок, я ею непременно ­пользуюсь.
 
Другими моими увлечениями заниматься значительно проще. Я пишу стихи — когда еду в машине, лечу в самолете, перед сном, в общем, в любую свободную минуту. Еще очень люблю читать. Этим я обязан маме — женщине впечатлительной, любознательной и ­высокоинтеллектуальной.
 
КС: Какие книги больше ­любите?
 
Владлен: Интересные. Фазиль Искандер, Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов, Сергей Довлатов… Я специально называю имена, которые не у всех на слуху… Много кого люблю, могу перечислять ­бесконечно.
 
Нравятся истории людей, которые изменили мир, например, история американца Грега Мортенсона, рассказанная в книге «Три чашки чая», приключенческие книги наподобие «Шантарам» Грегори Робертса, и так ­далее.
 
Не так давно увлекся чтением мемуаров и писем великих писателей — они говорят несколько иначе, чем их герои, ушедшая эпоха видится ­глубже.
В последнее время пишу и читаю исключительно посредством телефона, и мне это по душе — блокнот и книга всегда под ­рукой.
 
КС: А как же шикарная библиотека с золотыми ­корешками?
 
Владлен: У нас вообще очень продвинутая семья — мы все читаем книги с электронных носителей, и поэтому дома хранятся в основном книги специфические — например, альбомы с репродукциями картин известных художников. Я очень люблю живопись, особенно французскую XIX–XX веков: Ван Гога, Ренуара, Дега, Гогена… Русских экспрессионистов — Врубеля, Кандинского… Их творчество находит отражение и в дизайне нашей продукции, побуждая потребителя к действию, вызывая целую палитру позитивных ­эмоций.
 
КС: Главное увлечение — всё‑таки ­работа?
 
Владлен: Да, и вы это уже поняли. Она дороже яхт-кораблей-машин — мне они вообще безразличны, важнее путешествий, хотя я много времени провожу в рабочих поездках — ежегодно посещаю более 50‑ти городов, преимущественно в России и ­Европе.
Бизнес очень сильно объединяет: один итальянец, Andrea Cavezzan, в течение года руководил у нас установкой оборудования. За это время мы полюбили его, научили говорить по‑русски, а он открыл для нас двери своего дома, познакомил с родителями и пригласил на свою итальянскую ­свадьбу.
 
Понимаете, мы всегда настраиваемся на человеческие отношения, это ключевой момент. Если человек нам неприятен — мы с ним ни работать, ни общаться не будем. Каждый день жизни доказывает, что можно добиваться наилучших достижений в диалоге исключительно с хорошими и достойными людьми — иначе и быть не ­может.

0 0 лайков 1024 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку