18+

Статьи — Журнал — Страницы истории

Очки в пять ходов

Егор Баторов о череде открытий, которые сделали жизнь миллионов людей четче

Чтобы носить очки, мало быть умным,

надо еще и плохо видеть.

Народная мудрость

Очки и их модификации никогда не были просто медицинскими оптическими приборами, призванными исправлять дефекты зрения. Инородное тело на лице неизбежно привлекает внимание окружающих и быстро становится особой приметой носителя, на беду поколениям близоруких школьников и к выгоде производителей оправ. Так уж исторически сложилось, с той лишь разницей, что раньше «очкариками» были не столько умные интеллигенты, сколько богатые начальники.

Придумать линзу

Любой оптический прибор, в том числе и очки, состоит как минимум из одной линзы. Линза должна быть прозрачной, а также выпуклой или вогнутой, чтобы, соответственно, концентрировать лучи (и в результате «увеличивать»), или рассеивать («уменьшать»).

В Древнем мире использовали собирающие линзы, хотя прозрачный материал был в дефиците. Стекло научились плавить более шести тысяч лет назад, однако прозрачность, сильно зависящая от сырья (в частности, чистоты песка) и нюансов производства, державшихся в строжайшем секрете, достигалась редко. Чаще использовался горный хрусталь. Еще одна сложность заключалась в необходимости качественной шлифовки: выпуклой поверхности следовало придать форму сегмента шара, близкую к идеальной.

В Древнем Египте из таких прекрасно обработанных линз некоторое время изготовлялись глаза для статуй богов, фараонов и жрецов, однако затем техника была утрачена. Линзы были также известны в Месопотамии, Вавилоне, Древней Греции, Трое.

Философ Сенека, ослабевший к старости глазами, утверждал, что перечитал все книги в Риме через наполненный водой стеклянный сосуд. Плиний упоминал, что император Нерон смотрел гладиаторские бои через отшлифованный изумруд. Наверняка неизвестно, являлся ли императорский изумруд линзой (то есть была ли хоть одна из его поверхностей выпуклой или вогнутой), но на прообраз солнцезащитных очков он точно потянет.

Оптические свойства линз использовались римскими и византийскими ювелирами: на поверхность с изображением накладывалась полусфера из хрусталя или стекла, в результате картинка увеличивалась. Мелкие работы, скорее всего, выполнялись с использованием увеличительных приборов, хотя ни их самих, ни упоминаний о них пока не найдено.

Испортить зрение

К началу Средних веков большинство античных знаний и методов было благополучно утрачено.

Арабский ученый, один из основоположников оптики Абу Али ибн аль-Хайсам в начале XI в. впервые письменно упомянул об увеличительных свойствах плоско-выпуклых линз. В Европе его труды стали известны к XIII веку, однако в то неспокойное время портить зрение благородным донам и простолюдинам было нечем, дожить до возрастных изменений удавалось тоже далеко не всем.

Условия для старческой дальнозоркости были созданы только в монастырях, где пожилые монахи в относительной безопасности любили читать и писать при тусклом свете. Отдельные счастливчики среди них примерно с середины XIII века обладали «читальным камнем», представлявшим из себя небольшую полусферу из полированного горного хрусталя или берилла, плоская сторона которой ставилась на страницу книги. Оптическая сила таких камней составляла +15–30 диоптрий, и, конечно, для очков они были непригодны.

Увеличительные свойства выпуклых линз изучал английский монах Роджер Бэкон. Он же в 1267 году и указал на пользу линз в плане чтения для пожилых людей. По преданию, его камни так хорошо увеличивали, что были признаны дьявольским изобретением, в итоге Бэкон за свой научный интерес загремел в тюрьму примерно лет на десять. Вероятнее, правда, что сел ученый монах за критику руководства католической церкви, но линзы вполне могли быть одним из предлогов для обвинения.

Поставить на поток

Родиной стеклянных очков считается Венецианский остров Мурано, куда власти города в XIII веке переселили местных стеклоделов, пока те не спалили город. Наличие чистого речного песка, золы морских водорослей (источника щелочи) и «прямых» рук у мастеров благотворно повлияли на прозрачность стекла.

Кто‑то из рядовых ремесленников обратил внимание на умеренные увеличивающие свойства незначительно выпуклых стекол. Затем некий ушлый монах, оценивший новинку, вставил две такие линзы в деревянные оправы с ручками (получилось что‑то вроде сдвоенной лупы) и соединил заклепкой. Произошло это в 1280‑х годах, авторство приписывается то флорентинцу Сальвино д'Армате (на основании надписи на его могиле), то уроженцу Пизы Алессандро Спине (по мнению малоизвестного итальянского автора, жившего на пару веков позже).

Изобретение быстро — в течение века — распространилось по монастырям Италии, а затем и всей Европы. Но поскольку венецианские купцы ломили за свои стеклышки несусветные цены — позволить их себе могли только епископы и кардиналы, в общем, люди в силу возраста и положения уже довольно близкие к богу.

Кроме них, долгое время очки были доступны в основном королям и королевам XIV–XVI вв., в завещаниях которых они периодически фигурируют. Некоторые их даже коллекционировали. Генрих VIII (1491–1547), например, ко времени своей смерти был обладателем сорока четырех пар очков и читальных камней.

Очки XIII–XVII вв. не имели каких‑либо креплений и удерживались перед глазами рукой читающего. Дужки делали из дерева, кожи или металла. Оптическая сила линз того времени составляла +2–3 диоптрии, таким образом, очки были предназначены только для коррекции дальнозоркости, преимущественно возрастной. Подбор происходил эмпирически: брали, что больше подходило.

В итоге очки стали ассоциироваться со старостью и святостью (на картинах XIV–XV вв. очкариками, помимо иерархов церкви, изображены некоторые апостолы и святые), а также богатством, благородством и — в меньшей степени — ученостью.

С середины XV века распространилось книгопечатание, и закономерно подскочил спрос на очки. Их производство освоили по всей Европе, а особенно в Германии. В XVI веке странствующие торговцы начали таскать по городам целые корзины бюджетной оптики, которая пользовалась популярностью не только у слабых зрением пожилых врачей и алхимиков, но и у вполне прилично видящих мелких дворян, бедных студентов, богатых ремесленников и прочих мушкетеров, для которых это было вопросом престижа.

Документы утверждают, что на Руси первым заимел очки царь Алексей Михайлович в 1636 году, а позднее к нему присоединился патриарх Никон. Менее чем через полвека оптику в Россию уже ввозили крупными партиями (тысячи пар), в частности, через Архангельск. Собственное же производство было налажено с середины XVIII века.

С тех пор очки на протяжении веков оставались не медицинским прибором, а в первую очередь статусной вещью, которую, в отличие от коня или замка, можно было носить с собой и периодически демонстрировать в приличном обществе. Исключение составляли французы, где прилюдное использование очков считалось неприличным до конца XVIII века.

Подключить уши

Необходимость подносить очки к глазам при чтении и разглядывании мелких предметов играла на руку средневековым любителям пускать пыль в глаза, но действительных пользователей это наверняка изрядно утомляло. Увы, от появления первых очков до изобретения дужек с заушниками прошло больше трех веков, хотя интуитивно было понятно, что крепить надо к голове.

Долгое время с этой целью использовался только нос.Изобретение дужек состоялось около 1730 года и приписывается лондонскому оптику Эдварду Скарлетту. Дужки очков такого типа заканчивались довольно широкими кольцами, которые больше прижимали конструкцию к голове, чем задействовали уши. Чуть позже появились очки англичанина Джеймса Эйскоу, на концах дужек которых были вторые откидные дужки, охватывающие голову сзади. В середине XVIII века появились заушники современного типа, однако в XIX веке еще сохранялись все вышеперечисленные способы крепления.

Подумать о других

Долгое время плодами прогресса пользовались только дальнозоркие. В 1451 году немецкий епископ и ученый Николай Кузанский изобрел вогнутую рассеивающую линзу, однако оптика для близоруких оставалась большой редкостью. Единственным известным обладателем «очков для дали» в начале XVI века был Папа Римский Лев X, который в них успешно охотился, имея миопию высокой степени. Да и позднее, в XVII–XVIII вв., рассеивающие линзы были штучным товаром то ли из‑за большей сложности изготовления, то ли из‑за отсутствия спроса.

Американский политик, ученый и изобретатель Бенджамин Франклин считается автором бифокальных линз. В 1785 году он распилил линзы двух своих очков и вставил в нижнюю часть оправы половинку выпуклой линзы «для чтения», а в верхнюю — половину вогнутой линзы «для дали».

Астигматизм, как более сложный в диагностике и отчасти исправляемый другими типами линз, дольше всего выпадал из поля зрения врачей и оптиков. Наконец, это состояние описал в 1825 году английский математик и астроном Джордж Эйри, который и начал корригировать астигматизм цилиндрическими линзами.

Добавить пафоса

С конца XVIII и до начала XX века параллельно с уже вполне практичными очками почти современной конструкции приобретают популярность такие анахронизмы, как лорнет, пенсне и монокль, обязанные своим существованием в основном человеческому желанию выделиться.

Лорнет — очки с ручкой, она же часто и футляр. Будучи исключительно женской забавой, это изделие отличалось порой чрезмерной вычурностью отделки из драгоценных металлов и камней. Использовался лорнет исключительно для выхода в свет, дома, как правило, обходились нормальными очками.

Пенсне, легкое и крепившееся на переносице слегка пружинящими упорами, было достаточно практичным и пользовалось любовью дам и кавалеров, считаясь безусловным признаком интеллигентности. Показательным примером идеального носителя пенсне как внешне, так и внутренне, являлся Антон Павлович Чехов.

Монокль, представляющий собой одну линзу, чаще в оправе и на цепочке, в социальном плане являлся противоположностью предыдущим приборам. Использовался в основном «буржуями» и армейскими офицерами. Удерживаемый в рабочем положении исключительно мышцами лица, придавал ему очень характерное перекошенное высокомерное выражение, которое лишь подчеркивалось вынужденным отсутствием мимики.

В отличие от того же пенсне, монокли никакими корригирующими функциями обычно не обладали. Исчезли они практически одновременно в государствах Антанты в начале Первой мировой войны, так как ассоциировались обществом с германскими офицерами.

Спрятать глаза

Солнцезащитные очки не требовали линз и даже особо прозрачного материала. Их прообразы появились у жителей севера Евразии и Северной Америки, наверное, еще во времена заселения тех суровых территорий и представляли собой пластины из кости, рога, коры или кожи с узкими прорезями для глаз. Приспособление было призвано ограничивать поток солнечного света, отражающегося от снега, и предохранять от «снежной слепоты», ультрафиолетового ожога конъюнктивы и роговой оболочки.

Очки с затемненными стеклами, уменьшая световой поток, закономерно облегчали симптомы светобоязни, развивавшейся, например, при сифилисе.

С линзами всех цветов радуги мастера баловались с момента появления очков, периодически приписывая им лечебные свойства.

В XII веке и ранее китайские судьи использовали очки с линзами из темного кварца при опросе свидетелей и вынесении приговоров с популярной и по сей день целью — скрыть эмоции.

История очков — это не только история технологического прогресса, но и неотъемлемая часть нашей культуры. С момента своего создания, задолго до появления контактных линз и лазерной коррекции, очки позволяли миллионам людей с проблемами зрения продолжать активный образ жизни, при этом еще и чувствуя себя умнее.

0 0 лайков 284 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Робот провел операцию на глазу пациента

0 комментариев 0 лайков 204 просмотра

Войно-­Ясенецкий: святитель, исцелявший словом и скальпелем

Александр Чернов о гениальном хирурге и святом, который на многих иконах изображен с хирургическими инструментами в руках

0 комментариев 0 лайков 686 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку