18+

Статьи — Журнал — Страницы истории

Вам и не снилось!

Удивительные случаи и курьезы из жизни фармацевтов рубежа XIX–XX веков, которые сложно представить в современной аптечной практике

Каково было работать в аптеке cто лет назад, какие горести и радости случались у фармацевтов, с какими трудностями они сталкивались, какие казусы происходили в их жизни? Зачем для работы за первым столом приглашали на работу акушерок со знанием языков и как семьи фармацевтов проводили свой досуг? Мы изучили подшивку газеты «Фармацевтический вестник» за 1899 год и подготовили для вас подборку любопытных случаев и курьезов, прочитав которую, вы можете ощутить, насколько изменилась жизнь аптек за последний век.

Честь провизора. Кто кого? Невероятное состязание

Начать мы решили с неожиданного. Все привыкли, что современный фармацевт отпускает лекарства, значительно реже — готовит их. Но способны ли выпускники нынешних фармвузов состязаться с цирковыми атлетами? Оказывается, да. О таком подвиге рассказывается в 41‑м выпуске «Фармацевтического вестника» за 1899 год.

«В ресторане ужинали две компании рядом, причем цирковой атлет из одной компании, желая хвастануть, принялся грызть стаканы и рюмки. Изгрызши их чуть ли не полдесятка на глазах пораженных посетителей, он победоносно оглянулся, чувствуя себя „вне конкуренции“. Но в другой компании нашелся провизор… тоже искусник по этой части, и изгрыз несколько рюмок. Это до того оскорбило профессиональное самолюбие циркиста, что он бросился на неожиданного конкурента и разбил о его голову тарелку. Провизор буквально окаменел на месте, чем цирковой силач успел воспользоваться, разбив о голову его еще несколько тарелок. Насилу посетителям и хозяину ресторана удалось освободить несчастного из рук циркового буяна».

Акушерки за прилавком. Женские секреты

А вот любопытные новости из области фармацевтического рекрутинга. Читателей газеты «Новое время» в 1899 году взволновало объявление о приеме на работу необычного сотрудника: «Акушерка требуется опытная, представительной наружности, быть продавщицей и заведывать дамским отделением в аптекарском магазине. Желательно знание французского и немецкого языков…». Обратившись в редакцию «Фармацевтического вестника», они назвали объявление «крайне подозрительным».

Разъяснение сомнительного предложения было опубликовано в «Фармацевтическом вестнике» (№ 37, 1899 г.). Оказывается, «представительные дамы» работали в отделениях «принадлежностей дамской гигиены» в больших аптекарских магазинах, что позволяло их посетительницам избегать неудобных объяснений с мужским персоналом.

Nota bene. Надо заметить, что ассортимент аптекарских магазинов в конце XIX — начале XX века в России был значительно шире, чем в аптеках. Помимо лекарственных препаратов, перевязочных средств и вина, в аптекарских магазинах можно было купить средства гигиены, духи, пудру, средства для чистки бытовой утвари и стирки белья, средства для борьбы с паразитами и прочие полезные предметы. Вот как описывается ассортимент первого аптечного магазина в Томске, открывшегося в 1896 г.: «Магазин „Штоль и Шмит“ снабжал томские аптеки лекарствами и посудой, а также имел широкий ассортимент аптекарских, москательных и парфюмерных товаров для населения, здесь можно было купить резиновые изделия, хирургические инструменты, перевязочные припасы, торговали и патентованными дезинфекционными средствами. Кроме того, в магазине продавали натуральные минеральные воды» (Рыбина Л. В. Аптеки Томска в XIX — начале XX века // Труды Томского государственного объединенного историко-архитектурного музея. Т. 7. — Томск, 1994. — С. 112–117).

Счастливые моменты

Жизнь фармацевта на рубеже XIX–XX веков никак не назовешь легкой. 14‑часовой рабочий день, частые ночные дежурства, изматывающий физический труд, крошечные оклады. Однако и в такой, казалось бы, беспросветной жизни находилось место изящным искусствам и приятному времяпровождению. Вот какое любопытное объявление мы находим в «Фармацевтическом вестнике» № 44 за 1899 год:

«В текущем сезоне, по примеру прошлых лет, Российским фармацевтическим обществом организованы еженедельные семейные вечера, на которые собираются члены общества и их семьи и гости по рекомендации членов общества. Собрания происходят по пятницам в помещении Дворянского клуба, в эти же дни проходят репетиции состоящего при обществе любительского хора… После спевок устраиваются танцы. Для аккомпанемента формируется оркестр… В течение рождественских праздников состоится исполнительское собрание музыкального кружка, а в субботу на масленице хор и оркестр примут участие в большом ежегодном концерте, устраиваемом обществом в залах Благородного собрания.

Еженедельные собрания в наступившем сезоне посещаются довольно охотно, чему, с одной стороны, способствует прекрасное центральное помещение клуба, с другой — необременительные условиях участия в кружке: за пользование чайным буфетом, услугами прислуги, гардероб, ноты и пр. на текущий сезон установлена плата в размере трех рублей».

Nota bene. Российское фармацевтическое общество, устраивающее такие приятные вечера, занималось не только досугом аптекарей, но и всеми важнейшими вопросами, касающимися разных областей фармации (от пропаганды достижений до пресечения нарушений). Кроме того, в конце XIX века фармацевтическое общество организовало кассы взаимопомощи, куда могли обращаться аптекари, оклад которых был ниже среднего. Всё это немало способствовало тому, что фармацевты чувствовали себя отдельным сословием, за честь и достоинство которого они радели.

Красноярский маниак

А вот как выглядела в те галантные времена торговля наркотиками. В «Фармацевтическом вестнике» № 45 от 1899 года описан случай незаконной продажи морфия и кокаина, которые должны были отпускаться только по рецепту врача.

«…в Красноярске завелся особый продавец ядов. Он снабжает морфиниста и кокаиниста, служащего в настоящее время притчей во языцех, любым количеством этих ядов. Благодаря этому маниак имеет возможность ежедневно впрыскивать себе… до 100 гранул того и другого яда! Не мешало бы кому следует обратить внимание на это творимое безобразие. Каков бы ни был наш красноярский морфинист и кокаинист, но ведь и он создан по образу и подобию Божию, хотя сейчас его и потерял».

Nota bene. В XIX веке морфий, а позже кокаин, широко использовались как обезболивающие средства. Морфий могли применять при головной и зубной боли и даже при расстройствах живота, а также в качестве средства от опиумной и алкогольной зависимостей. Понимание наркотической природы этих веществ, а также приносимый ими вред, появилось только к концу XIX века, когда злоупотребления этими веществами были уже сильно распространены.

Масштаб этого явления можно представить себе, прочитав мемуары Александра Вертинского, который, вспоминая о своей молодости, пишет так: «Продавался кокаин сперва открыто в аптеках, в запечатанных коричневых бочонках, по одному грамму. Самый лучший, немецкой фирмы „Марк“, стоил полтинник грамм. Потом его запретили продавать без рецепта, и доставать его становилось всё труднее и труднее. Его уже продавали „с рук“ — нечистый, пополам с зубным порошком, и стоил он в десять раз дороже… Короче говоря, кокаин был проклятием нашей молодости. Им увлекались многие. Актеры носили в жилетном кармане пузырьки и „заряжались“ перед каждым выходом на сцену. Актрисы носили кокаин в пудреницах. Поэты, художники перебивались случайными понюшками, одолженными у других, ибо на свой кокаин чаще всего не было денег».

Наркотической зависимостью страдало и множество врачей (вспомним рассказ Михаила Булгакова), которые имели открытый доступ к морфию и считали, что осведомленность сможет их уберечь. К счастью, и Михаилу Булгакову, и Александру Вертинскому от зависимости удалось освободиться. Правда, Вертинскому для этого пришлось уйти на фронт добровольцем, где он трудился в 1914‑м — начале 1916‑го года медбратом в санитарном эшелоне. Особенно хорошо ему удавались перевязки, которых он сделал 35 тысяч, после чего возвратился в театр исцелившимся человеком.

Пожары в аптеках

Дореволюционные хроники буквально пестрят сообщениями о пожарах, которые в те времена были настоящим бедствием для владельцев аптек. Причина была в том, что многие лекарства изготовлялись непосредственно в аптеках на спиртовках, при этом иногда использовались легковоспламеняющиеся вещества. Кроме того, монотонный многочасовой труд (до 16 часов в день) и недосып (ночные дежурства до 15 раз в месяц без последующего отдыха), мягко говоря, не способствовали внимательности и бдительности усталых фармацевтов. Одно из многих сообщений на эту тему мы находим в «Фармацевтическом вестнике» № 44 за 1899 г.:

«В лаборатории аптеки г. Валика на Зубовском бульваре рабочий кр. Страшуев выронил из рук бутыль с 15 фунтами эфира. Последний воспламенился от вблизи топившейся печи, последовал взрыв и вспыхнул пожар, который был прекращен пожарными командами. Убытка понесено на 25 тысяч рублей. У троих служащих лаборатории опалены волосы и причинены ожоги».

P. S. Дорогие читатели «Катрен-Стиль»! Эта статья возникла благодаря необычному стечению обстоятельств. Шеф-редактору посчастливилось найти подшивку «Фармацевтического вестника» в подвале одного из новосибирских букинистических магазинов. При этом обнаружить это издание в научных библиотеках, как ни странно, не удалось. К сожалению, интереснейшие документы пропадают без следа. В неожиданных местах — на книжных развалах, блошиных рынках, среди выброшенных вещей — могут обретаться фармацевтические журналы и газеты, столичные и провинциальные. Мы знаем, что в России много старинных аптек, в некоторых из них сохранились папки со старинными регламентами, приказами для внутреннего пользования. Если вам доведется найти их, храните, выкладывайте сканы в Сеть, делитесь историей с коллегами. Ждем ваших писем.

0 0 лайков 1747 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

comments powered by HyperComments