18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Цветы жизни

Долго ждали

Психолог Светлана Мерченко о специфике воспитания долгожданного ребенка

 

Все дети приходят к своим родителям по‑разному. Кого‑то планируют, и он появляется согласно утвержденному плану, кто‑то заявляется к родителям нежданно-негаданно, нарушая все законы предохранения, а кого‑то умоляют прийти годами. В ожидании этого чуда некоторым родителям приходится пройти через мучительные медицинские процедуры, сомнения, душевную боль и отчаяние, но остается надежда, что вдруг когда‑нибудь волшебство все‑таки произойдет. И вот, наконец, — заветная беременность и рождение самого лучшего, самого любимого, самого нужного на свете малыша. Но гарантирует ли это долгое ожидание, что родители будут самыми идеальными, терпеливыми и заботливыми? Как при этом не перегнуть палку и не утопить малыша в накопленных годами любви и ­ласке?
 
 
А чуда всё ­нет…
 
Зачастую люди в молодости, а уж девушки точно, строят планы по поводу того, сколько детей будет в их пока еще даже не созданной семье. Кто‑то хочет, чтобы первым непременно родился мальчик, кто‑то — девочка, кому‑то видится семья, где много детей, кто‑то мечтает о двойняшках. Это даже не планы, это мечты, поиск себя и своего места в ­мире.
 
Но иногда на пути осуществления этих желаний появляются трудности. Материнство, которого очень ждешь, имеет тайну и магию предвосхищения. Если ожидание затягивается, и чудо никак не приходит, это начинает тревожить, беспокоить, досаждать, и иногда все это перерастает в настоящий кризис. В его процессе решаются два вопроса: кто виноват и что делать? Поиск «виноватых» иногда бывает разрушителен для семейных отношений: не каждый может пережить физиологическую невозможность второй половинки иметь детей. И далеко не всегда ответственность лежит на ком‑то одном. Ведь ребенок приходит к паре, для его появления одинаково важны и отец и мать, энергетика их отношений. Если кто‑то из супругов не может принять бесплодие, свое или своего партнера, то брак может распасться. Если сложившиеся отношения все же оказываются сильнее выпавшего испытания, то пара вместе идет дальше, строя свою жизнь, исходя из новой реальности. Кто‑то решает идти медицинским путем и пробует всевозможные методы и современные технологии. Мне встречалась пара, на счету у которой 16 неудачных процедур ЭКО (экстракорпорального оплодотворения), но они в своем уже зрелом возрасте не теряют надежды и готовятся к следующей. Кто‑то решает жить вместе, отказавшись от идеи быть отцом и матерью, реализуются в другой сфере: начинают заниматься благотворительностью, путешествуют или просто живут «для себя». Кто‑то становится приемными ­родителями.
 
Помочь пережить этот непростой период может и психолог, однако зачастую психологическая составляющая проблемы всячески игнорируется. Между тем психоаналитики разделяют два процесса: хотеть ребенка и желать ребенка. Хотим и планируем мы на сознательном уровне, а вот желаем — на бессознательном. А бессознательное на то и бессознательное, что мы его не осознаем, и не можем утверждать, что оно идет в унисон нашим сознательным желаниям и ­действиям.
 
Пары, которые не отказались от идеи иметь детей, родных или приемных, фантазируют и представляют, каким чудесным будет их малыш и какими они будут замечательными родителями. Это дает им силы пережить выпавшее на их долю испытание и накопить впрок любовь и ласку. Именно в этот период ожидания формируются их идеальные представления о ребенке и о себе как о будущих ­родителях.
 
 
Море любви, заботы и тревог
 
К сожалению, в мире есть множество детей, которым катастрофически не хватает родительской заботы и любви. Кого‑то оставили в родильном доме, кто‑то живет в семье, но лишен эмоционального контакта и не особо нужен своим родителям. Этот дефицит невосполним и, конечно же, ребенок очень от этого страдает. А вот на долгожданного малыша обычно обрушивается мощный поток родительской любви, который может оказаться чересчур сильным. В результате появляется опасность своими захлестывающими чувствами нанести вред ребенку. Поведение мамы и папы, которые заплатили достаточно высокую цену за возможность стать родителями, просто не может оставаться таким, будто этого ожидания не было. Они более ответственно подходят к вопросам здоровья и воспитания, у них больше страхов и тревог, выше цена ­ошибки.
 
Ирине сейчас 37 лет, год назад, после 15 лет ожидания малыша в счастливом браке, она стала мамой. «Мне трудно сказать, чем отличается поведение родителей, которые долго ждали своего ребенка. Ведь у меня это единственный ребенок, мне не с чем сравнивать. Конечно же, я своего сыночка обожаю, трясусь над ним, а в силу возраста уже более осознанно подхожу к заботе о нем. Ну, может, немного больше за него боюсь и тревожусь, потому что он — чудо, да и второго шанса может уже не быть. Теперь, после появления Илюши, я верю в чудеса, ведь врачи уже почти не надеялись, и вот — случилось. Я очень это ценю. Так что, наверное, отношение более трепетное, чем к "простой" ­беременности».
 
Похожую историю рассказала мне и Ольга. Сейчас ей тридцать лет, и ее дочка тоже заставила себя подождать, а родителей — поволноваться. «На мой взгляд, — рассуждает Оля, — поведение родителей, у которых ребенок появился быстро, и тех, кому пришлось подождать и поволноваться, существенно отличается! Как только мне перевалило за 25, я начала сильно беспокоиться и не только о том, что у меня нет детей, но и о том, какая я буду мать! Все мои подруги рано родили первых детей, у них не было опыта. Глядя на них, я уже не хотела совершать ошибок в воспитании. Например, одна моя знакомая родила сына в 19 лет, мама ей не помогала. Видимо, грудного молока было мало, и он постоянно плакал, ей это так надоело, что она накормила его обычным борщом в 2,5 месяца! Я, в свою очередь, как умалишенная мамаша выбрала лучшего педиатра в городе, часто ей звоню или приезжаю с кучей вопросов. Долгое ожидание повлияло и на поведение во время самой беременности: я всё время была замороченная, никуда толком не выезжала, многого боялась. Мне было проще перестраховаться, чем лишний раз ­рисковать».
 
 
Мужской взгляд
 
Мы часто забываем, что в процесс ожидания ребенка вовлечены не только женщины. Мужчины тоже переживают и раздумывают о причинах происходящего. Конечно, вынашивать и рожать ребенка суждено женщинам, и трудности на этом пути они воспринимают острее и болезненнее. У мужчин много способов самореализации, и отцовство редко стоит на первом месте, в то время как для женщины стать матерью — задача номер один. Поэтому, сталкиваясь с этими трудностями, она начинает сомневаться в своей женственности как таковой, и ей очень необходима поддержка любимого мужчины. Любые послания типа «ты не можешь родить» очень ранят женщину, их следует заменить на «мы не можем, у нас не получается». Хотя статистика утверждает, что мужской и женский факторы бесплодия практически с одинаковой частотой могут приводить к отсутствию детей в семье, бессознательно ответственность перекладывается именно на женщину, ведь это она не может забеременеть и родить. Именно поэтому женщины в таких ситуациях больше нуждаются в поддержке и ­внимании.
 
Однако у мужчин тоже идет внутренний процесс осознания сложившейся ситуации и анализ ее причин. Владимир (45 лет), бизнесмен, рассказал мне свою историю: «У меня сложный путь в отцовство. До того момента как появилась моя дочь, я был уверен, что я не достоин иметь детей — за свои прошлые решения. Я всегда любил детей и относился к ним серьезно, чувствовал и знал, что их нельзя обманывать. Но когда в студенческие годы у меня совершенно незапланированно появился ребенок, я оказался к этому не готов и, к сожалению, не смог стать ему настоящим отцом. Через много лет, живя с женой и не имея детей, я чувствовал, что это наказание свыше. Мирился с этим, переживал и казнил себя, но всегда верил и мечтал о малыше: о его ручках, запахе, глазках, забавных движениях и звуках. С возрастом природная потребность заботиться о продолжении рода все усиливалась, а ребенок так и не приходил в мою жизнь. Сейчас я воспитываю долгожданную дочь, которая появилась у меня уже после сорока лет, я ее безумно люблю. Мне не в тягость водить ее по утрам в садик, катать на санках или укладывать спать. Долгое ожидание на ее воспитании не сказывается, у многих других — наверное, да: избалованностью, чрезмерной любовью, которая зачастую губит ребенка. Но это не про меня, я просто любящий и строгий отец. И, к моей радости, я постепенно налаживаю отношения со своим уже взрослым первым ­ребенком».
 
 
Плюс на минус
 
Сама по себе родительская любовь — это большой плюс, бонус, который дается не каждому ребенку. Но как сахар и соль полезны в определенном количестве, так и родительская любовь из абсолютного плюса при употреблении в большом количестве может перейти в минус. Есть некоторые аспекты, к которым родители долгожданных детей должны быть особенно ­внимательны.
 
Родительская тревожность
Как видно из историй, мамочек объединяет не только любовь к своим детям, но и повышенная тревожность, которая выражается в том, что ребенку уделяется много внимания, заботы, мамы долгожданных малышей подходят к своим обязанностям более осознанно. Ребенок в таком случае не просто ценность, он сокровище! Хорошо это или плохо? Все зависит от того, что руководит мамой: потребности ребенка или ее собственное желание любить и заботиться? Повышенная тревожность и желание сделать все, чтобы ребенок не упал, не ударился, не оступился, не ошибся в принятии решений, — приводит к недоверию. Ребенок начинает чувствовать себя недостаточно компетентным, чтобы хорошо справиться хоть с чем‑то. В первую очередь страдает его уверенность в своих силах. Кого‑то водят за ручку до школы в первом классе, а кого‑то — до седьмого, несмотря на то что все одноклассники справляются с этой же дорогой самостоятельно. И у родителей всегда есть весомые «доказательства» своей правоты: сводка происшествий, ситуации на дорогах, невнимательность ребенка. Основной мотив поведения: как бы чего не стряслось. Зачастую такую ситуацию может исправить отец, который больше верит в ребенка и меньше подвержен тревожным ­мыслям.
 
Гиперопека
Переборщить с любовью вполне возможно, а к чему приводит гиперопека, знают все: к зависимостям и бессознательному ощущению «что все мне должны, ведь я уникальный». Мне при этом вспоминаются рассуждения и возмущение одной мамы, которая пришла на консультацию по вопросам воспитания своего сына. В один из моментов она сказала: «Как муж может сравнивать нашего сына со своим сыном от первого брака? Тот родился практически случайно, а наш дался нам так тяжело! Он уникальный ребенок, чудо! Я делаю для него всё: кормила грудью, пока он сам не отказался, готова была хоть в школу ходить и на переменках кормить, если бы надо было. Его нельзя сравнивать с другими детьми, он особенный!»
 
Именно это ощущение избранности, божественности и особенности волей-неволей передается ребенку. Он начинает в это верить и вести себя соответственно: «Здравствуйте — Царь!» Очень сложно справляться с жизненными трудностями, когда внутри присутствует ощущение, что «мне все должны» и «я особенный». Да и полноценные отношения с ровесниками весьма затруднительны при такой жизненной ­позиции.
Завышенные ожидания
 
Когда ребенку даешь так много, потом начинаешь так же много от него ожидать, зачастую — даже требовать. В умеренных дозах это приводит к социальной успешности ребенка в будущем, а в случае «передозировки» — к желанию доказать свою нужность, оправдать вложенные в него силы и к необходимости соответствовать родительским образцам несмотря ни на что. Большинство перфекционистов с комплексом отличника — именно любимые и долгожданные дети (подробнее о комплексе отличника читайте в статье «Праздник (не) послушания», КС №11, 2012 ).
 
Многие родители понимают опасности чрезмерной любви и стараются остановить свои пылкие чувства, однако это не всегда получается. Марина оставила свой успешный бизнес, когда в 39 лет, после долгого ожидания, у них с мужем появилась дочка: «Мы свою доченьку холим и лелеем. Первая и долгожданная, а еще и девочка! Иногда любовь захлестывает, но я все равно пытаюсь спокойно смотреть на все — не хочется воспитать эгоистку… Однако со стороны, наверное, иногда я выгляжу неадекватно. Однажды приехала свекровь, а я с полугодовалой Лизонькой на полу играю и, показывая ей шарики, озвучиваю цвет и форму. Свекровь на меня посмотрела как на сумасшедшую — в полгода учить ребенка цветам! Она потом деликатно спросила, не рано ли учить?! А я считаю, лишним не будет! То, что ребенок появился у нас поздно, только прибавляет нам сил, ответственности и любви к ­нему».
 
У завышенных ожиданий, которые часто приводят к высоким достижениям, есть существенный минус. Это опасность прожить не свою, а чужую жизнь, стать кем‑то, кем ты на самом деле не являешься. Кроме того, ребенок чувствует, что как он ни старается, в чем‑то не может оправдать всех возложенных на него надежд и чаяний, а это достаточно тяжелое ­чувство.
 
 
Что в ­результате?
 
А как при таком родительском отношении себя чувствует долгожданный ребенок? Он при этом одновременно ощущает как родительскую любовь, так и недоверие… к себе. Чрезмерная любовь родителей говорит ребенку: тебе все можно, ведь ты особенный и мы тебя так любим. А их тревожность и страхи за жизнь и здоровье чада приводят к многочисленным запретам. Получается парадокс: больше можно и больше ­нельзя.
 
«Можно» находятся зачастую в области желаний ребенка: хочешь новую игрушку/платье/приставку/сладость — получай! А «нельзя», то есть ограничения, концентрируются в области свободы, самостоятельности и здоровья: брать ножницы — опасно, есть мороженое — опасно, бегать под дождем — опасно, гулять одному — очень опасно! Самое удивительное, что мы хорошо видим эти перегибы воспитания и их последствия со стороны, но в себе этих тенденций не замечаем. Бессознательное обожание собственных долгожданных детей ослепляет, любовь к ребенку и страх его потерять становятся сильнее разума. Выписать себе любовь в нужной дозе крайне сложно, избавиться от страха потерять ребенка или его любовь — еще сложнее. Однако, осознавая все вышеперечисленные минусы, вполне возможно останавливать себя в проявлениях тревоги и чрезмерной заботы и дарить ребенку любовь взвешенную, которая даст ему множество ­плюсов.
 
 
От большой любви
 
Родители, которым ребенок дался с большим трудом, в большинстве своем склонны к чрезмерной опеке, тревожности и страхам, ведь цена ошибки для них слишком велика! Вопрос воспитания ребенка во многих аспектах решается бессознательно, поэтому, даже понимая природу своих страхов и их последствия для ребенка, родители не могут вести себя по‑другому. Но, осознавая свое родительское поведение, его можно в определенной степени контролировать. Тогда на смену слепой любви придет любовь взвешенная, гиперопека сменится разумной заботой, а тревожность перейдет в ответственное отношение к безопасности. Всё хорошо в меру, даже родительская ­любовь.

0 0 лайков 160 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку