18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Цветы жизни

Солнечный круг, небо вокруг

Психолог Светлана Мерченко о том, как много значит рисунок в жизни ребенка

«Палка-палка, огуречик — вот и вышел человечек! А еще добавим ножек — получился осьминожек!» — поется в детской песенке. Вроде бы нет ничего проще рисования. Однако когда на тренингах я даю взрослым задание, где нужно что‑либо нарисовать, то слышу неизменный, постоянный, из раза в раз повторяющийся вопрос: «А если я не умею рисовать?». Если взрослый не умеет рисовать, значит, когда‑то в детстве он услышал критику в свой адрес от другого взрослого. Услышал и поверил. И этот прекрасный, легкий, эффективный способ самовыражения для него закрылся. Именно от взрослых, от их слов и комментариев зависит, будет ребенок любить рисование или ­нет.
 
Досье КС

Светлана Мерченко (Новосибирск) — практикующий психолог, специалист в области детско-родительских отношений, бизнес-тренер и многодетная мама
От года до ­трёх:
Каракули
Каракули — это не обзывание, не «мазня», — это самое что ни на есть настоящее творчество ребенка, впервые взявшего в руки карандаш. В это время идет активное становление «я» ребенка, и ему очень важно прочувствовать, где заканчиваются его границы и где начинаются мамины (ухаживающего взрослого). Рисуя, оставляя следы на бумаге, ребенок видит первые результаты своей деятельности. Вот только что ничего не было, а он взял и создал нечто каракулеобразное. Значит, я есть, ­существую!
 
Для ребенка это настоящий прорыв и восторг. Если вам доводилось это видеть, трудно забыть, с каким важным и довольным видом зачастую еще не говорящий ребенок тянет родителей за руку, чтобы продемонстрировать, как замечательно у него получилось нарисовать на стене, на обоях, на мебели! Он — творец, созидатель, и это вызывает бурю эмоций! Родители сами решают, позволять рисовать на стенах либо только на бумаге, — возможен любой вариант, всё зависит от их решения: «Рисуют только на листочке, на стене нельзя!»
 

Часто родители ругаются, когда ребенок сделал небольшую закорючку на листе в альбоме и осваивает следующий чистый лист. Экономные родители возмущаются: «У тебя еще там место осталось, там и рисуй!». А тот шедевр уже закончен, что хотел, автор сказал, — он готов к новому ­произведению.

Главное — поощрять ребенка в его творчестве. Не стоит ограничиваться набором цветных карандашей, нужно использовать как можно больше материалов: простые карандаши, ручки, фломастеры, пальчиковые краски, гуашь, акварель. На этом этапе не должно быть «правильно — неправильно», главное — рисовать, рисовать, рисовать. Также важно дать ребенку возможность рисовать на разной бумаге: альбомной, газетной, в тетрадках, на плакатах, маленьких листочках — то есть предоставить все возможные материалы. Это этап чистого эксперимента, ребенок выражает свои чувства через каракули, он осваивает пространство листа, его ­границы.
 
Лучше купить кипу самой дешевой бумаги, раздобыть «обратки», где одна сторона с напечатанным текстом, но дать ребенку поэкспериментировать без запретов и наставлений. И, пожалуй, самая распространенная ошибка взрослых на данном этапе — это пытаться понять, что именно нарисовал юный художник. Он нарисовал каракули, полный абстракционизм, не стоит искать в этом схожести с реальными предметами, достоверности и ­смысл.
 
В научной литературе этот этап называется «доизобразительный» — еще нет изображения конкретных предметов. Поэтому вопрос: «Что это?» — ребенку не просто непонятен, он вообще не в тему. Большее значение имеют поддерживающие реакции взрослого: «О! Как всё ярко! Да, тут зеленое, а тут черное! Вау!». Именно ваше безоценочное, но стабильно-разнообразное «Вау!» поможет укрепиться желанию выражать себя через творчество. Дети иногда любят, чтобы взрослые рисовали рядом, но на своем листке. Рисуя, взрослому лучше комментировать свой рисунок, но не «улучшать» работу ­ребенка.
 
Важно: Дать ребенку как можно больше материалов для эксперимента и творчества. Не искать в каракулях изображения конкретных предметов. Давать позитивные поддерживающие ­реакции.
 
 
От двух до ­четырёх:
Познание мира в рисунках
Рано или поздно от каракулей ребенок переходит к рисованию объектов. Он сам это радостно сообщит, озаглавив изображение. Вам может быть не очевидным, что это «мяу-мяу», но художнику, как говорится, виднее. И тут родителям очень важно запомнить, что спорить с автором — дело неблагородное. Сказать: «Милый, да какая же это "мяу-мяу"? Это ж крокодил вылитый!» — значит обидеть художника. Кошка так кошка, а еще лучше: «Вау, какая кошка!».
 
На рисунках ребенок рисует в предметах только то, что он в них понял, почувствовал и постиг. Сидя за столом, он видит прямоугольную столешницу, поэтому на рисунке стол — прямоугольник. Прочувствовал, что кошка мягкая и пушистая, может нарисовать ее похожей на ежа, но это будут не иголки, а мягкая высокая шерсть. Данный этап по‑научному называется «структурно-функциональное изображение». Ребенком отрабатывается как структура предмета, так и его функциональное назначение, но только то, что он освоил сам. Это очень хорошо видно на первых изображениях человека — так называемых «головоногах». Голову ребенок освоил хорошо: ей вертят, ударяются, на нее надевают шапку, она улыбается или плачет в зеркале, да и близких людей он отличает по лицам очень легко. Ноги тоже активно задействованы, впрочем, как и руки, но в рисунке они часто сливаются в две тоненькие ­линии.
 
Голова и ноги — уже человек. Потом постепенно появляются глаза и рот, туловище, уши и другие «детали». Родителям важно запомнить следующее: если вы хотите, чтобы ребенок хотел рисовать, любил рисовать, чтобы это осталось у него как способ самовыражения, — не надо учить его рисовать «правильно»! Ничто так не губит творческую спонтанность, как указание, критика и усмешки. Часто из лучших педагогических побуждений родители говорят: «А на чем у тебя стол держится? Крышка сама в воздухе висит? Надо ножки нарисовать, давай дорисуем!». Родители считают, что так они учат рисовать, чтобы было «похоже». Да, это так. Станет похоже, только это уже не будет отражением внутреннего мира вашего ребенка. Да и желание рисовать быстро пропадает, когда следуют назидания и ­поучения.
 
Для того чтобы не травмировать юное дарование, которое рисует уже «нечто», но не совсем понятно, нужно научиться задавать «правильный» вопрос. Вместо банального, а иногда и унизительного вопроса: «Что это?», лучше сказать: «Да, я вижу как тут всего много (сколько цветов разных, какое всё черное). Расскажи мне про рисунок». И ребенок расскажет, как умеет, кто и где нарисован, что происходит, что означают все эти летающие овалы и закорючки. Главное — слушать, поддакивать, пытаться понять, почему вашего ребенка в данный момент интересуют именно эти предметы и явления. Ребенку приятно, когда спрашивают про нарисованное, но не стоит при этом комментировать технику исполнения, указывая, что «у слона уши не торчат, а висят». Главное — чтобы ребенок рисовал и чувствовал себя при этом комфортно: он творец, созидатель и его рисункам ­рады!
 
Важно: Не вмешиваться в рисунки ребенка, не направлять, не поправлять, не критиковать изображения. Интересоваться содержанием рисунка, учить ребенка его озвучивать: «Расскажи мне про ­рисунок».
 
От четырёх до ­шести:
Пространство и сюжет
Постепенно рисунок не просто усложняется, ребенок осмысливает взаимосвязи предметов в мире. Появляется иерархия — например, кто самый большой, тот главный. Ребенок может сердиться, когда «не получается», — ему хочется добиться того реализма, который бы совпал пусть даже не с реальным предметом, но с представлением ребенка о ­нем.
 
На рисунке мы видим мир таким, каким ребенок его представляет, — это его внутренняя проекция, такое гигантское окно во внутренний мир ребенка. Через него можно увидеть переживания, предметы интереса, актуальные задачи, чувства, страхи, неозвученные обиды и тревоги. Это не сложно заметить, если внимательно рассмотреть рисунок и выслушать пояснения ­ребенка.
 
Сначала демонстрируем интерес в виде междометий «О!», «Ух ты», «Ну ничего себе» и задаем всё тот же вопрос: «Расскажи мне про рисунок». Потом можно поговорить про каждого героя, про то, что он делает, чувствует, как ему здесь живется/сидится/лежится. В этом возрасте дети рисуют уже пространство и сюжет: на рисунке появляется движение и цепочка действий. Можно «озвучивать» любой предмет на рисунке, говорить от имени дерева, кошки, лавочки, принцессы. Узнать, куда, кто и для чего направляется, предложить пофантазировать. Главное и самое сложное для родителей — не захлопнуть это прекрасное окно своими комментариями, указаниями, советами, желанием научить рисовать «правильно /похоже».
 
Анализировать лучше свободные рисунки, которые делаются самостоятельно, без руководства, образца, «правильных» технических приемов. Рисунок, который дети, сидя в группе, выводят под руководством педагога — «Рисуем сначала кружочек, потом палочку, закрашиваем зеленым карандашом», — может улучшить технику рисования, развить моторику, но не является средством самовыражения, поэтому в анализе не нуждается. Главное условие творчества — свобода выбора! Свобода в сюжете, выборе цвета, формы, техники, размера листа, средства ­изображения.
 
«Даша, я вижу, что у твоей лошадки на рисунке шесть ног. А у лошадки, вообще‑то, четыре ноги», — осторожно замечает мама. «Знаю, — отвечает девочка, — просто это богатырский конь. У него шесть ног». Шесть так шесть, не нужно спорить и доказывать, разумнее просто принять к ­сведению.
 
Хорошо, когда ребенок сам выбирает, чем рисовать, — пусть в его доступе будут карандаши, фломастеры, ручки, мелки, краски — лишь бы рисовал. Часто родители сталкиваются с вопросами типа «А что мне нарисовать?»; «Закрашивать синим или зеленым?»; «Я правильно нарисовал?». Это говорит о том, что ребенок уже ждет вашего одобрения, пытается угадать, как именно заслужить хорошую оценку. Чтобы не закреплять детскую неуверенность, лучше всеми способами поддерживать самостоятельные решения ребенка и не давать оценок «хорошо/плохо». «Нарисуй, что считаешь нужным, выбери цвет, который считаешь ­подходящим».
 
Важно: Научиться поддерживать стремление ребенка рисовать, избегая указаний и оценок рисунка. Составлять разговор по рисунку, стараясь понять, что «скрывается» за ­изображением.
 
От шести и ­дальше:
Эстетическое изображение
Если вы всё делали правильно, то наверняка в этом возрасте ребенок любит и умеет рисовать. В рисунке он пытается отразить не только окружающий мир, но и чувства. «Я радуюсь», «я сержусь», «он злой». Рисунок становится универсальным средством и способом осмысления себя, отношений между людьми и событий вокруг ребенка. Он не спрашивает: «А что мне нарисовать?». Он просто берет и рисует. Для него имеет значение сходство предметов на бумаге и в жизни, он стремится рисовать красиво и похоже, но это уже не цель — это средство. К сожалению, в реальности редко кто из детей этого возраста выражает свой внутренний мир с помощью рисунка, не по указке взрослых, а по велению души. Но даже если ребенок не особо любит рисовать, в рисунке он проецирует свой внутренний мир. Поэтому, глядя на рисунок, внимательные родители могут понять, все ли в порядке с ребенком. Вот на что стоит обращать внимание, глядя на детский ­рисунок:
 
  • Выражайте одобрение усилиям ребенка, но не давайте прямую оценку: красиво/некрасиво; понравилось/не понравилось. Поддерживающие реакции должны быть нейтральными: «О, как интересно!»; «Какой синий рисунок»; «Ух ты, гм, хм»
  • Анализируйте серию рисунков, а не один конкретный. Если ребенок начал рисовать войну-войну-вой-ну, роботов-роботов-роботов; русалочек-русалочек-русалочек — значит, для него это актуальная тема. Пусть рисует так долго, сколько ему требуется для ее осмысления. Не стоит говорить: «Мне надоели уже эти роботы. Не мог бы ты нарисовать что‑нибудь другое?». Когда‑нибудь тема поменяется, так же как актуальное ­переживание.
  • Спрашивайте про рисунок. Его рассказ очень важен для интерпретации и осмысления переживаний ребенка. Избегайте наводящих закрытых вопросов типа: «Это дракон?» — «Нет, мама, это гусь». «Этот гусь сердится, поэтому у него рога?» — «Нет, мама, этот гусь — царь, у него корона». Чем больше вы не угадали, тем обиднее ребенку. Задавайте открытые вопросы: «Расскажи про это. А что это такое интересное? И что же они тут делают?»
  • Не спорьте с услышанным. «На рисунке мама зай-чиха. Она злая, ругает своих зайчат». Если увидели сходство — задумайтесь. Не стоит опровергать: «Мама не может быть злой. Наверное, зайчонок сам не слушался!»
  • Обращайте внимание на цветовую палитру. Оценивайте общее впечатление от рисунка — грусть, тоска, агрессия, радость — чем веет от работы. Иногда родителям приходит «гениальная мысль» — забрать черные краски и карандаши, чтобы ребенок не рисовал «страшно-грустные» картины. В рисунках хорошо прорабатываются все чувства ребенка, в том числе и страхи, агрессия, ревность. Чем больше их будет в рисунках, тем меньше останется в поведении, особенно если родители помогут это ­осознать.
  • Ребенок не всегда осознает всё, что нарисовал. На рисунке всегда бывают пласты, которые ребенок чувствует, но в полной мере не осознает. Именно поэтому, рисуя, дети могут снимать тяжелые чувства. Перенося на бумагу, они отчасти освобождаются от них и делают это абсолютно бессознательно. Если вы предположили у ребенка, скажем, вытесненную ревность (рисует младенца и зачеркивает/младенец намного больше других/младенца никогда нет на рисунке, когда другие члены семьи есть), то можно задать интересующий вас вопрос в варианте предположения. «Может, этому мальчику обидно, что все смотрят только на младенца, а его не замечают?»
  • Обращайте внимание на изображение тела человека. У психологов-диагностов существует масса тонких критериев для интерпретации изображения отдельных органов человека и соответствующих переживаний ребенка. Однако родителям проще использовать другой прием. Представьте, что изображенный герой — ожил. Будет ли он жизнеспособным, сможет ли устоять, какие он вызывает чувства у окружающих, у вас лично? Упадет под весом огромной головы (пытается всё разумно объяснить) или свалится, не устояв на палочках-ножках (неуверенность), а может, поскачет по дорожке на радость ­другим?
  • Не выбрасывайте детские работы. Для ребенка рисунок — это продолжение его «я». Сминая и выкидывая рисунок на глазах у ребенка, да еще приговаривая: «Ну, тут ерунда какая‑то нарисована», вы попросту обесцениваете не только его труд, но и личность в целом. Хотя складировать до бесконечности труды юных дарований тоже невозможно. Хорошо вместе с ребенком периодически проводить ревизию рисунков, раскладывая на разные группы: на выставку, в папочку, во вторсырье. Утилизация последней группы остается на ваше усмотрение. Найдите в доме место, куда будете вывешивать рисунки для всеобщего ­обозрения.
В рисунках хорошо прорабатываются все чувства ребенка, в том числе и страхи, агрессия, ревность. Чем больше их будет в рисунках, тем меньше останется в поведении, особенно если родители помогут это ­осознать.
 
Арт-терапия
Творчество — это отличное средство для самовыражения. У каждого человека есть желание и потребность оставить след, проявить себя и показать другим. Желание есть у каждого, но от грамотного поведения родителей будет зависеть, где именно будет след вашего ребенка — на полотне в музее, на вашем туалетном столике в рамочке или в подъезде, на стене, на заборе. Рисунок — это окно в мир ребенка, которое открыто каждому, кто деликатно заглядывает в него, с уважением относясь к его ­хозяину.

 

0 0 лайков 206 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку