18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Цветы жизни

Винить нельзя помиловать?

Светлана Мерченко о мучениях работающих мам

Летчик водит самолеты – Это очень хорошо! Повар делает компоты – Это тоже хорошо. Доктор лечит нас от кори, Есть учительница в школе. Мамы разные нужны, Мамы разные важны.

Сергей Михалков. А что у вас?

По моему субъективному мнению, работающая мама – не повод для чувства вины. Однако редко встретишь маму, которая не мучается по этому поводу. У нас в обществе существует излишняя идеализация материнства: «Никто лучше мамы не поймет своего ребенка!», «Маму никем не заменить!» и так далее. Все это нагнетание обстановки заставляет женщин держаться за свою материнскую власть: «Все хуже меня справляются с моим ребенком!», и позиция «Я незаменима!» способствует тому, что многие матери с трудом допускают к ребенку дедушек, бабушек, а зачастую даже и его отца.

 

Привязанность или власть?

Никто не спорит с тем, что мама – первичный и самый важный объект привязанности ребенка. С ней он прожил 9 месяцев внутриутробной жизни, от ее переживаний зависит настроение и самочувствие младенца, под ее воздействием складывается общая картина мира. Но ребенок уже родился, пуповина перерезана, начались первые шаги отсоединения. Сначала маму и малыша связывает кормление грудью, затем просто родной голос, присутствие, а потом можно позволить и временные разлуки. Тут-то и начинает расцветать женская властность под девизом «Никто, кроме меня!». Зачастую мамы на детских площадках с гордостью говорят: «Я никому не доверяю своего ребенка: не представляю, что какая-то другая женщина будет находиться с ним рядом! Никаких нянь и бабушек, только мама!» И в ответ видят восторг в глазах окружающих: «Вот это настоящая мать!». Тем не менее малышу, кроме мамы, нужен и остальной мир. Мамы, которые хотят заменить собой всю Вселенную, на бессознательном уровне словно говорят ребенку: «Зачем тебе что-то, разве мало моей любви?». В таких отношениях будто не хватает воздуха. Но именно этот воздух, свободное пространство очень нужны ребенку для полноценного развития. В отношениях матери и ребенка должен появиться «третий». Хорошо, если им становится отец, который вносит свою энергию, свои законы и правила. Тогда женщина остается женщиной, а не зацикливается на материнстве. Это очень важный процесс, когда именно отец становится «разделителем» мамы и ребенка, высвобождая тем самым пространство для развития каждого из них.

Женщине опасно зацикливаться лишь на материнстве, ведь она не только мать, она еще и жена, и профессионал, и подруга, и дочь – в ее полноценной жизни множество важных ролей. Когда женщина готова отказаться от всех других сфер жизни и быть только матерью, она излишне сильно концентрируется на ребенке, держа его буквально «под колпаком». «Нам никто не нужен, нам и так хорошо» – вот тревожный показатель чрезмерного слияния мамы со своим ребенком. К сожалению, эта тревожность и слияние внешне может выглядеть как любовь и забота, то есть не вызывать никаких причин для беспокойства.

Чувство вины – не аппендикс. Заблуждение, что от него надо избавляться любым способом. Чувство вины – это сигнал, который подает наша «совесть», когда мы что-то делаем, идущее с ней вразрез. И когда мы получаем этот сигнал, у нас появляется возможность исправиться, извиниться, восстановить отношения и не поступать так впредь.

Страх впустить в отношения с ребенком кого-то третьего, нередко бывает причиной того, что работающие мамы терзаются чувством вины. Они попросту не верят в то, что ребенок справится и без них какое-то время, что он сможет, обойдется. Им кажется, что, уходя от ребенка, они лишают его чего-то крайне важного, невосполнимого – отсюда и рождается чувство вины. А когда мы находимся во власти плохо осознаваемых чувств, то они невольно становятся двигателями наших поступков. Мы не способны видеть реальность, наблюдать за тем, что происходит «здесь и сейчас», так как находимся под воздействием нашей «пелены» и совершаем действия, которые могут иметь не самые приятные последствия.

Преследующее чувство вины – одно из тяжелейших переживаний человека. Оно отличается ощущением, что «исправить ничего нельзя», мы или не видим способа, или не прощаем самих себя за содеянное. В этом нет никакого смысла, кроме страдания ради страдания. В случае, если нет варианта искупления, надо серьезно подумать о причинах возникновения переживаний и предпринимать действия, чтобы не разрушить себя окончательно этими муками.

 

В качестве компенсации

Если у мамы есть внутренняя потребность находиться с ребенком в очень тесных отношениях, но ей по каким-либо причинам надо выйти на работу, на помощь приходит грудное вскармливание. Такие мамы зачастую предпочитают очень долго кормить ребенка грудью, что является очень сильным «клеем», соединяющим их с ребенком. К сожалению, существуют целые школы материнства, которые учат женщин кормить детей грудью минимум до трех лет, нарушая тем самым естественный ход эволюции и развитие ребенка. Моя знакомая Наталья родила своего долгожданного первого ребенка уже в зрелом возрасте. Но, будучи собственником и директором бизнеса, вышла на работу, когда сыну исполнилось три месяца. Муж любил жену и ребенка, имел собственный бизнес, поэтому не был против решения супруги. По словам Натальи, когда она кормила ребенка утром и вечером, то чувствовала, что она любящая мать, что ребенок получает с молоком ее нежность, любовь и заботу. Чувство вины за то, что она оставляет малыша ради своего бизнеса, таким образом, снижалось, и ей казалось, что вполне удается соединять материнство и работу. Их связь через грудное вскармливание продлилась до четырех с половиной лет! Причем сначала Наталья утверждала, что она делала это не для себя, а исключительно в интересах ребенка. «Он ведь сам просил, ему это было надо, он меня уговаривал, не я его!» – объясняла мама. И только когда с ребенком начали возникать определенные трудности, ей пришлось решать и свои проблемы, за которыми стояло глобальное чувство вины. Вины за то, что любя сына, она предпочла выйти на работу, чтобы контролировать свой бизнес, который до рождения ребенка был ее настоящим детищем и гордостью. Грудное вскармливание создавало иллюзию того, что она компенсирует свое отсутствие в жизни ребенка.

Чрезмерно долгое грудное вскармливание практически всегда является маминым решением, следствием ее желания подольше продлить физическую привязанность ребенка к себе, продлить свое ощущение важности и незаменимости, а иногда и скрыть неосознанное чувство вины. Если у мамы нет внутренних противоречий, если она родила ребенка для жизни, а не для себя, то обязательно найдет безболезненный способ отлучить ребенка от груди и научить его обходиться без себя какое-то время. Приведу два примера из практики – это истории о том, как может выглядеть чувство вины, кому оно в конечном итоге мешает, и что же с ним делать?

 

История Вероники: «Преодоление чувства вины»

«Я работающая мама, и у меня нет чувства вины по этому поводу. Но так было не всегда. Когда моей старшей дочери было чуть больше года, я решила выйти на работу. Мне не “пришлось выйти”, а я так захотела: наскучило сидеть дома. И вот в тот период меня ужасно мучило чувство вины: как же я оставляю ребенка с няней, лишаю дочь матери, а сама занимаюсь любимой работой? Практически развлекаюсь! Может, я плохая мать и не имею права так поступать? Мои сомнения и переживания довели меня до кабинета психолога. На консультации быстро всплыли мои детские травмирующие воспоминания о том, как я дома долгими вечерами одна ждала маму с работы. Однажды я вышла на лестничную площадку (чтобы быстрее увидеть маму), села на санки, которые там стояли, и уснула. Проходящая мимо соседка забрала меня к себе домой. Сидя в ее квартире, все еще ожидая маму с какой-то бесконечно долгой работы, я обещала себе, что мои дети никогда не будут страдать от одиночества и ожидания. Прошли годы. И вот когда я, оставив дочь с очень хорошей няней, уходила на любимую работу, у меня начинались муки совести. Я не могла не работать, мне очень нравилось мое занятие, но и работать спокойно я не могла! Осознание того, что моя дочь, находясь под присмотром хорошей няни, с которой она занимается интересными ей делами, чувствует себя совсем по-другому, нежели я одна, засыпающая на санках, позволило мне избавиться от чувства вины. Но избавиться ровно настолько, чтобы не забывать, кто главный человек в жизни моего ребенка. Я не перекладывала воспитание на няню, я лишь пользовалась ее услугами, чтобы “отвоевать” себе часть личного пространства, где я профессионал. Когда у меня родилась вторая дочь, я тоже вышла на работу, как только ей исполнился один год. У меня была частичная занятость и никакого чувства вины. Еще с первым ребенком я поняла, что работать и быть хорошей мамой – вполне реально!»

 

История Елены. «Чувство вины как способность действовать»

«Когда я ждала Таисию, то рассчитывать, кроме как на себя, мне было не на кого. Я родила от состоятельного женатого мужчины, это было мое решение, и перекладывать ответственность на кого-либо я не собиралась. Отец Таисии помогал, когда хотел и чем хотел, но и без него я должна была жить с дочерью достойно. Весь декретный отпуск я проработала без особых поблажек со стороны руководства и на третий день после рождения дочки снова вышла на работу. Сейчас это кажется невероятным, но так и было. Грудное молоко просачивалось сквозь всевозможные удерживающие устройства, поясница болела, душа разрывалась, но я сидела на совещании и пыталась соображать. Мои руководители не были деспотами, но если бы я не справлялась, то нашелся бы человек, который занимался бы моими делами. Чувство вины перед дочкой? Я об этом тогда не задумывалась, мне надо было быть сильной и делать все, чтобы она ни в чем не нуждалась. И я работала, работала, работала, пока она была дома с практически профессиональной няней. Я получила повышение, стала зарабатывать гораздо больше, а потом вышла замуж. И когда мой муж стал частью нашей семьи, он обратил мое внимание на вещи, которых я раньше не замечала. Оказывается, я покупала Таисии гораздо больше одежды, чем ей было нужно, и чем покупала себе. Отдельная история – об игрушках: “Детский мир” маленького города мог позавидовать нашему ассортименту. И еще – я ревновала к няне, которая лучше меня понимала лопотания дочери, быстрее могла успокоить ее, уговорить, уложить спать. Но больше всего меня мучило, когда Тая по выходным начинала скучать по няне и тосковать, что той нет. Чувство вины? Да, оно. Невозможно быть ребенку и мамой и папой. Поэтому на тот момент я стала “папой”, который зарабатывал деньги и создавал безопасность, а “мамой” стала наша няня, к которой дочка очень привязалась. С появлением в моей жизни мужа ситуация изменилась. Я серьезно обдумывала вопрос о том, чтобы уйти с работы и полностью посвятить себя материнству. В итоге, выбрала другой вариант: осталась работающей мамой, но приоритеты в своей жизни расставляю уже по-другому – муж и дочь, а потом работа. Кажется, я справляюсь. А возникающее чувство вины служит для меня сигналом: наверное, опять зарабатываюсь, пора сбавить обороты. Ведь я мама и жена, у которой есть работа, а вовсе не наоборот!».

 

Резюме

Работающая мама – совсем не повод для чувства вины, а повод научиться переводить количество общения с ребенком в качество. Ведь ребенку важно не просто находиться рядом, а действительно быть в контакте, быть услышанным и понятым. А это может обеспечить любая мама, работающая или нет. Главное – чтобы она видела в ребенке отдельного человека, со своими желаниями, мыслями, предпочтениями. А если мы захотим заглянуть в удивительный мир ребенка, то он нам обязательно откроется. Нельзя ценить мир другого человека, неуважительно относясь к своему, поэтому если вас тянет на работу – работайте с удовольствием и без всякого чувства вины!

0 0 лайков 257 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

comments powered by HyperComments