18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Психология

Быт или не быт

Вилен Ольховский о том, может ли мужчина в одиночку справиться с домашними хлопотами

— Борщ и котлеты в холодильнике, тебе на пару дней хватит, запас пельменей в морозилке, — тараторила Маша, пока я тащил ее стокилограммовый сундук с нажитым добром (в обычной жизни называемый чемоданом) к входу ­аэропорта.

Впервые в истории нашей семейной жизни жена оставляла меня на две недели и улетала в другой город повышать свою профессиональную квалификацию. Большой радости не испытывал, так как причин оставаться наедине с собой у меня не было, а предложенный коллегой вариант остаться наедине с соседкой я не рассматривал. Зато в душе присутствовал азарт: на протяжении нескольких лет Маша твердила мне, что без ее заботы я не выживу. На эти порочащие мужскую честь замечания я, конечно, по большей части молчал, но все‑таки мысленно возмущался. Уж если Мэтт Дэймон выжил на Марсе, а полумертвый Ди Каприо в суровой канадской тайге, то чем я хуже? Между прочим, пять лет прожил в студенческом общежитии, отслужил в армии и всегда отличался чистоплотностью и самостоятельностью. Неужели семейная жизнь так меня ­расслабила?

— Ну всё, мой рейс! Не забудь вытащить белье из стиральной машины и развесить на сушилке сразу, как приедешь домой, — выпалила Маша и упорхнула к новым карьерным ­вершинам.

Сколько нам открытий ­чудных!

В первые дни я, как самостоятельный мужчина, взял в свои руки всё домашнее хозяйство: мыл посуду, расправлял и заправлял постель и даже убирал одежду в шкаф. При этом совершенно не испытывал трудностей, в разговорах с Машей хвастал своими успехами и был уверен, что в одиночку без проблем справлюсь с бытовыми ­«трудностями».

Но совсем скоро в моем распорядке дня начали происходить изменения. Так как вечером меня никто не ждал, я, само собой, стал задерживаться на работе, а домой возвращался ближе к ночи, чтобы лечь спать. Правда, вместо сна мне открылся свободный доступ к телевизору. Я по достоинству оценил все спортивные трансляции, узнал, что после девятого канала есть еще пятьдесят, причем некоторые в HD-качестве. Экран работал столько, сколько не работал с момента его покупки. В итоге, мой рабочий режим потерпел крушение: в четыре утра футбольный клуб «Зенит» проиграл, а я проспал на ­работу.

С этого дня мне стало катастрофически не хватать времени. Профессиональное стремление оптимизировать процессы подсказало, что я зря заправляю постель: ее можно всего-навсего прикрыть пледом и экономить утром и вечером минут по 5–7. Еще через день я заложил в раковину первую накопительную часть в виде кастрюли от борща, и в дальнейшем старательно инвестировал в мойку посуду. Как вы понимаете, медленно, но верно я превращал наше уютное гнездышко в медвежью ­берлогу.

Новая жизнь с понедельника

В телефонных разговорах с женой я продолжал уверять ее, что справляюсь. Я и правда думал, что у меня всё под контролем, а образовавшаяся мужская небрежность в быту легко поправима. Маша сначала хвалила, но потом я стал слышать нотки возмущения, вызванные обидой на то, что я оцениваю дела, на которые она тратит так много времени, как пустяковые. Меня это даже веселило, пока в трубке не прозвучал вопрос, который заставил меня пересмотреть мою ­уверенность:

— Ты белье с сушилки ­снял?

— Ну а как? Давно уже снял! — моментально вырвалось у меня, и взгляд упал на стиральную машину, в которой уже пятый день тухли ­полотенца.

К выходным заляпанное зубной пастой зеркало подсказало мне, что в субботу жена делает генеральную уборку, а в ее отсутствие эта обязанность перешла ко мне в полном объеме. Мысль эта, как ни странно, обрадовала: вот завтра, в субботу, всё и исправлю. А с понедельника начну всё заново, с чистого, так сказать, ­листа.

Но этому не суждено было случиться: мне позвонил друг Гришка и предложил в выходные выбраться порыбачить на озеро. Отказать я не смог, так как возможность не согласовывать свои планы на выходные с женой была необычной и заманчивой. Мысль о спасении ситуации трансформировалась: «Впереди еще вся неделя — найду часок, чтобы всё ­прибрать».

Рыбалка удалась на славу, отдохнули хорошо, рыбы поймали мало. Дома чище не стало (хотя я и загадал желание домовому, чтобы он всё прибрал — а вдруг!). Несметный капитал в мойке не дал возможности почистить свежую рыбу, которую пришлось так и убрать в холодильник в первозданном, так сказать, ­виде.

Масштаб катастрофы

Неделя не принесла кардинальных перемен: беспорядок дома размножился с приходом друзей (все узнали, где можно смотреть хоккей). И чем сильнее загрязнялась квартира, тем сильнее действовало нежелание ее убирать. Задерживаться на работе, по понятным причинам, я стал еще дольше. В какой‑то момент в доме стало небезопасно находиться: холодильник, в дополнение к мусорному ведру, источал жуткий запах пропавшей рыбы, которую пришлось в итоге выкинуть. Как назло, в тот вечер, когда я решал, что делать с уловом, ко мне зашла управляющая по дому (на этот раз меняли парковочные ключи). Любопытная женщина-жираф с порога оглядела все уголки нашей небольшой квартиры, хотя я, как мог, старался заслонить обзор широкой спиной, и, смерив меня осуждающим взглядом, ушла. На следующий день я с ужасом обнаружил, что уже пятница и меньше чем через сутки жена с чемоданом прибудут в квартиру-­свалку!

Вечером после работы, собрав всю волю и решительность в кулак, начал оценивать нанесенный уюту ущерб. Это была катастрофа. Но я не мог дать повода усомниться в моей самостоятельности. Ценные полчаса я искал, где Маша прячет чудодейственные чистящие средства, а когда нашел, тёр, просил и стучал бутылями, но лысый дядька из рекламы не появился, не выручил товарища в нужную минуту. Пришлось брать тряпки в свои ­руки.

Чистой посуды и одежды в доме не осталось. Я вспомнил просьбу жены купить посудомоечную машину и сразу же оценил ее выгоду. Потом освоил машину стиральную и, несмотря на то что потерял в процессе пару носков, был доволен собой. Вспомнил про домашние растения на подоконниках, которые переживали страшную засуху, — полил. Словно джедай с тряпкой вместо меча боролся с пылью и пятнами, и под моим натиском в угаре химикатов грязь отступала. Силы были на исходе, хотелось всё бросить и оставить немного домашних хлопот жене. Только под утро я помыл у порога и затолкал в шкаф высушенные феном полотенца. Думал вздремнуть, но пора было ехать в ­аэропорт.

И снова ­здравствуйте!

С красными, как розы в руках, глазами я встретил свою ненаглядную. За время ее двухнедельного отсутствия я стал несравнимо сильнее ценить тот уют, который она создает, и решил впредь бережнее относиться к чистоте, которую, как показала практика, так легко ­испортить.

— Как ты тут без меня справлялся? — улыбнулась жена по дороге ­домой.

— Всё отлично! — горячо заверил ­я.

Дома Маша оценила мои старания, обрадовалась, наговорила кучу комплиментов и быстренько испекла мои любимые блины. Мы сидели за столом и обсуждали поездку, когда в дверь позвонили. На пороге стояла та самая управляющая-жираф с ключами от ­парковки.

— Машенька, здравствуй! — обрадовалась она. — Когда ты ­приехала?

— Только что. А как вы узнали, что я уезжала? — заинтересовалась ­жена.

— Заходила недавно. У вас тут словно Мамай проходил. А теперь всё блестит и ничем не пахнет. Так быстро всё в порядок привела, сразу видно — ­хозяйка.

Маша попрощалась, закрыла дверь и повернулась ко мне. В комнате с полки бесшумно упали недосушенные полотенца.

0 0 лайков 239 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку