18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Психология

История с пятью переменными

Юлия Дорош о жизни «до» и «после»

 

На новогодних каникулах мы с подругами никак не могли собраться все вместе. Парами встречались, а так, чтобы все, как в старом добром году, – никак. Я, как человек почти семейный, ходила с Алкой и ее детьми в кукольный театр. Танька веселилась в клубах с одинокой нынче Марусей, а потом и вовсе укатила отдыхать в Таиланд со своим бывшим, Толиком. Всё это вызывало недоумение и массу вопросов. Маруся молчала как партизан, а мы сгорали от любопытства, пока в один прекрасный день Таня не позвонила и не потребовала срочной аудиенции.

Танин звонок застал нас с Алкой в большом мебельном магазине. Несмотря на то что Танька терпеть не может такие места, тут она с энтузиазмом согласилась приехать. Когда мы «обживали» одну из квартир, собранных дизайнерами прямо посреди торгового зала, к нам на «кухню» заглянула Таня.

– К чему такая срочность, Тань? И что там с Толиком? – сразу же задала я давно мучавший нас с Алкой вопрос.

– О нем родимом и пойдет речь.

Мы переместились в «гостиную», где Алкины дети уже настолько свыклись с ролью хозяев интерьера, что решили, кажется, разобрать шкаф. Таня присела в кресло и начала рассказ.

 

О том, что тесты бывают не только на IQ

Таня всегда любила быть в центре внимания. Казалось, лишенная на день комплиментов, она может заболеть ангиной. Она достаточно рано поняла, что семейная жизнь не для нее, и ударилась в карьеру и веселье.

Конечно, и на старуху бывает проруха – бывали в ее жизни серьезные увлечения. Последним был Толик, с которым они то и дело ссорились. Однажды он устал и ушел из Танькиной жизни. Она долго не могла прийти в себя, зализывала раны и в отместку всему мужскому роду разбивала сердца поклонников направо и налево.

Месяца три назад Таню, наконец, «отпустило». И тут на тебе, как снег на голову – 31-го декабря Толик оказался на модной новогодней вечеринке, куда Таня еле выбила пригласительные для себя и Маруськи. Девушка была страшно довольна тем, что к их первой после расставания встрече она похудела, похорошела, была в красивом вечернем платье в пол и с лучшим мейкапом на лице. Мимо такой женщины в тот вечер не мог пройти ни один мужчина.

Наша эффектная брюнетка наигранно «скучала» у бара, только успевая принимать коктейли от ухажеров, Маруська растворилась на танцполе, а Толик стеснительно мялся за своим столиком. После пятого виски мужское самолюбие позвало его туда, где мужчины укладывались штабелями. Видимо, решил возглавить их шествие или проявить себя самым лучшим охотником вечера. Когда он с довольно банальной фразой на устах предстал перед девушкой у бара, Таня повернулась и тряхнула кудрями. Толик обомлел. Он был готов притвориться мертвым, спящим и больным одновременно. Такого поворота событий он явно не ожидал. «А мы, кажется, знакомы. Позвольте, я Вас угощу, Анатолий!» – едко предложила Таня и прямо-таки закинула его на высокий барный стул рядом с собой.

Как ни странно, это была прекрасная ночь, волшебная и сказочная. Толик выпил еще и расслабился. Таня перестала стесняться и строить из себя женщину-вамп. Казалось, все вокруг перестало существовать, когда они, под бой курантов, стояли посреди зала, осыпаемые искрящимся искусственным снегом. Первое января Таня встретила в постели Толика. Там же провела почти все новогодние каникулы, изредка выбираясь в клуб с Марусей. В конце января Толик сделал предложение, от которого девушки в здравом уме не отказываются, – поехать на море. Таня собрала вещи за две минуты.

Таиланд изобиловал яркими красками и впечатлениями, фруктами, пляжами, экскурсиями. В отличие от прошлого отпуска, во время которого Таня с Толиком расстались, в этот раз ребята оказались бесконечно счастливы и довольны обществом друг друга. После десяти дней солнечного рая Таня и Толик вернулись в серую Москву и продолжили разбавлять будничное существование друг друга яркими встречами и признаниями.

Все было прекрасно, пока Таня не обнаружила подвох от организма – недельную задержку. Из контрацепции в Таиланде был лишь гормональный пластырь, который не выдержал постоянных водных процедур и активного отдыха и уплыл вдаль по реке Квай, принеся взамен беременность.

– Когда шла за тестом, я уже знала, что увижу на нем, – потупив глаза, подытожила Таня, – просто понимаете, это то, чего я боялась больше всего на свете! А тут я захотела... – Таня уронила голову на руки.

– Есть ли жизнь после родов? – весело улыбнулась Алла. – Есть и еще какая! Я знаю женщин, которые решились на аборт и после говорили – это было правильно, я бы ничего не смогла дать этому ребенку. Но я не знаю ни одной женщины, которая, несмотря на трудные обстоятельства, родила ребенка и сказала, что хотя бы на минуту она об этом пожалела. Они все бесконечно счастливы, Тань, – успокоила подругу Алка.

– Я даже не знаю, что можно, а что нельзя. Два дня уже только брокколи ем и то на пару́. Не знаю, можно ли лежать в горячей ванне. Что покупать для ребенка и когда? Когда записывать его в школу? Смогу ли я сама надеть ботинки на 9-м месяце? – начала улыбаться Таня.

– Ты успокойся и сходи к врачу. Там многое объяснят. А в остальном я помогу, – участливо предложила Аллочка.

Алка могла бы еще долго рассказывать о прелестях материнства, но у нее зазвонил телефон. На проводе оказался гнусавый переводчик Володарский, представившийся нашей подругой Марусей. Голос настойчиво требовал помощи, и мы пообещали заехать, когда закончим с покупками.

Оставив Алкиных детей на игровой площадке под присмотром воспитателя, мы улучили минутку, чтобы посидеть в кафе. Едва мы заняли столик, как Алка начала что-то писать и зачеркивать в блокноте. Наш поход в мебельный не был случайностью – в жизни подруги назревали большие перемены.

 

О том, как на руинах жизни можно строить бизнес

Вопрос приходящей няни, казалось, никогда не решится в доме Аллочки. Ее муж снова оказался против этой, с его точки зрения, бессмысленной траты денег. Она же сама давно поняла: круглосуточное пребывание в одном помещении со своими неугомонными детьми когда-нибудь окончательно сведет ее с ума. Но муж Сережа, регулярно приносящий домой большого мамонта, не хотел слишком вникать в процесс воспитания. Притом он искренне верил, что Алка откровенно бездельничает: стоило ей завести разговор о том, что она устала, он принимался играть в игру «найди изъян в квартире» – тут пыль на подоконнике не стерла, котлеты пережарила, ребенок синяк на лбу набил. Алка не могла объяснить ему, что пока она занимает одного ребенка – другой уже тихо пьет воду из унитаза; пока бежит ко второму – первый уже успел изобразить на обоях детской раннего экспрессивного Малевича. А еще есть котлеты, пыль, рубашки и много других приятных забот, о которых просто мечтает каждая женщина.

В новогодние праздники Сергей находился дома круглосуточно и, казалось, просто издевался, не шевеля и пальцем, чтобы помочь замученной хлопотами жене. В довесок ко всему к ним в гости приехала свекровь. Старшая родственница вместо того, чтобы хоть как-то разгрузить невестку, тяжким бременем повисла на ее шее, понукая советами и комментариями о неидеальном ведении домашнего хозяйства, уходе за ее драгоценным сыном и мелкими отпрысками.

Январь выдался холодным и Алка приболела. Когда она с температурой и насморком не смогла себе позволить даже выспаться, разбуженная предложением поменять младшему подгузник, а затем приготовить завтрак, ее терпение лопнуло. Алка взяла детей и уехала в гостиницу, завернув по пути в аптеку за запасом «Викса». Алла быстро встала на ноги: через пару дней я уже помогала ей перевозить вещи на новое место. Муж согласился, что им лучше какое-то время пожить отдельно и по привычке, воспитанной благосостоянием, снял жене четырехкомнатную квартиру. Помещение было огромным и необжитым.

– Помнишь, как у меня было уютно? – грустно протянула Алла, разглядывая пустые белые стены, – картины, статуэтки, мебель на заказ... Нашу квартиру можно было снимать для журнала «Мой дом». А теперь все с начала? Юль, так все и заканчивается?

– Не заканчивается, а начинается заново, – подбодрила подругу я, – вить гнездо у тебя в крови, смогла один раз, сможешь и второй.

– Здесь так много места, что же я тут буду делать? – лепетала растерянная Алка, бродя по комнатам.

Решение пришло к ней неожиданно и спустя неделю. Алка решила сделать частный детский сад. Открыла ИП, сделала необходимые документы, подыскала педагогов, теперь вот мы вместе ездили по мебельным магазинам, чтобы выбрать самое лучшее для будущих воспитанников. Алка разместила объявления на всех женских форумах и ждала, что родители дружным хороводом поведут к ней своих детей. Но звонков пока не было.

– Может быть, я что-то не так делаю? – в отчаянии спрашивала новоиспеченная бизнес-леди. – Мне просто необходимо дело, сегодня Сережа меня спонсирует, а завтра перестанет, а единственное, что я умею, – это быть мамой!

– Правильно ты все делаешь! – поддержала подругу Танька. – Просто рекламы немного не хватает. Развивайся, а то куда я своего отдам? В муниципальные детские сады не пробьешься, а тебе бы я доверила, – сказала будущая мать, довольно поглаживая живот.

Мы пообещали помочь Алке с рекламой.

В это время к нашему столику неожиданно подошла девушка и вручила нам информационные листовки. На них был изображен портрет мужчины, а ниже располагался призыв не верить этому нахалу, обманывающему честных доверчивых женщин.

– Вот такой должна быть реклама, – хихикнула Таня, – так тебе и напишем: дорогие женщины, поддержите мать-одиночку, которую извел муж, отдайте детей в ее детский сад!

На наш смех обернулась та самая девушка, разносившая листовки. Она быстрыми шагами направилась к нам.

– Вы думаете, это смешно? Знаете, что он сделал?! – едва ли не в истерике прокричала девушка, отодвигая свободный стул и присаживаясь. И пока мы были в ступоре от такой реакции, она рассказала нам...

 

...О том, что перемены в человеке могут быть кардинальными

Девушку звали Олеся. Когда ей было 18, она получила первое в своей жизни предложение руки и сердца. Ей очень хотелось обскакать всех подруг и самой первой выйти замуж, и предложение она с удовольствием приняла. Стали готовиться к большой шикарной свадьбе на 200 человек. Праздник отгремел, оставив взамен дорогие приятные подарки от родителей жениха и невесты. Первые подарили новобрачным квартиру, вторые сделали там ремонт и полностью обставили «гнездо».

Примечательным было то, что Олеся с мужем соблюли все правила и не имели физических контактов до свадьбы. Их первая брачная ночь действительно была первой. Молодые жили хорошо, как говорится, душа в душу. Пока в один не самый прекрасный день миниатюрная Олеся не извлекла из-под кровати чулки размера XL. Заподозрив мужа в измене, она пролила немало слез, даже уехала жить к родителям. Муж ночевал в подъезде ее отчего дома и вымаливал прощение. Мама Олеси сказала: «Со всеми бывает, дело-то житейское! Думаешь, твоего отца бес не путал?». И отправила дочь строить свое семейное счастье.

Дела дома у Олеси снова наладились. Молодые планировали поездку на море, покупку машины и рождение детей. Однажды Олеся плохо почувствовала себя в институте. Отпросилась у преподавателя, вызвала такси и на три часа раньше вернулась домой. Каково же было ее удивление, когда она поняла, что ее подозрения в изменах оказались не беспочвенными: на их кровати муж в чулках развлекался с другом. Измену, пусть и с гипотетической, но женщиной, Олеся простить могла, с другим мужчиной – уж никак. Из всей мебели, купленной на свадьбу ее родителями, Олеся оставила мужу только кровать – пусть кувыркается на ней со своим дружком!

Мы едва сдерживали смех – было как-то неловко хихикать над такой человеческой трагедией. Олеся от обиды комкала листовки и закусывала губы, чтобы не разреветься. Мы успокоили ее и уверили, что своего принца она еще встретит.

Потом забрали детей у поседевшего воспитателя, забежали в аптеку за Алкиным любимым «Викс активом» и отправились спасать Марусю.

 

О том, что когда закрывается окно, где-то открывается дверь

Марусина однушка насквозь пропахла медикаментами и лимоном. Всегда ухоженная и нарядная, девушка вышла нас встречать в трех растянутых свитерах и шерстяных носках. Картину довершал красный натертый нос. Пока Алка на кухне колдовала над лекарствами, Маруся принялась жаловаться нам с Таней.

Бывший Маруськин возлюбленный, Денис, – за которого она еще совсем недавно собиралась замуж, а узнав об измене, слава богу, хотя бы с женщиной, развесила его пожитки на березах под окном – вновь дневал и ночевал на Машкином пороге. Он вдруг понял, что ему не найти лучше девушки, чем она.

Это все изрядно трепало ей нервы, и Маруся нашла панацею от всех своих тревог – походы в клуб. Все ночи с четверга по воскресенье она пропадала в самых дорогих тусовочных местах города. А после новогодних каникул девушка вышла на работу и обнаружила, что там за это время освободилось место старшего юриста, сулящее неплохую зарплату и большие перспективы. И теперь ей предстояло вступить в гонку за кресло с двумя своими коллегами.

Маруся брала самые сложные дела, едва ли не лично проводила расследования, с помощью связей и обаяния доставала улики для защиты клиентов. Через пару дней у нее должен был состояться суд, исход которого и решил бы – займет ли она заветное кожаное кресло в собственном кабинете или нет. Но Маруськины гулянки сильно ударили по ее иммунитету. Суд, а с ним и все ее мечты и планы на обеспеченное будущее, были на грани срыва.

– Понятно, что я пойду туда даже мертвая, но мне надо хорошо выглядеть и соображать, а я не могу. Так и буду умирать потом на мизерной пенсии, в этой съемной однушке, потому что не вовремя заболела, – сокрушалась Маруся, теребя распухший нос. В это время Алка вручила ей в руки кружку с «Виксом» и пообещала, что к суду Маруся будет сообразительнее Вассермана и краше Анджелины Джоли.

– А у тебя что нового? Как Игорь? – кивнула Маруся в мою сторону.

– Прекрасно, – улыбнулась я и рассказала…

 

…О том, что иногда ничего не нужно менять

Очередное подтверждение любви своего мужчины я получила совсем недавно. Нет, это были не подарки-букеты, а нечто куда более приятное.

Я всегда была достаточно далека от спорта, а Игорь, наоборот, – страстный его любитель. Летом ему удалось посадить меня на горный велосипед, а зимой мне предстояло освоить сноуборд. Я видела, как он радуется тому, что я разделяю его увлечения, и просто не могла отказаться от поездки на горнолыжный комплекс. На горе он застегнул мне крепления, поставил на ноги, показал пару «па» и «плие» и со свистом умчался прочь. Я гордо распрямила спину, тем самым придав себе ускорение. Равновесие мне удалось держать ровно до середины спуска. Закончилось все сногсшибательным падением. Искрами из моих глаз можно было осветить небольшой микрорайон. Через десять минут Игорь отыскал меня и повез спасать. Когда мы ехали в машине, приложив снег в пакете к моим филейным местам, я призналась, что боялась его разочаровать. В ответ я услышала самые лучшие слова: Игорь сказал, что мне вовсе не обязательно лихо кататься на сноуборде или играть в онлайн-шутеры так же, как и он, – он полюбил меня без этих способностей и будет любить без них же. Я была просто счастлива.

 

***

Мы еще долго сидели в Маруськином лазарете и смеялись, обсуждая последние события. В итоге пришли к выводу, что рано или поздно мы подходим к рубежу, когда необходимо хоть что-то поменять в своей жизни. И неважно, насколько глобальны будут перемены, – будет ли это решение завести ребенка, подать документы на развод или просто поменять цвет волос – все это помогает нам развиваться и чувствовать себя живыми и настоящими.

0 0 лайков 166 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку