18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Психология

Лучший в мире человек

Елена Успенская о том, почему мы стараемся казаться лучше, чем есть на самом деле

Утро… Всего за пару часов, собираясь на работу и добираясь до нее, мы контактируем с десятками людей: семья, соседи по лестничной клетке, воспитатели в детском саду, куда привели ребенка, пассажиры в общественном транспорте… А ведь это только начало дня, дальше — ­больше.
 
Мы задумываемся, часто совершенно непроизвольно, над тем, как мы выглядим в глазах людей, с которыми встречаемся: считают ли они нас успешными, какое мы производим на них впечатление. Избавиться от этих мыслей трудно и в общении с близкими: насколько мы нравимся друзьям, за что нас любит или не любит наш партнер? И чем лучше о нас думают, чем больше говорят нам о том, какие мы хорошие или достойные, тем лучше и уверенней мы себя чувствуем. Почему же так происходит? Откуда возникает желание быть или казаться как можно лучше? И как не потерять себя, постоянно стремясь предстать в наилучшем ­свете?
 
 
Причина № 1. Человек — существо социальное
Желание быть включенным в социум, существовать среди себе подобных — потребность, присущая всем живым существам. В животном мире практически нет «отшельников» — звери выживают стаями. Человек в этом смысле не исключение. У каждого из нас на инстинктивном уровне заложена необходимость жить среди людей, принадлежать к определенному роду-племени. Нам важно чувствовать себя «среди своих» — это дает нам ощущение внутренней безопасности. В такой ситуации изгнание из сообщества становится одним из самых суровых и жестоких ­наказаний.
 
Страх остаться в одиночестве, без помощи и поддержки настолько силен в нас, что мы вынуждены адаптироваться к требованиям социума, мы жизненно заинтересованы в том, чтобы понравиться окружающим. Кроме того, вне социума невозможно стать полноценным человеком с психологической и социальной точек зрения. Подтверждение тому — люди с «синдромом маугли», которые с трудом приспосабливаются к чужому для них миру ­людей.
Учеными доказано, что и полная, и частичная изоляция вызывают проблемы с физическим и психологическим здоровьем. Например, исследования российских психологов Галины Козловской и Марины Проселковой (1998) показали, что 76 % воспитанников домов ребенка имели отклонения психического развития (задержки развития, умственную отсталость легкой и среднетяжелой степени). Польские психологи Йозеф Лангмейер и Зденек Матейчек (1984) также указывали на то, что дети, подвергшиеся изоляции, впоследствии проявляли склонность к антисоциальному поведению, совершению преступлений и ­психозам.
 
Если в раннем детстве был пережит опыт изоляции, отлучения от матери и на бессознательном уровне закрепились ощущения беспомощности и отверженности, то страх быть исключенным из общества будет очень сильно влиять на отношения с другими людьми. Это может выражаться в излишней зависимости от любимого человека, попытке построить симбиотические отношения (основанные на слиянии и отсутствии разделения), в неразборчивости в контактах (установка «все равно кто рядом, лишь бы был кто‑нибудь»), невозможности выдерживать разлуку, в ощущении тотального одиночества, когда кто‑то уходит навсегда. Такие люди могут сами уходить из социума в попытке избежать боли, или же отказываться от собственного «я». В последнем случае человек начинает мыслить в категории «мы», утешая себя причастностью к какой‑то группе, определяя себя через ее ценности и ориентиры, забывая о собственной индивидуальности. Нравиться другим в этом случае приравнивается к возможности ­существования.
 
Все проведенные психологами исследования и эксперименты наглядно показывают, насколько изоляция разрушительна для психического и физического состояния человека. И это не может не вызывать подсознательного страха оказаться исключенным из ­общества.
 
Рекомендации
Страх изоляции — глубинный общечеловеческий страх. Мы защищаемся от него, соблюдая социальные рамки, прислушиваясь к мнению окружающих, подстраиваясь под их ожидания. Справиться с ним можно, найдя в массе людей «своих», а также обретя уверенность в своей привлекательности и достоинствах (как это сделать, читайте ниже). С нарушениями, вызванными пережитым в детстве опытом изоляции, к сожалению, справиться самостоятельно практически невозможно — необходима поддержка и помощь специалиста-­психотерапевта.
 
 
Причина № 2. Несоответствие стандартам
При столкновении с социумом мы, конечно, испытываем страх изоляции, но чаще всего он приходит к нам в виде неосознаваемой тревоги. Если говорить о более сознательном уровне контактов с другими людьми, то гораздо чаще мы озабочены тем, насколько успешными и счастливыми выглядим в глазах окружающих. И чем больше фактов, подтверждающих наше несоответствие общепринятым нормам успешности, мы обнаруживаем у себя, тем болезненнее реагируем на пристальное внимание к себе со стороны других людей. Другими словами, если к определенному возрасту у нас нет пары, семьи, детей, денег, машины, собственной квартиры или дачи, день за днем мы думаем над тем, чтобы не дай бог никто не догадался, что у нас далеко не все в ­порядке.
 
Ощущение, что что‑то не получилось в жизни, что мы «не тянем» на звание благополучного члена общества, является травматичным. Социум, в свою очередь, с помощью журналов и газет, телевидения, уличной рекламы и т. п., подкидывает нам новую информацию относительно того, как мы должны выглядеть, что иметь, чем заниматься, где отовариваться, сколько получать. Никому не нравится чувствовать себя отстающим, нереализованным и неспособным достичь того, что другие уже имеют. В итоге человек начинает защищать себя, делая «классный вид», нарабатывая методы маскировки своего несоответствия общенародным ­стандартам.
 
Спрятаться от посторонних глаз помогают «маски», делающие нас успешными и благополучными. Та или иная маска есть у каждого человека. Она выполняет очень полезную функцию — помогает адаптироваться к социуму, защитив при этом ранимые части собственного «я». Согласно представлениям аналитической психологии, основателем которой был Карл Юнг, в психике каждого человека есть часть личности, соответствующая архетипу Персоны. Персона — это наша способность формировать «публичное лицо», которое мы готовы предъявлять другим людям. Карл Юнг писал: «Маска — это лишь функциональный комплекс, возникающий для удовлетворения потребности в адаптации или для обеспечения некоторых других удобств, а отнюдь не идентичный личности как ­таковой».
Если человеку нечего скрывать или защищать, если в целом он доволен собой и ощущает себя достаточно гармоничной личностью, то она будет не более чем тонкой защитной оболочкой. Американский психиатр и юнгианский аналитик Джеймс Альберт Холл утверждал: «Если Персона хорошо соответствует человеку, она существенно облегчает ему значительную часть межличностных отношений, из которых состоит повседневная жизнь. Не имея хорошо развитой Персоны, человек становится «тонкокожим», и его эго начинает ощущать угрозу даже в обычных социальных ­взаимодействиях».
 
Человек, имеющий сильный разрыв между собственной личностью и маской, предъявляемой другим, постепенно становится зависимым от своей Персоны, практически полностью идентифицирует себя с ней. В результате любая угроза Персоне со стороны других людей, например, попытка понять реальное положение дел, будет восприниматься таким человеком как нападение на него самого, на его сущность и ценность. В этой ситуации человек уже не в силах сам отказаться от своей маски и тратит на ее поддержание огромные ­силы.
 
Рекомендации
Персона, или маска, необходима каждому из нас. И главное здесь — не делать на нее «все ставки», иначе можно затеряться в ее театральных складках, не только не решив проблему, но еще и потеряв дорогу к своему истинному ­«я».
 
Нужно всегда четко понимать, что реальные факты жизни никуда не исчезли. И если у человека так и нет друзей или материального благополучия, и он испытывает по этому поводу сильнейший дискомфорт, то маска справиться с этими переживаниями не поможет. Она скроет его страдания от социума, но они возникнут снова, как только человек останется наедине с собой. Поэтому наращивание и совершенствование Персоны обычно не дает существенных результатов. Сосредотачиваться стоит на решении конкретных проблем, выясняя психологические преграды, мешающие реализоваться в той или иной области жизни, прорабатывая и преодолевая их самостоятельно или с помощью тренингов и ­специалистов.
Если же вы день за днем, преодолевая внутренние страхи и сомнения, идете навстречу решению проблем, но у вас, как назло, ничего не выходит, то, вероятно, вы идете не в том направлении. Например, вы пытаетесь найти спутника жизни, но никак не можете это сделать. Здесь возможны два варианта: либо есть глубинные основания для того, чтобы вы оставались одна (а не просто ваша пассивность в поисках). Или на самом деле вам это не надо. Ну, не хотите вы замуж, и все тут! Но мама «пилит», подруги уже все «выскочили», возраст критичный, признаться, что одиночество вам по душе, как‑то стыдно. И вот вы начинаете искать претендентов, а они не находятся или ­«срываются».
 
В этом случае не стоит тратить силы на бесполезные поиски, а лучше набраться смелости и честно сказать родным, что вам это не подходит, вы хотите совсем другого. Публичное признание принесет облегчение — не надо будет притворяться дальше. А высвободившиеся силы можно потратить на другое, более творческое и полезное для души ­занятие.
Мы все разные, у каждого свой путь, своя индивидуальность и свой возраст для реализации тех или иных жизненных ступеней и задач — и это совершенно ­естественно.
 
 
Причина № 3. Низкая самооценка
Бывает, когда вроде бы все есть: достаток, семья, верные и надежные друзья, любимое дело и т. п., но спокойствие так и не приходит. Все равно продолжаешь жить с оглядкой на то, как же тебя и твою жизнь оценивают другие. В такой ситуации речь идет не о конкретных фактах нереализованности, влияющих на восприятие самих себя, а о фоновом ощущении себя как неблагополучной личности. И это ощущение, конечно, связано с понятием «самооценка», которое в свою очередь неотделимо от ­«самоуважения».
 
Самооценка формируется в самые ранние детские годы под влиянием значимых взрослых — родителей, бабушек-дедушек, нянь, воспитателей в детском саду, поскольку ребенку не хватает опыта для формирования представления о самом себе. Американский психиатр и неофрейдист Гарри Стек Салливан назвал это явление «отраженными ­оценками».
Томас Энтони Харрис, американский психолог, представитель трансактного направления в психологии, в книге «Я — о'кей, ты — о'кей» говорил о том, что «каковы бы ни были установки, транслируемые нам в детстве родителями, они записываются как истина из надежного источника, какими являются люди шести футов ростом для ребенка ростом только в два фута, обязанного им угождать и ­повиноваться».
 
Процесс рождения очень болезнен и травматичен, и только забота и любовь родителей могут скомпенсировать этот стресс. Если на это состояние накладываются сознательные или бессознательные посылы со стороны родителей, свидетельствующие, что ребенка изначально не хотели, ему не рады, он не такой, как ожидали, они закрепляют внутреннюю установку «я — не о'кей» еще ­сильнее.
 
Ребенок с такой установкой и, соответственно, с низкой самооценкой в жизни выбирает для себя один из нескольких возможных путей. Первый путь — смириться, признать себя неблагополучным. Тогда можно либо доказывать всему миру, что «да, я плохой, как вы и считаете» или же уйти от общения, погрузившись в сладостный мир иллюзий и ­фантазий.
 
Второй путь — принять установку, которая транслируется многими родителями: «Ты можешь быть о'кей, если…». Дальше идет целый перечень того, что необходимо сделать и как себя вести, чтобы тебя одобрили, похвалили и повысили этим твою самооценку. Из таких детей вырастают взрослые с сильной зависимостью от мнения окружающих, готовые выполнять любые требования, лишь бы их оценили по достоинству. Ни один из этих способов не приносит удовлетворения, счастья и ощущения собственной значимости, поскольку основная жизненная установка неизменна и гласит: «что бы я ни делал, я все равно не в ­порядке».
 
Рекомендации
По мнению Харриса, лучшее изменение, которое возможно, — это приобретение установки «я — о'кей, вы — о'кей». Это, в отличие от установки «я — не о'кей, вы — о'кей», сознательно выбранная позиция. Стереть запись о раннем детском неблагополучии невозможно. Зато можно накопить новые записи, свидетельствующие о нашем благополучии. Именно они могут постепенно изменить основную установку по отношению к себе, хотя этот процесс и занимает много времени. Высокая самооценка, ощущение радости и спокойствия придут не сразу. Это нужно ­понимать.
 
Однако чем раньше начать этот процесс, тем больших результатов можно добиться. Ведь жизнь будет проходить мимо, пока вы будете «работать на других», добиваясь их положительной ­оценки.
 
Профессор психиатрии Стенфордского университета Ирвин Ялом в книге «Когда Ницше плакал» писал: «Я знаю многих людей, которые не любят себя и пытаются поправить положение, добиваясь хорошего к себе отношения окружающих. Добившись этого, они сами начинают хорошо к себе относиться. Но это не решает проблему, это подчинение авторитету другого. Вы должны принять себя — а не искать пути для достижения моего ­признания».
 
Итак, несколько простых ­упражнений:
Установите диалог со своим внутренним критиком. Не воспринимайте его слова буквально, научитесь возражать ему, приводить ­контраргументы.
 
Ежедневно составляйте список, по крайней мере, пяти вещей, которые вам особенно удались в этот день, независимо от того, насколько плохим или хорошим оказался этот ­день.
Записывайте слова ваших близких, друзей и знакомых о ваших ­достоинствах.
Хорошо помогает справиться с приступом низкой самооценки осознание, что окружающих больше занимают мысли о том, что вы подумаете о них. Помните, что застенчивый человек постоянно сосредоточен на самом себе, ведь все вокруг могут как‑то его оценить. Он ощущает себя в центре внимания, от которого хочет спрятаться (за этим как раз и скрыто огромное желание быть замеченным). Таким людям точно не до ­вас.
 
 
Причина № 4. Стыд перед окружающими
Одно из самых травмирующих переживаний, связанных с социумом, которое заставляет нас постоянно контролировать себя, — это ­стыд.
 
Стыд очень тесно связан с самоуважением и, по сути, является пиком переживаний относительно своего несовершенства. А так как мы почти постоянно находимся среди других людей и, бывает, попадаем в нелепые ситуации (каблук застрял в дорожной решетке, предмет гигиены выпал из сумочки и т. д.), то регулярно испытываем чувство ­стыда.
 
Нет людей равнодушных к публичному унижению, и все нелепые ситуации «атакуют» наше самоуважение. И если оно достаточно развито, то неловкие моменты воспринимаются как неприятные случайности. Но если чувство собственного достоинства человека сильно зависит от других людей, то стыд в такой ситуации захлестнет его с головой. В таком состоянии человек лишается возможности воспринимать ситуацию адекватно, что не может не приводить к нарушениям в общении. Человек либо выбирает добровольную изоляцию, либо создает непробиваемую защиту в виде излишней ­самовлюбленности.
 
У зависимых от мнения социума людей часто возникает так называемая тревога стыда. Без каких‑либо веских причин их посещают мысли: «Способен ли я оправдать ожидания других людей или свои собственные? Способен ли я справиться со своей семейной ролью или выполнить сложный проект на работе?». В крайней степени своего проявления это приводит к особого рода зависимости от мнения других людей — к полному нежеланию проявлять себя в социуме. Это позволяет избежать столкновения с чувством стыда. Они лишены спонтанности и инициативы, ведь любое их действие опасно для психического ­равновесия.
 
Рекомендации
У стыда есть и положительные функции. Их понимание и принятие облегчает процесс переживания стыда. Так, согласно библейским представлениям, стыд возник в момент осознания Адамом и Евой разницы между мужчиной и женщиной. Получается, что стыд — сложное чувство, присущее только тем существам, у которых есть ­сознание.
 
Кроме того, стыд охраняет нашу интимность. Марио Якоби в книге «Стыд и истоки самоуважения» пишет: «Стыд охраняет наше внутреннее священное пространство и подсказывает, что можно показать и вынести на обсуждение, а что следовало оставить при себе. Каждый индивидуум охраняет свои личные секреты, имея собственный уникальный порог стыда, который может быть выше или ниже, более жестким или более гибким, чем у других. Стыд усиливает межличностные различия и ощущение собственной индивидуальной ­идентичности».
 
Также стоит напомнить себе, что стыд испытывают все без исключений. Стыд отсутствует только у психически нездоровых ­людей.
 
Если же тревога стыда присутствует в вашей жизни постоянно, то это, скорее всего, связано с вопросами вашей самооценки, ощущением собственной ущербности, несоответствия идеальному представлению о себе. В этой ситуации стоит, прежде всего, держаться принципа реальности и спрашивать себя: кто такая «идеальная Я»? Как достичь этого образа? Возможно ли это? Можно еще пофантазировать о том, каким бы был мир, наполненный идеальными людьми. Что бы происходило, как складывались бы отношения, о чем бы люди говорили, чем занимались. Напишите об этом небольшой фантастический рассказ и спрячьте его на некоторое время. И в тот момент, когда вы будете в хорошем настроении и при этом достаточно самокритичны и ироничны, прочитайте его. Уверена, вы получите истинное ­наслаждение.
 
Также если тревога стыда связана с самоуважением, то нужно искать пути для его восстановления. Например, пересмотрите свой круг общения. Начните меньше общаться с теми, кто плохо влияет на вашу самооценку. Старайтесь удерживать в фокусе своего внимания не неудачи, а то, что у вас получилось, чего вы достигли. Если вы не беретесь за какое‑либо дело, потому что боитесь опозориться, то начните с того, что у вас точно получается, постепенно добавляя те дела, в которых вы сомневаетесь. Хороший результат дает посещение групп по повышению уверенности и самооценки. Если же самоуважение пострадало очень сильно, то помогут только хорошие ­специалисты.
 
И последнее, но немаловажное: стыд всегда связан с реальной ситуацией. И разрушительное воздействие он оказывает в том случае, если человек поглощен случившимся настолько, что полностью идентифицирует себя с ним: «я смешная, я нелепая, я глупая и т. п.». Но ситуацию правильнее воспринимать так: «я поступила смешно и нелепо». Это перенаправляет стыд, относит его уже не к личности как таковой, а только к некоему поступку, а его последствия вполне можно ­изменить.
 
Я о'кей!
Если родители считали ребенка недостойным своей любви и внимания, как он может поверить в то, что на самом деле он хороший и даже прекрасный человек? Мы заслуживаем любви и внимания просто в силу своего существования! Вместо этого многие женщины верят в то, что обладают ужасными изъянами и должны упорно трудиться над их исправлением, живут с чувством вины из‑за этих воображаемых недостатков и боятся, что они будут обнаружены. Мы упорно трудимся над тем, чтобы казаться окружающим хорошими людьми, потому что сами в это не верим. Однако стоит сосредоточить внимание на своих удачах, прислушаться к хорошим словам, которые говорят о нас близкие, и со временем вера в себя и в свои достоинства обязательно ­придет.

0 0 лайков 116 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Любимые грабли

0 комментариев 0 лайков 401 просмотр

Ребятам о зверятах

Анна Танакова о том, почему ребенку нужно позволить завести домашнего питомца

0 комментариев 0 лайков 741 просмотр

Комментарии

comments powered by HyperComments