18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Психология

Утро вечера мудренее

Игорь Бергман о человеческих желаниях, негордом одиночестве и приятных сюрпризах

Одним приятным, теплым и почти летним днем мы с другом Сашкой отправились в бар пообедать. Пятница была в самом разгаре: девушки за соседним столиком обсуждали, во что бы нарядиться вечером, а по взглядам некоторых мужчин было видно, что они уже думают о том, как бы тем же вечером это с них ­снять.
 
У меня же с этим как‑то не клеилось. Я уже сходил на несколько свиданий с Алиной. Мы бродили то по ВДНХ, то по парку Горького, ели мороженое и однажды даже ездили гулять с ее собакой. Но все как‑то не шло дальше поцелуев. Сначала я искренне верил, что Алина следует теории «трех непорочных свиданий». Но когда на пятом свидании, подпустив меня предельно близко, она захлопнула передо мною дверь, я начал снова здороваться со своими комплексами и думать: действительно ли со мной что‑то не так или я не нравлюсь именно ей? Сохраняю ли я сексуальную привлекательность для других женщин, или всё, можно закрывать рубрику «Секс», Бергману больше не о чем ­писать?
 
 
Налево ­пойдешь?
Пока я расписывал Сашке все ужасы навязанного мне целибата, к нам присоединился молодой отец — наш друг Денис. Ден у нас всегда был тем еще полигамным альфа-самцом, теперь же стал самцом женатым. Он был из тех, кому на день рождения отдельно желают счастья в семейной и отдельно в личной ­жизни.
— Она даже пригласила меня поехать погулять с собакой, я думал в тот вечер все и случится! Кто же знал, что эта бездушная женщина даже не пустит меня на порог! — витийствовал ­я.
— Она же не голая с собакой гуляла и, в общем‑то, ничего тебе не обещала, — оправдывал Лукьянов свою ­соседку.
— Нет, она не права, звать мужчину проводить до дома, это все равно что приглашать на чашку чая! — отстаивал основы полигамии ­Денис.
— И что, мне теперь терпеливо ждать? — вопрошал ­я.
— Конечно! — начал активно жестикулировать Сашка. — Есть прекрасная фраза, что лучший секс с тем, с кем и без секса хорошо! Лучше поберечь силы для чего‑то ­настоящего.
— Не слушай его. Если потом залезешь в отношения, к другим уже так просто не подъедешь! — подначивал ­Денис.
— Тебе это, кажется, ездить не очень мешает, — съязвил ­я.
— Ну, во‑первых, я это я. А, во‑вторых, каждый раз меня ест совесть. Но я могу с ней договориться, а ты, Бергман, никогда с этим органом в ладах не ­был!
— Это верно, я зарекся ходить на сторону, — вспомнил я неудачные истории своих похождений, в которых фигурировало больше одной девушки. Да и к тому же, чтобы ходить «налево» — для начала нужно иметь того, от кого туда ­ходить!
— Ты же недавно говорил, что хочешь нормальных отношений и постоянную девушку? Вот и веди себя как нормальный мужик. Самоограничение — есть признак сложившейся личности, — продолжал сыпать цитатами ­Лукьянов.
— Пока дают — надо брать, — по‑плебейски просто подвел черту ­Денис.
 
 
Выбор сделан, господа ­присяжные!
Денис был прав: моя совесть не позволяла мне ходить налево — это было доказано горьким жизненным опытом. Так что надо было брать быка за рога прямо сейчас, пока нас с Алиной не связало нечто большее, чем прогулки с ­собакой.
 
В постоянных отношениях с женщиной есть как очевидные плюсы, так и минусы. Масса ограничений и запретов заставляли меня задуматься, а надо ли мне это все? Кроме того, как я однажды уже писал: первый раз с новой женщиной должен быть степенным и размеренным. Не стоит чувствовать «прилив сил» от одного прикосновения к ней и финишировать на коленку, едва сняв с нее кружевное белье. А так вполне могло случиться, учитывая мое непривычное воздержание. Надо было принять ­меры.
 
Решив все‑таки посмотреть, насколько я привлекателен в глазах других женщин, и слегка развеять свои зарождающиеся комплексы, я тем же вечером собрался в ночной ­клуб.
Как я и предполагал, томным вечером обычных девушек было сложно отличить от танцовщиц гоу-гоу — одеты они были практически одинаково. Я лениво прошелся вдоль бара, постоял на одном его конце, потом на другом, пошарил глазами по танцполу и сделал отсутствующий вид. Ровно в этот момент кто‑то дотронулся до моего плеча. Я самодовольно обернулся (вот оно, женщины сами ко мне бегут!) и увидел… Марину. Когда‑то у нас был страстный роман, но потом она нашла «настоящего мужчину», и когда я в очередной раз позвонил ей, — отчитала меня как подростка и сказала, чтобы я ей, приличной без-пяти-минут-замужней барышне, больше не смел звонить с непристойными ­предложениями.
 
Мы завязали светскую беседу ни о чем, которая вскоре перешла в формат консультации у психолога: Марина негодовала по поводу очередного отправленного в отставку суженого. В ее бесконечном потоке объяснений и сквозь навязчивую громкую музыку я все‑таки уловил, что она не прочь заснуть в моих объятьях. Воистину верность — это когда мужья разные, а любовник один и тот же, и это, честно признаться, слегка утешило мое ­самолюбие.
Продолжать беседу мы отправились ко мне ­домой.
 
 
Скорая сексуальная помощь
В сексе с бывшими есть своя прелесть — не надо выгуливать их по городу, ужинать в ресторане, дарить цветы и делать вид, что вам нужно что‑то большее, чем ­секс.
Видимо, нам нужно было одно и то же, ибо в лифт мы протискивались, уже приступив к поцелуям. Когда мы, наконец, попали в первое освещенное помещение, мою прихожую, я не мог не обратить внимания на Маринкин внешний вид, как говорят модные люди, «лук». На ней было микроскопическое обтягивающее платье. Даже я знаю золотое правило: открыто должно быть либо сверху, либо снизу. Девушка же этим правилом явно пренебрегла. Весь костюм дополнялся огромными каблуками, которые создавали иллюзию, что ее ноги начинаются где‑то в районе моей головы. На эти ноги и плавные изгибы талии хотелось любоваться. Марина явно была лишена комплексов. Я с интересом наблюдал, как она, нагнувшись и грациозно демонстрируя пятую точку, расстегивает ремешки босоножек. Дальше мы переместились на кухню — пить купленное по дороге шампанское и разговаривать по ­душам.
 
Это такая своеобразная прелюдия: она жалуется, что тот, на кого она тебя променяла, оказался полным олухом, ты участливо киваешь головой, уносясь своими мыслями куда‑нибудь подальше, и ждешь, когда же она произнесет заветную фразу-пароль «Я так по тебе скучала!». Потом мы оказались в спальне. То ли из‑за воздержания, то ли моя бывшая поднабралась где‑то новых талантов, но секс действительно был неплох. Правда, сразу после этого нетрезвая Марина оказалась тем еще «мачо» — отвернулась к стенке и крепко ­заснула.
Прикуривая сигарету у открытого окна на кухне, я наткнулся на свой телефон, оставленный на столе, — он беззвучно мигал, оповещая меня о новом сообщении. Алина. «Только пришла с работы, полный завал, утром снова поеду туда, а вечером жду тебя в гости. Хочу сделать тебе сюрприз, готовься: -)))».
 
По иронии судьбы я не дотерпел ровно один день. Несмотря на то что перед этим я и предполагал «сбросить давление в приборах», теперь за секс с Мариной я почему‑то испытал некоторое раскаяние. Но что сделано, то сделано. Я пожелал Алине спокойной ночи и уверил ее, что с нетерпением жду завтрашнего ­вечера.
 
 
Утро в сосновом бору
Проснувшись утром, я решил позавтракать, причем в одиночестве. Пусть моя дама спокойно досыпает, а я схожу в кафе на ­углу.
 
Я подошел к шкафу. В его зеркале отражалась спящая Марина. На мгновение я залюбовался ее длинными ногами, элегантно сложенными одна на другую. Да, такие ноги могли бы и войны останавливать. Пожалуй, можно добавить их в список того, на что можно смотреть ­бесконечно.
 
Кое-как оторвав взгляд от этого орудия массового покорения, я поднял глаза выше и… вся спина Марины была в разводах. Мне не повезло: хорошая знакомая Оля рассказала мне однажды, что это такое. Теперь я, наверное, единственный несчастный мужчина, который обладает сакральным знанием об автозагаре. После жестокого рассказа о жертвах красоты Оля добавила, что жалеет о том, что живет одна только в двух случаях — когда мажет спину кремом и застегивает на запястье браслет. И теперь, после шикарных ног от вида спины в пятнах мне стало как‑то не по себе. Образ роковой соблазнительницы таял на глазах. Удивительные метаморфозы произошли и на лице Марины. Оставив всю красоту на моем постельном белье, моему взгляду предстала совершенно обычная девушка с макияжем «Крепкие объятия ­панды».
 
Было такое чувство, словно вчера в универмаге я купил свежий и сочный экзотический фрукт. Но, проведя ночь в моем доме, фрукт заметно сдал свои позиции и на поверку оказался обычным яблоком сорта «симиренко». Хорошим таким среднестатистическим яблоком, со своими изъянами — тут бочок не налился, здесь червоточинка. Меня не отпускало чувство обмана. Я стоял и не отрываясь смотрел на Маринку, которая еще вчера была несказанно хороша, обольстительно улыбалась и так расстегивала ремешки босоножек, что у меня перехватывало ­дыхание.
 
Во сне ее лицо стало совсем детским и немного обиженным. Девушка притянула к себе подушку с моей половины кровати и прижалась к ней щекой. Видимо, даже во сне она пыталась найти кого‑то, кто ее обнимет и защитит. Я вдруг ясно увидел перед собой одинокую растерянную девчонку, которой хотелось совсем не секса, а любви и внимания, которая просто страдает, переживает свою потерю и ищет способы сделать так, чтобы было не больно. Как и все мы, в общем‑то. За ее раскованностью и макияжем, за провокационным мини и образом женщины-вамп скрывалась не только масса комплексов, но и нормальное человеческое желание быть понятой и обласканной. И больше всего Маринке хочется проснуться и увидеть того, кто скажет ей, что она все равно самая любимая, самая красивая девочка, несмотря на испорченный макияж. И это точно не ­я.
Идеи о завтраке испарились, главное, чего мне сейчас хотелось, — избежать лишних разговоров и поскорее отправить Марину домой. Хватит на эту комнату одного человека, поросшего ­комплексами.
 
Я осторожно разбудил Марину и сказал, что ко мне едет редактор обсуждать очередную главу книги, мне надо работать, а она своей неземной красотой будет меня отвлекать. Девушка оказалась из понятливых и уже через 10 минут стояла в моем коридоре, смущенно одергивая слишком откровенное платье. Я заказал Марине такси — на метро отправлять ее было просто ­опасно.
 
 
Вечер сюрпризов
Весь день я ждал вечернего свидания с Алиной. Вспомнив, как она динамила меня пять раз кряду, я беспокоился — а пригодятся ли мне средства контрацепции, или «сюрпризом» может оказаться билет на концерт симфонической ­музыки?
 
Наконец, наступил вечер, и я поехал. Меня действительно ждал сюрприз — самостоятельно приготовленный ужин. Надо сказать, немногие из моих женщин умели хорошо готовить. Если и правда путь к сердцу мужчины лежит через желудок, то мое сердце в тот вечер просто растаяло вместе с отбивной. Видно было, как Алина нервничала и не знала, как перейти к главному блюду. Я решил взять все в свои руки и предложил посмотреть кино и сделать ей массаж — ведь она так устала на ­работе.
 
Мы нашли фильм «Черная кошка, белый кот» и действительно продолжили смотреть его после вступительных титров. Мы напоминали семейную пару, прожившую десять лет вместе, коротающую время за просмотром ТВ в обнимку на диване, а семейные пары, как известно, не слишком часто занимаются сексом. Я начал опасаться, что Кустурица станет моим самым ярким эротическим впечатлением этого вечера, и перешел в наступление. Но за время фильма и сеанса массажа мне удалось только раздеть предмет моего вожделения до белья. На титрах Алина повернулась ко ­мне:
 
— Игорь, мне надо снять линзы и умыться, подожди меня пока в ­спальне?
Умыться? Линзы? Интересный поворот! Вот у кого из них действительно нет ­комплексов!
Я зашел в спальню и присел на кровать. Я то включал свет, то выключал его, слушая, как Алина плещется в ванной. Два разочарования за день я перенести не мог. Если сейчас и Алина, сняв с себя макияж, окажется не той, за кого себя «выдает», я просто убегу. Мое любопытство приказывало мне зажечь как можно больше ламп и вооружиться лупой. А мое тщеславие говорило, что шестое свидание, тем более проведенное дома у полураздетой девушки, обязано закончиться фееричным сексом. Тщеславие взяло ­верх.
 
 
Уйти по‑английски
Я проснулся первым. Алина была более чем узнаваема утром, за что мне захотелось немедленно ее расцеловать. Но я же джентльмен. А они славятся тем, что, как настоящие золушки, должны вовремя уходить. Я незаметно выскользнул из кровати и ­оделся…
Через полчаса Алина, завернутая в простыню, распахнула входную ­дверь.
— Я погулял с Диком и принес тебе кофе, — улыбнулся ­я.
— Фу-у-у-х, я думала, ты сбежал, дверь не закрыл, и Дик выскочил! — сказала она, настороженно улыбаясь в ответ, — видимо, успела ­понервничать.
На самом деле я правда планировал сбежать. Мысль о том, что эта девушка действительно мне нравится — пугала настолько, что мне хотелось залезть к кому‑нибудь на коленки (например, к Лукьянову, живущему двумя этажами выше) и рассказать о своих страхах перед тем, что называется «отношениями». Но уже у двери, надевая ботинок, я почувствовал, как собака тычется мокрым носом в мою ладонь. Дик держал в зубах конец прогулочного поводка, склонив лопоухую голову на бок. На такие просьбы я не привык отказывать. Пришлось пойти ­гулять.
 
Уже на улице я подумал, что раз Дика мне все равно придется привести обратно, то было бы неплохо заодно поисследовать квартиру Алины, пока она спит. Вдруг она мать пятерых детей или секретный агент? И где вообще клетка с совой? Должна быть! Обязательно надо вернуться и все изучить. Но когда я вернулся, Алина уже успела проснуться и даже испугаться нашему с Диком отсутствию. Исследование дома ­отменялось.
— Ну раз уж вернулся, то так и быть, будет тебе награда — омлет с грибами! — пообещала Алина, вооружаясь ­сковородкой.
 
За завтраком мы совершенно спокойно болтали о начинках для омлета, погоде и прочих малозначительных предметах. Без всяких стеснений обсудили вчерашний секс. Главная опасность таких разговоров — незаметный переход к обсуждению отношений. Я ждал и холодел от ужаса. Но Алина словно угадала мои страхи и решила их развеять (или, может быть, я вовсе не умею контролировать свои эмоции?).
 
— Игорь, я уезжаю на стажировку в конце следующей недели. И меня не будет больше месяца. Я нашла, куда пристроить Дика, но вот если бы ты полил пару раз цветы, я была бы тебе очень ­признательна.
 
— Конечно, — согласился я на необременительное занятие, позволяющее мне спокойно погрузиться в девичьи секреты. — А пока не будем терять ни минуты драгоценного времени, — провозгласил я, на плече унося девушку в ­спальню.
 
 
 

0 0 лайков 145 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Дачники в аптеке: старушка на шпагате

Алина Веселова о ловкости фармацевтов и странностях покупателей в период дачной лихорадки

0 комментариев 0 лайков 641 просмотр

Мой дом – моя крепость

Алина Веселова об аптечных приметах и домашнем спокойствии

0 комментариев 0 лайков 453 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку