18+

Статьи — Журнал — Жизнь — Психология

Здравствуйте, приехали!

Игорь Бергман рассказывает о том, как это — внезапно обнаружить себя в отношениях

Весь прошлый месяц Алина была в командировке. Я за это время успел не только насладиться одиночеством, но и принять одно крайне спорное решение, а именно предложить Алине стать моей девушкой. По этому поводу я пребывал в несколько нервном, но тем не менее радостном состоянии. Временами я отключался от реальности и начинал представлять, как мы с Алиной будем носить друг другу завтраки в постель, как мы в принципе не будем далеко от нее отходить. Ссоры тоже были запланированы, чтобы быстрее находить компромиссы и умопомрачительно ­мириться.
 
Я с трудом дождался возвращения Алины. За ним мне грезилась полная идиллия. Так оно в принципе и было бы… Та Алина, которую я себе навоображал, была вымышленным персонажем моей истории. Настоящая Алина была вполне реальной, но, как оказалось, не вполне мною узнанной. А потому первая неделя наших отношений запомнилась мне несколькими шокирующими ­событиями.
 
Шок № 1 Памятная дата
Я собрался сообщить Алине о своем решении начать с ней встречаться красиво и правильно. Купленные для Алины книги были отложены до какой‑нибудь первой даты, и я стал организовывать праздничный ужин. Ведь как начнешь, так и ­поедешь!
 
Для начала заказал столик в хорошем ресторане. Памятуя о том, что в шкафу у Алины были обнаружены только платья с легкомысленными рисунками, я решил приготовить ее к выходу в свет. Не то чтобы мне не нравилось, как она одевается — для прогулок по Москве и активного отдыха ее гардероб подходит идеально. Но сидеть в этом в ресторане ей самой же будет некомфортно! Так что, взяв одно платье, я отправился в магазин, который когда‑то мне нахваливала Ольга, моя подруга и бывшая по совместительству. Самостоятельно подобрать своей даме что‑то подходящего размера, цвета и фасона для мужчины практически невозможно, поэтому все мои упования были возложены на продавца-консультанта Марину. Я описал ей свою девушку и вручил добытый из Алининого шкафа трофей. И Марина меня не подвела: уже на пятой минуте поисков принесла элегантное платье в пол вишневого цвета. На нем я и ­остановился.
 
Алина вернулась рано утром, и вечером в день приезда мы отправились в ресторан. Кстати, платье сидело на Алине идеально и очень ей понравилось, хотя она и не упустила случая поддеть меня вопросом о том, а чем же плох ее гардероб. Наше первое свидание в статусе пары обещало стать ­идеальным.
 
Официант разлил по бокалам шампанское, я приготовился произнести тост. Он должен был содержать массу комплиментов и заканчиваться официальным предложением стать парой. Но тут Алина затараторила, не давая мне вставить и ­слова:
— Игорь, я так рада, что ты помнишь! — дальше я не ­слышал.
Помнишь что?! Начало сентября, день рождения, насколько я помню, в феврале, как и День Святого Валентина, 8 Марта по‑прежнему в марте! Захотелось залезть в телефон и свериться с календарем. С трудом шевеля извилинами, я вспомнил, что когда‑то на Руси Новый год отмечали 1 сентября. Но это повод явно недостаточный. Полный тягостных раздумий, я улыбался и кивал, не разбирая ни слова, пока не услышал то, от чего едва не лопнули мои барабанные перепонки. Оказывается, по ее мнению, мы сегодня отмечали «месячину» наших отношений. Она, видите ли, случилась, пока Алина была в отъезде. В этот момент мне захотелось улизнуть из ресторана через окно в туалете или хотя бы упасть в обморок и очнуться уже в ­одиночестве.
 
Что будет дальше? Какие еще праздники меня ждут? Три дня с момента позабытых у меня дома вещей? Неделя с момента того, как я стал спать на левой, а она на правой стороне кровати? И с какого момента она начала вести свой отсчет? У нас, сейчас я говорю за мужчин, отношения начинаются тогда, когда мужчина и женщина сели, все обсудили и решили, что вот теперь они вместе. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, привилегиями и ограничениями. Весь этот месяц, пока я в муках решал, нужна ли мне пара, у меня, оказывается, уже были ­отношения?
 
Одним словом, без меня меня женили. Я надеялся на восторги по поводу того, что смог противостоять всем соблазнам, на понимание того, как мне было сложно принять такое решение. А тут вдруг я неожиданно обнаружил себя, как в новостях, в самом центре событий! И вроде бы даже похвалили за хорошую память, а все равно ­неприятно.
Но выдавать своего негодования я не стал — праздник ведь. Для меня праздник был в том, чтобы, наконец, ее увидеть, а она, так и быть, пусть отмечает это странное торжество с жутким ­названием.
 
Шок № 2
Долг платежом красен
Следующим утром мы проснулись в крепких объятиях друг друга. А я к тому же проснулся еще и в постели своей (!) девушки, что до сих пор меня будоражило и немного пугало. И не зря, ведь с точки зрения Алины, я уже по уши в отношениях с ней. Это значило, что я кругом ей должен: заправить постель (в которой я планировал еще поваляться) и погулять с собакой, раз уж на ее долю выпало приготовление ­завтрака.
 
Я продолжил лежать в кровати, надеясь, что Алина не выдержит и присоединится ко мне, но так ничего и не дождавшись, встал и заправил кровать. По моему мнению, кровать является заправленной, если на ней лежит покрывало. И вовсе неважно, в каком состоянии то, что под ним. Одеяло может лежать аккуратным, заметьте, комочком вперемешку с подушками и даже укрывать в себе несколько вещей. Но, выяснилось, что наши взгляды с Алиной на этот счет совершенно не совпадали, и она посчитала своим долгом безапелляционно раскритиковать плоды моих трудов. Я смолчал, я ­стойкий.
 
После завтрака я все‑таки решил погулять с Диком — животное же мучается! Тут выяснилось, что раз уж я все равно пошел на улицу, то должен захватить мусор. Нет, мне совсем несложно, но должен?! Можно и ласковее попросить: правильная подача информации и я ваш! Я видел в Алине исключительно умную женщину, которая точно должна быть осведомлена о том, что мужчины навострят лыжи от слов «долг» и «обязательства». Резкий переход от ненавязчивого общения к полноценным отношениям с выкидыванием мусора меня раздавил. Я рассказал Алине все и про «месячину», и про другие даты, и про обязательства. И ушел. Дик остался ­страдать.
 
Шок № 3
Шоу «Я сама!»
Вечером я не находил себе места. Ну что за идиот? Жалко было мусор вынести и с собакой погулять? Она только что приехала из командировки, устала, наверняка ей тоже хочется подольше поваляться в постели, а не подносить тебе завтраки. Бергман, Бергман! Не достоин ты хорошей женщины! Воистину самобичевание самое страшное наказание. Я не выдержал и набрал номер ­Алины:
— Привет, моя хорошая! — как можно мягче произнес ­я.
— Привет! — прокряхтела Алина, ­запыхаясь.
— Ты что, бежала? — поинтересовался ­я.
— Да нет, шкаф двигаю. Решила сделать перестановку, — сообщила моя ­девушка.
— Сама?! — удивился ­я.
— Конечно! Я сто раз так ­делала!
 
Это был удар по моему самолюбию. То есть надо дождаться, пока у тебя появится мужчина, и сразу же начинать делать за него мужскую работу, выставляя его никчемным слабаком? Ладно, я могу понять, мы сегодня поругались, и она не хотела звонить с просьбами. Но что, этот шкаф до завтра не простоит? Я же все равно позвоню и буду мириться, можно же быть умнее, дождаться благоприятного момента и попросить ­помощи!
 
Я помчался к Алине. К моему приезду эта несносная женщина успела не только передвинуть шкаф, но и перевесить полку, просверлив новые отверстия перфоратором, и поменять перегоревшую ­лампочку.
— Ты у меня настоящая русская женщина. Коня на скаку горящей избой останавливаешь! — восхитился ­я.
— Да это совсем несложно! — раздухарилась моя дама и предложила продемонстрировать мастерство на еще одном шкафу. Итак, фокус, в котором я выступил ­ассистентом!
Я навалился на шкаф, немного приподняв его с одной стороны. Алина засунула под его ножки две полиэтиленовые крышки. Потом она взяла крем для рук. То есть всё готово, и самое время для маникюра? Нет, Алина начала выдавливать крем прямо на пол! Прочертив несколько линий от крышек к противоположной стене, она скомандовала: «Толкай!». Что есть силы я надавил на другую стенку шкафа, и сделал это совершенно напрасно. Шкаф покатился в сторону Алины, скользя на креме и набирая скорость. Не желая становиться вдовцом в первую же неделю отношений, я кинулся ему наперерез! Успел! За минуту и шкаф передвинул, и даму ­спас.
 
— Осталось только помыть пол! — улыбнулась Алина. — Ты не представляешь, что может сделать расстроенная женщина. И болт молотком забить и ремонт пилочкой для ногтей ­сделать.
— Ты сильно расстроилась? — заискивал ­я.
— Немного, но я, наверное, перегнула палку. Ты же привык быть один, а тут я сразу возложила на тебя столько обязанностей! ­Прости!
 
Я крепко обнял Алину. Все‑таки она умная женщина. Да и Бергман молодец! Мало того что практически ничего не сделал по дому, не попросил прощения, так еще и получил извинения! На будущее мы договорились, что всё, что тяжелее дамской сумочки, буду таскать и двигать ­я.
 
Шок № 4
Американские гормональные горки
Когда по моему летоисчислению перевалила за середину первая неделя наших отношений (а по Алининому, наверное, шестая или уже седьмая), в нашу жизнь закрался ПМС. Я как человек логичный наивно решил, что если мне один раз простили невынесенный мусор и невыгулянную собаку, то дальше с этим проблем не будет. Есть силы — вынес и выгулял, а нет — бог с тобой, золотая рыбка! И вот, когда сил на работу по дому у меня как раз не было, я совершенно неожиданно выслушал и за мусор, и за пса, и даже почему‑то за шкафы, которые вовсе не отказывался двигать! За шкафы было обиднее ­всего.
 
Два дня подряд мы ругались, препирались и расходились по разным комнатам. Через полчаса Алина неизменно приходила мурлыкать ко мне на колени, подолгу извинялась, а иногда даже плакала. Так продолжалось, пока мой друг Лукьянов, которому я позвонил от бессилия, не подсказал мне поинтересоваться у моей дамы сердца ее менструальным календарем, как бы грубо это ни показалось. Подтвердив его догадки, я ­перезвонил.
 
— Ну, есть же какие‑нибудь таблетки от этого? — в ужасе завопил я в ­трубку.
— Те, что помогают, — вредные, а те, что невредные, — не помогают, — признался Лукьянов в экспериментах над ­людьми.
 
Так я ощутил всю несправедливость земной жизни. Ученые придумывают Большой адронный коллайдер, полеты в космос и лапшу быстрого приготовления, но не в силах остановить ни насморк, ни ПМС. И то и другое надо просто ­пережить.
 
Шок № 5
Квартирный вопрос их испортил
Что меня всегда поражало в женщинах, это их вечное желание торопить события, а потом сетовать на то, что эти события уже наступили и назад дороги ­нет.
 
У нас, на мой взгляд, была прекрасная пора узнавания друг друга, мы делились нашими привычками и вкусами, постепенно приспосабливаясь и привыкая. Но женщинам почему‑то хочется сразу жить вместе, взваливая на себя и партнера кучу никому не нужных пока обязательств и проблем. Так как у Алины была собака, которую необходимо было постоянно выгуливать, то у меня она на этой неделе не оставалась ни разу, в отличие от меня, «пропустившего» всего одну ­ночь.
 
Приготовленные ею завтраки и ужины, великолепный секс в уютной атмосфере — поистине прекрасны. Но как‑то раз утром она попыталась оставить меня у себя: «Работай здесь, тебе же все равно, где писать!». Я тактично отказался, то есть соврал, что все материалы оставил дома. На самом деле мне далеко не все равно, где писать. Муза посещает меня только за рабочим (!) столом, не изобилующим рамочками и милыми безделушками. Еще мне очень нравится иногда побыть одному. Мне просто необходимо соскучиться, чтобы снова наслаждаться ­общением.
 
Я сбежал, но тему это, как выяснилось, не закрыло. «Как хорошо вот так сидеть и никуда не торопиться, как будто мы так и живем, вместе», — услышал я вечером того же дня. Потом она предложила мне привезти пару своих вещей, чтобы комфортнее чувствовать себя в ее доме. Всего лишь запасные носки и футболку, чтобы не расхаживать по дому, как граф, в рубашке. Я так и сделал. И это почему‑то пугало. Во-первых, я был еще не готов к такому повороту событий, как совместное проживание. А во‑вторых, я люблю свой дом. Но предвидя новые ссоры и обвинения, я оставил этот вопрос на после ­ПМС.
 
Шок № 6
Совесть не дремлет
Это существо — совесть — у меня все‑таки есть. Проявляет она себя порой совсем неожиданно. В совершенно, казалось бы, безобидных ситуациях. Вот, например. Наша редакция наполнена преимущественно женщинами. Тут хороший, ухоженный ботанический сад — есть и легкомысленные незабудки, и нежные анютины глазки, и роскошные выдержанные розы и один строгий, но не менее очаровательный белый шиповник (привет главному редактору!). А я гладиолус, видный и практически единственный, не считая сисадминов и верстальщиков, которым выделен отдельный ­кабинет.
 
Редакцию я посещаю нечасто, зато всегда стараюсь приезжать с каким‑нибудь тортиком, чтобы под предлогом чаепития вдоволь насладиться женским вниманием. Так же я поступил и в этот раз. Мы мило поболтали с девочками в переговорке, я погладил по рукам тех и этих, порадовался тем, кто все‑таки идет в отпуск и попадет в бархатный сезон, умилился детям, восхитился ­мужьями.
 
Внезапно я оказался в курилке с одной прекрасной фиалочкой. Я всегда придерживаюсь правила «никаких контактов на работе», но флиртовать мне это никогда не мешало. Выйдя из редакции, я получил от «фиалочки» смс: «Давно ты не заходил, поболтаем еще вечером, расскажешь обо всем подробнее?». Я ответил: «У меня вроде бы появилась ­девушка».
«Почему вроде бы?» — подумал я уже в метро. Видимо, я так засиделся в холостяках, что первая неделя отношений представлялась мне совсем не так, как прошла. В моих грезах она была полна понимания и уважения, ласки, тоненьких блинчиков и секса. Там точно отсутствовали шкафы, претензии и обиды. Хотелось легкости. Но ведь Алина совсем неплохая девушка, почти некапризная. Если уж она устраивает мне такое испытание, может, я просто не создан для отношений, и одноразовый грех — это мой ­удел?
 
Зазвонил телефон. Алина. Если она сейчас спросит, где я и что делаю, мы сразу ­расстанемся!
— Угадай, какого цвета на мне трусики? — удивила меня моя все еще ­девушка.
— Розовые? Синие? Черные? — начал перебирать ­я.
— Приезжай, увидишь. Если угадаешь, пока едешь, то тебя ждет бонус в виде блинчиков! — поманила ­она.
— Со сгущенкой? — недоверчиво уточнил ­я.
— Со сгущенкой, — было слышно, как она улыбается в ­трубку.
Не судите строго, но разве хоть один мужчина в мире откажется от блинчиков со сгущенкой, щедро приправленных хорошим сексом? Вот и я отложил свои сомнения в дальний ящик и снова отправился ночевать к своей ­девушке.
 
 

0 0 лайков 129 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Дачники в аптеке: старушка на шпагате

Алина Веселова о ловкости фармацевтов и странностях покупателей в период дачной лихорадки

0 комментариев 0 лайков 575 просмотров

Мой дом – моя крепость

Алина Веселова об аптечных приметах и домашнем спокойствии

0 комментариев 0 лайков 410 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку