18+

Статьи — Журнал — Медицина — Клинический случай

Скрытая угроза

Головная боль и «сопли» оказались симптомами назальной ликвореи — она влечет смертельные риски и ее очень сложно диагностировать

По материалам: Recurrent CSF Rhinorrhea Misdiagnosed as Chronic Allergic Rhinitis with Subsequent Development of Bacterial Meningitis

Ulrich M. T., Loo L. K., Ing M. B.

Case Reports in Medicine. Vol. 2017, Article ID 9012579

На стационарное лечение поступила 36‑летняя женщина с жалобами на головную боль, спутанность сознания, лихорадку и ригидность затылочных мышц. Сопутствующие заболевания: артериальная гипертензия и ожирение. Также за несколько месяцев до этого пациентке поставили диагноз хронического аллергического синусита, по поводу которого женщина регулярно обращалась к врачу, принимала различные антибиотики и симптоматические средства.

Предыстория

Вероятными причинами аллергии врачи считали недавно начавшиеся контакты с кошками и постоянные погрешности в диете. Со слов пациентки, в последнее время она никуда не ездила и ее не кусали клещи или кровососущие насекомые.

Осмотр и анализы

Когда женщину привезли в клинику, врачи обнаружили у нее фебрильную лихорадку, тахикардию, одышку и ригидность затылочных мышц. Кроме того, у пациентки путались мысли и она теряла ориентацию во времени и пространстве.

Прежде всего, у женщины взяли кровь. Общий анализ крови показал лейкоцитоз 16,88 × 109/л (норма 4,5–11,0 × 109/л) с выраженным сдвигом лейкоцитарной формулы влево: 80 % палочкоядерных и 14 % сегментоядерных нейтрофилов. При биохимическом анализе крови врачи не увидели изменений электролитного состава или признаков дисфункции печени и почек.

Затем доктора провели остальные анализы. Показатели общего анализа мочи были в пределах нормы. Зато результаты исследования спинномозговой жидкости показали серьезные проблемы:

лейкоцитов — 7810/мкл, из них 83 % — нейтрофилы (норма 0–5/мкл, из них не более 1 нейтрофила);

эритроцитов — 22/мкл (в норме отсутствуют);

белка — 2,67 г/л (норма 0,15–0,35 г/л);

глюкозы — 1,5 ммоль/л (норма 2,3–4,18 ммоль/л).

Бактериоскопическое исследование с окраской по Граму и бактериологический анализ ликвора показали отрицательный результат — вероятно, из‑за взятия пробы после начала антибактериальной терапии.

Несмотря на отрицательные результаты бактериологического исследования, клиническое течение и анализ ликвора соответствовали картине бактериального менингита.

licvor.png

Рис. 1.
МРТ-сканы в режимах Т2 (а) и Т1 (b), демонстрирующие дефект основания черепа с выпячиванием мозговой оболочки (стрелка на изображении) и накопление жидкости в левой клиновидной пазухе (звездочка на изображении)

Лечение

Женщине начали давать антибиотики — ванкомицин и комплекс пиперациллина и тазобактама. Вкупе с этими препаратами шла противовирусная терапия ацикловиром. На следующие сутки после начала лечения к пациентке вернулись ясность сознания и способность отвечать на вопросы. В беседе с врачом она призналась, что уже несколько месяцев мучается от головной боли, которая появляется в положении сидя и стоя. Кроме того, она пожаловалась на то, что из левой ноздри постоянно течет прозрачная жидкость.

Обследование

Для того чтобы подтвердить назальную ликворею, врачи провели еще несколько исследований. Компьютерная томография придаточных пазух носа показала изменения, соответствующие признакам хронического синусита. Однако при магнитно-резонансной томографии врачи обнаружили дефект основания черепа с выпячиванием мозговой оболочки и накоплением жидкости в левой клиновидной пазухе (рис. 1). Кроме того, исследование помогло обнаружить бета-2‑трансферрин в носовом отделяемом (специфический белок, содержащийся только в ликворе, — золотой стандарт диагностики ликвореи).

Улучшения

Пациентку перевели в отделение оториноларингологии и сделали операцию — закрыли дефект лоскутом слизистой оболочки носовой перегородки. Послеоперационный период прошел без осложнений, больную выписали с улучшением.

Загадочная ликворея

Назальная ликворея возникает в результате патологического сообщения между твердой мозговой оболочкой и слизистыми оболочками дыхательных путей. Чаще всего это происходит из‑за травмы или хирургического вмешательства в области основания черепа. Спонтанное истечение спинномозговой жидкости встречается редко. Независимо от этиологии, назальная ликворея — это потенциально жизнеугрожающее состояние, так как может привести к развитию бактериального менингита со смертностью около 14 % [1].

Причины развития спонтанной назальной ликвореи неизвестны. Описанные факторы риска: повышенный индекс массы тела, синдром обструктивного апноэ сна, внутричерепная гипертензия [2–5]. Дефекты основания черепа могут развиваться из‑за повышенного внутричерепного давления [6], через которые мозговая оболочка контактирует со слизистой придаточных пазух носа.

Диагностика спонтанной назальной ликвореи может вызвать сложности. В описанном случае ее не смогли диагностировать в течение нескольких месяцев, при том что пациентка много раз обращалась к врачам.

Что делать

При подозрении на спонтанную назальную ликворею нужно как можно быстрее провести радиологическое обследование и отправить больного на консультацию к хирургу-отоларингологу. В описанном случае компьютерная томография оказалась неинформативной, и только МРТ со специфическим анализом носового отделяемого позволили подтвердить диагноз.

Наименее инвазивные и высокоинформативные тесты для подтверждения назальной ликвореи — определение специфичных для ликвора белков: бета-2‑трансферрина или простагландин-D2‑синтазы в отделяемом из носа [7, 8]. Для обнаружения дефектов основания черепа используются мультиспиральная КТ, МРТ, а также КТ- или МРТ-цистернография [9].

У пациентов с назальной ликвореей, развившейся после переломов основания черепа, проведение профилактической антибактериальной терапии не помогает предотвратить развития менингита [10]. Это состояние является показанием для вакцинации пневмококковыми вакцинами (PCV-13 и PPSV-23) [11]. В ряде случаев допускается консервативное ведение таких больных, при этом необходимо положение с приподнятым изголовьем кровати и купирование назальной ликвореи наложением люмбального дренажа. Через дренаж происходит контролируемый отток ликвора из поясничного отдела спинномозгового канала в окружающую среду, в результате снижается внутричерепное давление и прекращается ликворея из костных дефектов, что даёт им возможность эпителизироваться.

Тактика хирургического вмешательства — открытой краниотомии или эндоскопической операции — решается в зависимости от анатомических особенностей. Выбор инвазивного или консервативного метода лечения зависит от объема выделяемого ликвора, который в свою очередь зависит от размеров костного дефекта и пролабирующей мозговой оболочки: крупные поражения с высокой скоростью потока практически не разрешаются спонтанно [12].

Источники

  1. M. C. Thigpen, C. G. Whitney, N. E. Messonnier et al., “Bacterial meningitis in the United States, 1998–2007,” The New England Journal of Medicine, vol. 364, no. 21, pp. 2016–2025, 2011.
  2. E. W. Wang, W. A. Vandergrift, and R. J. Schlosser, “Spontaneous CSF leaks”, Otolaryngologic Clinics of North America, vol. 44, no. 4, pp. 845–856, 2011.
  3. K. P. Allen, C. L. Perez, J. W. Kutz, D. Gerecci, P. S. Roland, and B. Isaacson, “Elevated intracranial pressure in patients with spontaneous cerebrospinal fluid otorrhea”, Laryngoscope, vol. 124, no. 1, pp. 251–254, 2014.
  4. M. A. Perez, O. Y. Bialer, B. B. Bruce, N. J. Newman, and V. Biousse, “Primary spontaneous cerebrospinal fluid leaks and idiopathic intracranial hypertension,”, Journal of Neuro-Ophthalmology, vol. 33, no. 4, pp. 327–334, 2013.
  5. R. F. Nelson, B. J. Gantz, and M. R. Hansen, “The rising incidence of spontaneous cerebrospinal fluid leaks in the United States and the association with obesity and obstructive sleep apnea”, Otology and Neurotology, vol. 36, no. 3, pp. 476–480, 2015.
  6. S. M. Lieberman, S. Chen, D. Jethanamest, and R. R. Casiano, “Spontaneous CSF rhinorrhea: prevalence of multiple simultaneous skull base defects”, American Journal of Rhinology and Allergy, vol. 29, no. 1, pp. 77–81, 2015.
  7. A. Warnecke, T. Averbech, U. Wurster, M. Harmening, T. Lenarz, and T. Stöver, “Diagnostic relevance of β2‑transferrin for the detection of cerebrospinal fluid fistulas”, Archives of Otolaryngology — Head and Neck Surgery, vol. 130, no. 10, pp. 1178–1184, 2004.
  8. S. Bamborschke, O. Michel, G. Bachmann, and M. Nekic, “β-trace protein (prostaglandin D synthase) — a stable and reliable protein in perilymph β-trace Protein (Prostaglandin D Synthase) — ein stabiles und signifikantes”, German Medical Science, vol. 3, pp. 7–12, 2005.
  9. J. A. Stone, M. Castillo, B. Neelon, and S. K. Mukherji, “Evaluation of CSF leaks: high-resolution CT compared with contrast- enhanced CT and radionuclide cisternography”, American Journal of Neuroradiology, vol. 20, no. 4, pp. 706–712, 1999.
  10. R. Bo, J. Costa, C. Sampaio, and et al, “Antibiotic prophylaxis for preventing meningitis in patients with basilar skull fractures (Review)”, The Cochrane Database of Systematic Reviews, vol. 8, pp. 1–2, 2015.
  11. “Use of 13‑valent pneumococcal conjugate vaccine and 23‑valent pneumococcal polysaccharide vaccine for adults with immunocompromising conditions: recommendations of the Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP)”, Morbidity and Mortality Weekly Report, vol. 62, no. 25, pp. 521–524, 2013.
  12. T. Mathias, J. Levy, A. Fatakia, and E. D. McCoul, “Contemporary approach to the diagnosis and management of cerebrospinal fluid rhinorrhea”, Ochsner Journal, vol. 16, no. 2, pp. 136–142, 2016.

0 0 лайков 2282 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

В США одобрили для новорожденных тест на вирус герпеса

0 лайков 98 просмотров

Клинический случай: обезглавленная мигрень

Опытный врач испытывал необъяснимые зрительные иллюзии — ему не могли поставить верный диагноз 30 лет

0 лайков 1625 просмотров

Комментарии

comments powered by HyperComments