18+

Статьи — Журнал — Медицина — Врачебная этика

Любовь на грани

Лариса Ракитина о том, к чему приводят романы с пациентами

Наш ­­эксперт
Анна Танакова (Новосибирск) — арт-гештальт-терапевт, психолог Центра психолого-педагогической поддержки молодежи «Апрель»

В 2006 году британский гинеколог Ангус Томсон был обвинен пациенткой в сексуальном домогательстве. Бывшая модель Биби Джайлз утверждала, что врач за полторы минуты осмотра дважды «заставил» ее испытать оргазм, делал ей неподобающие комплименты, склонял к интрижке, а в последующие полгода однажды ­поцеловал.

Судебное разбирательство длилось три года. Для доктора это было тяжелым испытанием, отец троих детей чуть не лишился карьеры и семьи. В результате все обвинения с него были сняты. Выяснилось, что миссис Джайлз сама в течение шести месяцев засыпала врача телефонными звонками и непристойными предложениями, а доктор Уильям Доули, ранее лечивший пациентку, рассказал следствию, что тоже страдал от ее ­домогательств.
 
Биби Джайлз пришлось оплатить судебные издержки в размере 50 тысяч евро, не говоря уже о том, что она испортила свою репутацию, — вот на какие жертвы толкает людей любовь. Однако если бы врач на самом деле воспылал страстью к Биби, он рисковал бы еще больше, ведь этические комиссии медицинских ассоциаций и правосудие западных стран чрезвычайно бдительно следят за соблюдением жестких правил относительно интимных связей врача и ­пациента.
 
Комитет по этическим и юридическим вопросам Американской медицинской ассоциации в 1992 году разработал следующие ­правила:
  • интимные контакты между врачом и пациентом, возникающие в период лечения, ­аморальны;
  • интимная связь с бывшим пациентом в определенных ситуациях может признаваться ­неэтичной;
  • вопрос об интимных отношениях между доктором и пациентом следует включить в программу обучения всех медицинских ­работников;
  • врачи должны непременно докладывать о нарушении врачебной этики своими ­коллегами.
Этика vs Природа
Любовная связь между больным и доктором не приветствовалась во все времена, и этому есть объяснение. Отношения «врач — пациент» изначально неравные. Врач более компетентен, авторитетен, и больной так или иначе от него зависит. Роберт Вич, один из крупнейших мировых экспертов в области медицинской этики, возглавлявший Институт этики им. Кеннеди Джорджтаунского университета, отмечал, что самая древняя модель взаимодействия «врач — пациент» — патерналистская, то есть «родитель — ребенок», и она же поныне господствует в медицине. В таком контексте романтические отношения неизбежно приобретают оттенок инцеста; видимо, поэтому они и воспринимаются многими как нарушение профессиональной ­этики.
 
В Клятве Гиппократа, которой уже 2,5 тысячи лет, говорится: «В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и ­рабами».
Несмотря на негативное отношение общества к подобным эксцессам, а в США и странах Западной Европы — еще и высокому риску дисциплинарных, репутационных и юридических последствий, пациенты и врачи продолжают влюбляться. И хотя комиссии по этике равно осуждают всякие интимные отношения, следует признать, что их спектр очень широк: от неприглядной интрижки до настоящей любви и долгого счастливого брака. Любовные истории многовариантны и разнообразны, но тем не менее в их развитии есть определенные закономерности. Как сохранить баланс на грани профессиональной этики и личного счастья и каких ошибок стоит остерегаться — рассмотрим на примерах из ­жизни.
 
История № 1. Навязчивая пациентка
Один из моих коллег, молодой хирург, назовем его Сергей, оперировал аккуратно, перевязывал не больно, был внимателен, остроумен, а женщинам делал комплименты. Неудивительно, что одна из пациенток влюбилась в него. Пока лежала в больнице, она ежедневно караулила доктора у дверей отделения, а после выписки ни одно его дежурство не проходило без ее визита. Сергей был завален романтическими подарками, от которых отказывался как мог. Дежурная смена регулярно пила чай с тортами, пирожками и конфетами, которые приносила ­воздыхательница.
 
Но, хотя доктор не был женат, его отношение к пациентке за рамки профессиональных интересов не выходило, а повышенное внимание со временем стало тяготить. Однажды, стараясь избежать очередной встречи, он попытался покинуть ординаторскую через окно по пожарной лестнице, упал и сломал руку. Смеялась вся больница, зато мучительница, наконец, оставила его в ­покое.
 
Взгляд ­психолога:
Влюбленность в своего спасителя присуща эмоционально неустойчивым невротичным личностям, — тем, кто имеет серьезные неразрешенные внутренние конфликты. Такие люди, как правило, чувствуют себя одинокими, испытывают гипертрофированную потребность в любви и одобрении со стороны окружающих. «Всемогущий», внимательный и заботливый врач для такого пациента (чаще пациентки) становится своего рода заменителем родительской фигуры, по которой он так ­тоскует.
 
Героиня этой истории в силу своей психологической незрелости не могла реально оценить происходящее: она не замечала, что участливое поведение доктор демонстрирует и по отношению к другим больным, а также тактично дает ей понять, что не желает выходить за рамки отношений «врач — ­пациент».
 
Взгляд ­врача:
Чаще всего в лечащего врача влюбляются молодые женщины, а лидируют среди объектов привязанности врачи хирургических специальностей. Знаю множество историй, как пациентки не давали прохода хирургу, а вот о том, что больная прониклась глубоким чувством к гельминтологу, мне слышать не ­приходилось.
 
Специальность, героическая в глазах пациентки, придает ее обладателю особый шарм. А доктор — тоже человек, влюбленные взгляды и знаки внимания пациенток согревают ему душу и повышают самооценку, ведь приятно чувствовать себя не только медицинским светилом, но и неотразимым сердцеедом, так сказать, Пироговым и Дон Жуаном в одном ­лице.
 
Однако в большинстве случаев пациентки принимают желаемое за действительное: у доктора уже есть жена и дети, а влюбленная пациентка так и останется для врача «больной ­N».
 
Если говорить о конкретной ситуации, врач поступил, на мой взгляд, неэтично. Дальновиднее было бы с первого дня корректно и вежливо объясниться с больной, а не принимать от нее ­подарки.
 
История № 2. Хрестоматийный пример
Главный герой романа американского писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Ночь нежна» молодой талантливый психиатр Ричард Дайвер принимает участие в лечении от шизофрении дочери миллионера по имени Николь. В какой‑то момент он перестает воспринимать ее как пациентку. Вопреки советам друзей и доводам рассудка, он женится на Николь. Доктору Дайверу 26 лет, он стажировался у Фрейда и подает большие надежды как врач. Психиатр прекрасно понимает, что шизофрения неизлечима, и в будущем возможны рецидивы болезни. Поначалу супруги счастливы, однако мечты доктора о служении науке не выдерживают столкновения с мироощущением и образом жизни Николь, а шизофрения опять наступает. Уже не разобрать, где необходимая для врача дистанция между ним и пациенткой, а где — нарастающее отчуждение, вытесняющее ­любовь.
 
В конце концов, героиня полностью исцеляется и Дайвер ей больше не нужен. После развода она выходит замуж за своего любовника, а психиатр падает во всех смыслах: блестящая карьера не состоялась, жизнь потеряла ­смысл.
 
Взгляд ­психолога:
Идеализация врача, невротическая зависимость от психотерапевта противоположного пола в психоанализе описаны очень подробно и получили название «эротизированный перенос». Бывают случаи, когда у психотерапевта может появиться контрперенос по отношению к клиенту. Это может выглядеть как ответное чувство влюбленности, желание стать надежным оплотом и покровителем для чувствительного и беззащитного перед жизненными невзгодами человека. Как правило, ни к чему хорошему это не приводит — ни в психотерапевтическом, ни в личном плане. В данном примере психиатр преступил черту профессионального долга, за что и поплатился в конечном ­итоге.
 
Согласно статистике, собранной Комитетом по этическим и юридическим вопросам Американской медицинской ассоциации в 1992 году, 85–90 % случаев интимных отношений в паре «врач — больной» возникают между молодой пациенткой и врачом-мужчиной, и чаще всего подобные контакты происходят в ­психиатрии.
Взгляд ­врача:
Психиатрия — особая область медицины, но даже благие намерения не делают поступок доктора Дайвера ­этичным.
 
Конечно, изображенная Фицджеральдом шизофрения больше смахивает на невроз, дочки миллионеров среди пациентов встречаются редко, а замуж за врачей они выходят еще реже. Конечно, история эта — художественный вымысел, и, хоть она и содержит автобиографические элементы, Фицджеральд не был врачом, а его жена Зельда, прообраз Николь, — его пациенткой. Но каждая сказка, как известно, содержит намек, а еще дает повод подумать о том, как неудачный шаг может разрушить не только карьеру, но и ­жизнь.
 
 
История № 3. Останемся друзьями
Моя подруга Наташа работала эндокринологом в поликлинике. У ее пациента Игоря был диффузный токсический зоб, процесс обследования и подбора терапии оказался непростым и местами даже драматичным. Наташа переживала за пациента, потратила немало времени и душевных сил, чтобы уговорить его на хирургическое лечение (а Игорь сначала был категорически против), даже навестила после операции в больнице. Игорь проникся симпатией к заботливому доктору, и в день закрытия больничного листа пригласил ее на свидание. Потом у них были совместные путешествия, цветы, подарки, ревность, размолвки, примирения и прочие атрибуты настоящего романа. До свадьбы, правда, так и не дошло. Сейчас у каждого уже есть своя семья, но они тепло вспоминают тот период своей жизни, не жалеют о нем и поддерживают хорошие ­отношения.
 
Взгляд ­психолога:
Врач в этой истории, сама того не осознавая, сыграла роль матери, способной защитить и позаботиться о своем чаде, а пациент — роль ребенка. Когда подобные отношения складываются между врачом и пациентом, они становятся более доверительными и эмоционально-теплыми, а тут и до романтического контекста недалеко. Впрочем, финал этих отношений тоже предсказуем — в какой‑то момент мужчине хочется чувствовать себя сильным и мужественным, а женщине быть просто женщиной, а не «матерью» собственного ­любовника.
 
Взгляд ­врача:
C этической точки зрения поступок врача мне кажется нейтральным. Это одна из многих жизненных историй, закончившихся взаимной привязанностью. Если между врачом и пациентом возникает симпатия, коммуникация из врачебной сферы переходит в сферу человеческую, отношения развиваются так же, как и у всех остальных людей, и брак может быть счастливым и не очень. А то, что вначале мужчина и женщина были врачом и пациентом, иногда не только не мешают зарождению романа, но и, напротив, вносит в него определенную ­изюминку.
 
История № 4. Герой-любовник
Клинический ординатор второго года Игорь регулярно обхаживал молодых пациенток, спасенных им от аппендицита. С яркой девушкой Любой и «тихой мышкой» Таней роман завязался одновременно. Однажды Люба приехала к Игорю без звонка и нашла там Таню, еще не убывшую с утра домой. Они попили на кухне кофе, разобрались в ситуации и хором Игоря бросили. Тот попереживал, а потом прооперировал Катю и быстренько на ней женился. Затем уехал в Мурманскую область, где ему предложили хорошее место, и живет там припеваючи уже лет 15 с Катей и двумя их ­детьми.
 
Взгляд ­психолога:
Роль «спасителя» может быть весьма привлекательной для некоторых мужчин, а профессия врача отлично подходит под это амплуа. Эксплуатируя эту роль, достаточно легко завязать отношения — «сильный, умный, внимательный мужчина» просто не может не покорить «слабую, нуждающуюся в помощи женщину». Если любвеобильный врач использует свое положение для завязывания новых отношений, то серия романов с пациентками — вполне ожидаемый результат. Таким мужчинам, скорее всего, в глубине души страшно вступать в отношения с равным партнером, не обремененным чувством благодарности и психологической зависимостью от доктора. Рядом с благодарной женщиной он чувствует себя уверенным и ­значимым.
 
Взгляд ­врача:
Полагаю, Игорь всегда был ориентирован на семью с патриархальным укладом и искал девушку с такой же ориентацией. Но в наше время в большом городе найти девушку, совершенно свободную от феминистских установок, довольно сложно, вот и пришлось долго выбирать. А среди пациенток он искал по одной простой причине — круг общения у врача, проводящего много времени на работе, не столь широк, и выбор ограничивается теми, кто находится ­рядом.
 
 
История № 5. Долго и счастливо
Милый немолодой вдовец-психотерапевт лечил от депрессии уже не юную женщину, также пережившую личную трагедию. Чтобы увидеть схожесть их судеб, не нужно было углубляться в пучины психоанализа, так что глубокое и искреннее сочувствие было вполне естественным и человеческим. Помогая пациентке увидеть новые жизненные горизонты, врач внезапно понял, что он и сам обретает второе дыхание. Возникшее взаимное чувство было вполне органичным, десять лет назад врач и пациентка поженились. Сейчас им около шестидесяти, и они счастливы вместе и по сей ­день.
 
Комментарий психолога
Такое развитие событий предсказуемо: как несчастной разочарованной женщине не влюбиться в «умного, тонкого, сопереживающего, внимающего каждому ее слову» доктора? Часто подобные пациентки влюбляются скорее в образ психотерапевта, нежели в реального человека. Такие союзы часто распадаются, так как не имеют прочной здоровой ­основы.
Однако, как видим, в каждом правиле есть свои исключения. Подобные отношения развиваются благополучно, когда отношения «пациент — терапевт» окончательно завершены, проблемная ситуация разрешена и в плане профессионального сотрудничества эти люди друг для друга интереса не ­представляют.
 
Кстати, в западных этических кодексах психотерапевтов личные взаимоотношения возможны не раньше, чем через несколько лет с момента завершения терапевтического ­процесса.
 
Взгляд врача
Быть лечащим врачом близкого человека трудно, и влюбившийся в пациента врач не может сохранять в отношении него объективность и беспристрастность: не сможет правильно оценить симптоматику, пожалеет его там, где это не нужно. Поэтому мне кажется, что больше перспектив у романа врача с бывшей пациенткой или ­пациентом.
 
Заключение
Чем бы ни закончилась влюбленность в доктора, рассказывают о ней всегда как о чем‑то важном и дорогом, и помнят всю жизнь. А у романа с пациентом, при всех его возможных минусах, всегда есть один плюс: он напоминает нам, что мы, врачи, точно так же, как и все остальные люди, способны на чувства, что жизнь ярка и разнообразна, и не проходит мимо ­нас.

0 0 лайков 11071 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Стало возможным вызывать врача на дом через интернет

0 комментариев 0 лайков 130 просмотров

Дмитрий Целоусов: «Сейчас доверия нет — из‑за неэтичности ряда компаний»

Исполнительный директор ассоциации «СоюзФарма» о значении термина «фармконсультирование» и последствиях агрессивного продвижения товаров на фармрынке

0 комментариев 0 лайков 1261 просмотр

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку