18+

Статьи — Журнал — Медицина — Врачебная этика

Участливый участковый

Анна Алешина о том, чем по праву могут гордиться участковые терапевты

Престижность участковой службы среди медицинских работников невелика. Возможно, даже самая низкая. В институте все мечтают стать суперпрофессионалами в гинекологии, кардиологии, сосудистой хирургии и других узких и престижных направлениях. А лечить простуду и гипертонию у бабушек на участке в поликлинику приходят, как правило, замужние женщины, чтобы сочетать работу с заботой о семье. Так и я однажды перешла в районную поликлинику, устав воспитывать троих детей параллельно с напряженной работой в многопрофильной ­­больнице.

Сейчас, имея двадцатилетний опыт, могу сказать, что мне определенно нравится быть участковым терапевтом. Время от времени штат пополняется, и к нам приходят молодые врачи без опыта работы на участке. По возможности я стараюсь поддерживать их, рассказывая истории, которые заставили бы гордиться своим выбором и не опускать руки при очевидных сложностях. Да что там молодые — даже опытные участковые врачи нуждаются иногда в дополнительной мотивации и поддержке. Представляю вашему вниманию несколько важных задач, с которыми большинство участковых врачей успешно справляются каждый рабочий ­­день.

Большое — в малом или важность работы участковым врачом в поликлинике

Участковые врачи не удаляют воспаленные аппендиксы и не выводят из комы — чаще всего мы работаем с «малыми» болезнями, при которых состояние пациента позволяет ему лечиться дома. Как почувствовать свою значимость в череде тривиальных случаев? Только качественно отрабатывая ­­каждый.

Дано: молодой мужчина Игорь К. вернулся из Турции. Там он купался, загорал, пил коктейли со льдом и наслаждался заслуженным отдыхом. А вернувшись домой, сразу же приступил к работе. В офисе Игорь неожиданно почувствовал сильную боль при глотании, к вечеру поднялась температура. Недолго думая, молодой человек выпил таблетки, которые рекламировали для приема при первых признаках простуды. Но на следующее утро самочувствие не улучшилось, наоборот: бил озноб, болела голова и горло. Поэтому вместо работы Игорь пришел на прием ко мне, своему участковому ­­терапевту.

Решение: при осмотре Игоря я увидела настоящий «пожар» в горле, белёсые налёты на миндалинах, увеличенные шейные лимфатические узлы и заподозрила фолликулярную ангину — это заболевание неприятно само по себе и, главное, дает осложнения на сердце, почки и ­­суставы.

Пришлось потратить всё свое красноречие, чтобы убедить молодого человека в том, насколько опасно для него переносить ангину «на ногах». Объяснила важность домашнего режима, обильного теплого питья — преимущественно травяных настоев и ягодных морсов — и лечения по часовому графику: почти каждый час Игорь должен был принимать лекарства или полоскать горло, одновременно соблюдая голосовой ­­режим.

Игорь оказался хорошим пациентом и прислушался к своему участковому врачу. Через неделю домашнего лечения его самочувствие значительно улучшилось, и он был готов приступить к трудовой деятельности. Однако я убедила его дополнительно проверить состояние сердца по ЭКГ и сдать анализы крови и мочи, чтобы убедиться в отсутствии осложнений. Поскольку мои рекомендации уже принесли положительные результаты, Игорь не стал сопротивляться и отправился на обследование, заодно проведя в домашнем режиме еще три дня. Лабораторные показатели, как я и предполагала, оказались ­­хорошими.

Ответ: мы, участковые врачи районных поликлиник, должны понимать, что едва ли кто‑то, кроме нас, сможет потратить время на подробные объяснения причин заболевания и распишет лечение какой‑нибудь «малой болезни» практически по часам. Врачи-специалисты нацелены на выявление и лечение серьезных заболеваний, банальные проблемы со здоровьем не вызывают у них ­­интереса.

Принудительная помощь – право или обязанность участкового врача?

Многие люди не хотят получить помощь врача. Это может быть их личным выбором или влиянием болезненного состояния на психику, и пожилые люди здесь всегда в группе риска. Какой врач пойдет разбираться в непонятных и тревожных случаях уклонения от медицинской помощи? Правильно — ­­участковый.

Дано: мою коллегу к Раисе Валентиновне вызвала дочь пациентки, обеспокоенная тем, что мама стала слабеть и терять аппетит. Самой женщине казалось, что всё ­­нормально.

Решение: на вызове участковый терапевт сразу обратила внимание на бледность кожных покровов и слизистых. Язык пациентки был шершав и воспалён. Пожилая женщина была апатична, на контакт шла неохотно, всячески хотела сократить время общения с врачом. Врачу пришлось быть весьма настойчивой, чтобы провести осмотр, измерить пульс, артериальное давление. Дочь пациентки находилась рядом и очень переживала — она надеялась, что участковый сразу выпишет лекарства, которые поднимут ее маму на ноги. Но моя коллега объяснила, что просто бороться со старческой депрессией, которая, безусловно, присутствовала, было бы нелогично — в первую очередь важно было провести обследование с целью постановки правильного ­­диагноза.

Через день дочь пенсионерки пришла на прием с результатами обследования к участковому терапевту , подтверждавшими В12‑дефицитную анемию. Был разработан план дообследования и одновременно назначены инъекции цианокобаламина, а также диета, богатая продуктами, содержащими витамин В12. Через две недели после начала лечения пациентка пришла в поликлинику на прием уже сама. Внешне она выглядела значительно лучше, чувствовалось, что и настроение у нее заметно ­­поднялось.

Ответ: участковый врач несет медицинскую помощь туда, где она нужна, а не только туда, где ее хотят получить. В этом проявляется настоящая гуманность участковой службы, в традициях которой — активный патронаж ­­пациентов.

участковый врач2.jpg

Помощь в выявлении онкологии участквым терапевтом

Одна из важных задач любого врача — это выявление онкологических процессов. И роль участкового в этом трудно ­­переоценить.

Дано: ко мне на повторный прием пришла давняя пациентка, которая находится в группе риска по ожирению и артериальной гипертензии. Провожу стандартный осмотр и, как обычно, поддерживаю разговор вопросами о членах ее семьи, которых прекрасно знаю по именам. Из разговора узнаю, что у супруга моей пациентки скоро юбилей, 50 лет. Начинаю настаивать, что к этой дате надо обязательно «просканировать» состояние здоровья, тем более что глава семьи давно на участке не ­­показывался.

Пациентка убеждает меня, что муж ни на что не жалуется и здоров «как бык». Тогда пускаю в ход «домашнюю заготовку», спрашивая, знает ли она о том, что, согласно статистике, в 2013 году мужчины в России доживали в среднем до 63 лет. Дама оказывается не в курсе, и я расширяю ее кругозор знаниями еще и о том, что на первом месте среди причин мужской смертности стоят сердечно-сосудистые заболевания и онкология. Доводы мои оказываются убедительными, и через неделю на прием приходит Дмитрий, уже замотивированный на ­­диспансеризацию.

Решение: проведенный осмотр никаких отклонений не выявил. Все анализы в норме, но на рентгенографии лёгких находится очаговая тень. После компьютерной томографии подтвердился самый неприятный диагноз: рак лёгкого. Стоит ли говорить, что для пациента и его семьи это был неожиданный и страшный удар. К счастью, стадия процесса была начальной, поэтому на приеме мне удалось повернуть ситуацию в другую сторону: можно (и нужно!) ожидать полного излечения Дмитрия после операции и дальнейшего лечения по протоколу. Я похвалила супругу пациента за то, что она вовремя сагитировала мужа на обследование. Через полгода он пришел ко мне на плановый осмотр после успешно перенесенной операции, благодаря меня за то, что диспансерный осмотр позволил выявить болезнь на ранней ­­стадии.

Ответ: конечно, участковому врачу психологически тяжело сталкиваться с выявлением заболеваний с неблагоприятным концом. Но насколько важно выявить онкологию на раннем этапе, обращая внимание на минимальную симптоматику, а иногда прислушиваясь просто к врачебной интуиции! При любом обращении, например, за справкой при приеме на работу или для прививки от гриппа, участковый врач, задавая привычные вопросы, может заподозрить развитие опухоли и настоять на скорейшем обследовании. Часто это спасает человеку ­­жизнь.

Правила жизни

Участковый врач многое знает про смерть от старости или неизлечимой болезни. Ни одна другая профессия не дает такого явного, вещественного понимания неизбежности смерти человека. Как же достойно проявить себя участковому в этих тяжелых ­­случаях?

Дано: когда после осмотра и общения с пожилым пациентом становится ясно, что жизнь движется к своему логическому завершению, врач подготавливает к такому исходу родных. Иногда ситуация складывается таким образом, что любящие родственники непременно хотят продлить дни жизни своего старичка или старушки. Они боятся оставаться наедине с умирающим членом семьи и надеются, что участковый врач что‑нибудь придумает. Они обращаются к терапевту с пожеланием назначить «капельницы» или забрать в стационар «прокапать». При этом врач в глазах и на устах самого пациента видит всего лишь одну просьбу: оставить умирать в своих родных стенах с близкими людьми ­­рядом.

Решение: в таких случаях, оценив ситуацию, я как участковый врач становлюсь защитником прав пациента. И выполняю его просьбу, очень корректно, тщательно подбирая слова, объясняя родственникам, что самое хорошее, что они могут сделать, — это обеспечить должный уход за своей мамой, или своим папой, или бабушкой, или дедушкой. Рассказываю о том, что делать, чтобы избежать пролежней, чем кормить и поить. При необходимости назначаю обезболивающие ­­препараты. Ответ: каждый раз доктор учится говорить о смерти с родственниками, чтобы не испугать их, чтобы им было понятно, что в этой ситуации правильно делать. Простые добрые слова оказывают свое действие даже тогда, когда работают только законы природы. Опытный участковый врач окажет необходимую психологическую помощь родным и близким, когда конец пациента ­­близок.

Помню себя молодым врачом, которому хотелось во что бы то ни стало предотвратить печальный конец. В то время я старалась госпитализировать пациента в стационар для обследования и лечения, а если это не получалось, назначала капельницы с парентеральным питанием и витаминами и ежедневно курировала умирающего. Но в конце концов всё заканчивалось одинаково — констатацией смерти. Теперь я отношусь к естественному течению событий спокойнее. Я успокаиваю пациента, держу его за руку, убеждаю ничего не бояться, говорю ему, что всё будет хорошо. Поддерживаю родственников (в том числе и назначением успокоительных лекарств), отвечаю на их вопросы, уговариваю принять ­происходящее.

Все болезни — от нервов

Участковая служба довольно часто выявляет пациентов-невротиков, которым кажется, что у них серьезный ­­диагноз.

Дано: совсем недавно ко мне обратилась Юлия — мама, ребенок которой лежал в онкологическом отделении на обследовании. К счастью, диагноз не подтвердился, и малыш благополучно вылечился. Но через месяц у самой Юлии стало по очереди болеть всё, буквально как в известном мультфильме — «то лапы ломит, то хвост отваливается». Еле живая от страха, молодая женщина пришла на ­­прием.

Решение: после детального осмотра пациентки мне, как опытному терапевту, стала понятна причина ее недомогания, но спешить с диагнозом я не стала. Был составлен план обследования, включающий в себя обычные методики: клинический анализ крови, кровь на сахар, общий анализ мочи, флюорографическое исследование лёгких, электрокардиограмма в покое и с нагрузочными пробами. Когда были получены результаты, оказалось, что все они находятся строго в границах нормы. Дополнительно я порекомендовала пациентке заполнить опросник на степень тревоги и депрессии. Уровень тревоги оказался ­­высоким.

Таким образом, была установлена психосоматическая природа недомогания, и соответственно этому был разработан план лечения. Причем началось оно не с рецепта, а с объяснения важности соблюдения распорядка дня и режима нагрузок, с разговора о пользе ходьбы на свежем воздухе, водных процедур и расслабляющего массажа. Я посоветовала пациентке вести дневник настроения, в который записывать сначала свои горестные мысли, а затем более светлые и радостные. А после — для надежности — были назначены и лекарственные успокоительные средства, уместные для рекомендаций на терапевтическом ­­приеме.

Самые любимые мои пациенты — те, состояние здоровья которых определяется психосоматическими расстройствами. Любимые они потому, что иногда такие пациенты стремительно выздоравливают уже от самого факта того, что в обследовании не обнаружено патологии со стороны внутренних ­органов.

Ответ: предполагаю, если бы девушка со своими проблемами отправилась сразу к неврологу или кардиологу, ей посоветовали бы пропить успокоительное или проконсультироваться у психиатра. Человек же устроен так, что к психиатру соберется в самом крайнем случае, а вот «ломота лап» никуда не денется. Так что задача участкового терапевта в этом случае — использовать в своей работе элементы психотерапии так, чтобы пациенту захотелось консультироваться до устойчивого улучшения ­­состояния.

Хороший участковый врач на вес золота

Из всего врачебного сообщества хорошие участковые терапевты, как правило, самые участливые и терпеливые люди. Ежедневно участковый терапевт берет на себя ответственность за принятие серьезных решений в жизни пациента за считанные минуты приема. ОРВИ и гипертонии, под которые часто маскируются трудные для диагностики состояния, подозрения на онкологию, выходы на дом, возрастные пациенты — все это неотъемлемая часть бесконечно важной и ответственной работы участкового врача. Добросовестное отношение к каждой из своих задач будет повышать престиж профессии участкового терапевта среди коллег и пациентов. А это, в свою очередь, притянет грамотных выпускников медицинских университетов в участковую ­­службу.

0 0 лайков 1581 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку