18+

Статьи — Журнал — Медицина — Медицинское право

Ошибка: врачебная против судебной

Андрей Смоленский о юридической оценке врачебных ошибок

Cujusvis hominis est errare, nullius, nisi insipientis in errore perseverare

Каждому человеку свойственно ошибаться, но только дураки повторяют свои ошибки

Марк Туллий Цицерон «Филиппики»

Согласно данным «Лиги защитников пациентов», за прошедшие пять лет в России только по обязательному медицинскому страхованию возбуждено более 3000 дел. Это рекорд за весь период ведения подобной статистики с конца 1990-х годов. В журнале «Новое время» (октябрь 2011) процитировано мнение юристов Лиги: «если возбужденное против врача уголовное дело доходит до судебного разбирательства, то врачи чаще всего получают два года условно и выплачивают штраф». Однако, к утешению добросовестных коллег, следует заметить, что, по данным аналитиков портала «Право.Ру», около 70 % заведенных на медработников уголовных дел прекращаются без вынесения приговора.

 

Казнить нельзя помиловать

В 1993 году были приняты Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан. Однако в законе не было дано определение врачебной ошибки и не рассмотрена мера ответственности медработников. Впрочем, существует большое количество литературы по медицинскому праву, где предлагается более 60 (!) определений «врачебной ошибки», зачастую полярно разнящихся оценкой степени виновности врача.

 

Врачебная ошибка – добросовестное заблуждение

«Вытекающее из объективных условий добросовестное заблуждение врача, основанное на несовершенстве медицинской науки и методов исследования, на особом течении заболевания у больного или недостатке знаний и опыта врача, но без элементов халатности, небрежности и профессионального невежества»

Ак. Ипполит Давыдовский «Врачебные ошибки», журнал «Советская медицина» №3, 1941 г.

 

Классификация врачебных ошибок столь же вариативна, как и их определения.

Так, Ричард Ригельман, американский врач из университета Джорджа Вашингтона, чья книга «Как избежать врачебных ошибок» была переведена и издана в России еще в 1994 году, предложил разделять врачебные ошибки в зависимости от уровня осведомленности врача:

1. Ошибки по неведению. Происходят, когда «врач не владел информацией, необходимой для правильной диагностики и лечения».

2. Ошибки, обусловленные «ложными умозаключениями». Главный источник подобного вида ошибок «не в недостатке знаний, а в неправильном их применении».

Врачебная ошибка – недальновидность медика

«Неправильное действие (бездействие) при оказании медицинской помощи, совершенное врачом в состоянии обоснованной уверенности в правильности своих действий, притом, что по обстоятельствам дела он не мог осознавать неправильности этого действия (бездействия)… и не мог его предвидеть».

Член Экспертного совета при Правительстве РФ, президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский, «Права пациентов на бумаге и в жизни», М.: Эксмо, 2009 год

Выпускница Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, молодой юрист Александра Понкина, специализирующаяся на медицинской юриспруденции, в монографии «Врачебная ошибка в контексте защиты прав пациентов» сделала попытку новейшей классификации по природно-онтологическому критерию (рис. 1).

Рис. 1. Классификация врачебных ошибок по природно-онтологическому критерию

В качестве альтернативной Александра Понкина предлагает систему классификации врачебных ошибок по инструментально-функциональному критерию (рис. 2).

Рис. 2. Классификация врачебных ошибок по инструментально-функциональному критерию

И, наконец, по критерию возможности недопущения Александра Понкина подразделяет врачебные ошибки на неизбежные и те, которых можно было бы избежать.

Понятно, что российский врач, обвиненный в ошибке, оказывается участником своеобразной юридической «русской рулетки» – ситуации, когда в распоряжении прокурора и судьи находятся настолько широкие возможности произвольной трактовки «врачебного проступка», что об образе бесстрастной Фемиды и категоричном применении принципа Dura leх, sed lex (Закон суров, но это закон) остается только мечтать.

Врачебная ошибка – халатность и непрофессионализм

«Избрание медицинским работником опасных для жизни и здоровья пациента методов и средств диагностики и лечения, вызванное незнанием или самонадеянным игнорированием специальных юридически значимых требований, предъявляемых к профессиональному поведению в сложившейся ситуации».

Александр Кудаков «Врачебная ошибка и ее уголовно-правовая оценка», диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук, Саратовская государственная академия права, 2011

Ошибки неизбежны

Легендарный диагност Сергей Боткин в конце XIX века заявлял, что его удовлетворило бы 30 % совпадений клинических и патологоанатомических диагнозов. Сегодня, по статистике «Лиги защитников пациентов», совпадение между прижизненным и посмертным диагнозами составляет 75 %, и до абсолютного результата по-прежнему далеко. Ведь, несмотря на явные успехи в диагностике и лечении, эпидемиология и клиническая картина заболеваний постоянно меняются. Приведу лишь несколько фактов:

Факт первый. К концу XVIII века было известно немногим более 1000 человеческих заболеваний. Согласно данным ВОЗ, на 2002 год их насчитывается уже более 30 тысяч. Громкие «открытия» XX века – болезнь Лайма, легионеллёз, ВИЧ-инфекция, хантавирусная геморрагическая лихорадка.

Факт второй. Старые болезни тоже не дают врачам расслабиться: вспомним эпопею с «птичьим», «свиным» и иными новыми типами гриппа.

Факт третий. Всё большее число возбудителей приобретают резистентность к существующим антибиотикам. Времена, когда 100 000 Ед пенициллина считались мегадозой, минули уже лет 40 назад. Против многих современных штаммов микроорганизмов неэффективны даже миллионные дозы «классических антибиотиков».

 

Подсудное дело

УК РФ включает ряд статей, по которым «напортачившего» доктора можно привлечь к ответственности. Мы ограничимся рассмотрением мер ответственности эскулапов, согласующихся с классическим определением академика Ипполита Давыдовского.

 

1. Ст. 109 часть 2 «Причинение смерти по неосторожности»

Предусматривает до 3 лет лишения свободы плюс лишение права занимать должность 3 года.

 

2011 год, Томская область, с. Александровское

Заведующая родильным отделением не диагностировала клинически узкий таз роженицы, вследствие чего не была выполнена операция кесарева сечения. С целью родоусиления врач давила руками на дно матки женщины, что обусловило внутричерепное кровоизлияние, отек и сдавление головного мозга новорожденного, повлекшие его смерть через двое суток.

Приговор Александровского районного суда: «Назначить подсудимой наказание в виде одного года лишения свободы с лишением права в течение двух лет заниматься врачебной деятельностью… Наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком в один год». Также с роддома была взыскана материальная компенсация в пользу потерпевшей. 

2.  Ст. 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности»

Предусматривает до 4 лет лишения свободы.

2006 год, Московская область, г. Красногорск

29-летней пациентке проведена гинекологическая операция. На следующий день – приступы резкой боли в животе. Пациентка экстренно госпитализирована в профильную клинику, где выяснилось, что во время операции в брюшной полости оставлен инородный предмет. Время для успешного устранения ошибки было упущено: женщине репродуктивного возраста пришлось согласиться на удаление матки. Пострадавшая потребовала от клиники и от врача компенсировать материальный и моральный вред, оцененный в несколько сот тысяч рублей.

Красногорский районный суд назначил допустившему ошибку специалисту условное наказание с запретом заниматься медицинской практикой в течение 5 лет, из клиники он был уволен.

3. Ст. 124 «Неоказание помощи больному» Предусматривает ч. 1 – при вреде здоровью средней тяжести — штраф до 40 тыс. рублей, либо исправительные работы до 1 года, либо заключение до 4 месяцев; ч. 2 – в случае смерти – заключение до 3 лет и лишение права занимать должность.

2007 год, Смоленская область, г. Ярцево Врач-терапевт, вызванная к пациентке, диагностировала остеохондроз шейного отдела позвоночника, проигнорировав жалобы на боли в сердце; ЭКГ и консультацию кардиолога не назначила, хотя больная на этом настаивала. Вскоре пациентка скончалась. Диагноз на вскрытии: «острый трансмуральный инфаркт миокарда с давностью до трех суток». Три года спустя, в 2010 году, Ярцевский городской суд признал терапевта виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 124 УК РФ и назначил наказание в виде двух лет лишения свободы с лишением права заниматься медицинской деятельностью сроком на 1 год 6 месяцев. Назначенное наказание – условное, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев, однако кассационным определением судебной коллегии Смоленского областного суда приговор был отменен.

4. Ст. 122 «Заражение ВИЧ-инфекцией» Предусматривает до 5 лет заключения.

2004 год, Калининградская область, г. Пионерский

Находящемуся в крайне тяжелом состоянии пациенту было произведено прямое переливание крови, что запрещено приказом Минздрава в 2002 году. Свою кровь больному дал местный житель, который, как оказалось, был инфицирован ВИЧ и гепатитом С. Против завхирургией и реаниматолога было возбуждено уголовное дело. Почти два года волокиты, в итоге – обвинения с докторов сняты; доказано, что они бескорыстно стремились помочь находившемуся в терминальном состоянии пациенту. Метод помощи также признан единственно эффективным из всех возможных в данной ситуации.

2005 год, г. Воронеж

В одном из роддомов города молодой матери была перелита плазма, которую получили из крови ВИЧ-положительного донора на станции переливания крови. Проверка прокуратуры показала, что на станции наличие ВИЧ в крови было выявлено за несколько дней до того, как кровь была перелита роженице, но сотрудники станции не уведомили об этом медицинские учреждения.

Областная прокуратура возбудила уголовное дело в отношении руководителя станции переливания крови, но оно было закрыто в связи с амнистией. После этого пострадавшая подала гражданский иск о возмещении морального ущерба в размере 10 миллионов рублей.

Суд Центрального района Воронежа принял решение в пользу потерпевшей, снизив сумму до 3,5 миллиона рублей, которые должны быть взысканы с областной станции переливания крови и департамента здравоохранения. На сегодняшний день – это максимальная сумма компенсации вреда здоровью, присужденная в России.

 

Экскурсия по кодексу

Кратко отметим и другие статьи УК, встречающиеся в судебных разбирательствах, связанных с исками к врачам и медицинским учреждениям.

Ст. 125 «Оставление в опасности».

Предусматривает до 1 года заключения.

Статья актуальна не только для медработников, но и для всех совершеннолетних граждан. Она предусматривает наказание за умышленное игнорирование очевидных рисков и оставление человека в заведомо опасной для его жизни и здоровья ситуации.

Это не значит, что вы обязаны, рискуя собственной жизнью и здоровьем, бросаться на помощь нуждающемуся, например, лезть снимать его с дерева или нырять за ним в воду. Однако вы должны немедленно вызвать сотрудников экстренных служб, дождаться их, и только после этого покинуть место происшествия.

Ст. 140 «Отказ в предоставлении информации». Предусматривает штраф до 200 тысяч рублей либо лишение права занимать определенные должности сроком до 5 лет.

Актуально в первую очередь для администраторов от здравоохранения, но может быть применена и в отношении врача, отказавшегося после соответствующего распоряжения начальства предоставить информацию о состоянии пациента и связанную с лечебным процессом документацию сотрудникам правоохранительных органов или другим уполномоченным лицам.

Ст. 236 «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил».

Если ситуация закончилась летальным исходом, то виновнику может грозить до 5 лет тюремного заключения.

Под ее действие подпадают медработники, в отношении которых доказан факт нарушения санитарных и карантинных норм, повлекший распространение инфекции. Это может быть, к примеру, пропуск посторонних к пациенту в инфекционный бокс.

Ст. 292 «Служебный подлог».

Максимальное наказание по этой статье – лишение свободы на срок до четырех лет.

Под действие этой статьи УК РФ может попасть любой работник сферы здравоохранения, имеющий отношение к медицинской документации: историям болезни, результатам анализов, протоколам операций. Вспомните, как часто мы не подклеиваем листы с дневниками наблюдения в историю болезни сразу же; с какой непростительной регулярностью иные откладывают заполнение наркозных протоколов или протоколов операции… Стоит ли потакать сиюминутной лени, рискуя потерей любимой профессии и даже свободы?

 

Суд или суть?

700–800 антиврачебных дел в год против реальных 700–800 тысяч врачебных ошибок (по данным «пропациентских» организаций, процитированным в обзоре «Сколько стоит врачебная ошибка» в октябрьском выпуске журнала «Новое время» в 2011 году). Много это или мало? С одной стороны, среди врачей встречаются неквалифицированные специалисты, которые должны нести ответственность за допущенные ошибки. С другой стороны, азартная охота на ведьм в лице врачей-вредителей может затмить настоящую цель судебного разбирательства – выявление истинных причин, приведших к драматическим последствиям. Безусловно, уменьшать число врачебных ошибок нужно, но не инквизиторскими методами, а улучшением профессиональной подготовки медицинских работников и модернизацией материально-технической базы учреждений здравоохранения.

 

0 0 лайков 666 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

comments powered by HyperComments