18+

Статьи — Журнал — Медицина — Медицинское право

Вечно обязан

Юлия Егорова разобрала по косточкам закон о неоказании медицинской помощи

Обычным людям, чтобы стать преступниками, надо что‑то задумать, спланировать, совершить. Врачам в этом плане гораздо проще. Можно вообще не напрягаться. Даже не пошевелив пальцем, доктор может попасть под ответственность. Да не под какую‑нибудь, а под уголовную. Речь в этом случае идет о неоказании медицинской помощи (статья 124 УК ­РФ).
 
124‑я статья
По данным, которые приводит юрист из Санкт-Петербурга Артём Боер в статье «Уголовно-правовая охрана жизни и здоровья: некоторые проблемы уголовно-правовой политики («Социология и право», 2013 № 1), удельный вес статьи 124 в общей уголовной преступности весьма мал и на начало 2013 года составил 0,004 %. Иными словами, сегодня нельзя говорить о сложившейся судебной практике. Чаще всего жалобы на неоказание медицинской помощи подают заключенные исправительных учреждений, и эти жалобы рассматриваются во внутриведомственном порядке. Тем не менее, в СМИ часто появляются леденящие душу истории о людях, умерших на пороге больницы, которым так никто и не оказал ­помощь.
 
Нашумевший пример такой истории, опубликованный во многих СМИ, в частности в «Собеседнике», — смерть политика из Екатеринбурга Максима Головизнина. В 2011 году Максиму стало плохо на улице Москвы, в машине. Вместо того чтобы вызвать скорую помощь, его друзья повезли Максима в ближайшую, подходящую, как им показалось, больницу. Ею оказался Институт хирургии им. Вишневского. Между прочим, это плановый хирургический стационар, т. е. с медицинской точки зрения — не лучшее место для оказания помощи человеку, у которого, скорее всего, острая кардиологическая или нейрососудистая патология. Помощь в этом случае обязана оказывать бригада скорой помощи и врачи специализированного стационара, а не плановый институт хирургии им. Вишневского. Обязанность окружающих в такой ситуации — вызвать скорую помощь и следовать инструкциям ­диспетчера.
 
Статья 124. Неоказание помощи больному
Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, наказывается штрафом… либо обязательными работами, либо исправительными работами, либо ­арестом.
То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, наказывается принудительными работами либо лишением свободы на срок до четырех ­лет.
Уголовный кодекс Российской Федерации
 
Друзья политика продолжали попытки проникнуть на территорию института. Охранники вызвали скорую помощь, которая констатировала смерть. В итоге в смерти Максима Головизнина СМИ дружно обвиняют врачей, которые находились на своих рабочих местах и вряд ли знали, что происходит у ворот, где охрана не пропускала машину с пациентом. По этому случаю в институте Вишневского было проведено служебное расследование, доследственная проверка Следственного комитета РФ и заведено уголовное дело. Тем не менее, по результатам судебно-медицинской экспертизы, оказалось, что смерть чиновника наступила гораздо раньше, чем его друзья обратились в медучреждение. Таким образом, еще до суда было доказано, что врачи ни в чем не ­виноваты.
 
Этот случай получил широкий общественный резонанс, обсуждался в СМИ с участием министерства ­здравоохранения.
 
Что и кому
Теория: Словосочетание, которое должно привлечь наше внимание, — «помощь больному». Человеческое сознание самостоятельно определяет эту помощь как медицинскую, потому что она упоминается в связи с болезнью. Но мы не видим в законе слова «медицинская» и никак из этого определения не в состоянии понять, какая именно помощь должна быть оказана. Более того, правового понятия «больной» не существует. В законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» определено понятие «пациент». Это физическое лицо, которому оказывается медицинская помощь или которое обратилось за оказанием медицинской помощи независимо от наличия у него заболевания и от его состояния (ст. 2 п. 9). То есть если человек лежит без сознания и истекает кровью, то с точки зрения закона он пациентом не является, так как помощь ему никто не оказывает и он никуда не обращается. Подобные придирки к каждому слову выглядят мелочно, но тем не менее иллюстрируют, что данная статья нуждается в конкретизации и закреплении в праве основных ее понятий. Неточности в определении состава преступления создают опасность произвольного правоприменения и противоречивости судебной ­практики.
 
Практика: Надо понимать, что размытость и неточность формулировок данной статьи дают возможность ее «вольного» толкования. Но эта возможность дана не только обвинителю, но и обвиняемому. То есть если вы, например, не стали на месте происшествия никого лечить (потому что делать это банально нечем), но вызвали бригаду скорой помощи, то это трактовать как отсутствие помощи будет уже некорректно, хотя сами вы лечебных мероприятий не ­производили.
 
Уважительные причины
Теория: В статье есть важная фраза: «без уважительных причин». Если обвиняемый докажет, что у него была уважительная причина не оказать помощь, судья должен будет закрыть дело за отсутствием состава ­преступления.
 
Практика: Уважительной причиной может стать, например, физическая невозможность доступа к пациенту. Если врач прибыл на вызов, а квартира закрыта, или пострадавший находится под завалом, в зоне затопления или задымления, или блокирован в машине, оказание помощи как минимум ­затянется.
 
Уважительной причиной также может быть болезнь или травма самого врача; не в состоянии оказать помощь врач, который занимается другим пациентом; бригада скорой помощи не может одновременно обслужить два разных вызова. Что нужно сделать в этих случаях? ­Задокументировать!
 
Еще одна уважительная причина — отказ пациента от помощи или его нетрезвое состояние. Например, врачам скорой не в новинку слышать «Да иди ты!». Это тоже должно быть задокументировано. Определять на месте дееспособность пациента и правомерность подобного отказа врач не обязан. То есть если потом выяснится, что пациент страдает шизофренией и отказался от помощи потому, что врач показался ему марсианским захватчиком, обвинить доктора будет сложно, так как он вряд ли мог знать, что похож на ­инопланетянина.
 
Студенты мединститута при обсуждении уважительных причин часто спрашивают: «А если я пьяный был?». Вопрос разумный, потому что в алкогольной эйфории можно много чего оказать. Позиция уголовного права на эту тему ясна и понятна: состояние алкогольного опьянения является отягчающим вину обстоятельством, а никак не уважительной причиной. В крайнем случае можно предоставить справку о наличии острого алкогольного отравления, но понятно, что это не то, что вызовет уважение ­судьи.
 
Будьте внимательны, уважительность указанных причин исчезает, если пациент представляет угрозу для себя или окружающих. Например, нетрезвый пациент истекает кровью и сообщает, что «Усё намана», — в этом случае врач обязан настоять на оказании помощи, так как здоровью и жизни пациента угрожает очевидная опасность. При этом если бы кровотечение оказалось внутренним, а о наличии и характере травмы пациент ничего не сообщил (потому что «усё намана»), то оснований настаивать на оказании помощи у врача уже ­нет.
 
Кто и когда ­виноват?
Теория: Кто преступник? «Лицо, обязанное ее (помощь) оказывать в соответствии с законом или специальным правилом». Со специальными правилами более-менее ясно — это, прежде всего, должностные обязанности и инструкции, но какой закон мы должны тут применять? Если считать, что помощь медицинская, то нужно вернуться к закону «Об основах охраны здоровья граждан Российской Федерации». В нем «недопустимость отказа в медицинской помощи» упоминается в числе основных принципов охраны ­здоровья.
 
Здесь каждому медицинскому работнику должно стать интересно — относится ли этот закон лично к нему в его нерабочее время? Конституция запрещает принудительный труд, которым можно считать обязательное и бесплатное оказание медицинской помощи. Несмотря на то что этот вопрос возникает, узнать позицию судебной системы на этот счет не представляется возможным. Кроме этого возникает вопрос — а если больной за помощью не обращался, доктор ее не предложил, то есть факта отказа, который не допускается, нет. Считать ли это преступлением? Это вопрос без ответа, решать его приходится судье в каждом конкретном ­случае.
 
ФЗ-323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Статья 11. Недопустимость отказа в оказании медицинской помощи
Отказ в оказании медицинской помощи в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи и взимание платы за ее оказание медицинской организацией не ­допускаются.
Медицинская помощь в экстренной форме оказывается медицинской организацией и медицинским работником гражданину безотлагательно и бесплатно. Отказ в ее оказании не ­допускается.
 
Практика: Эта статья относится к медработнику в любое время, так как иные условия в ней не указаны, а в законодательном определении термина «медицинский работник» тоже нет привязки к рабочему месту и времени. Другое дело, что эта статья «беззубая», то есть не содержит самостоятельной санкции, и по вопросу ответственности отсылает нас к той же 124‑й статье УК. Внимательному читателю тут должно стать интересно — а как же частные медучреждения? Должны ли они оказывать неотложную помощь бесплатно? Теоретически должны. Повторюсь: ­теоретически!
 
При обсуждении этой проблемы на различных форумах и медсайтах иногда допускают перегибы, что экстренная помощь может быть квалифицирована как незаконная частная практика и оказание медицинских услуг без лицензии. В этом случае важно не получить за оказанную помощь оплату и всё будет ­нормально.
Доказать причинность
Теория: Следующая важнейшая ключевая фраза в статье УК — «если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного». Здесь мы видим указание на форму вины — неосторожность — и обязательное условие наступления ответственности — вред здоровью. Неосторожность в уголовном праве делится на небрежность и легкомыслие. Небрежность означает, что не учтены негативные последствия, которые при должном внимании и предусмотрительности должны быть учтены. Неосторожность — это осознание негативных последствий с необоснованной надеждой на то, что всё ­обойдется.
 
И то и другое следует исключить не только из оказания медицинской помощи, но даже и из ее ­неоказания.
 
Кроме того, если наличие вреда здоровью и связь его с неоказанием помощи не доказаны — преступления опять же нет. Так же дело обстоит и со второй частью статьи 124. Если пациент умер, ответственность за неоказание помощи возникает, только если доказана причинная связь между неоказанием помощи и смертью. То есть если пациенту отказали в госпитализации с пневмонией, а на следующий день он умер от инфаркта, говорить о неоказании медицинской помощи ­неправомочно.
 
Неоказание помощи больному расценивалось как уголовное преступление уже в советском праве. При этом с 1926 до 1960 год наказание становилось более серьезным, вплоть до двух лет лишения ­свободы.
Более того, причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности вне профессиональной деятельности (после изменений, внесенных в УК в 2003 году) не считается преступлением даже при ненадлежащем оказании медпомощи. Единственная статья, в которой остается за это ответственность — как раз неоказание помощи. То есть врач — единственный, кого уголовно накажут за причинение вреда средней тяжести по неосторожности. При этом ненадлежащее оказание помощи и неоказание ее вовсе в случае смерти больного наказываются ­одинаково.
В 2010 году некоторые депутаты Государственной Думы пытались устранить эти несоответствия, внеся законопроект о декриминализации неоказания медицинской помощи. Законопроект принят не ­был.
 
Практика: Пациенты становятся всё более требовательными и готовыми защищать свои права и получать компенсации за их нарушения. И, как всегда, нас спасет бумага. В том же случае с пневмонией и инфарктом, выданная на руки выписка, в которой стоит диагноз «пневмония» и рекомендации обратиться к терапевту по месту жительства, будет серьёзным противовесом против справки о смерти, в которой причина смерти «инфаркт ­миокарда».
 
Резюме
Врачей традиционно принято попрекать клятвой Гиппократа, нагружать дополнительной работой, пугать судебными делами и уголовной ответственностью. На мой взгляд, доктору важно знать, что отказаться в нерабочее время выполнить плановое исследование по поводу, например, плоскостопия, отказать больному в госпитализации без показаний, даже если тот очень хочет в больницу, — это не преступление. Равно как и здоровое желание врача вовремя уйти с ­работы.

0 0 лайков 7963 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Врачи получили возможность страховаться от своих ошибок

0 комментариев 0 лайков 379 просмотров

Врач и пациент: делим ответственность

Александр Чернов о том, как меняется моральная ответственность врача в зависимости от модели взаимоотношений с пациентом

0 комментариев 0 лайков 1292 просмотра

Комментарии

comments powered by HyperComments