18+

Статьи — Журнал — Новости

Третий квартал: прирост ниже ожиданий

Ирина Дроздова-Куривчак о том, какие результаты показал аптечный ритейл в третьем квартале 2013 года

Наши эксперты

Сергей Шуляк, генеральный директор маркетингового агентства DSM Group, занимающегося исследованиями фармацевтического рынка России и стран ­СНГ.

Николай Беспалов, главный редактор газеты «Фармацевтический ­вестник».
 
Давид Мелик-Гусейнов, директор некоммерческого партнерства «Центр социальной экономики», член экспертного совета по здравоохранению Федеральной антимонопольной службы, член Координационного совета Государственной Думы РФ по вопросам инновационного развития медицинской и фармацевтической ­промышленности.
 
Герман Иноземцев, сопредседатель Российской ассоциации фармацевтического маркетинга, автор-преподаватель Высшей школы экономики и Школы фармацевтического маркетинга, директор по стратегии и развитию Synovate Comcon Healthcare, подразделения, специализирующегося на исследовании и консалтинге фармацевтических рынков России и ­СНГ.
 
Елена Неволина, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия», представляющего интересы 4000 аптечных организаций более чем в 45 регионах ­России.
Прирост в третьем квартале
Объемы рынка аптечного ритейла традиционно начали расти по отношению к объемам во втором квартале 2013 года. Как комментирует Сергей Шуляк, генеральный директор маркетингового агентства DSM Group, в третьем квартале увеличение объема коммерческого сегмента готовых лекарственных средств составило 7,16 % в рублях и 3,42 % в долларах. Однако в натуральном выражении прироста не было, напротив, наблюдалось снижение объемов рынка на 3,81 %.
 
 
Некоторые эксперты отмечают, что рынок в третьем квартале рос не так активно, как рассчитывали его участники: «Конец лета и начало осени в текущем году для рынка были не слишком оптимистичными, — считает Николай Беспалов, главный редактор газеты «Фармацевтический вестник». — Если в начале года рынок активно рос как количественно — за счет роста натурального потребления, так и качественно — за счет перехода на покупку более дорогих препаратов, то к концу 3‑го квартала фактор натурального потребления фактически сошел на нет». Действительно, объем потребления лекарственных средств, по данным DSM Group, сократился. С чем же это ­связано?
 
 
Давид Мелик-Гусейнов, директор некоммерческого партнерства «Центр социальной экономики», высказывает такое предположение: «Люди покупают более дорогие медикаменты. Идет обычный процесс смещения спроса в сторону более дорогого ассортимента». С этим согласен Николай Беспалов: «Возвращается ситуация, когда потребитель старается купить более дорогой и более эффективный продукт, при этом из оборота вытесняются дешевые и менее эффективные». Также он называет и другую причину: «Ситуация, видимо, вызвана также особенностями заболеваемости в текущем году — она заметно ниже, чем год назад. Итоги года будут сильно зависеть от того, как покажет себя рынок в 4‑м квартале, будет ли всплеск заболеваемости гриппом и ­ОРВИ».
 
Несмотря на то что надежды на рост объемов натурального потребления в 3‑м квартале не оправдались, объем рынка аптечного ритейла заметно вырос по сравнению с предыдущим годом. По сравнению с 3‑м кварталом 2012 года 3‑й квартал 2013 года показал прирост 15,43 % в рублях, 12,61 % в долларах и 1,68 % в ­упаковках.
 
 
Объемы продаж парафармацевтики медленно, но стабильно растут: на 4,48 % в рублевом и на 0,84 % в долларовом выражении в 3‑м квартале 2013 г. по сравнению со 2‑м кварталом. По отношению к 3‑му кварталу прошлого года объем сегмента парафармацевтики вырос на 16,81 % в рублях и на 13,95 % в ­долларах.
 
Как отмечает Николай Беспалов: «Продажи парафармацевтики растут достаточно активно, скажем, в сегменте БАД динамика в деньгах более чем вдвое опережает таковую для лекарственных препаратов, помимо этого растет натуральное потребление таких продуктов. Характерно, что не для всех участников фармацевтической розницы эта тенденция однонаправленна. Так, например, крупные аптечные сети сокращают долю парафармацевтики в обороте из‑за естественных ограничений спроса, а средние и мелкие сети, напротив, заметно ее ­наращивают».
 
 
Цены на лекарственные препараты в 3‑м квартале выросли незначительно — на 1,5 %, по данным DSM Group. Всего за первые 9 месяцев 2013 года инфляция на лекарства составила 2,9 %. «На отечественные препараты цены выросли быстрее, на 2,5 %, у импортных препаратов индекс цен за три месяца 1,3 %», — комментирует Сергей ­Шуляк.
 
Темпы прироста коммерческого сегмента готовых лекарственных средств в 3‑м квартале 2013 г. по сравнению с 2012 г. сохранились приблизительно на уровне предыдущего года — 15,43 % в рублях. Аналогичное соотношение между 3‑м кварталом 2012 и 3‑м кварталом 2011 г. составляло 15,2 % в рублях. Несмотря на то что эксперты считают рост рынка в натуральном выражении недостаточно быстрым, по сравнению с прошлым годом нынешний 3‑й квартал показал более положительные результаты: относительно 3‑го квартала 2012 г. прирост в упаковках составил 1,68 %. Тогда как в 3‑м квартале 2012 года наблюдалось падение объемов рынка в упаковках относительно 3‑го квартала 2011 г. на 0,6 %.
 
Препараты-лидеры третьего квартала
Как отмечает Сергей Шуляк, в сентябре 2013 года наблюдался рост закупок аптеками лекарственных средств для продаж в высокий эпидемиологический сезон: «Среди месяцев 3-го квартала в сентябре был продемонстрирован наибольший прирост объемов продаж по отношению к аналогичному месяцу прошлого периода — 19 % (это один из максимальных показателей за весь 2013 год). При этом стоит отметить, что ожидаемого роста продаж не произошло, так как эпидемиологическая обстановка была спокойной. Высокого роста количества простудных и вирусных заболеваний и объявления эпидемии не было», — комментирует Сергей ­Шуляк.
 
В 3‑м квартале 2013 г. в наибольшей степени, по сравнению с 3‑м кварталом предыдущего года, выросли объемы продаж пяти групп препаратов: противомикробные; препараты для лечения заболеваний кожи; препараты, влияющие на кроветворение и кровь; препараты для лечения заболеваний нервной системы; препараты для лечения заболеваний респираторной ­системы.
 
Новости и тенденции рынка
GMP в России
Одно из значимых событий осени для всего фармацевтического рынка — утверждение Минпромторгом РФ правил организации, производства и контроля качества лекарственных средств (GMP). Как комментирует Сергей Шуляк, для рынка это означает закрытие в ближайшем будущем большого числа отечественных заводов, которые не смогут перелицензироваться без подтверждения соответствия производства стандартам и правилам GMP. Однако эти изменения произойдут не так быстро: «Инспекторат должен проверить около тысячи заводов как в России, так и за рубежом. Это достаточно долгий процесс, — поясняет Сергей Шуляк. — Закрытие части заводов в долгосрочной перспективе не приведет к дефициту лекарств и их подорожанию. Произойдет перераспределение продаж по производителям, что потребитель практически не ­заметит».
 
Основные сложности
3‑й квартал не преподнес участникам рынка аптечного ритейла каких‑то сюрпризов в плане развития бизнеса. Основными сложностями по‑прежнему остаются высокая арендная плата и высокая конкуренция за места продаж. Также Николай Беспалов отмечает дефицит кадров, повышающий издержки аптечных ­организаций.
 
А вот ценовая конкуренция, оставаясь важным инструментом соперничества между аптечными организациями, всё же не является ключевым фактором, создающим трудности для выживания аптек: «Аптеки-дискаунтеры создают ощутимые проблемы только находясь в непосредственной близости к конкретной аптеке традиционного формата, — считает Николай Беспалов. — Дискаунтеры как явление в аптечной рознице довольно быстро достигли своей зрелости, и в некоторых регионах уже можно говорить о начавшемся процессе их ухода с рынка». Николай Беспалов поясняет причины, по которым аптеке, позиционирующей себя как дискаунтер, работать достаточно сложно: «Это объясняется ситуацией с арендными платежами и кадровым дефицитом, также фактически полным отсутствием собственных торговых марок в масштабах розницы в целом (за исключением единичных аптечных сетей). Владельцы аптек поняли, что относиться к дискаунтерам как к панацее для повышения прибыльности не ­стоит».
 
Обсуждение вопроса о возможности продажи безрецептурных лекарственных средств в торговых организациях сошло на нет. «Что интересно, "большой ритейл" так и не привлек в число своих союзников крупных фармацевтических производителей с ОТС-портфелем, — комментирует Герман Иноземцев, директор по стратегии и развитию Synovate Comcon Healthcare. — Казалось бы, расширение каналов сбыта таким производителям должно быть интересно, но существует много факторов, которые заставляют их занять нейтральную или негативную позицию по отношению к разрешению продаж ОТС в неаптечных розничных сетях. Во-первых, это риски, связанные с выходом ОТС-препарата в ритейл. Если сейчас контроль оборота лекарственных средств и ответственность за неправильное хранение, продажу и применение распределена между врачом, фармацевтом и производителем, то в "свободной" продаже такая ответственность в большой степени сконцентрируется на производителе. Во-вторых, не секрет, что лечебный эффект практически любого лекарственного средства (особенно "легких" ОТС) достаточно плотно увязан с некоторыми аспектами аутосуггестии, усилению роли которых отнюдь не будет способствовать соседство лекарства на полке с бытовыми немедицинскими товарами. Если дополнить эту картину необходимостью построения отношений с совершенно другой системой логистики и дистрибьюции, то привлекательность торговых сетей как дополнительного канала продажи лекарственных средств оказывается очень спорной для ­производителей».
 
Продажа лекарств через Интернет
Эту востребованную услугу потребителям стараются предложить давно. Пока возможен только заказ через Интернет с последующей доставкой лекарства не домой или в офис, а в аптеку, откуда потребитель может его забрать. Доставка лекарств сегодня не отрегулирована в нормативно-правовых документах Минздрава. В сентябре 2013 года инициативная группа, в которую вошли представители аптечных организаций, эксперты Федеральной антимонопольной службы и других структур, представила проект Отраслевого стандарта по торговле лекарственными средствами. В рамках стандарта они предложили установить определенные требования к организации, реализующей лекарства дистанционно, в частности, иметь лицензию на осуществление фармацевтической деятельности, обладать необходимыми помещениями, оборудованием и пр. Разработка правил продажи лекарств через Интернет — безусловно, востребованная мера, однако существуют определенные проблемы, которые при этом необходимо решить. В частности, Елена Неволина, исполнительный директор некоммерческого партнерства содействия развитию аптечной отрасли «Аптечная гильдия», указывает на одну из важнейших подобных проблем — большое количество недобросовестных сайтов, торгующих незарегистрированными на территории нашей страны лекарственными средствами. Если продажа лекарств через Интернет будет официально разрешена, это, конечно же, поможет добросовестным организациям, но может привести к еще большему росту количества мошеннических сайтов. «Мы должны заботиться не только об интересах участников рынка, но в первую очередь о безопасности потребителей», — считает Елена ­Неволина.
 
Елена Неволина приводит примеры, из которых видно, что на сегодняшний день механизмы контроля несовершенны: «Мы отследили несколько сайтов, где продавались незарегистрированные лекарственные средства. В частности, один из них предлагал "Виагру для женщин". Другие — пептиды для внутримышечного использования, препараты для лечения эректильной дисфункции и т. д. По поводу торговли незарегистрированными препаратами на этих сайтах мы обратились в Росздравнадзор, Роспотребнадзор, в ФАС и в МВД. На наш взгляд, эти сайты наносят непоправимый ущерб людям, потому что незарегистрированные лекарства, которые они продают, никто не проверил на безопасность. Один из этих ресурсов уже был отмечен FDA (агентством в США, которое контролирует безопасность лекарственных и пищевых продуктов) как сайт, несущий угрозу. А у нас на этом сайте можно спокойно заказать лекарства, и тебе привезут их ­домой.
На наши запросы уже ответила Федеральная антимонопольная служба. По поводу одного из недобросовестных ресурсов они сообщили, что размещенная на сайте информация не является рекламой, и перенаправили наше обращение в Роспотребнадзор. Кроме этого, управление ФАС по Москве сообщило, что если на рекламной конструкции нет сведений о рекламодателе и рекламораспространителе, то и применить законодательство РФ о рекламе к такому носителю информации невозможно. Роспотребнадзор и Росздравнадзор также сообщили, что, поскольку владельцы сайтов не публикуют на них свои реквизиты, невозможно согласовать с прокуратурой внезапную проверку этих организаций. При общении с МВД по поводу одного из сайтов выяснилось, что сам он находится на серверном оборудовании Центрального округа, а склад организации находится на территории Юго-Восточного округа. И эти два округа не решили, кто будет заниматься этим делом. Таким образом, даже если очевидно, что сайт торгует незарегистрированным препаратом, я не вижу сегодня эффективного механизма для его закрытия. Поэтому, прежде чем легализовать продажу лекарств через Интернет, необходимо разработать механизмы для проверки недобросовестных сайтов, продающих незарегистрированные препараты, с последующим их ­закрытием».
 
Интересно, что со стороны производителей, как комментирует Елена Неволина, не наблюдается поддержки идеи свободной продажи лекарств через Интернет: «Для производителей очень важна защита от репутационных рисков. Одна иностранная компания-производитель рассказала нам, что они еще не успели зарегистрировать препарат у себя в стране, а кто‑то уже предлагает купить его через альтернативные каналы сбыта в России. Различного рода мошеннические сайты еще больше увеличивают количество подделок под известные препараты и некачественных лекарств. По поводу разработки системы контроля таких сайтов мы сейчас готовим письмо в ­Госдуму».
 
День фармацевтического работника
В 2014 году возможно появление нового праздника в календаре — Дня фармацевтического работника. Как рассказала нам Елена Неволина, о новом празднике в августе 2013 года упомянула министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, однако официальный указ об учреждении праздника пока не ­издан.
 
Давид Мелик-Гусейнов считает появление специального праздника фармацевтических работников очень важным событием для отрасли: «Необходимо напомнить обществу о том, что провизор — это не продавец таблеток, а социальный партнер врача в вопросе отпуска медикаментов, их рационального применения, расчета дозы, замены в рамках одного непатентованного ­наименования».
 
Трудности законодательного регулирования
Собственники и руководители бизнеса в сфере аптечного ритейла по‑прежнему сталкиваются с множеством сложностей со стороны регуляторных органов. Елена Неволина рассказала нам о том, как продвигалось решение наиболее актуальных подобных проблем 
в третьем ­квартале.
 
Аптека как структура системы здравоохранения
Уже не первый год обсуждается возможность перевода фармацевтической деятельности из раздела G «Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования» в раздел N «Здравоохранение и предоставление социальных услуг» Общероссийского классификатора видов экономической деятельности. Эта мера выглядит естественной: отраслевым министерством для фармацевтических организаций является Минздрав, а не Минпромторг, все нормативно-правовые акты для фармрозницы также разрабатывает Минздрав. «Даже вопрос об ассортименте товаров, которые разрешено продавать в аптеке наряду с лекарственными препаратами, регулируется не законом «О розничной торговле», а законом «Об обращении лекарственных средств», — комментирует Елена ­Неволина.
 
С просьбой поддержать перевод фармацевтической деятельности в другой раздел в третьем квартале «Аптечная гильдия» обратилась к Министерству здравоохранения. В августе был получен ответ от Департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава России: Департамент поддерживает предложение. Однако пока непонятно, будут ли сделаны со стороны Минздрава еще какие‑то шаги в поддержку этой меры. «Перевод в другой раздел решил бы многие проблемы, в том числе и при лоббировании интересов аптечных организаций в вопросах налоговых и других льгот. Позиционирование аптеки как объекта, предоставляющего социальные услуги, намного более правильная и выгодная позиция, чем позиционирование в качестве торговой точки», — считает Елена ­Неволина.
 
Штрафы
Некоторые требования к хранению лекарственных средств устарели или допускают разные толкования, а это приводит к тому, что аптеки зачастую штрафуются проверяющими органами несправедливо. «Мы постоянно проводим мониторинг нарушений и обнаружили, что чаще всего встречаются штрафы, связанные с нарушением порядка хранения лекарственных средств, — отмечает Елена Неволина. — Во многих случаях, конечно, есть реальная вина аптек, но есть и другие ситуации, которых аптека избежать не в ­состоянии».
Елена Неволина приводит недавний парадоксальный пример: «В Пермской области проверяющие Министерства здравоохранения Пермского края пришли к выводу, что в одной из аптек нарушается пункт 5.1. Приказа Минздрава РФ №80: кабинет заведующей находится в материальной комнате, и лекарственные средства, хранящиеся там, подвергаются "контаминации". Специалисты лицензирующего органа пояснили, что рабочий стол заведующей и шкаф с документами создают "грязный" поток воздушных масс. При этом в понятийном аппарате Минздрава контаминация применяется к лекарствам, изготавливаемым в аптеке и требующим асептических условий, а не к готовым препаратам в упаковках. Те же готовые препараты могут продаваться в аптеках с открытой выкладкой, и при этом никто не говорит о том, что покупатели создают "грязный" поток воздуха, хотя они заходят без санитарной одежды и могут брать в руки выложенные препараты, доставать из упаковок инструкции. По поводу этого эпизода мы обратились за разъяснением к Минздраву ­РФ».
 
С просьбой пересмотреть некоторые неоправданные требования к хранению лекарственных препаратов «Аптечная гильдия» обратилась в Департамент государственного регулирования обращения лекарственных средств Минздрава ­РФ.
 
Во-первых, было указано требование хранить в защищенном от света месте те препараты, которые и так уже защищены от света алюминиевой или непрозрачной пластиковой тубой, флаконом из темного стекла, пакетиками из алюминиевой фольги и другими специальными упаковками, которые разработаны производителем специально для защиты препарата от света. «Несмотря на то что алюминиевая туба в картонной коробке, конечно же, предохраняет препарат от света, как с точки зрения производителя, так и с точки зрения здравого смысла, встречаются ситуации, когда аптеку штрафуют за хранение такого препарата в месте, куда попадает электрическое освещение, — комментирует Елена Неволина. — Если в инструкции указано "хранить в защищенном от света месте", аптеки заставляют заклеивать дверцы холодильников и окна светонепроницаемой ­пленкой».
Во-вторых, предлагается удалить из инструкций к препаратам требование «хранить в прохладном месте», подразумевающее хранение при температуре от +8 до +15 °С. Такую температуру потребитель не в состоянии обеспечить у себя дома, поэтому во многих зарубежных фармакопеях понятие «прохладного места» отсутствует. «Целесообразно оставить только два варианта хранения — "холодное место", подразумевающее хранение в холодильнике при температуре от +2 до +8 °С, и "комнатная температура" — при температуре от +15 до +25 °С, согласно определениям в Фармакопее XII издания», — считает Елена Неволина.
 
Требование «хранить при температуре от +18 до +20 °С» предлагается заменить требованием «хранить при комнатной температуре». «Дело в том, как мы предполагаем, что есть некоторая разнородность при оформлении требования "хранить при комнатной температуре" у производителей, — комментирует Елена Неволина. — Некоторые производители указали в качестве требования "хранить при комнатной температуре", другие указали конкретную температуру (в Фармакопее XII издания "комнатная" — это от +15 до +25°С), а часть производителей зарегистрировали свои препараты еще в соответствии с требованиями Фармакопеи IX–XI изданий, где хранение при комнатной температуре подразумевало температуру от +18 до + 20 °С. Но обеспечить диапазон температур всего в 2 градуса очень сложно и самому производителю, не говоря об аптеке и потребителях. Тем не менее это становится поводом для штрафа: на упаковке указано +18–20 °С, на термометре аптеки +22 °С — аптека платит ­штраф».
 
Также «Аптечная гильдия» предлагает уточнить понятие «сухое место». «После выхода XII Фармакопеи "сухое место" подразумевает влажность до 40 %, что достаточно сложно обеспечивать. А главное, такая влажность обязательна только для небольшого количества препаратов, само же требование осталось и в инструкциях ко многим другим», — объясняет Елена ­Неволина.
 
Минздрав направил письмо «Аптечной гильдии» в подведомственное ФГБУ «НЦЭСМП», откуда был получен ответ. Оказалось, что в ч. 1 Государственной фармакопеи ХII издания условие хранения «в прохладном месте» отсутствует, однако указание на упаковках для ряда препаратов такого условия хранения («в прохладном месте»), а также требование в соответствии с утратившей силу Государственной фармакопеей ХI издания хранить препараты при температуре 18–20 °С обусловлены отсутствием в РФ законодательных предписаний по периодичности пересмотра нормативной документации производителей на лекарственные средства. «При этом ФГБУ пообещали, что предложения «Аптечной гильдии» будут учтены при разработке общих фармакопейных статей, — отмечает Елена Неволина. — Это, конечно, обнадеживает, но сколько еще ждать новую Фармакопею? Интересно и то, что производитель никому ничем не обязан в плане актуализации условий хранения, а аптека обязана соблюдать нелогичные, а иногда просто абсурдные требования хранения, иначе — штраф! «Аптечная гильдия» планирует продолжить работу по решению проблемы с нарушениями логики в требованиях к условиям хранения лекарственных ­средств».
 
Открытие новых аптек
Аптечные сети по‑прежнему сталкиваются со сложностями при открытии новых аптек одновременно в нескольких регионах, поскольку в каждом из регионов для регистрации новых аптек необходимо предоставить оригинал лицензии на фармацевтическую деятельность, который будет храниться в лицензирующем органе до 30 дней. Таким образом, пока открывается аптека в одном регионе, невозможно открыть следующую в другом. «Мы неоднократно обращались по этому поводу в ФАС, в Минздрав и предлагали заменить требование "предоставлять оригинал" требованием "предоставлять нотариально заверенную копию", однако пока вопрос не решается, — рассказывает Елена Неволина. — Департамент государственного регулирования в экономике Минэкономразвития РФ не счел наше предложение возможным для реализации. Росздравнадзор предложил такой выход — электронную лицензию. Но, к сожалению, ее получение занимает много времени. Пока нам неизвестно, удалось ли кому‑то из участников рынка сделать ­это».
 
 
Стандарты по специальностям
Дискуссию вызвали проекты приказов Министерства труда и социальной защиты «Об утверждении профессионального стандарта специалиста среднего уровня квалификации в области фармации» и «Об утверждении профессионального стандарта специалиста в области организации фармацевтической деятельности». «Аптечная гильдия» обсудила проекты с сотрудниками более четырех тысяч аптечных учреждений в 43 регионах Российской Федерации. В результате было выявлено множество противоречий между проектами и действующими нормативно-правовыми актами, а также некоторые требования, не соответствующие современным ­реалиям.
 
Например, в стандарте в качестве условия допуска специалиста к работе указан только диплом, тогда как, согласно действующим нормативно-правовым требованиям, необходим также сертификат специалиста. Недоумение вызвало то, что требования к специалисту в области фармации и специалисту среднего уровня квалификации в области фармации практически не отличаются между собой. Есть только незначительные отличия, например: специалист в области фармации «принимает рецепты», а фармацевт среднего уровня «оказывает помощь в приемке рецептов». Полным анахронизмом звучит трудовое действие «Информировать потребителей о правилах сбора, сушки и хранения лекарственного растительного сырья». С 90‑х годов прошлого столетия эта функция отмерла, так как сбором сырья занимаются исключительно специальные производства. Непонятно также, что означает трудовая функция «Разработка, испытание, регистрация лекарственных средств» в отношении младшего и старшего ­фармацевта.
 
«Набор трудовых функций в документе не соответствует образованию фармацевта, не взаимосвязан с действующими нормативно-правовыми актами и не отражает реальных требований к профессии, — считает Елена Неволина. — Стандарт нуждается в переработке. Мы направили свое заключение в Министерство труда и социальной защиты, однако ответа пока не получили». К моменту подготовки публикации к печати стало известно, что стандарт профессии среднего фармацевтического работника переработан и все замечания «Аптечной гильдии» учтены. «Теперь это вполне адекватный документ, — считает Елена Неволина. — Есть надежда, что будут переработаны и документы, касающиеся специалистов с высшим ­образованием».
 
Выписка рецептов по МНН
С июля 2013 г. вступил в силу Приказ Министерства здравоохранения РФ № 1175н г., согласно которому врачи должны выписывать препараты по международным непатентованным названиям (МНН). Некоторые эксперты отмечают, что выписка рецептов по МНН выгодна аптекам: «Для аптечной организации это дополнительная возможность работать именно с тем ассортиментом, который ей нужен в рамках одного непатентованного наименования», — считает Давид Мелик-Гусейнов, «Центр социальной ­экономики».
Однако на практике выписка рецептов по МНН пока не оказала значительного влияния на фармацевтическую розницу. Елена Неволина сетует: «Пациенты по‑прежнему зачастую приходят с названиями препаратов, написанными на обычной бумажке или в амбулаторной карте, или вообще называют их ­устно».
 
Возникают также некоторые недоразумения с правильным оформлением рецептурных бланков. В частности, непонятно, как должен поступать фармацевт или провизор, если пациент приносит бланк рецепта, в котором препарат выписан не по МНН, а по торговому наименованию. «По этому поводу Минздрав в двух своих письмах дал противоречащие рекомендации, — комментирует Елена Неволина. — Согласно первому письму, препарат можно отпустить по рецепту, где указано торговое наименование, только в том случае, если назначение этого препарата подтверждено решением врачебной комиссии (в виде штампа на рецепте). В другом письме говорится, что штамп о решении врачебной комиссии обязателен только на рецептах №148–1/у-04 (л) и №148–1/у-06 (л) для льготных категорий граждан. А получив от пациента любой другой рецепт, содержащий торговое наименование и не содержащий штампа о решении врачебной комиссии, сотрудник аптеки должен отпустить препарат. В этом случае ответственность за назначение препарата не по МНН несет ­врач».
 
В целом третий квартал показал стабильные, но не слишком оптимистичные результаты. Как отмечают эксперты рынка, они надеялись на большее. Какими будут итоги года, целиком зависит от продаж в четвертом квартале. Скорректирует ли он неоправдавшиеся надежды третьего квартала — увидим уже ­скоро.

 

0 0 лайков 164 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку