18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Анастасия Волочкова

Анастасия Волочкова о благотворительности, олимпийских играх и балете XXI века

Беседовал: Анатолий Руденко
Фото: Евгений Новиков
 
Балерины похожи на воздушных фей, на которых земное притяжение будто и не действует. Глядя на то, как они с легкостью совершают головокружительные прыжки, трудно поверить, что во время репетиций они сбивают ноги в кровь и танцуют, порой превозмогая страшную боль. Но девочки, влюбленные в балет, травм не боятся. Они живут на пределе человеческих возможностей, ежедневно преодолевая многочисленные ­трудности.
 
О радостях и тяготах этой профессии Анатолий Руденко решил побеседовать с Анастасией Волочковой — очаровательной женщиной, для которой, кажется, нет ничего ­невозможного.
 
Досье КС

Анастаси́я Юрьевна Волочко́ва (родилась 20 января 1976,  Ленинград) — российская балерина, танцовщица и общественный деятель. Заслуженная артистка России (2002). Лауреат Международного конкурса имени Сержа Лифаря, обладательница приза Benois de la Danse (2002) и «Золотой лев» (2009). Анастасия родилась в семье чемпиона Советского Союза по настольному теннису Юрия Федоровича и гида-экскурсовода Тамары Владимировны Волочковых. Ее призвание определилось в раннем детстве и привело в Санкт-Петербургскую академию русского балета имени А. Я. ­Вагановой.
 
В 1994 году Анастасия дебютировала на сцене Мариинского театра, исполнив партию Одетты-Одиллии в «Лебедином озере». В 1998 году получила приглашение в Большой театр на главную партию Царевны Лебеди в новую постановку «Лебединого озера». В 2000 году после гастролей в Великобритании Волочкова получила ангажемент в Лондоне в Английский национальный балет. В марте 2000 года балерина возвращается в Москву и подписывает контракт на следующий сезон на главные роли в Большом театре. В сентябре 2003 года она была официально уволена из труппы. Формальным поводом стало то, что балерина не соответствует требованиям физической формы и ей невозможно подобрать ­партнера.
 
С 2005 года Анастасия работает в собственных проектах, снимается в фильмах, сериалах и рекламных роликах. В 2011 году в Москве открыт первый творческий центр Анастасии Волочковой. Балерина продолжает реализовывать идею благотворительных концертных проектов для детей и молодежи и гастролировать по ­миру.
КС: Анастасия, добрый день, рад приветствовать Вас на страницах журнала. Я предлагаю в самом начале интервью определиться с терминами: можно ли назвать балет ­спортом?
 
Анастасия Волочкова: Балет, как танцевальное искусство в целом, по уровню физической нагрузки однозначно можно считать ­спортом.
 
КС: Я знаю, что Вы родились в спортивной семье, по крайней мере, наполовину спортивной. Помогала ли эта закалка в ­карьере?
 
Анастасия Волочкова: Родители всегда помогали мне советом. Мама давала моральную поддержку, папа — физическую. Физическую в том плане, что он мне рассказывал, как добивался своих результатов. Случалось, что он спал в спортивном зале, оставался там на ночь, чтобы утром проснуться и сразу приступить к тренировкам. От него я получила знание об этой стороне жизни, о тех сложностях, которые необходимо ­преодолевать.
 
На встречах с детьми я рассказываю, как, придя в балетную школу, узнала: у меня вообще нет никаких данных для балета. Растяжка, которой сегодня все удивляются и не верят, что она не была дана мне от природы, «выворотность», прыжок — все мои данные были выработаны тяжелым трудом. Мои родители тратили очень много денег на частных педагогов. После занятий в балетной школе я приезжала домой и каждый день занималась с преподавателем. И это единственное, что помогло мне попасть в ­балет.
Папа был опытным наставником. Он меня поддерживает и сейчас, несмотря на то что случилась беда: у него пять лет назад был инсульт. Он не может говорить, у него парализована правая сторона, но тем не менее своими эмоциями он поддерживает меня, дает ­напутствия.
 
КС: Вы даете множество благотворительных концертов для детей по всей России, а в ближайшем времени — и мира. Как влияют Ваши концерты на детей? Чему они их учат? Чему они учат ­Вас?
 
Анастасия Волочкова: Благотворительность в моем понимании — это не обязательно передача денежных средств. Для меня это более широкое понятие. Я действующая балерина, у меня есть свое современное концертное шоу, которое сейчас мне более интересно, чем классический балет. И благотворительные выступления — очень большой социальный проект, в котором задействованы сразу три ­аудитории.
 
Первая — это зрители. Билеты не идут в продажу, они все распространяются в качестве пригласительных для врачей, воспитателей детских садов и детских домов, учителей, поваров… Мы приглашаем детей-инвалидов, талантливых детей, которых нужно ­поощрить.
Вторая часть аудитории — это зрители моего мастер-класса. Я приглашаю всех желающих в зрительный зал за час-полтора перед концертом. Опускается штанкет, изображающий балетный станок. Если штанкета нет, его может заменить лестница или звуковая колонка. И я показываю ребятам свой экзерсис, который я делаю каждый божий день. Зачастую мой мастер-класс идет под гром аплодисментов. Мне даже бывает неловко… После мастер-класса проходит наша творческая встреча, во время которой я могу рассказать ребятам о том, что всё, чем я обладаю, — это плоды многочасового ежедневного ­труда.
 
И третья аудитория, которую я задействую, это детские творческие коллективы. В России существует такая проблема: талантливые дети не выходят за пределы своих студий. А в рамках моего шоу они получают возможность выступить на масштабной сцене со знаменитыми артистами. Каждый раз после проведения таких акций я получаю массу писем и отзывов со стороны глав администраций, министерств культуры и зрителей. И понимаю, что я на правильном ­пути.
 
КС: Тема нашего номера «Предел возможностей». Есть ли предел возможностей у Анастасии ­Волочковой?
 
Анастасия Волочкова: Нет, мне кажется, что нет предела. Самая яркая страница моей жизни — и творческой, и личной — еще даже не раскрыта. Уникальные возможности есть у всех, но нужно их определить и развивать, приумножать дарованные Богом таланты и привносить их в ­мир.
 
КС: Я знаю, что Вам выпала честь быть факелоносцем зимней Олимпиады в Сочи, которую мы все очень ждем. Что лично Вы ждете от ­Олимпиады?
 
Анастасия Волочкова: Олимпиада — это священнодействие. Неся олимпийский огонь, я испытывала необыкновенное чувство. Символично, что 5 октября, когда в Олимпии зажегся этот огонь, я была в Греции и сопереживала этому ­событию.
 
КС: Получается, что Вы прошли весь путь за ­огнем…
 
Анастасия Волочкова: Да, практически! Часть пути я пролетела на самолете, но в любом случае у истоков я была. Состояние было особенное, чувствовалась причастность к чему‑то очень важному. Исполняя свою миссию, я загадала свое самое заветное желание. И, конечно, я желала успеха всем нашим спортсменам и партнерам, которые это мероприятие ­поддерживают.
 
КС: Не секрет, что наша Олимпиада вызывает огромный резонанс в мире, и причин тому достаточно. Нужна ли России самая дорогая Олимпиада в ­истории?
 
Анастасия Волочкова: У многих людей возникает раздражение по этому поводу. В нашей стране столько бедствий, столько нуждающихся! Тратить такое количество денег на глазах всего честного народа — это просто даже некрасиво. Причем ни для кого не секрет, что много денег «распилено». Те, кто так поступал, немного погасили олимпийский дух, есть осадок. И я не говорю уже о жителях Сочи, у которых «долбят» под окнами с утра до вечера, отнимают земли, квартиры, дома. И что будет после? Зачем всё это? Просто чтобы сделать дорогущий ­курорт?
 
КС: Недавно я прочитал, что если весь бюджет Игр раздать россиянам, то каждый получил бы по четыре миллиона рублей. Сам я не считал и не проверял, но, думаю, скоро мы узнаем, чем закончится эта интрига. Хотелось бы узнать, за какими соревнованиями будете наблюдать особо ­пристально?
 
Анастасия Волочкова: Конечно, за фигурным катанием, поскольку я дважды участвовала в «Ледниковом периоде», знаю чемпионов, каталась с ними на коньках и ездила в тур по России. Я не катаюсь на лыжах по причине моей профессии, но обязательно буду болеть и за наших ­лыжников.
 
КС: Каким Вы видите русский балет начала XXI ­века?
 
Анастасия Волочкова: Балет в XXI веке умирает. Уходят из жизни педагоги. Мне повезло, что я работала с таким количеством педагогов, с каким не работала ни одна балерина России и мира. Да, я меняла учителей. Они на меня всегда очень сильно обижались, потому что считали, что я их предавала. А на самом деле я набиралась самых разных знаний. Наталья Дудинская, Инна Зубковская, Игорь Бельский, Константин Сергеев — может быть, даже имен этих никто из читателей не знает, потому что балетным искусством уже мало кто интересуется. Сейчас многих из этих людей нет в живых, а молодое поколение на смену им не ­приходит.
 
С годами теряется престижность балетной профессии, а происходит это из‑за атмосферы в Большом и Мариинском театрах. Мама будет сидеть дома, смотреть телевизор и видеть, что в Большом театре проституция, что там за деньги девочкам дают роли, обливают серной кислотой, сажают в тюрьму… Захочет ли мама отдать свою дочь в балетную школу? Она глубоко задумается. А папа мальчика? Всё, что раздувается вокруг театральной жизни, приводит к тому, что вырастает всё меньше ­звезд.
 
Когда театром руководил Юрий Григорович, в одно время танцевала плеяда артистов: Майя Плисецкая, Марис Лиепа, Михаил Лавровский, Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Наталья Бессмертнова, Людмила Семеняка, Нина Семизорова, Гедиминас Таранда, Александр Ветров, Александр Годунов… Список можно продолжить. Каждого знали в мире. А сейчас? Назовите мне имена пяти балерин! Таким вопросом можно поставить человека в ­тупик.
 
Репутация Большого очень сильно упала. Сейчас театр возглавляет новый руководитель. Владимира Георгиевича Урина я знаю больше десяти лет. Я до сих пор репетирую в театре Станиславского и Немировича-Данченко, где он и его команда дали мне приют, когда меня незаконно уволили и запретили переступать порог Большого театра. Я знаю Владимира Георгиевича как профессионального менеджера и глубоко интеллигентного, добропорядочного человека. Но я не представляю, что ему нужно сделать, чтобы поднять эту систему — поникшую, погрязшую во лжи, ханжестве, беспределе, коррупции и ­криминале.
 
Я не знаю, что будет дальше. Свой долг перед балетом я исполняла, исполняю и буду исполнять. Я пыталась сделать из этого элитарного искусства искусство массовое, чтобы люди хотели прийти в театр. Меня можно осуждать, но я это делала так, как я могла: привлекая внимание своим эпатажем, своей внешностью, личностью, поступками, концертной программой. Моя задача — светить, быть яркой, интересной и привлекать ­внимание.
 
КС: Анастасия, возможно, нас читают родители детей, которые так же, как и Вы когда‑то, мечтают о балете? Можете ли Вы дать совет родителям будущих артистов ­балета?
 
Анастасия Волочкова: Я бы не стала советовать родителям отдавать детей в балетное училище, потому что уровень балетного искусства, особенно в регионах, достаточно низок. Я бы посоветовала сменить жанр: отдать детей в бальные или народные танцы, выбрать современное направление. Если всё же у ребенка есть такая же цель в жизни, какая была у меня, то советую родителям поддерживать его во всем. Если есть возможность, найдите хороших педагогов. Только частные занятия сегодня могут помочь добиться ­успеха.
 
Настоятельно рекомендовала бы педагогам не разрушать в детях веру. Мне педагоги в первых классах говорили: «Ты никогда не будешь балериной, ты будешь врачом, инженером, учителем, кем угодно, но не балериной». Этого делать нельзя, нужно вселять в детей ­веру.
Когда моя дочь Ариша сказала мне: «Я хочу быть балериной», я ответила ей: «Аришенька, ты приди на пару моих репетиций. И когда тебе захочется съесть булочку или пойти поиграть в парке, вспомни, что я этого не делала. Вместо этого я была в балетном зале». Она пришла несколько раз и сказала: «Мам, можно я буду танцевать для себя?»
 
КС: Анастасия, несколько советов — как держать себя в ­форме?
 
Анастасия Волочкова: Только физическая нагрузка поможет телу быть в тонусе. Без нее ни одна диета не сработает. Причем уровень нагрузки бывает разный. Если какая‑то женщина никогда в жизни не исполнила ни одного упражнения, то она может просто начинать каждое утро с гимнастики и делать 15 упражнений на пресс и 15 упражнений на мышцы спины, и ей будет достаточно, она начнет худеть. Мне довольствоваться гимнастикой бесполезно, я начну набирать вес, потому что мой процесс физического и творческого труда занимает по 3–4 часа в ­день.
 
Второй элемент — здоровое питание. Важно не смешивать углеводы с белками, дробно и часто принимать пищу, например, по системе Маргариты Королевой. Если человек может позволить себе питаться пять раз в день, метаболизм ускоряется. Помогают массажи, русская баня — это моя стихия, поэтому я это всем советую. Конечно, важен здоровый сон. Он должен быть хотя бы с 12 часов ночи до 3 утра. Это тот самый период, когда организм восстанавливается. Но я веду слишком «здоровый» образ жизни. Говорят, что поздно ложиться вредно, надо ложиться рано. Что я и делаю — ложусь спать рано ­утром.
 
КС: Традиционный вопрос — Ваши пожелания читателям журнала «Катрен-­Стиль»?
 
Анастасия Волочкова: Дорогие друзья! В этом году хочется пожелать вам радости. Я желаю всем испытывать чувство счастья каждую минуту, что бы ни происходило в жизни. Мы живем в такие времена, когда в любой момент может случиться всё что угодно. Давайте дорожить жизнью и принимать друг друга такими, какие мы ­есть.

 

0 0 лайков 324 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Татьяна Гаврилина: «Меня мужчины воспринимают в первую очередь как красивую женщину»

Чемпионка мира по пауэрлифтингу рассказала, как она занялась тяжелой атлетикой и как восстанавливает силы после травм и растяжений

0 комментариев 0 лайков 1709 просмотров

Культура для «чайников»

Лидия Ратникова о том, как сориентироваться в современном искусстве

0 комментариев 0 лайков 534 просмотра

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку