18+

Статьи / Журнал /

Николай Беспалов: «Можно прогнозировать заметное повышение цен»

Николай Беспалов: «Можно прогнозировать заметное повышение цен»

Интервью с экспертом рынка о достижениях и проблемах отечественных фармпроизводителей и о ближайшем будущем отрасли

Минувший год стал для отечественных фармпроизводителей не самым успешным. По данным аналитической компании RNC Pharma, в целом за 2018 г. фармпредприятия выпустили препаратов на общую сумму 336,0 млрд руб. (в ценах отгрузки, с учётом НДС). Рублевый прирост — самый низкий с 2015 года, он балансирует около нуля (+0,7 %). В натуральном выражении ситуация сложнее: суммарно в прошлом году в нашей стране было произведено порядка 4,3 млрд упаковок лекарственных средств. Это на 5,3 % меньше, чем в 2017‑м. С чем связан прошлогодний спад в отечественной фармацевтической промышленности? Есть ли локальные успехи на общем негативном фоне? На эти и другие вопросы ответил эксперт рынка, директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

«Катрен-Стиль»: Скажите, что происходит с отечественной фармпромышленностью?

Николай Беспалов: Хотел бы отметить, что проблемы были не только у отечественных фармпредприятий. Рынок в 2018 г. показал рекордно низкую динамику развития — всего по итогам года +2,3 % в рублях. Даже в очень тяжёлые с экономической точки зрения годы — 2015 и 2016 — этот параметр составлял более 8 %.

КС: В таком случае, что стало причиной рывка с 3,88 до 4,49 млрд упаковок лекарственных препаратов в 2015–2016 гг.?

Николай Беспалов: Наложились друг на друга два фактора. Во-первых, грянул кризис, цены на ЛП значительно выросли — и как коммерческий, так и государственный рынок вынуждены были переходить на закупку препаратов-дженериков. Во-вторых, многие российские производители выпустили свои аналоги известных препаратов — в том числе довольно дорогостоящие. Они и потеснили своих иностранных «коллег». Были и препараты с ежегодным объёмом закупки на уровне нескольких миллиардов рублей — естественно, тогда они кардинально изменили соотношение импортных и отечественных компаний.

КС: Чем объяснить сегодняшние изменения?

Николай Беспалов: Прежде всего, падением реальных доходов населения. Люди начали экономить — они отказывались от покупки безрецептурных препаратов, которые не являются предметом первой необходимости (витамины, пробиотики и т. д.), переключались на лекарства-аналоги и переходили на так называемые «экономичные упаковки» (с большим количеством таблеток, капсул и пр., — прим. ред.). К тому же в прошлом году была относительно благоприятная эпидемиологическая ситуация по гриппу и ОРВИ, во многом благодаря активной вакцинации. Это естественным образом изменило спрос на противопростудные, противокашлевые, противовирусные и другие подобные препараты. А они обеспечивают промышленности (в том числе отечественной) хорошую выручку.

Импорт точно так же столкнулся с падением спроса: в денежном выражении объём ввезённой в нашу страну фармпродукции вырос всего на 1,1 % в рублях. В упаковках тоже фиксировался спад — минус 7,7 %.

КС: Несмотря на общий «минус», были ли «в плюсе» какие‑либо из направлений в производстве готовых лекарственных форм?

Николай Беспалов: Безусловно, подобные группы ЛП были. Причём не всегда за счёт увеличения спроса или успешного импортозамещения. Было довольно много примеров роста, вызванных локализацией производства иностранной продукции в нашей стране. Например, значительную динамику продемонстрировали такие группы, как:

— Бета-адреноблокаторы простые. Во-первых, в России было локализовано производство препарата «Конкор». Во-вторых, довольно активно наращивался выпуск дженериков бисопролола.

— Противогрибковые препараты системные. Активно росло производство небрендированных дженериков флуконазола.

— Мочегонные средства (диуретики). Во многом за счёт локализации производства препарата «Верошпирон».

КС: Чего ожидать от лекарственной промышленности в наступившем 2019 году?

Николай Беспалов: Если в экономике не произойдёт кардинальных улучшений (к сожалению, оснований для этого нет) — глобальных изменений в отношении спроса, скорее всего, не будет. При этом можно прогнозировать достаточно заметное повышение цен. Факторов для роста цен два. Первый — это внедрение системы маркировки. Второй — это процесс перерегистрации цен на препараты из перечня ЖНВЛП. Снижая цены на ЖНВЛП, производители будут стремиться компенсировать потери за счёт роста цен на остальной ассортимент. Натуральный спрос при этом, скорее всего, начнёт сокращаться, — а вот денежные объёмы рынка вполне могут вырасти.

Появления блокбастеров в сфере импортозамещения ждать тоже не приходится. Так что едва ли 2019 год будет прорывным для отечественных компаний.

КС: Кажется, что с отечественным производством активных фармацевтических ингредиентов (фармсубстанций) дела не так уж плохи. Каково ваше мнение?

Николай Беспалов: «Не так уж плохи» — это, конечно, довольно спорный эпитет. Относительно ситуации ещё десятилетней давности, наверное, можно говорить об определённых успехах. Но глобально картина изменилась слабо. Относительно неплохими успехами на поприще производства АФИ могут похвастаться производители биотехнологических препаратов. Такие компании, как «Биокад» и «Герофарм», запустили (или запускают) новые производственные мощности — и не только обеспечивают себя основным сырьём, но и осваивают экспортное направление. Таких производителей, к сожалению, можно пересчитать по пальцам.

Очень большие проблемы в производстве антигенов для вакцин — современных отечественных препаратов появляется очень мало. С продукцией химического происхождения всё тоже неблагополучно. Здесь, с одной стороны, объявлен целый ряд новых проектов — в частности, под Санкт-Петербургом («Активный Компонент»), в Братске и Усолье-Сибирском («Фармасинтез») или в Ростове Великом («Фармославль»). С другой стороны, все эти проекты пока в значительной мере заняты ввозом технических субстанций и доочисткой их на своих предприятиях. Будет ли у них реальная мотивация заниматься синтезом? Большой вопрос. Однако предпосылки для развития этих компаний есть. И очень неплохие. В частности, китайское сырьё в прошлом году подорожало в среднем на 44 % — и перспективы дальнейшего роста цен остаются.

В остальном российский фармрынок до сих пор в значительной мере зависит от поставок иностранных субстанций. В 2018 г. в нашу страну ввезли почти 12 тыс. тонн АФИ на общую сумму порядка 96,6 млрд руб.

КС: А как обстоят дела с экспортом? Прежде всего, конечно, с готовыми лекарственными формами.

Николай Беспалов: По состоянию на январь — ноябрь 2018 г. (итоги года на момент конца февраля 2019 г. пока не подведены) экспорт лекарственных препаратов из России достиг суммы 23,5 млрд руб. (с учётом таможенных сборов). В эту цифру не включены поставки в страны ЕАЭС. Рублевая динамика — в сравнении с аналогичным периодом 2017 г. — показывает прирост +24,5 %. Натуральные же объёмы экспорта сокращаются (— 10,3 %). Всего из нашей страны было вывезено 473,6 млн упаковок препаратов.

При этом столь серьёзная рублёвая динамика связана не столько с экспортом, сколько с возвратом ряда ЛП отдельными компаниями. В частности, ряд дорогостоящих препаратов был возвращен «Санофи». Собственно, доля продукции, имеющей иностранное происхождение и вывозящейся из России, остаётся на довольно высоком уровне. По факту экспорт остаётся довольно слаборазвитым сектором. И производителям-экспортёрам, безусловно, нужны дополнительные меры поддержки.

КС: Как Вы считаете, какие меры стоит включить в стратегию «Фарма-2030», чтобы отечественная фармпромышленность вновь смогла динамично расти и развиваться?

Николай Беспалов: На мой взгляд, стратегия должна предполагать возможность развития сразу по нескольким направлениям. Первое — реальные преференции производителям полного цикла. Абсолютный приоритет тем предприятиям, которые производят фармсубстанции на территории нашей страны.

Второе — необходимо установить и закрепить достаточную глубину производственного цикла АФИ, чтобы субстанция имела право называться российской. Факт очистки технического сырья не должен являться основанием считать производство локализованным.

Третье — нужны гарантии закупки оригинальных препаратов, которые разрабатываются отечественными фармкомпаниями, за счёт государственных средств.

Четвертое — требуется изменить порядок определения начальной минимальной цены контракта (НМЦК) в системе госзакупок, чтобы отечественные предприятия конкурировали не только за счёт установления наименьшей цены. Чтобы учитывались особенности формы выпуска препарата. Это касается лекарств с особенностями введения — например, инсулина в картриджах для шприц-ручек и т. д.

И пятое — необходимо выработать чёткие меры поддержки экспортно ориентированных предприятий. Такие производители должны иметь возможность субсидировать стоимость вывода своих препаратов на зарубежные рынки. Причём здесь также нужны чёткие меры контроля и над расходованием этих субсидий, и над их эффективностью. Иными словами, если препарат зарегистрирован, но не начал продаваться или не достиг целевых показателей, — субсидия подлежит возврату.

Как подзадачу данного блока работы, я бы также обозначил необходимость вступления в такие международные институты, как PIC/S или ICH. Для российских экспортёров это помогло бы снять целый ряд административных барьеров и ограничений.


2193 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Комментарии
comments powered by HyperComments