18+

Статьи — Журнал — Интервью экспертов

Сергей Военнов

Сергей Военнов о том, почему отдыхать в России не страшнее, чем в Европе

Текст: Любава Новикова
Фото: Вероника Стенякина; из личного архива Сергея Военнова
 
Досье КС

Сергей Военнов

Город: Новосибирск
Должность: директор по информационным технологиям компании «Катрен»
Увлечения: пробовать новое, околотехнические виды спорта
 
Привычка самостоятельно планировать свои поездки у Сергея Военнова появилась много лет назад: «Во время путешествия по Сицилии у нас было почти два свободных дня в программе, и друзья сказали мне: "Сергей, неужели мы не слетаем в Рим?" В итоге мы, не имея опыта подобных авантюр, купили билеты на самолет и за сутки успели самостоятельно осмотреть "вечный город" — в Риме историческая часть достаточно компактная, ее за это время можно обойти практически полностью». Так начались самостоятельные путешествия Сергея — и отдыхать с семьей таким образом оказалось не только не так страшно, но и куда интереснее, чем в стандартной турпоездке. Мы попросили Сергея рассказать о плюсах и минусах такой ­«самодеятельности».
 
КС: Сергей, вы уже предприняли немало самостоятельных путешествий как с семьей, так и с друзьями. В чем, по‑Вашему, заключается преимущество такого типа ­туризма?
Сергей: Планируя свой маршрут самостоятельно, ты получаешь куда большую свободу выбора и куда больше информации, чем через турагентство: потратив неделю-две на подготовку, можно узнать многое о том, чего стоит ожидать в данном месте, найти его любителей и даже фанатов, а также познакомиться с кем‑то, кто может помочь в организации поездки. Существуют туристические сообщества, есть крупнейший в русскоязычной зоне Интернета форум самостоятельных путешественников forum.awd.ru — там можно обсудить свой маршрут с теми, кто уже по нему проходил. И тут оказывается, что фанаты туризма могут дать такие детальные объяснения, какие не найдешь во многих ­путеводителях.
 
КС: У пустившихся в «свободное плавание» и рисков больше. В том числе — связанных с людьми, которые элементарно могут ­«кинуть».
Сергей: Ну, мне пока везет. Надо в определенной степени доверять людям: на отпуск не так много доступного времени, чтобы использовать его по схеме «синица в руках», эксплуатируя только известные, стандартные туристические маршруты. Мне в организованном туризме не нравятся две вещи. Первая — вот эти накатанные дороги, по которым колоннами идут автобусы с туристами и туристические катера. Вторая — постоянные попытки содрать с тебя дополнительные деньги. Да, надо понимать, что планировать поездку самостоятельно куда сложнее, да, придется смириться и с тем, что некоторые блага жизни будут вам недоступны: так, при самостоятельном планировании поездки с большой вероятностью вы не сможете воспользоваться сверхдешевыми рейсами от чартерных компаний, потому что чартерные рейсы очень часто полностью выкуплены туристическими агентствами либо сами компании принадлежат крупному туристическому оператору. Но если планировать все заранее — а многие самостоятельные путешественники начинают готовиться к поездке за полгода, — можно изучить соответствующие способы и методы нахождения дешевых билетов и получить не только качественный сервис, но и сделать для себя всё намного дешевле. Несложно найти информацию и по отелям: есть огромное количество сайтов, предоставляющих услугу бронирования. Достаточно несложно — хотя более сложно, чем с отелями — выбрать правильный перелет, купив или скачав путеводители либо посоветовавшись с людьми на том же форуме путешественников. Главное тут — не стесняться общаться, спрашивать, задавая конкретные вопросы.
 
КС: Но ведь туристические агентства как раз и работают для тех людей, которым не хочется самостоятельно делать страховку и охотиться за дешевыми билетами, а хочется просто купить путевку и, не напрягаясь, поехать в ­отпуск?
Сергей: Если представить все варианты отдыха как линию, то на одном ее конце окажется отдых по принципу «привезли-показали-увезли», и если вас интересует такой, вы выбираете любой горящий тур и едете туда, где вас заселяют, кормят и развлекают в меру сил. На другом конце — индивидуальные туры: хотите личного гида-профессионала — пожалуйста, хотите из Москвы в Австралию, а потом в Париж — пожалуйста, но всё это будет очень дорого, и я боюсь, что такой вариант не то что большинству, а практически никому не доступен. А посередине — как раз варианты самостоятельного или смешанного туризма. Например, многие самостоятельные путешественники покупают горящий тур, беря из него авиабилет и проживание на первые и последние дни, а приезжая, бросают отель и всю остальную организованную группу, берут напрокат машину и куда‑нибудь уезжают. Да, такой вариант отдыха доступен не всем, причем не только с финансовой, но и с организационной точки зрения: многие либо не имеют навыков вождения, либо просто боятся брать автомобиль, хотя, на мой взгляд, это достаточно доступно, если все делать осторожно и аккуратно. Но тут, наверное, просто у каждого своя граница спокойствия и нормальности: для кого‑то ненормально взять в аренду машину в другом государстве, а для кого‑то предел возможностей в том, чтоб поехать со ста долларами в кармане в незнакомую ­страну.
 
КС: А кто‑то и так ездит, например. Или путешествует автостопом по России и ближнему зарубежью. Ваша граница пролегает где‑то ­здесь?
Сергей: Я, наверное, недостаточно безбашенный для этого. Во-первых, я не готов потратить свой отпуск на эксперимент над собой, а во‑вторых, я считаю, для человека с женой и ребенком подобные вещи — за гранью разумного. Хотя наверняка есть семьи, для которых такая форма отдыха вполне приемлема. Знаете, человеческая психика имеет интересное свойство: сделав маленький шажок в какую‑то сторону, завтра обнаруживаешь, что это стало привычным, и уже хочется чего‑то нового. Это нормально, и тут главное — не перепрыгивать сразу через пять ступенек, потому что можно обнаружить, что пятой ступеньки‑то и нет. Как известно, в экстремальных видах спорта травмируются или погибают обычно или новички, которые не уверены в себе, или те, кто считает себя очень опытным и крутым, — тут можно говорить о том, что слишком высокий уровень профессионализма перекрывает инстинкт самосохранения, а попытка получить порцию адреналина уводит за недопустимую грань. Я себя крутым путешественником не считаю, и это меня ­бережет.
 
КС: Как обычно планируются поездки в вашей ­семье?
Сергей: С планированием у нас все просто — пока мы посетили не так много стран, и, выбирая, куда поедем, отталкиваемся от того, что мы хотим увидеть и что из этого можем себе позволить. Когда семья определяется с выбором, я начинаю выяснять, какие у нас есть альтернативы по способам передвижения по данной местности и что интересного можно увидеть в данном регионе (на этом этапе обычно происходит небольшая борьба между моим желанием съездить в 50 мест и стремлением моих домашних ограничить число переездов хотя бы тремя-четырьмя). После того как мы согласовываем маршрут, начинается оформление виз, страхование, бронирование гостиниц и так ­далее.
 
КС: Предпочтения членов семьи всегда совпадают? Ведь бывает же так, что кому‑то хочется на пляж, а кому‑то — в ­горы?
Сергей: Тут ситуация такова: что я точно не люблю (и семья меня в этом в основном поддерживает), так это «баклажанный отдых», заключающийся в лежании на пляже. Я уже не говорю о том, что провести весь отпуск, лежа на песке, — это попросту скучно. Мне кажется, тут вообще сложно говорить о каком‑то отдыхе, потому что голова не нагружается новыми впечатлениями, и, как следствие, мозг автоматически продолжает обрабатывать уже «загруженные» в него проблемы и задачи: лежишь на пляже, а думаешь всё равно о работе. Один раз мы провели «пляжный эксперимент» на зимних каникулах, находясь в Таиланде, на Пхукете, — я демонстративно взял с собой несколько электронных книжек, и мы четыре дня пролежали на пляже, благо погода позволяла: дочь купалась, я читал книжки. К концу четвертого дня супруга, больше всего радеющая за спокойный отдых, сказала — я больше так не могу, где у тебя там список с мероприятиями и экскурсиями? Нашли машину и поехали — несмотря на то, что на Пхукете не так много развлечений, там есть что посмотреть и ­попробовать.
 
КС: Понятно, «лежачий» отдых исключаем. А в ­остальном?
Сергей: Пока география наших поездок преимущественно такова: обычно это бывает либо Юго-Восточная Азия (Таиланд, Турция, Египет, проездом Сингапур и Малайзия), где можно не только позагорать, но и куда‑то съездить, либо Европа, преимущественно средиземноморская и приальпийская (Греция, Италия, Испания, Франция, Черногория, Австрия, проездом Ватикан и Швейцария). Есть мысли посмотреть соседей Таиланда, но эти планы ограничены тем, что местный довольно жаркий и влажный климат не располагает к активным передвижениям между странами. До недавнего времени мы были сосредоточены на осмотре достопримечательностей Европы: дочь закончила третий класс, поэтому большинство наших туристических поездок имело скрытую цель — показать ребенку то полезное, что может его заинтересовать. Правда, планируя наш первый отдых в Европе, я сделал его слишком насыщенным, в результате обнаружилось, что это только мне как водителю так легко по несколько часов в день рулить, а моим пассажирам эти пять переездов дались достаточно тяжело. Сейчас у нас много планов, связанных с природными парками, в первую очередь — российскими. И начали мы с того, что в августе прошлого года отправились на ­Камчатку.
 
КС: Хочется заметить, что это отнюдь не самое первое место, которое приходит в голову, когда думаешь об отдыхе в ­России.
Сергей: Да, мы решили, что уж если пробовать отдыхать в России, так пробовать от души. Камчатка удалена и достаточно дорогостояща — стоимость поездки туда оказалась сопоставима со стоимостью поездки в Европу. Информацию о том, куда поехать и что посмотреть, можно без труда найти в Интернете, как и наметки первичных туристических маршрутов — они вполне понятны. Если едешь на Камчатку впервые, нет смысла далеко отъезжать от Петропавловска-Камчатского — здесь есть «домашние» вулканы, «домашние» речки, всё это находится на расстоянии нескольких десятков или пары сотен километров от города. Поездку я организовал при помощи переписки с человеком с форума самостоятельных путешественников буквально так: «привет-привет, я вот почитал, что другие туристы с Вашей помощью съездили на Камчатку, мы бы тоже хотели». Даты, сумма — договорились, никаких официальных контрактов и предварительных оплат. Самым сложным оказалось купить авиабилеты: не так много самолетов, которые туда летают, и непосредственно в «золотой» сезон выкупить билеты невозможно. Еще одна особенность Камчатки: в силу того что она отделена от материка, там не составляет большой проблемы взять в аренду автомобиль — ведь ты никуда по большому счету не денешься. Так что, когда мы «откатали» обязательную программу с нашим проводником и поняли, что от турбазы до Петропавловска ехать на такси далеко и накладно, я оперативно нашел в Интернете предложение услуг по аренде автомобиля, и потом уже мы ездили самостоятельно — было приятно, что можно остановиться, подышать и посмотреть по ­сторонам.
 
КС: Увидели всё, что ­хотели?
Сергей: Конечно же, нет, далеко не все — не нашли какие‑то водопады и даже близко не доехали до Ключевской сопки. Но поездку я считаю вполне удавшейся: мы провели 12 дней на Камчатке, из них пять непосредственно с проводником на его транспортном средстве ездили по необжитым местам, ночевали в палатке, в общем, ощутили все прелести походной жизни. Были и приключения: один раз, при наблюдении нереста красной рыбы, встретились с медведями — это была медведица с медвежатами, и если бы она находилась на нашем берегу, результат такой встречи мог бы быть любым. Но, к счастью, они находились на другой стороне речки, поэтому мы быстро ретировались, и непосредственного контакта не произошло. Меня Камчатка в определенной мере удивила — я ожидал больших отличий Петропавловска-Камчатского от Новосибирска, но в действительности, несмотря на то что всё население Камчатки меньше полумиллиона, это достаточно развитый город, там всё то же самое, что и у нас, с поправкой на то, что вокруг сопки и вулканы, а также на то, что для них вся остальная Россия — «материк». Наверное, очень интересно было бы посмотреть на Камчатку зимой, когда там очень серьезное — даже по новосибирским меркам — количество снега. Есть среди впечатлений и такое: ехали мы на их термическую электростанцию и обратили внимание, что вдоль дороги стоят высоченные деревянные жерди — что‑то среднее между шестами и столбами. На вопрос, зачем здесь эти шесты, наш проводник объяснил, что это для того, чтобы зимой было видно, где дорога, потому что там наметает 6–8 метров снега. Нам, даром что мы тоже сибиряки, такое количество представляется запредельным, а местные воспринимают его как данность. В общем, наша поездка оставила такие впечатления, что эту практику мы решили продолжить — в нашей стране еще немало мест, где неплохо было бы побывать. Например, к своему стыду, я, как новосибирец, практически не знаком с природой Алтая, поэтому ближайшие планы связаны с ­ним.
 
КС: До близкого как‑то всегда не доезжаешь. Да и с российским туризмом у путешественников-россиян зачастую, что называется, «всё ­сложно».
Сергей: Комфортно отдыхать в России часто мешают большие временные затраты на перемещение: все‑таки, проехав тысячу километров по Европе, можно посмотреть несколько исторических центров крупных городов, а у нас тут только для того, чтобы доехать из Новосибирска в Красноярск, надо преодолеть более 800 км. Для жителей маленьких стран такое расстояние между крупными городами одной страны просто запредельно: когда я назвал эту цифру сингапурскому таксисту, он поперхнулся и попытался остановиться с вопросом «Что, серьезно? И вы туда ездите, а не летаете?». Помимо этого, в России есть большая проблема с передачей информации: между тем, что тебе пообещали, и тем, что ты в итоге получишь, может быть существенная разница, и, выехав из Новосибирска, например, в Хакасию, ты можешь обнаружить, что ничего не соответствует договоренностям. Ладно, если ты взрослый мужчина с группой таких же товарищей — в конце концов, если компания хорошая, невелика разница, где спать. А если ты приехал с женой и ребенком? Для них комфорт — это весьма существенная составляющая отдыха. Кроме того, в России не всегда можно позволить себе сказать «мне не нравится этот постоялый двор, я пойду и поищу то, что мне нравится», потому что ты знаешь, что в лучшем случае будет другой точно такой же, в худшем — не будет никаких альтернативных вариантов, кроме палатки в чистом поле. Поэтому приходится очень тщательно прорабатывать эти вещи, и в ходе проработки ты обнаруживаешь, что в плане цен за комфорт Россия достаточно дорогое место, и неделя на Алтае вполне сопоставима с неделей в ­Таиланде.
 
КС: Всё равно получается какой‑то экстремальный туризм, как ни ­крути.
Сергей: Да, с моей точки зрения, уровень туристического риска в России значительно выше, чем в Европе. Это не значит, что у нас в принципе страшнее, чем в Европе — в том же Париже легко найти неблагополучный район и нарваться на неприятности, и от этого он не будет менее европейским городом. Но когда ты прокладываешь свой маршрут, у тебя есть возможность сделать всё для того, чтобы не пересечься с этим негативом — как в Европе, так и в России. Вот прошлым летом мы увидели, что на Камчатке все более-менее прилично, там можно найти достойный уровень сервиса, не скажу, что сегодня это абсолютно доступно, но прогнозирую, что будет доступнее, ведь наш туристический рынок развивается. К примеру, сейчас все те, кто накупил участков на Горном Алтае и построил там базы отдыха, обнаружили, что отдачи от них не так много, и это, я надеюсь, выльется в какую‑то конкуренцию между ними и, как следствие, — в увеличение ассортимента и повышение качества услуг. Мне кажется, нашему туристическому рынку надо просто ­вырасти.
 
КС: Есть ли у вас какие‑то семейные традиции ­отпуска?
Сергей: Нет, ничего такого, наверное, нет. Никаких любимых вещей или медвежат-путешественников. Правда, иногда мы с дочерью развлекаемся тем, что вспоминаем, где она с ее рюкзаком была — пока что она еще не выросла из своего первого рюкзачка, ярко-оранжевого на тот случай, чтобы ее было видно издалека, если она увильнет из‑под моей руки. Хотя, пожалуй, можно считать, что вещь, которая всегда со мной, — это мой ­фотоаппарат.
 
КС: Любите ­фотографировать?
Сергей: Да, это увлечение каждого третьего айтишника в нашей стране — купить себе высокотехнологичную игрушку и думать, что ты фотограф. Не могу сказать, что у меня получаются крутые фотографии, для меня фотоаппарат — это скорее средство, которое позволяет определенным образом упорядочить поездку. Составляя список достопримечательностей, я часто исхожу из того, какое визуальное впечатление они могут на меня произвести. Поскольку я не люблю и не умею фотографировать ни окружающих людей, ни внутри помещений, обычно на моих снимках или пейзажи, или здания, или моя семья в том или ином виде — дочь любит куда‑нибудь залезать и просить, чтобы я ее там ­сфотографировал.
 
КС: Разбирать фотографии после поездки, должно быть, адский ­труд?
Сергей: Из каждой поездки мы привозим настолько огромное количество фотографий, что полностью разобрать их у меня получается в лучшем случае через несколько месяцев — и, фильтруя гигабайты впечатлений, я всегда жалею, что у меня цифровой фотоаппарат, а не пленочный, где был бы ценен каждый кадр. Потом получается выбрать сотню-полторы того, что имеет смысл показать как с художественной точки зрения, так и с информационной. И, приехав к родне, мы показываем им все это на компьютере, рассказываем о том, что было интересного, иногда показываем видеоклипы — их обрабатывать я вообще не умею, просто показываю, что вот были там‑то, делали то‑то. Надо сказать, некоторые наши фотографии оставляют вопросы — как у нас, так и у родни. Например, до сих пор у меня и у дочери есть сомнения по поводу того, что мы сфотографировали в музее одного французского городка близ озера Анси, где была выставлена плита, в которой находились два скелета каких‑то существ: человеческая голова, ребра, руки, а дальше — рыбий хвост. И причем даже я на вопрос дочери, настоящие русалки или нет, ответить не смог, потому что весь остальной антураж этой экспозиции — фотоотчет о том, как доставали эти скелеты со дна озера, и все остальное — абсолютно серьезен. Конечно, с большой вероятностью это удачная мистификация, но надо же во что‑то верить — если не получается в Деда Мороза (или, в случае с французами, Санта-Клауса), давайте хоть в русалок, вдруг они и правда где‑нибудь были и даже до сих пор ­есть.

 

0 0 лайков 401 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Кирпич в аптеке

Самвел Григорян о том, может ли закон защитить первостольников, подвергающихся шантажу и угрозам покупателей

0 комментариев 0 лайков 1499 просмотров

Анатолий Тенцер: «Доставка лекарств на дом фармацевтом — рациональная идея»

Директор по развитию «Катрен» о спорных моментах интернет-торговли лекарствами и возможности интеграции сервиса Apteka.ru c доставкой товара на дом

0 комментариев 0 лайков 2513 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку