18+

Статьи — Журнал — Ассортимент и продажи

От процентов к рублям

Самвел Григорян о статистике лекарственного ценообразования и новых предложениях ФАС

Моя коллега, провизор с очень длительным стажем, работает в одной из аптек, входящей в крупную сеть. В ее организации действует дисконтная система для отдельных категорий граждан, в частности пенсионеров. Сама она тоже пенсионер, но в большинстве случаев покупает лекарства в другой аптеке, где нет никаких скидок, но при этом итоговая сумма покупок оказывается меньше, чем в родной ­организации.
 
Не теряя трезвости
Это пример рационального потребительского поведения. Скидки для людей, нуждающихся в социальной помощи, — заслуживающая всяческих похвал практика, но ведь и в ценовой политике важнее всего суть, а не внешняя форма. Наличие дисконтной системы еще не означает низкого уровня цен, а отсутствие таковой — наоборот, высокого. Можно привести множество случаев, когда конкретная ассортиментная единица в одном розничном предприятии без всякой скидки стоит ощутимо дешевле, чем в другом с огромным дисконтом. Но, конечно, найдется и уйма обратных ­примеров.
 
Казалось бы, нужно просто сравнить две итоговые цифры, которые придется уплатить в обеих аптеках, — с дисконтной системой и без — и при прочих равных условиях выбор очевиден. Однако слово «скидка» обладает магическим действием на многих потребителей; услышав его, они уже не сравнивают, будучи уверенными в оптимальной дешевизне своей покупки. То есть потребительское поведение не всегда продиктовано логикой, рациональными ­соображениями.
 
Похожим образом обстоит дело с темой государственного регулирования цен на лекарственные препараты, точнее, с дискуссиями вокруг нее. И в этом случае практичность и рассудительность порой уступают место сиюминутным эмоциям, нерасчетливости, слабо обоснованным суждениям. Уж очень «болезненная» тема, а когда болит, трезвость мышления сохранить трудно. К тому же хворать никто не любит, и никому не нравится тратить деньги на лекарства — с бóльшим удовольствием их пускают по ветру в ресторанах, на морских курортах, в автосалонах, ­гипермаркетах.
 
Рациональный потребитель
Лекарства и аптечным работникам достаются не бесплатно. Кроме того, именно на провизоров и фармацевтов как первостольников периодически накатывает — то умеренно-шумящей волной, то ревущим цунами — эмоциональная потребительская реакция на «дороговизну» аптечной продукции. Следовательно, в оптимальной схеме лекарственного ценообразования одинаково заинтересованы все — разнятся только ­подходы.
 
Попробую сформулировать подход рационального потребителя. Единственное, что его интересует, помимо качества приобретаемого препарата, это цена, конкретная цифра в рублях. Отпускные цены производителя, оптовые и даже розничные надбавки — всё это «дебри», которые ему понять сложно, да и вникать некогда. В какой пропорции производители, дистрибьюторы и аптеки разделят «маржу», ему по большому счету всё равно — лишь бы лекарственная покупка обошлась ­дешевле.
 
Ошибочно думать, что рациональный потребитель непременно заинтересован в применении жесткой системы ценообразования лекарственных средств и товаров аптечного ассортимента - наоборот, это скорее характерно для иррационального. Для первого же важнее результат — «оптимально-минимальная цена» на лекарственные препараты, — а не метод и степень жесткости его достижения. Вообще, метод интересует рационального потребителя лишь с той точки зрения, чтобы он не способствовал дефициту и исчезновению необходимых препаратов с аптечных полок. Того же самого хотят производители и продавцы ­лекарств.
 
Напрашивается вопрос, отвечает ли действующая на сегодняшний день в РФ система лекарственного ценообразования интересам рационального потребителя, способствует ли она формированию оптимально-минимальной цены на лекарственные препараты в системе госзакупок и фармритейле? Попытка ответить на него предпринята в исследовании Управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы (далее «Управление ФАС»), результаты которого были обнародованы на пресс-конференции начальника управления Тимофея Нижегородцева 21 февраля текущего года. Доклад об этом исследовании содержит ряд важных фактов, выводов и предложений по оптимизации ценовой ­политики.
 
Госрегулирование цен на лекарства
Всё лекарственное множество РФ регулируется государством и рынком. Государственное регулирование цен на лекарства применяется в отношении части препаратов — тех, которые включены в перечень жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП), утверждаемый распоряжением правительства. Оно осуществляется на трех отраслевых уровнях: установление предельных отпускных цен производителей путем их государственной регистрации, ограничение размеров оптовых и розничных надбавок. Но ошибочно было бы считать, что цены на препараты, не входящие в перечень ЖНВЛП, никак не регулируются. Их ограничивает лекарственный рынок — подчас более действенный ограничитель, чем строгая правовая ­норма.
 
Согласно п. 2 ст. 6 Закона «Об обращении лекарственных средств» надбавки дистрибьюторов и аптек регулируются на региональном уровне. Их предельные размеры утверждаются постановлениями и приказами органов исполнительной власти субъектов РФ. В подавляющем большинстве регионов применяются разные величины надбавок для препаратов стоимостью до 50 руб., от 50 до 500 руб. и свыше этой цифры. Общая тенденция такова: чем выше цена, тем меньше предельная величина наценки. Имеются исключения. Например, в Краснодарском крае установлен одинаковый размер оптовой надбавки для препаратов всех ценовых групп (15 %), да и розничные различаются очень незначительно (25/24/23).
 
Для северных, дальневосточных, некоторых сибирских субъектов федерации характерны высокие пределы розничных надбавок. Крайних, превышающих 100 % значений, они достигают на Чукотке, где лекарственные поставки в отдаленные пункты осуществляются ­воздухом.
 
В остальных регионах картина совершенно иная. Низкий уровень оптовых и/или розничных ценовых ограничений установлен в Липецкой, Белгородской, Новгородской, Ростовской, Астраханской, Новосибирской областях, Республиках Мордовия, Северная Осетия — Алания, во многих других субъектах РФ. Например, в Липецкой области оптовые и розничные планки для дистрибьюторов и аптек составляют 12/10/7,2 и 23/18/12 соответственно. В Белгородской и Орловской областях, Алтайском крае применяется минимальная по стране предельная величина розничной надбавки для препаратов стоимостью свыше 500 руб. — всего 10 %.
 
Конкуренция и планки: что эффективнее
Одно дело — нормативно утвержденные планки наценок, другое — применяемые в действительности. Доклад Управления ФАС ссылается на следующие данные Росздравнадзора: в августе 2013 г. средняя величина фактически применяемых дистрибьюторами надбавок к (опять же) фактическим ценам производителей на ЖНВЛП в целом по стране составляла 4,32 %. Любопытно, что это ниже самого низкого в РФ предела оптовых надбавок, установленного постановлением губернатора Белгородской области для препаратов стоимостью свыше 500 ­руб.
 
Приведенная цифра показывает, что дистрибьюторы наценивают в среднем значительно меньше, чем позволяет законодательство. Получается, что конкуренция между участниками оптового звена отрасли является не менее, а возможно, и более действенным ограничителем, чем всякого рода нормативные планки, запреты и рычаги. Правительственные совещания и заседания, посвященные теме развития конкуренции на лекарственном рынке, выводы доклада Управления ФАС показывают, что регуляторы осознают это ­обстоятельство.
 
Фактическая средняя надбавка аптечного звена фармацевтической отрасли РФ по понятным причинам выше той, что применяется дистрибьюторами: в том же августе 2013 г. она составляла 24,59 %. На этот показатель в сторону его увеличения оказывают «давление» повышенные розничные планки северных, дальневосточных и сибирских регионов, а также пределы розничных надбавок многих наиболее населенных субъектов федерации: г. Москвы (32/28/15), Республик Татарстан (32/30/23,4) и Башкортостан (34/30/22), Московской (34/27/14), Нижегородской (33/27/20), Свердловской (36/27/23), Челябинской (40/37/35) областей и т. ­д.
 
Ниже нижнего
Конечно, аптечные единицы — каждая в отдельности — не могут похвастаться такими же большими оборотами, как у оптовых гигантов. Поэтому им приходится в большей степени, чем оптовикам, «выбирать» допустимые размеры наценок. Тем не менее и участники розничного сектора наценивают ощутимо меньше, чем это позволяют установленные региональными регуляторами ­планки.
 
Наглядный пример — Нижегородская область, где постановлением областного правительства утверждены следующие допустимые пределы: для препаратов перечня ЖНВЛП стоимостью менее 50 руб. — не более 33 %, для тех, что стоят от 50 до 500 руб. — не свыше 27 %, для остальных — не более 20 %. При этом, по данным Росздравнадзора, средний уровень совокупных применяемых в данном субъекте федерации оптовых и розничных надбавок составлял в августе 2013 г. 18,34 %. В Пензенской области этот показатель равен 15,2 %, тогда как допустимые планки надбавок для аптечного звена утверждены на уровне 20 %, 19,5 % и 19 % для трех ценовых групп соответственно; в Тюменской — 16,98 % при розничных планках 27/25/24,5. Словом, в данных случаях мы также наблюдаем ситуацию «ниже нижнего ­предела».
 
Таким образом, и в розничном секторе конкуренция неотвратимо делает свое дело, удаляя реально применяемые надбавки от нормативно предписанных ограничителей — в сторону понижения, конечно. Это и есть один из главных позитивных эффектов от насыщения отраслевого рынка числом субъектов фармацевтической деятельности. Политика лекарственного ценообразования в большинстве развитых стран мира по сути сводится к поиску оптимального баланса между мерами государственного регулирования и конкурентным фактором. При этом следует помнить, что создание условий для продуктивной для потребителя конкуренции между участниками отрасли — это также задача ­государства.
 
Ниже планки — выше цены
 
Один из разделов доклада посвящен анализу розничных цен на наиболее покупаемые населением препараты. В выборку для исследования было включено 21 наименование из перечня ЖНВЛП. В результате анализа было выявлено крайне любопытное и важное обстоятельство. Оказалось, что в некоторых субъектах РФ, несмотря на применение наименьших суммарных оптовых и розничных надбавок, общая стоимость указанного набора препаратов может превышать стоимость аналогичной выборки в областях и республиках с более высокими планками ценовых ­ограничений.
 
Так, Липецкая область относится к числу регионов с самыми низкими пределами надбавок для дистрибьюторов (12/10/7,2) и аптек (23/18/12). При этом общая фактическая розничная цена выбранных ЖНВЛП в этом субъекте федерации составила, согласно исследованию, 330,35 руб. В Костромской области действуют более высокие пределы надбавок (19/16,5/14 и 33/27/17), однако стоимость выборки там оказалась значительно дешевле — 286,79 руб. В Республике Мордовии с низкими оптовыми (10/10/9) и относительно невысокими розничными (27/22/17) планками сумма набора, по данным доклада, составила аж 541,11 руб., а в менее жестко регулирующей Самарской области (23/17/12 и 37/32/27) — всего 327,05 ­руб.
 
Парадокс? Не совсем. Скорее, наглядный пример того, что польза от ограничений имеет свои пределы, и их усиление может давать обратный эффект. Соревнование в установлении наиболее низких планок оптовых и розничных надбавок, то есть недооценка конкурентного фактора, как показывает практика, далеко не всегда оборачивается тем, что нужно потребителю, — оптимально-минимальными ценами на препараты его выбора, особенно из числа часто приобретаемых. Неоправданное взвинчивание мер нормативного регулирования «выбивает из игры» другой, возможно, более мощный ограничитель лекарственных цен — ­конкуренцию.
 
Разброс цен и роль дженериков
Статистику по сопоставленным регионам следует, по всей видимости, понимать так. Низкая планка предельных надбавок приводит к тому, что розничный сектор вынужденно использует допустимый предел максимальным или близким к максимальному образом. Если же она «закреплена» повыше, то фармритейл получает больший простор для гибкой ценовой политики. Вследствие этого механизмы конкуренции включаются в полной мере и дают значительно более выраженный эффект, за счет которого цены на многие препараты перечня ЖНВЛП устанавливаются на более низком уровне, чем в первом ­случае.
 
На препараты перечня ЖНВЛП исследованием выявлен в целом меньший разброс цен, чем на остальную номенклатуру, что закономерно. Однако и он по ряду позиций достигает существенных величин. В частности, по одному из популярных торговых наименований индапамида разброс составляет, по данным доклада и справочных служб, от 280 до 370 руб. (без учета северных и отдаленных регионов). При этом средневзвешенная стоимость препарата рассчитана в размере 342 руб. Разница между этой «медианой» и более низкими ценовыми предложениями (многие аптеки ценят препарат дешевле 300 руб.) — следствие не только невысоких пределов надбавок в отдельных регионах, но и конкурентного соперничества за симпатии ­потребителей.
 
Для общей пользы конкурировать между собой должны не только дистрибьюторы и аптечные предприятия, но и фармпроизводители. Это означает ценовое и качественное соперничество двух или более взаимозаменяемых препаратов одного и того же МНН. В докладе Управления ФАС отмечено, что ускорение выхода на рынок новых дженериков будет стимулировать всех участников лекарственной цепочки к снижению цен. «В России развитию конкуренции между взаимозаменяемыми препаратами, — отмечают авторы доклада, — мешает парадигма о том, что хорошие препараты не могут стоить дешево и что дорогие оригинальные лекарственные препараты качественнее дешевых ­дженериков».
 
Монопольные препараты
Регуляторы всех развитых стран заботятся о снижении цен на фармацевтическом рынке, а следовательно, и государственных расходов на лекарственное обеспечение населения. Они достигают этого при помощи различных моделей и рычагов. В докладе подчеркивается, что магистральный путь лежит не в русле административного ограничения, а в создании условий для конкуренции. Приведенные выше данные, другие результаты исследования в целом подкрепляют данную точку ­зрения.
 
Основываясь на ней, авторы доклада пришли к выводу, что государственное регулирование цен эффективно лишь для тех препаратов, которые по тем или иным причинам обращаются в условиях сниженной или отсутствующей конкуренции. Понятно, что в отношении этих наименований рынок не может в полной мере проявить свою ограничивающую ­функцию.
Речь, в частности, идет об оригинальных препаратах до истечения срока действия патентной защиты. Поскольку они не имеют зарегистрированных аналогов — то есть в рамках данного МНН существует только одно торговое наименование — их еще можно назвать монопольными. По данным Минздрава, в РФ зарегистрировано 385 таких наименований, а с учетом лекарственных форм и дозировок — 1752 препарата. Многие из них включены в особые перечни: перечень ЖНВЛП, перечень «7 нозологий», перечень стратегически значимых лекарственных средств и ­др.
 
Чем меньше население страны и ниже емкость лекарственного рынка, тем меньшую заинтересованность в нем проявляют фармацевтические компании, и наоборот. Несмотря на эту закономерность, исследование выборки дорогостоящих монопольных препаратов из перечня ЖНВЛП показало, что более половины из них ввозятся в РФ по более высоким ценам, чем в другие государства ­СНГ.
 
Поскольку в сфере обращения монопольных препаратов конкуренция отсутствует, в докладе предлагается применять к ним отдельный порядок госзакупок: заключать с их производителями — разумеется, до истечения срока патента — долгосрочные контракты, достигая по итогам прямых переговоров значительных скидок и гарантий. При такой процедуре важно учитывать цены на данный препарат в других странах (выбранных в качестве референтных), а также снижение маркетинговых расходов компании за счет гарантированных ­поставок.
 
«Возместительная» терапия
Что же касается препаратов, обращающихся в конкурентных условиях (то есть имеющих аналоги), то в их отношении доклад предлагает перейти в будущем от государственных закупок и жесткого административного регулирования цен к системе возмещения стоимости приобретаемых гражданами лекарств в условиях свободного ценообразования. Отсутствие в РФ такой системы, полагают авторы, не позволяет в полной мере развить ценовую конкуренцию, значительно снизить цены на фармацевтическую ­продукцию.
 
Действительно, по опыту других стран, сама перспектива включения препарата в систему возмещения может стать существенным фактором, побуждающим его производителя к более низкому ценовому предложению. Представим, что гражданам возмещают стоимость самого дешевого препарата из линейки взаимозаменяемых. А за более дорогой «аналог» придется доплатить. Понятно, что в описанных условиях производители этих самых более дорогих «аналогов» будут биться за свою долю рынка, в первую очередь за счет снижения цены. Только в таком случае они смогут рассчитывать на большой объем продаж и тем более на включение в перечень возмещаемых препаратов. Так что в ценовом аспекте (и не только) лекарственной отрасли очень даже показана «возместительная ­терапия».
 
От процентов к рублям
Доклад по результатам исследования Управления ФАС содержит много других интересных данных, выводов и предложений — как очевидных, напрашивающихся, так и неоднозначных. В частности, его авторы предлагают рассмотреть вопрос внедрения «контроля за ценами на базовые лекарственные препараты, имеющие крупнейшие объемы ­продаж».
 
Другая привлекающая внимание идея доклада касается периода до возможного введения в стране системы лекарственного возмещения. Предлагается изучить возможность временного перехода от предельных оптовых и розничных надбавок, выраженных в процентах, к их установлению в фиксированном рублевом размере, опять же с дифференциацией по ценовым группам. Чем рублевая фиксация надбавок лучше процентной, не совсем понятно. При отсутствии очевидных преимуществ первого принципа над вторым менять «шило на мыло» бессмысленно и накладно для ­отрасли.
 
А вот идею замерять эффективность ценовой политики в первую очередь реальными потребительскими рублями, а не абстрактными процентами, я бы поддержал. Ведь проценты в кошелек не положишь и в семейном бюджете не сбережешь. То же самое касается и государственного бюджета — не пределами надбавок, а реально сохраненными при госзакупках и льготном обеспечении рублями достигается его ­экономия.
 
Поэтому планки планками, а к существенному и оптимальному снижению цен приводит, прежде всего, грамотно (без перекосов) выстроенное регуляторами конкурентное соперничество между фармпроизводителями, их взаимозаменяемыми торговыми марками, дистрибьюторами, аптечными организациями. В правоте этому выводу исследования Управления ФАС не ­откажешь.

 

0 0 лайков 393 просмотра

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

ФАС и Минздрав опровергли возможный рост цен на лекарства ЖНВЛП

0 комментариев 0 лайков 147 просмотров

Тайны перечней

Самвел Григорян о новом перечне ЖНВЛП, минимальном ассортименте и о том, что затрудняет работу с ними

0 комментариев 0 лайков 2915 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку