18+

Статьи — Журнал — Это интересно

«Аритмия»: то пьян, то герой

О фильме про врачей скорой помощи, который для многих стал лучшим в 2017 году

В нашем журнале мы чаще всего пишем о проблемах фармации, разбираем приказы, рассказываем о препаратах — словом, делаем то, что и должно делать отраслевое СМИ. Однако наша жизнь — это не только фармацевтический порядок, но и книги, музыка, фильмы, — поэтому, когда на экранах кинотеатра появляется хороший фильм, да еще и напрямую связанный с медициной, мы не упускаем случая, чтобы о нём написать. Фильм, которому посвящена эта рецензия, называется «Аритмия» и рассказывает о врачах скорой помощи: о том, как после дня вызовов остаться (или не остаться) человеком; о любви и нежности в условиях, далеких от любви и нежности; о пробках, из‑за которых скорые не успевают, а больные умирают; об алкоголе, которым запивается стресс. Многие критики назвали «Аритмию» лучшим фильмом года — мы с этим согласны, хотя безупречным его, пожалуй, тоже не назовешь.

В начале мы видим малоприятного паренька подшофе, с мутными глазами — он едет с женой праздновать день рожденья тестя. На даче, где чествуют именинника, почетного врача, градус алкоголя усиливается, и наш герой в полуамёбном уже состоянии получает SMS от жены: «Нам нужно развестись».

Однако уже через несколько минут мы наблюдаем супругов в новом амплуа: оба работают в больнице скорой помощи, он — врачом на выезде, она — хирургом. Зрителя подхватывает поток звонков и вызовов, и мы отправляемся в путешествие по хрущёвкам, панелькам, заставленных мебелью квартирам, и тот, к кому мы поначалу испытывали легкое презрение, становится не то чтобы героем, но во всяком случае человеком, вызывающим симпатию. Он шутит, ставит уколы, принимает мгновенные решения; звереет, когда ему мешает чужая глупость; одинаково бережно берет под руки и бабушку, и бандита-наркомана с ножевым ранением.

В фильме есть две темы, которые показываются то вместе, то поврозь — линия «скорой» и семейный разлад. Обычно такая комбинация дает унылую мизантропию (и именно поэтому на отечественные фильмы, в особенности награжденные престижными премиями, смотришь с опаской), и зритель с тоской ожидает увидеть стандартный набор: безнадежность в отечественной медицине и вообще в стране, пыльный быт семейной жизни, немытую посуду и полные пепельницы на балконе, одним словом, — «выхода нет».

Но ожидания не сбываются: «Аритмия» — фильм не о рутине, грязи и боли. Само название (оно же — главный образ) говорит о том, что жизнь — это не зацикленная череда однотипных взлетов и падений на кардиограмме. Что человеческие отношения, хоть и цикличны, но всё же иногда выходят из‑под контроля, их начинает лихорадить, они могут удивлять, и от одного слова, как от препарата, который решил дать больному врач скорой, будет зависеть, выживет пациент или нет.

Обвинить человека (государство, мироустройство) — всегда проще всего. Но режиссер этого не делает и смотрит на героев не осуждая, не становясь ни на чью сторону. Сочувствуя. Показывая, что на каждый проступок найдется противовес, что разгульная пьянка компенсируется спасением больного — и, наоборот, крики больных и их родственников компенсируются пьянкой до потери памяти.

Потому что нет хороших и плохих, а есть сочувствие и усталость. И если усталость побеждает сочувствие, то случается истерика, а если и на истерику нет сил, то приходит тихое понимание: хватит. Кардиограмма замирает, и история заканчивается.

Но сочувствие (это слово здесь как‑то уместнее, чем любовь) может быть очень сильным. Оно может проявиться неожиданно, иногда после болевого шока, надреза по живому. И оно может вылечить. Так происходит в фильме — благодаря игре и пластике Александра Яценко и Ирины Горбачевой мы в это верим.

Несмотря на бесконечный алкоголь, боль и семейные разборки, фильм подкупает теплотой. В общем‑то, он добрый, трогательный, а иногда и смешной — это искупает его недочеты, которых предостаточно. Например, за ладным идейным каркасом здесь теряется собственно жизнь врачей скорой, она здесь не раскрыта полностью, и зритель, ожидающий увидеть настоящую жизнь медицинских работников, может возмутиться. Этот же идейный каркас не позволяет досконально раскрыть взаимоотношения героев — о большинстве мотивов зрителям остается только догадываться. Удивительно, но герой и героиня практически не говорят о работе; жизнь личная и профессиональная оказываются изолированными, и это странно — кому еще рассказать смешной случай или поплакаться, если не близкому человеку.

Но, встав на защиту фильма, можно сказать, что на документально «правдивый» рассказ о жизни врачей «Аритмия» и не претендует. Более того, режиссер, как и художник, никому не обязан делать «похоже». Фильм, как стихотворение, это концентрат образов. И иногда одно движение руки, взгляд, крупный план может сказать больше, чем похожая на правду история.

«Аритмия» грубо слеплена из таких кадров, они остаются внутри тебя, и ты долго ходишь, осмысляя и примеряя на себе поступки героев — пьяных, ответственных, усталых, спасающих, не справляющихся со стрессом, прощающих.

0 0 лайков 1721 просмотр

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Культура для «чайников»

Лидия Ратникова о том, как сориентироваться в современном искусстве

0 комментариев 0 лайков 588 просмотров

Дуня Смирнова

Авдотья Смирнова о слабых мужчинах, сильных женщинах и лучшей предсмертной фразе на свете

0 комментариев 0 лайков 340 просмотров

Комментарии

comments powered by HyperComments