18+

Статьи — Журнал — Новости

От декабря к июлю

Самвел Григорян о новшествах Федерального закона № 429-ФЗ

Есть в нынешнем ворохе нормативно-правовых актов, регулирующих фармацевтическую отрасль, один закон, положение которого в какой‑то мере характеризует знаменитая фраза из рассказа про Винни-Пуха и Пятачка, собравшихся в гости к Кролику: «Завтрак давно уже кончился, а обед еще и не думал начинаться».

Отложенная реальность

Речь идет о Федеральном законе № 429‑ФЗ. Он был подписан 22 декабря 2014 г. и, соответственно, датируется этим числом, но большинство его положений вступят в силу только 1 июля 2015 г., отдельные пункты и подпункты — 1 января 2016 г. и 1 января 2017 г. Поэтому у № 429‑ФЗ двойственное положение: с одной стороны, он имеет статус принятого закона, а не законопроекта, с другой — как бы томится за законодательными кулисами, ожидая своего «выхода». А пока Правительство РФ и Минздрав РФ готовят этот самый выход, разрабатывая и намереваясь принять множество подзаконных актов, которые должны сопроводить действие различных положений закона. Но обо всем по порядку.

Наш «Лекарственный кодекс» — имеется в виду базовый для отрасли Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств» № 61‑ФЗ от 12.04.2010 г. — постоянно обновляется. С момента его принятия это происходит с периодичностью в среднем приблизительно раз в пять месяцев. Обновления, о которых мы говорим, это вовсе не единичные поправки, а десятки и даже сотни изменений, вносимых в Закон № 61‑ФЗ «пакетно».

Что представляют из себя такие пакеты? Это отдельные, зачастую весьма большие (на десятки страниц) законы, носящие условное название «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обращении лекарственных средств». Закон № 429‑ФЗ относится к числу таких нормативно-правовых актов. Он довольно долго проходил стадию законопроекта, поскольку содержит весьма важные для отрасли определения и положения, которые приходилось дорабатывать с учетом мнений экспертов и профессионалов, порой весьма обеспокоенных и полярных.

Федеральный закон № 429‑ФЗ (О внесении изменений в ФЗ «Об обращении лекарственных средств») был подписан 22 декабря 2014 г. и, соответственно, датируется этим числом, но большинство его положений вступят в силу только 1 июля 2015 г., отдельные пункты и подпункты — 1 января 2016 г. и 1 января 2017 г. То есть, с одной стороны, он имеет статус принятого закона, с другой — как бы томится за законодательными кулисами, ожидая своего «выхода».

Сколько, например, было сломано копий по теме взаимозаменяемости лекарственных препаратов — как выяснилось, очень важной и чувствительной для всех участников отрасли, от производителей до аптечного звена. Из-за нее порой казалось, что принятие закона откладывается на неопределенное время и даже ставится под вопрос. Нельзя сказать, что итоговая редакция Закона № 429‑ФЗ удовлетворила всех, но теперь это реальность — правда, отложенная до второй половины текущего года.

Новые понятия

Закон № 429‑ФЗ вносит большие изменения в так называемую «понятийную» часть Закона «Об обращении лекарственных средств», то есть в его четвертую статью. Сейчас, когда у всех на слуху тема импортозамещения и многие эксперты рассуждают о том, насколько отечественная лекарственная промышленность зависит от зарубежных субстанций, Закон № 429‑ФЗ дает новое определение «фармацевтической субстанции» — это лекарственное средство в виде одного или нескольких обладающих фармакологической активностью действующих веществ вне зависимости от природы происхождения, которое предназначено для производства, изготовления лекарственных препаратов и определяет их эффективность.

В Законе № 61‑ФЗ многократно употребляется слово «дозировка» — в частности, в статьях, посвященных государственной регистрации лекарственных препаратов и т. д. Однако определения этого термина в нем до сих пор нет. Но с 1 июля оно появится. Несмотря на то что оно довольно сложное, мы его процитируем, поскольку это весьма важное для аптечной практики понятие: «дозировка — содержание одного или нескольких действующих веществ в количественном выражении на единицу дозы, или единицу объема, или единицу массы в соответствии с лекарственной формой либо для некоторых видов лекарственных форм количество высвобождаемого из лекарственной формы действующего вещества за единицу времени».

Наконец‑то в российском фармацевтическом законодательстве появится и определение «орфанных лекарственных препаратов» — предназначенных исключительно для диагностики или патогенетического лечения (иначе говоря, лечения, направленного на механизм развития патологии) редких, то есть орфанных заболеваний. Это будет пункт 6.1 статьи 4 Закона № 61‑ФЗ. Данное определение важно, в частности, для целей программы «Семь нозологий». Другими новшествами понятийной части Закона станут понятия биологических, биотехнологических и генотерапевтических лекарственных препаратов — это пункты 6.2, 7.1 и 7.2 упомянутой статьи.

С 1 июля 2015 г. отрасль получит и новое, более развернутое определение термина «иммунобиологические лекарственные препараты». Это лекарственные препараты, предназначенные для формирования активного или пассивного иммунитета либо диагностики наличия иммунитета или диагностики специфического приобретенного изменения иммунологического ответа на аллергизирующие вещества. К иммунобиологическим лекарственным препаратам относятся вакцины, анатоксины, токсины, сыворотки, иммуноглобулины и аллергены.

К надлежащим практикам

Отвлечемся на время от понятийной части нашего «Лекарственного кодекса» и рассмотрим другие важные изменения, вносимые Законом № 429‑ФЗ. Со второй половины 2015 г. будет дополнен перечень полномочий федеральных органов исполнительной власти, регулирующих обращение лекарственных средств.

Среди них, в частности, появятся следующие:

  • утверждение требований к инструкции по медицинскому применению лекарственных препаратов;
  • формирование реестра типовых инструкций взаимозаменяемых препаратов;
  • утверждение перечня наименований лекарственных форм;
  • утверждение правил рационального выбора наименований лекарственных препаратов.

Среди новых полномочий федеральных органов исполнительной власти — а значит, и Минздрава РФ — особо выделим утверждение правил надлежащих практик для всех уровней лекарственного обращения, а именно:

  • надлежащей лабораторной практики;
  • надлежащей клинической практики;
  • надлежащей производственной практики (НПП);
  • надлежащей практики хранения и перевозки лекарственных препаратов;
  • надлежащей дистрибьюторской практики (НДП);
  • надлежащей аптечной практики (НАП);
  • надлежащей практики фармаконадзора.

Тексты новых приказов Минздрава РФ вскоре должны появиться на «Едином портале для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения». Там же можно будет изложить свое мнение об этих проектах, предложить собственные поправки, на каждую из которых разработчики обязаны дать ответ.

Словом, речь идет об аналогах международных стандартов GxP: Good Laboratory Practice (GLP), Good Clinical Practice (GCP), Good Manufacturing Practice (GMP), Good Distribution Practice (GDP), Good Pharmacy Practice (GPP) и др.

Новые приказы Минздрава

Надо сказать, что Минздрав РФ уже ведет активную подготовительную работу к осуществлению перечисленных полномочий. На это указывает информация о разработке министерством целого ряда приказов, касающихся правил надлежащих практик, требований к инструкциям по медицинскому применению препаратов, перечня наименований лекарственных форм и т. д.

Их тексты должны быть доступны на «Едином портале для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения». Там же можно будет изложить свое мнение об этих проектах, предложить собственные поправки, на каждую из которых разработчики обязаны дать ответ.

Словом, у профессионалов отрасли имеется возможность — формальная или реальная, другой вопрос — повлиять на качество и содержание тех подзаконных актов, по которым вскоре придется работать. «Вскоре» — это, вероятно, уже через несколько месяцев, поскольку планируемым сроком вступления в силу разрабатываемых приказов Минздрава является третий квартал 2015 г.

Для организаций и профессионалов фармацевтической отрасли эти новшества будут иметь отнюдь не отвлеченный, а самый что ни на есть прикладной характер. Это следует хотя бы из той редакции пункта 8 статьи 5 Закона «Об обращении лекарственных средств», которая будет действовать после 1 июля 2015 г.

Согласно этому пункту, федеральные органы исполнительной власти получат право проведения инспектирования субъектов фармацевтической деятельности на соответствие правилам надлежащих практик: лабораторной, клинической, хранения и перевозки лекарственных препаратов, дистрибьюторской, аптечной. То же самое касается фармпроизводителей и надлежащей производственной практики — см. пункты 8.1, 8.2 и 10.1 той же статьи.

Это означает, что в аптечной организации может состояться контрольное мероприятие территориального органа Росздравнадзора на предмет соблюдения ее работниками стандартов НАП. А сотрудники одного из управлений центрального аппарата Росздравнадзора, например, могут посетить для проверки соответствия правилам НПП или НДП какой‑либо фармацевтический завод или дистрибьюторский складской комплекс.

Эквивалентность «аналогов»

Фармацевтические и медицинские работники, наверно, уже назубок помнят одно из главных правил оформления рецептов: назначение и выписывание лекарственных препаратов осуществляется по международному непатентованному наименованию (МНН), а при его отсутствии — по группировочному наименованию (пункт 3 приказа Минздрава РФ № 1175н от 20.12.2012 г.). И если первый термин, МНН, давно всем хорошо известен, то со вторым полной ясности не было.

С введением в действие Закона № 429‑ФЗ в нашем законодательстве наконец появится определение «группировочное наименование» — это наименование лекарственного препарата, не имеющего МНН, или комбинации лекарственных препаратов, используемое в целях объединения их в группу под единым наименованием исходя из одинакового состава действующих веществ.

«Эпоха» выписывания лекарств по международному непатентованному наименованию, начавшаяся со вступлением в силу приказа № 1175н, сделала чрезвычайно актуальными вопросы терапевтической эквивалентности и взаимозаменяемости различных препаратов, имеющих один и тот же МНН. В просторечии такие препараты часто называют «аналогами». Фармацевтическое законодательство уже по меньшей мере два года отстает от этой актуальности, не может ее восполнить.

А между тем данная проблема имеет большое значение не только для профессионалов, но и потребителей: эквивалентен («аналогичен») ли тот препарат, который они приобретают, другому, который «помогал им раньше»? Принесет ли он такую же (по меньшей мере) пользу? Будет ли он не менее безопасен?

С 1 июля в Законе «Об обращении лекарственных средств» утвердится лаконичное и удобоваримое определение «терапевтическая эквивалентность» — достижение клинически сопоставимого терапевтического эффекта при применении лекарственных препаратов для медицинского применения для одной и той же группы больных по одним и тем же показаниям к применению (пункт 12.1 статьи 4).

Взаимозаменяемые препараты

По теме взаимозаменяемости вокруг закона № 429‑ФЗ — в бытность его еще законопроектом — шли, пожалуй, самые жаркие дискуссии. Объяснить это можно тем, что от данного вопроса зависит, например, будут ли те или иные препараты включены в систему лекарственных закупок для государственных и муниципальных нужд. Понятно, что государство стремится минимизировать свои расходы, предпочитая закупать менее дорогие «аналоги».

Дополнительную актуальность и даже остроту данной теме придала проблема импортозамещения, доминирующая в повестке дня отрасли в течение целого года. Но в рамках любой лекарственной политики интересы пациентов (потребителей) должны оставаться приоритетом; поэтому необходимо быть уверенным, что более дешевый препарат не означает «низкое качество».

Отсюда возникает необходимость в законодательно утвержденном понятии «взаимозаменяемый лекарственный препарат», которое (опять же после 1 июля 2015 г.) появится в Законе № 61‑ФЗ — это лекарственный препарат с доказанной терапевтической эквивалентностью или биоэквивалентностью в отношении референтного лекарственного препарата, имеющий эквивалентные ему качественный состав и количественный состав действующих веществ, состав вспомогательных веществ, лекарственную форму и способ введения (пункт 12.3 статьи 4). Вторая половина года покажет, является ли это в буквальном смысле слова многострадальное определение оптимальным с точки зрения учета интересов всех сторон, в первую очередь потребителей.

Референтный вместо оригинального

Приведенная выше формулировка содержит термин, который сам по себе тоже нуждается в пояснении. Речь идет о «референтном лекарственном препарате». Определение этого понятия впервые вводится в наше законодательство Законом № 429‑ФЗ. Любопытно, что 1 июля оно заменит собой в Законе «Об обращении лекарственных средств» понятие «оригинальное лекарственное средство» (пункт 11 статьи 4).

Итак, референтный лекарственный препарат отвечает совокупности трех следующих признаков:

  • он впервые зарегистрирован в РФ;
  • его качество, эффективность и безопасность доказаны на основании результатов доклинических и клинических исследований, проведенных в соответствии с требованиями Закона «Об обращении лекарственных средств»;
  • он используется для оценки биоэквивалентности или терапевтической эквивалентности, качества, эффективности и безопасности воспроизведенного или биоаналогового (биоподобного) лекарственного препарата.

Проще говоря, референтным будет считаться тот препарат линейки «аналогов», на который будут ссылаться, с которым будут сравнивать при оценке эквивалентности и взаимозаменяемости. Не случайно на него ссылается и новое понятие «воспроизведенный лекарственный препарат» — это препарат, который имеет такой же качественный и количественный состав действующих веществ в такой же лекарственной форме, что и референтный лекарственный препарат, и биоэквивалентность или терапевтическая эквивалентность которого референтному лекарственному препарату подтверждена соответствующими исследованиями (пункт 12 статьи 4).

Правила взаимозаменяемости

Поскольку взаимозаменяемость становится ключевым критерием при оценке возможности замены одного препарата другим «аналогичным», нужны правила ее определения. Согласно пункту 1 новой статьи 27.1 Закона № 61‑ФЗ правила эти должны быть разработаны и утверждены Правительством РФ.

В указанной статье перечислены параметры, на основании которых будет определяться взаимозаменяемость в каждом конкретном случае. Если коротко, то они следующие:

  • эквивалентность качественных и количественных характеристик фармацевтических субстанций;
  • эквивалентность лекарственной формы;
  • эквивалентность или сопоставимость состава вспомогательных веществ;
  • идентичность способов введения и применения;
  • отсутствие клинически значимых различий при проведении исследования биоэквивалентности.

Еще один параметр стоит особняком, так как относится не только к препарату, но и к его производителю — «соответствие производителя лекарственного средства требованиям надлежащей производственной практики».

К сказанному добавим, что проект постановления Правительства РФ «Об утверждении правил определения взаимозаменяемости лекарственных препаратов для медицинского применения» уже опубликован и вынесен на общественное обсуждение. Судя по отзывам и замечаниям, отношение к нему неоднозначное. Но этот нормативно-правовой акт заслуживает отдельного разговора.

Завершая же тему «ожидающего своего выхода» Закона № 429‑ФЗ, следует добавить, что он вносит в Закон «Об обращении лекарственных средств» еще много других новых тем и понятий, которые в рамках одной статьи не охватить. Можно, например, также отметить определения понятий «стандартных образцов» и «фармакопейных стандартных образцов» (пункты 19.1 и 19.2 статьи 4), «биоаналога» (пункт 12.2 статьи 4), «нежелательной реакции» и «непредвиденной нежелательной реакции» (пункты 50.1 и 52 статьи 4), «фармаконадзора» (пункт 52.1 статьи 4) и т. д. Целые статьи Закона № 61‑ФЗ, посвященные государственной регистрации лекарственных препаратов, будут изложены после 1 июля 2015 г. в новой редакции. Но до июля при нынешнем не совсем простом экономическом положении еще много воды может утечь. Так что поживем — увидим.

0 0 лайков 1468 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте по теме

Приказ Минздрава № 403н: новые правила отпуска

Самвел Григорян рассказывает о новом документе, регулирующем отпуск лекарственных препаратов и вступающем в силу с 22 сентября

9 комментариев 0 лайков 78837 просмотров

Минздрав принял новые правила отпуска лекарственных средств (cкачать документ)

2 комментария 0 лайков 12706 просмотров

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Отменить

Не вижу картинку