18+

Статьи — Журнал — Аптека: взгляд изнутри

Аптечная Машина времени

Самвел Григорян о том, является ли деятельность первостольника уходящей профессией

На одном из популярных интернет-ресурсов, посвященном выбору вуза абитуриентами, появился небольшой текст, содержание которого сводится к следующему: работник первого стола — это «уходящая» профессия, и после 2020 г. потребность в нем будет очень низкой. Ну что ж, сайт, адресованный абитуриентам, — самое место для футурологии. Правда, безымянный автор данного текста не столько прогнозирует, сколько утверждает. Понятно, что перспектива, нарисованная им, способна отпугнуть тех вчерашних школьников, которые задумались и еще задумаются, не сделать ли им делом своей жизни работу в сфере лекарственного обращения. Действительно, кто, находясь в здравом уме, выберет профессию, которая столь стремительно «уходит»?

Подобная точка зрения время от времени всплывает в дискуссиях, в том числе и в фармсообществе, поэтому попробуем разобраться, прав ли автор текста, обоснованны ли его утверждения и доводы. А может, он просто действует по принципу, который сформулировал наш союзник премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль — предсказать что‑либо, а потом объяснить, почему предсказание не сбылось.

За здравие

Начинает автор (назовем его Аноним) за здравие. После вступительного предложения он пишет о том, что «[в современных условиях] существенное увеличение доли готовых лекарственных форм, расширение номенклатуры безрецептурных препаратов, развитие концепции самолечения приводят к тому, что всё большее место в профессиональной деятельности специалиста приобретает консультационно-информационная работа — фармацевтическая опека пациентов».

Данное утверждение по сути верно. Современные тенденции в сфере лекарственного обращения действительно способствуют росту значения консультационной работы, правда, отождествлять ее с фармацевтической опекой не совсем корректно, потому что последняя включает не только консультационную составляющую, но и весь комплекс профессиональных действий провизора/фармацевта по предоставлению лекарственной терапии пациенту/потребителю (по назначению врача либо в рамках ответственного самолечения).

Клинические и аптечные провизоры

Вслед за этим Аноним утверждает, что фармацевтическую опеку осуществляет клинический провизор, который, цитирую, «знаком с общей синдромологией и клинической симптомологией наиболее распространенных заболеваний». Из дальнейшего текста следует, что аптечные провизоры, в отличие от клинических, этими знаниями не обладают. Видимо, на основании этого Аноним делает следующие выводы:

  • роль аптек как места, где можно будет получить консультацию, будет снижаться;
  • консультативную функцию по подбору лекарств возьмут на себя в будущем экспертные системы и системы искусственного интеллекта;
  • провизор останется в аптеке лишь для обеспечения людей лекарствами в экстренном случае либо для работы с населением, неспособным обслужить себя самостоятельно;
  • после 2020 г. потребность в провизоре будет очень низкой (видимо, это касается исключительно аптечных, не клинических провизоров).

Порой даже не самые основательные тексты могут вскрыть важную отраслевую проблему. Способность среднего аптечного специалиста в РФ консультировать на должном уровне — в том числе с применением клинических знаний — невысока, хотя отдельные асы порой и встречаются. Но действительно ли развитие отрасли пойдет предсказанным путем, а именно: аптека превратится в лекарственный супермаркет самообслуживания (в том числе онлайн-супермаркет), а фармконсультирование будет осуществляться какими‑то непонятными «экспертными системами», искусственным интеллектом или просто клиническим провизором в лечебном учреждении? Попробуем разобраться.

Человеческий фактор

«Разбор полетов» хотелось бы начать с непреложной истины. Если речь не идет о лечении в стационаре, консультационные услуги должны предоставляться в том месте, где отпускается лекарственный препарат. Они могут предоставляться и в других местах, но это, как говорится, факультативно, а вот при отпуске — обязательно.

Почему? Ответ очевиден. Одним из факторов, влияющих на выбор конкретного лекарственного препарата и, соответственно, содержание консультирования, является его наличие в ассортименте аптечного объекта. В более широком смысле первостольники исходят из того, какие лекарственные формы данного наименования, какие торговые наименования одного МНН имеются в наличии. Всё это настолько дискретно и сиюминутно, что вряд ли может быть учтено какими‑то мифическими «экспертными системами». Так что уже одного этого довода достаточно, чтобы перечеркнуть все изложенные выше футурологические прогнозы.

Однако этим дело не ограничивается. Фармконсультирование неотделимо от личности и характеристик консультируемого. Первостольник видит его перед собой или может о нем расспросить того, кого больной послал за лекарством. Возраст, пол, вес, рост, род занятий, способность помнить, особенности психики и поведения — всё это и многое другое должно приниматься во внимание в ходе консультирования.

Конечно, такую информацию можно сообщить первостольнику и письменно. Тем не менее, живой зрительный контакт является очень важной частью профессионального общения при фармконсультировании. Искусственный интеллект с этим не справится априори. Не говоря уже о том, что посетитель аптеки получает положительные эмоции от вежливого, добросердечного, участливого, одним словом, человеческого консультирования квалифицированного первостольника, и вряд ли такие эмоции может вызвать у него робот.

Еще одно важное обстоятельство, которое упускает из виду Аноним. Первостольник несет ответственность за предоставленные им консультационные услуги — если не юридическую, то профессиональную. А какая может быть ответственность у экспертных систем или искусственного интеллекта?

Если эти неживые создания неправильно подберут препарат, дадут неверные рекомендации по его применению, кто будет в ответе за причиненный здоровью вред? Софт? Железо? Программист? Это ведь все‑таки не компьютерные шахматы, где следствием ошибки искусственного интеллекта является всего лишь проигрыш в партии. В лекарственной сфере цена ошибки гораздо выше. А то, что ошибки будут, не сомневайтесь. Применение лекарств — настолько сложная и многовариантная сфера, что учесть все возможные варианты и нюансы невозможно.

Разделить продажу и консультирование

Так что прогноз Анонима автору этих строк кажется безосновательным. Не добавляет ему серьезности и расплывчатое указание даты «после 2020 г.». Когда к 2021 г. прогноз не сбудется, предсказатель может сказать, что имел в виду 2025 г., 2030 г. или даже 3000 г.

Если серьезно, то прогнозировать — дело неблагодарное. Кроме того, пока непонятно, что будет дальше с нашей аптечной системой и профессией, будут ли они прогрессировать или, наоборот, регрессировать.

Если консультационные услуги займут наконец в нашей отрасли подобающее место, то предположу, что в аптеке будущего фармконсультирование, с одной стороны, и отпуск/продажа лекарственных препаратов, с другой, будут осуществляться разными работниками (даже, возможно, разными специалистами) и «у разных столов».

Подбор препарата и все элементы консультирования-информирования будут происходить в зоне фармконсультирования опытным аптечным провизором, уровень знаний которого будет близок к уровню клинического провизора, а отпуск будет производиться другим фармспециалистом, скорее всего, фармацевтом, основной функцией которого в торговом зале станут кассовые операции, формирование и передача покупки посетителю. А вот к какому году мы этого достигнем, понятия не имею. Потому что не беру на себя смелость давать советы и прогнозы «космического масштаба».

0 0 лайков 2867 просмотров

Поделиться ссылкой с друзьями ВКонтакте Facebook Twitter Одноклассники

Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

comments powered by HyperComments